Статья 'Визуальные государственные символы Японии периода Мэйдзи как метки статуса' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Визуальные государственные символы Японии периода Мэйдзи как метки статуса

Бочарова Марина Юрьевна

соискатель, кафедра Кафедра теории и истории культуры, Российской государственный гуманитарный университет (РГГУ)

125993, Россия, г. Москва, ул. Адрес Миусская Площадь, 6

Bocharova Marina

post-graduate student of the Department of the Theory and History of Culture at Russian State University for the Humanities

125993, Russia, g. Moscow, ul. Adres Miusskaya Ploshchad', 6

laug@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8744.2021.4.35261

Дата направления статьи в редакцию:

17-03-2021


Дата публикации:

20-08-2021


Аннотация: Данная статья посвящена визуальной государственной символике Японии во второй трети 19 века (национальный флаг, личная печать императора, ордена и медали почета, знаки отличия в армии). Они будут рассматриваться как метки статуса. Узаконенные графические символы появились в истории страны впервые, собранные под влиянием европейской культуры и из актуализированных элементов «старой» японской культуры, в основном из родовых эмблем "мон". Здесь будут рассмотрены механизмы их появления и механизмы эволюции и вхождения в культурную среду на материале печатной тиражной продукции (почтовые открытки и гравюры стиля укие). Основным вкладом автора является комплексное рассмотрение государственной символики Японии конца XIX века как знаков статуса, что сделано впервые. Флаг, награду и эмблему императора использовали что бы прямо указать на свою принадлежность ведомству, как атрибут праздника или мероприятия, обозначить наличие власти и т.д. Для исследования использовались почтовые открытки, как источник редко применяемый к исследованиям политических символов, или только в ключе идеологии. Визуальные образы печатной продукции показывают и реальность использования государственных символов, и в рамках художественных приемов расширяют их способы применения как знаков.


Ключевые слова: период Мейдзи, статус, японская культура, знак, визуальные исследования, национальные символы, почтовые открытки, гравюры, флаг Японии, награды

Abstract: This article is dedicated to the visual state symbols of Japan of the late XIX century (national flag, personal seal of the emperor, order and medal of honor, and military insignia). The aforementioned symbols are viewed as the attributes of the status. First institutionalized graphic symbols in the history of the country have emerged under the influence of European culture and actualized elements of the ”old” Japanese culture, primarily  from the emblems “mon” used to decorate and identify an individual or a family. This article explores the mechanisms of their emergence, as well as the mechanisms of evolution and introduction into the cultural environment based on the material of print mass-market production (postcards and Ukiyo-e woodblock prints). The author’s main contribution consists in comprehensive analysis of the state symbols of Japan of the late XIX century as the attributes of the status, which has been conducted for the first time. The flag, order and emblem of the emperor were used to demonstrate their direct affiliation to the department, as an attribute of a festive event, or indicate their authority. The research also employed postcards as a rarely used source for studying political symbols, or used in the context of ideology alone. The visual images of print production illustrate the reality of using state symbols, as well as within the framework of artistic techniques expand their use as the symbols.



Keywords:

national symbol, visual culture studies, mark, japanese culture, standing, Meiji period, postcards, woodcut, flag of Japan, awards

В статье рассматривается визуальная государственная символика Японии периода Мейдзи (1868-1912) как метки статуса, механизмы ее появления и распространения на примере образов печатной тиражной продукции.

Комплексное рассмотрение их как меток статуса проблема, малоисследованная и представляющая интерес. Как правило внимание исследователей привлекает более ранние периоды или современность. Под метками статуса будут пониматься визуальные знаки, узаконенные государством в качестве своих официальных символов (флаг, эмблемы ведомств, знаки отличия в армии, награды). Их визуальное оформление выстроено на элементах родовых гербов ка-мон (яп. 家紋ка-мон, или яп. 紋мон). Ценностное значение основывалось на смешении религиозных установок, активно продвигаемой идеологии и привычки восприятия родовых эмблем.

Поэтому в работе будут отсылки к средневековому феодальному времени. Под феодальным временем здесь понимается период от начала периода Камукара (1185—1333) до конца эпохи Эдо (1603-1868). Материалом исследования стали печатные тиражные издания: почтовые открытки и гравюры. Для исследования использованы методы контент-анализа, структурного и семиотического анализа.

В Японии первые узаконенные государственные символы появились во время исторических потрясений во второй трети XIX века, называемых реставрацией Мейдзи (яп.明治維新, Мейдзи Исин) когда власть была передана императору Мейдзи в 1868. Полностью система символики развилась к 1880-м годам. Оформляется корпус указов и постановлений, которые вводят государственные символы, упорядочивают дизайн и способы использования. Достаточно быстро символика выходит за пределы строго политической среды. Она становится частью художественной традиции и новым способом репрезентации власти.

Открытки стали новым медиа той эпохи, быстро вошли в повседневную жизнь. На них печатали самостоятельные иллюстрации, документальные фотографии и коллажи с ними, и гравюры стиля «укие» (яп. 浮世絵), а главное открытки издавались огромными тиражами и широко распространялись. Что делает их ценным источником, к настоящему моменту мало изученным в науке. Часто исследователи уделают внимание открыткам, выпущенным в период японо-китайской и русско-японской войны, упуская из вида широкий пласт сюжетов и образов. В данной работе использован комплексный подход к их изучению.

На гравюрах изображали иллюстрации к популярным книгам, героев легенд и сцены быта современных горожан. Более того, гравюры на протяжении периода Эдо выполняли роль СМИ [1]. На них писали рекламу торговых лавок, ресторанов и театральных постановок. В период Мейдзи впервые появляется тема жизни аристократии, которая раньше была под запретом. Император, его семья и высшие чиновники становятся героями гравюр. Гравюры распространяются большими тиражами и так же как открытки, начинают репрезентовать новую власть.

Родовые эмблемы феодального периода

Родовые эмблемы феодального периода

Визуальная государственная символика появилась в Японии в начале периода Мейдзи как европейское новшество. Она была принята высшим руководством страны из необходимости общения с западными странами и выстраивания нового имиджа государства. Первым был принят государственный флаг, затем унифицированная система знаков различия в армии, законодательно закреплена печать императора, сформирована наградная система.

Элементы феодальной культуры в новой визуальной символике стали «якорями». Привычные и понятные, они соединяли традицию «старого» времени с «современным».

Ранее родовые эмблемы использовались в среде знатных семей начиная с периода Хейан. Постепенно они вышли за пределы аристократической среды и распространились на воинское сословие, которое с 12 века утвердилось как главная действующая политическая и военная сила страны. Эмблемы помещали на знаменах, которыми феодалы обозначали свои замки и войска. Их размещали на домашнюю утварь, ворота, личные вещи и одежду. Мон стали важным элементом костюма. В японской культуре почти отсутствовали украшения или предметы, которые подчеркивали бы статус владельца, основные знаковые функции выполнял костюм. Родовые эмблемы наносили на видимые части одежды. Как отмечает О. Хованчук «Декорирование одежды являлось важным способом закрепить определенные символы и цвета на своем теле, которые были либо оберегами, либо знаками отличия. И лишь впоследствии орнамент и цвет в одежде стали употреблять для украшения» [2].

Мон изображались круглой формы, иногда квадратной. Никто не ограничивал владельца в выборе темы рисунка эмблемы. Но как правило использовались уже осмысленные в художественной культуре мотивы или значимые для конкретной семьи. Их можно поделить на группы: растения, животные, орудия труда, геометрические узоры, знаки стихий и религиозные символы.

Они сложились под влиянием религиозного мировоззрения, осмыслению в литературе и живописи. К периоду Эдо насчитывалось около пяти тысяч гербов, но только малая часть визуальных элементов использовалась для создания государственной символики.

В работе о Мейдзи Исин Ф. Э. Молодяков отмечает [3] что основные события реставрации власти императора и реформы первых двух десятилетий делались людьми еще феодального мышления, где сакральные ценности имеют первостепенное, определяющее значение как для элиты, так и для всего общества в целом, т.е. и для лидеров, и для рядовых участников событий. И отсылки в государственной символике к священному государю имели важнейшее значение. Император объявлялся главой государства и сохранял свою роль как первосвященник синто, основной теперь религии в государстве и почитался как потомок верховного божества солнца. Из родовых эмблем актуализировали в первую очередь имеющие значение служения государю, долга перед ним и верности стране.

Личнаяпечатьимператора

Kunitoshi U. Illustration of the Imperial Carriage. 1889.

Круглая эмблема в виде хризантемы, печать императора, стала единственной личной меткой, которая стала узаконенной и получила огромный авторитет в обществе. В Японии до сих пор нет герба страны, но его функции частично выполняет личная печать императора. Сейчас знак хризантемы используется на официальных документах и обложках гражданских паспортов.

Культурную значимость в феодальный период данный символ приобрел не сразу. Семья императора, как и он сам, пользовались гербом в виде павлонии кири-мон (яп.桐紋), эмблемой самурайского клана Минамото и символом удачи и благоволения богов [4]. Японская традиционная культура фенотипична, поэтому будущий символ государства, хризантема, стала попадать в поле зрения императорской семьи в изначально как поэтический образ. Эмблема цветка в различных вариантах часто использовалась как герб различными родами. Но не существовало никакого законодательного закрепления цветка в качестве официального знака императора, как и других государственных документов, закрепляющих эмблемы за конкретными людьми.

Только в 1869 г. императорским указом хризантема стала личным символом Мейдзи. Палата Большого государственного совета постановила что: «Герб кику-мон утвержден в качестве геральдического изображения императорской семьи» [5]. Так впервые личная геральдика правителя получает законодательное регулирование.

В том же году она появляется на самой первой официальной фотографии императора в европейском военном мундире в виде элемента вышивки [Рис. 1]. Образ правителя на фотографии, как человека в военной форме со всеми атрибутами статуса (награды, оружие, треуголка, эполеты), будет отныне тиражироваться постоянно.

На многочисленных иллюстрациях открыток или гравюрах видно, что эмблемой украшается карета императора, домашняя утварь, тканевые драпировки в министерской палате, так отмечаются все места присутствия Мейдзи. Обычно эмблему как самостоятельный элемент помещали рядом с императором [Рис. 2]. На коллажах возле фотографии императора могли поместить настоящий цветок хризантемы, ее эмблему, либо их вместе [Рис. 3].

Конечно, подавляющее большинство подданных лично не видело Мейдзи, его публичные выходы ограничивались столицей и ближайшими местами. Но постепенно его официальные портреты, а также изображения на открытках и гравюрах стали широко тиражироваться по всей стране. Так население запомнило не только как выглядит их император, но и какая визуальная символика ему сопутствует.

Хризантема изображалась на всех рисунках рядом с императором. На гравюре с изображением торжественного принятия первой конституции [Рис. 4] герб в виде хризантемы размещен над столом, за которым стоит Мейдзи. На гравюре с изображением выезда правителя [Рис. 5] хризантема видна на дверце кареты. Интересна ксилография где японский глава государства изображен в кругу западных и восточных коллег. На гравюре с иностранными правителями [Рис. 6] выделена медаль не только японского императора, но и у западных коллег. Внешний вид Мейдзи отличается только государственной символикой, и таким образом автор подчеркивает равные отношения и вхождение Японии в большую политику. У глав Китая и Кореи традиционные костюмы, и отсутствуют какие-либо символы. Что соответствует действительности, модернизация в этих странах начнется позже, и прослеживается намек что Япония уже оторвалась от них.

Хризантема в виде графической эмблемы постепенно вышла за рамки личного знака. В 1876 г. утверждён Высший орден хризантемы (яп.菊花章), который остается высшей наградой страны до настоящего дня. Вручение наград заменило собой практику дарования ка-мон, т.е на пожалование родовых эмблем наиболее отличившимся подданным [6].

Знак ордена представляет собой четырёхконечный позолоченный знак с лучами белой эмали, в центре которого диск солнца красной эмали. Между лучами располагается цветок хризантемы жёлтой эмали с зелёными эмалированными листьями [7]. Орден тщательно пририсован на гравюрах высших чиновников и военных деятелей, а главное на портрете императора. На открытках он появляется вместе с коллажами документальных фотографий. Даже на открытках, выпущенных в Европе, как на британской открытке 1905 г [Рис. 7].

Круглый знак на хризантеме появляется на чеканных монетах. До эпохи Мейдзи не существовало единой денежной системы. Каждое княжество выпускало собственные деньги со своим изображением и надписью. Теперь в центр или на верхней части каждой монеты помещалась личная печать императора [8].

В период Мейдзи активно развивались транспортное сообщение и сфера предпринимательства. Благодаря чему развивалась не только частная переписка, но и деловая. Регулярное отправление деловой и личной почты становится частью повседневной жизни. Императорская печать появляется на всех почтовых марках. Она изображается на каждой марке все годы правления Мейдзи, иногда выпускались открытки с изображением марок [9]. Изображения на марках могли меняться, но круглый знак хризантемы всегда остается и располагается в углах, по центру или в верхней части рисунка [10].

Национальный флаг и флаг ВМФ Японии

Национальный флаг Японии (яп. 日章旗 ниссё:ки), белое полотнище с красным кругом, был не единственным принятым штандартом в первые годы периода Мейдзи. В «Альбоме штандартов» [11] изображены штандарты ведомств. Но только национальный и флаг ВМФ кекундзи-ки (яп. 旭日旗). станут широко известны и значимыми для культуры страны.

Знамена и штандарты в феодальное время использовали для обозначения войск в армии, границ владений, торговых кораблей в конце XVIII в, как атрибут праздников и религиозных служб в храмах, когда флагами украшался двор или улицы. В синтоиских святилищах во время праздников располагались стяги по обе стороны от стола для подношений богам [12].

Цвета для флага, красный и белый, были выбраны не случайно. Красный цвет в синтоизме символизирует очистительную энергию огня и солнца, с помощью которой изгоняются злые духи [13]. Они перекликаются с европейской геральдикой, где красный и белый используются регулярно. Вначале национальный флаг Японии использовался для официальных встреч с послами государств и прочих официальных мероприятий. Так же как вывешивался на всех государственных учреждениях, печатается на официальных бумагах и пр. Он входит в повседневную жизнь японцев, его использование становится привычкой. Его можно увидеть на улицах перед входом в магазин или иное заведение [Рис. 8] и просто нарисованным на фонариках [Рис. 9].

Им украшались улицы и, порой, храмы во время праздников, ведь окраска многих торжеств была религиозной. На гравюре неизвестного автора изображён императорский дворец в праздничный день, на котором висит сразу несколько флагов [Рис. 10]. Но не только важные государственные объекты украшались флагами. На открытке 1910 г. [Рис. 11] отпечатана фотография празднования Нового года в районе развлечений Токио, где жили гейши. Стяг с красным кругом украшает каждый дом, вместе с веточками сосны, становясь атрибутом религиозного действия, ведь все праздники в то время воспринимались именно в таком ключе.

О включении государственного флага в жизнь обычных людей говорит отчет научного деятеля Янагиды Кунио о положении дел в деревне Канэда префектуры Канагава, что недалеко от Токио. В нём сообщалось, что к 1900 году в каждом доме имелись национальный флаг, пара какамоно (картина, каллиграфия или гравюра), прибор для курения, печка на древесном угле, бокалы, часы (настенные или еще какие-нибудь), термометр [14].

Открытка. Баптисткая церковь в Токио.

В ряде случаев использование национального флага можно рассматривать как знак официального признания. На открытке с членами баптисткой церкви мы видим два флага, Красного креста и национальный [Рис. 12]. Только при Мейдзи представители иных религий получили право на законное существование в стране и началось международное сотрудничество с религиозными организациями.

Один из распространенных образов на открытках, это перекрещенные флаги стран или ведомств. Открытка с американским и японским флагом [Рис. 13] один из многочисленных примеров. На открытке выпущенной после смотра императором пожарного отделения [Рис. 14] опять же два флага, национальный и ведомственный. Для столицы, застроенной в большинстве случаев деревянными домами, пожарные бригады имели практическую значимость, что и подчеркивается визуальными элементами открытки. Флаги обрамлены дубовыми листочками, которые символизирует стойкость.

В 1870 г. появляется флаг армии Японии. Он отличался от государственного наличием солнечных лучей, расходящихся в стороны. На гравюрах изображался во время военных парадов и компаний как, например, на открытке со смотром флота императором [Рис. 15]. Нередко на ксилографиях можно встретить использование сразу двух флагов. На гравюре с изображением нападения японских морских сил на Вейхайвей, [Рис. 16] военный флаг расположен на боевом корабле, а государственный развивается над головами командующих сражением. На гравюре со сценой битвы за Пхеньян рядом с генерал-майором Ошимой Ёшимато [Рис. 17] изображено сразу несколько флагов. Гордо реющие знамена японской армии как знаки славы, и поникшие китайские как знаки поражения.

Порой военный флаг использовался для рекламы, как на открытке с рекламы Imperial Hotel [Рис. 18]. Здесь флаг подчеркивает высокий уровень отеля и представительный статус.

В годы после Второй мировой войны военный флаг получит негативную окраску из-за японской экспансии на соседние страны, его визуальная часть отчасти изменится, но продолжится использование в качестве военного символа.

Ордена и медали

Орден Хризантемы

Наградная система в Японии полностью оформляется к 1880-м. В 1876 г учреждается первая награда, орден Хризантемы, и далее постепенно вводятся ордена и медали, и издаются официальные документы, которые описывают внешний вид и упорядочивают порядок из выдачи [15].

Хотя награды и медали военнослужащие, как правило, одевали лишь на торжественные и официальные мероприятия, на открытках и гравюрах, вне зависимости от изображаемой ситуации и места действия, они всегда изображались со своими наградами и регалиями. Эталон внешнего вида для художников задала фотография императора, и потому он и все военные выглядят в одном ключе. Военные действия, церемония подписания конституции [Рис. 19] или посещение парка Уэно [Рис. 20], внешность Мейдзи не изменяется. Его официальную фотографию художники позже станут цитировать почти дословно в своих работах. И работа Утагава Кунисада один из многочисленных примеров [Рис. 21]. Медали и награды прямо указывали на сопричастность индивида к войне и победе, или серьезные успехи на службе государству.

Кунисада I У. Часть триптиха: император Мэйдзи с супругой. 1870-е - 1880-е гг.

За первые два десятилетия периода Мейдзи принимается пять орденов: орден Восходящего солнца (яп. 旭日章), орден Драгоценной короны (яп.宝冠章), Золотого коршуна (яп.金鵄勲章), орден Хризантемы (яп.菊花章), орден Цветов павлонии (яп.桐花大綬章), Священного сокровища (яп.瑞宝章).

Визуальные детали оформления наград полностью выстроены на элементах традиционной культуры Японии. Основными для наград стали красный и белый цвета, как и для национального флага. Ряд символов повторяются постоянно: хризантема, павлония, солнце, сакура, феникс.

Наибольшую авторитетность приобрели знаки со значениями власти, служения, долга и чести. Сакура в феодальное время стала знаком самураев и имела значение бесстрашия [16], в новое время ее оставили как основной знак военно-морских сил. Хризантема и солнце стала ассоциироваться с императором, и впоследствии в том или ином виде цитировалась во всех высших наградах Японии.

Из этого ряда выбивается эмблема феникса. Феникс, мифическая птица, в феодальное время изображался на ритуальной одежде императора или верхушке его паланкина. Со временем феникс уже не мог ассоциироваться с императором, однако огненная птица нашла свое место на женском ордене Драгоценной короны [17] и эмблеме обособленного подразделения международного ордена Красного креста.

На медалях почета за боевые действия изображался тот же набор символов, но в более простом оформлении. На гравюрах художники уже не детализировали медали как ордена, но прописывали цвет ленты, как на гравюре «Великая морская победа при Такусян» [Рис. 22].

На гравюрах ордена имеют крупную форму и выглядят яркими, какими они являлись в реальности. Именно такие работы являются главными репрезентативными объектами орденов и медалей как знаков статуса для широкой аудитории. Награды рисуются художниками детально, даже если фигура человека изображена на втором плане, что особенно характерно для Мейдзи.

Знаки отличия на униформе

Киётика К. Пустой дом на острове Гёо:то:. 1895.

В 1870 г. военно-морские силы Японии оделись в форму английского образца, а сухопутные войска – в форму французского легиона. В 1871 г. европейский костюм стал форменной одеждой почтовой службы и полиции [18]. Его цвет и фасон регулировались специальными указами, где точно указывалось соотнесение элементов одежды и чина, или социального положения как такового. В альбоме «Japane military uniforms» дается подробное описание униформы различных видов войск армии последней трети XIX века [19]. Эмблема в виде сакуры присутствует на всех вариантах погон военно-морских сил. У пехоты ее можно увидеть на личных вещах солдат. На рисунках видно, что цветные полосы размещены на одних и тех же частях формы (головной убор, рукава, спина и штаны), и усложняется по мере увеличения звания её носящего.

Униформа на открытках и гравюрах и в реальности соотносятся между собой. На изображениях могут опускаться детали узоров или эмблем на мундире, но общий вид представляет достаточно полную картину для зрителя. Здесь особенно показательны групповые портреты, где представлены военнослужащие разных рангов, и по сложности узора вышивки, внешнему виду эмблем ведомств, наградам на груди можно предположить, что здесь министр, офицер и император. Эмблемы указывали на ведомство как место службы, на статус внутри организации и говорили о служении государству, выполнения неких важных функций для своей нации. Эмблемы сакуры и якоря продолжают использоваться современными Морскими силами самообороны [20]. На изображениях разных жанров основные правила расположения элементов сохраняются, даже на карикатурах как у Кобаяси Киётика [Рис. 23]. У этого же автора встречаются «старые» и «новые» эмблемы в работах. На гравюре «На остров Пенху!» японский военный окружен символами бога грома [Рис. 24], просто и наглядно показывает военную мощь и отсылку древней истории. Отличной иллюстрацией стал альбом с гравюрами по японо-китайской войне 1894-95 гг, демонстрируя на гравюрах и награды и униформу. На гравюре «Главнокомандующий перед войсками в 1895 г.» [Рис. 25] хорошо видно, что все детали мундира императора золотые, у офицеров уже красные. Набор наград на форме так же отличается, а сами ордена Восходящего солнца и Хризантемы тщательно прорисованы несмотря на небольшой размер.

Заключение. В период Мейдзи несмотря на законодательное регулирование, использование государственных символов не ограничивалось только нормами права. Их использовали что бы подчеркнуть свои властные полномочия, обозначить участие в войне, как атрибут праздника или события, продемонстрировать официальное признание, и значимость работы для общества. Эмблемы ведомств на униформе прямо указывали на место человека внутри организации и на социальный статус. На каждой гравюре или открытке художественными средствами подчеркивается важность и почетность находится рядом с национальным флагом или носить государственные награды, такие как ордена и медали. И если официально символы были ограничены для использования, область искусства делала их доступными для восприятия многими людьми.

Небольшого числа актуализированных символов родовых эмблем оказалось достаточно для создания всех необходимых государственных символов и знаков отличия. Но их значение в рамках новой идеологии переносилось на служение стране и государю.

Государственные символы наследуются последующей эпохой и используются до окончания Второй мировой войны. Визуальное оформление государственных символов к настоящему дню почти не изменилось, и большинство из них продолжают применятся в первую очередь как знаки статуса и сопричастности.

Визуальные источники

Рис. 1. Uchida Kuichi. Mutsuhito, The Meiji Emperor. 1873. https://www.metmuseum.org/art/collection/search/264743

Рис. 2. Emperor Meiji of Japan. Почтовая открытка. URL: https://www.cardcow.com/704695/japan-emperor-meiji/

Рис. 3. Пушакова А. Япония: введение в искусство и культуру. – М.: Эксмо, 2019. – С.119.

Рис. 4. Гравюра неизвестного автора, сцена принятия конституции http://www.galleryeast.com.au/japanese/Meiji/MJ2.html

Рис. 5. Kunitoshi U. Illustration of the Imperial Carriage. 1889. https://www.metmuseum.org/art/collection/search/55224

Рис. 6. Chikanobu Y. Mirror of Portraits of All Sovereigns in the World. 1879. https://www.metmuseum.org/art/collection/search/55338

Рис. 7. Emperor of Japan, c. 1905. http://www.oldtokyo.com/emperor-of-japan-c-1905/

Рис. 8. Hanayashiki of Asakusa at Tokyo // The New York Public Library. URL:

https://digitalcollections.nypl.org/items/c26322c6-3b40-69f1-e040-e00a18061651

Рис. 9. Motomachi street Yokohama. The New York Public Library. URL: https://digitalcollections.nypl.org/items/c260bdb3-9b97-4552-e040-e00a18066d81

Рис. 10. Triptych of the Meiji Imperial Court attending the horse races around Shinobazu Pond in Ueno Park https://www.galleryeast.com.au/japanese/Meiji/MJ9.html

Рис. 11. Akemashite Omedetou (Happy New Year), c. 1910. http://www.oldtokyo.com/akemashite-omedetouhappy-new-year-c-1910/

Рис. 12. Hiogo Baptist Church, c. 1910. Oldtokyo. URL: https://www.oldtokyo.com/hiogo-baptist-church-c-1910

Рис. 13. Japan-US Relations, c. 1908. http://www.oldtokyo.com/japan-us-relations-c-1908/

Рис. 14. Ontairei tare kinen Postcard museum. URL: https://www.ehagaki.org/shopping/ja-a4/ja-a4_a1/ja-a4_a1_a1/ja-a4_a1_a1_a6/34142/

Рис. 15. Emperor Meiji at the Grand Fleet Review, 1905. Postcard. Old Tokio. URL: http://www.oldtokyo.com/emperor-meiji-at-the-grand-fleet-review-1905/

Рис. 16. The Japanese naval attack on Weihaiwei. Anonymous. 1894. JACAR. URL: https://www.jacar.go.jp/jacarbl-fsjwar-j/gallery/images/zoom/16126.d.1/16126.d.1_(19)_B20107-23.jpg

Рис. 17. Major-General Ōshima Yoshimasa at the Battle of Pyongyang. Британская библиотека. URL: https://www.jacar.go.jp/jacarbl-fsjwar-j/gallery/images/zoom/16126.d.1/16126.d.1_(18)_B20107-22.jpg

Рис. 18. Imperial Hotel (1890-1922). 1910. Postcard. Old Tokio. Открытка [электронный ресурс] URL:: http://www.oldtokyo.com/imperial-hotel-1890-1922/

Рис. 19. Chikanobu Y. Illustration of the Ceremony Issuing the Constitution (Kenpō happu shiki no zu). 1889. https://www.metmuseum.org/art/collection/search/55253

Рис. 20. Kunitoshi U. Famous Places in Tokyo: Illustration of the Horse-Race Track at Shinobazu Pond. 1889. https://ukiyo-e.org/image/mfa/sc29843

Рис. 21. Кунисада I У. Триптих: император Мэйдзи с супругой. 1870-е - 1880-е гг. Эрмитаж. http://collections.hermitage.ru/entity/OBJECT/384255

Рис. 22. Великая морская победа при Такусян 9 месяц 1894 г. 1894. Эрмитаж. http://collections.hermitage.ru/entity/OBJECT/4504970

Рис. 23. Киётика К. Пустой дом на острове Гёо:то:. 1895. Эрмитаж. http://collections.hermitage.ru/entity/OBJECT/1041419

Рис. 24. Киётика К. Это острова Пэнху! 1895. Эрмитаж. http://collections.hermitage.ru/entity/OBJECT/1041413

Рис. 25. Киётика К. Главнокомандующий перед войском 1895 г. 1895. Эрмитаж. http://collections.hermitage.ru/entity/OBJECT/4504947

Библиография
1.
Кояма-Ришар Б. Японские гравюры укиё-э – СМИ эпохи Эдо. 2013 [Электронный ресурс] URL: https://www.nippon.com/ru/views/b02305/
2.
Хованчук О.А. Особенности формирования японского традиционного костюма и эстетического мировоззрения // Ойкумена. Регионоведческие исследования. – 2009. – № 4. – С. 58 – 64.
3.
Молодяков В.Э. Мэйдзи исин: японская консервативная революция // Вопросы национализма. – 2014. – № 2. – С. 147-164.
4.
Речкалова А.А. Японская геральдика эпох Муромати и Адзути-Момояма. Ежегодник Япония. – 2017. – С. 258 – 264.
5.
Мэйдзи нэнкан хо:рэй дзэнсё Все законы и постановления эпохи Мэйдзи. Токио: Хара сёбо, 1987. – Т. 2.
6.
Речкалова А.А. Герб кику-мон до и после Революции Мэйдзи // Япония (150 лет революции Мэйдзи). – СПб.: – С. 232.
7.
Киккасё: / Орден хризантемы. Кабинет министров [Электронный ресурс] — URL:https://www8.cao.go.jp/shokun/shurui-juyotaisho-kunsho/kikkasho.html
8.
The History of Japanese Currency. Latter half of the 19th century—from 1868 to the first half of the 1870s Currency museum, [Электронный ресурс] — URL: https://www.imes.boj.or.jp/cm/english/history/content/#Modern
9.
Postal service commemorative postcards, c. 1905. Oldtokyo [Электронный ресурс] URL: http://www.oldtokyo.com/postal-service-commemorative-postcards-c-1905/
10.
Postage stamps and postal history of Japan [Электронный ресурс] — URL:https://www.wikiwand.com/en/Postage_stamps_and_postal_history_of_Japan
11.
Жданко М.Е. Альбом штандартов, флагов и вымпелов Российской Империи и иностранных государств. СПб.: Издание Главного гидрографического управления, 1890. – С. 92.
12.
Национальная религия японцев. Синто / Науч. ред. Э. В. Молодякова. – М. : Крафт+, 2008. – 224 с.
13.
Мещеряков А.А, Книга японских символов. Книга японских обыкновений. – М.: Наталис, 2007. 556 с.
14.
Луи Ф. Повседневная жизнь в Японии в эпоху Мэйдзи. М. : Молодая гвардия, 2007. – С. 224.
15.
Исао сё моногатари икуса сензен ноисао сё самадзама / Медали почета. Разнообразные медали довоенного периода. [Электронный ресурс] — URL: https://www.jacar.go.jp/seikatsu-bunka/p04.html
16.
Голосова Е.В., Будилова И.Ю. Растения-символы японских садов. Сборник научных трудов Государственного Никитского ботанического сада. —2018. — № 147. — С. 175 - 177.
17.
Хо:кансё. Найкаку / Орден Драгоценной короны. Кабинет министров [Электронный ресурс] — URL: https://www8.cao.go.jp/shokun/shurui-juyotaisho-kunsho/hokansho.html
18.
Мещеряков Император Мейдзи и его Япония. 1873 год 6-й год правления Мэйдзи. ВикиЧтение [Электронный ресурс] — URL: https://history.wikireading.ru/83899
19.
Makanishi R. Japane military uniforms. 1841-1929. Tokyo: Dainippon Kaiga Co. — 2001. 84 p.
20.
Japan Maritime Self-Defense Force [Электронный ресурс] — URL: https://www.mod.go.jp/msdf/en/
References (transliterated)
1.
Koyama-Rishar B. Yaponskie gravyury ukie-e – SMI epokhi Edo. 2013 [Elektronnyi resurs] URL: https://www.nippon.com/ru/views/b02305/
2.
Khovanchuk O.A. Osobennosti formirovaniya yaponskogo traditsionnogo kostyuma i esteticheskogo mirovozzreniya // Oikumena. Regionovedcheskie issledovaniya. – 2009. – № 4. – S. 58 – 64.
3.
Molodyakov V.E. Meidzi isin: yaponskaya konservativnaya revolyutsiya // Voprosy natsionalizma. – 2014. – № 2. – S. 147-164.
4.
Rechkalova A.A. Yaponskaya geral'dika epokh Muromati i Adzuti-Momoyama. Ezhegodnik Yaponiya. – 2017. – S. 258 – 264.
5.
Meidzi nenkan kho:rei dzense Vse zakony i postanovleniya epokhi Meidzi. Tokio: Khara sebo, 1987. – T. 2.
6.
Rechkalova A.A. Gerb kiku-mon do i posle Revolyutsii Meidzi // Yaponiya (150 let revolyutsii Meidzi). – SPb.: – S. 232.
7.
Kikkase: / Orden khrizantemy. Kabinet ministrov [Elektronnyi resurs] — URL:https://www8.cao.go.jp/shokun/shurui-juyotaisho-kunsho/kikkasho.html
8.
The History of Japanese Currency. Latter half of the 19th century—from 1868 to the first half of the 1870s Currency museum, [Elektronnyi resurs] — URL: https://www.imes.boj.or.jp/cm/english/history/content/#Modern
9.
Postal service commemorative postcards, c. 1905. Oldtokyo [Elektronnyi resurs] URL: http://www.oldtokyo.com/postal-service-commemorative-postcards-c-1905/
10.
Postage stamps and postal history of Japan [Elektronnyi resurs] — URL:https://www.wikiwand.com/en/Postage_stamps_and_postal_history_of_Japan
11.
Zhdanko M.E. Al'bom shtandartov, flagov i vympelov Rossiiskoi Imperii i inostrannykh gosudarstv. SPb.: Izdanie Glavnogo gidrograficheskogo upravleniya, 1890. – S. 92.
12.
Natsional'naya religiya yapontsev. Sinto / Nauch. red. E. V. Molodyakova. – M. : Kraft+, 2008. – 224 s.
13.
Meshcheryakov A.A, Kniga yaponskikh simvolov. Kniga yaponskikh obyknovenii. – M.: Natalis, 2007. 556 s.
14.
Lui F. Povsednevnaya zhizn' v Yaponii v epokhu Meidzi. M. : Molodaya gvardiya, 2007. – S. 224.
15.
Isao se monogatari ikusa senzen noisao se samadzama / Medali pocheta. Raznoobraznye medali dovoennogo perioda. [Elektronnyi resurs] — URL: https://www.jacar.go.jp/seikatsu-bunka/p04.html
16.
Golosova E.V., Budilova I.Yu. Rasteniya-simvoly yaponskikh sadov. Sbornik nauchnykh trudov Gosudarstvennogo Nikitskogo botanicheskogo sada. —2018. — № 147. — S. 175 - 177.
17.
Kho:kanse. Naikaku / Orden Dragotsennoi korony. Kabinet ministrov [Elektronnyi resurs] — URL: https://www8.cao.go.jp/shokun/shurui-juyotaisho-kunsho/hokansho.html
18.
Meshcheryakov Imperator Meidzi i ego Yaponiya. 1873 god 6-i god pravleniya Meidzi. VikiChtenie [Elektronnyi resurs] — URL: https://history.wikireading.ru/83899
19.
Makanishi R. Japane military uniforms. 1841-1929. Tokyo: Dainippon Kaiga Co. — 2001. 84 p.
20.
Japan Maritime Self-Defense Force [Elektronnyi resurs] — URL: https://www.mod.go.jp/msdf/en/

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Начало призвано, по всей видимости, ввести читателя в «общий курс», отчасти очертив предмет исследования, отчасти — его актуальность.
Удается это лишь отчасти:
«Знаки (marks) облегчают коммуникацию в обществе: указатели маркируют границы, гербы указывают на культурную идентичность социальных групп или клановую принадлежность, знамена способствуют организации в военных структурах, эмблема бренда говорит об уровне качества и т.д. Знаки вызывают эмоциональные ассоциации, передают культурные ценности и идентичность, являются частью художественной традиции, и указывают на власть. И они изменяются в зависимости от требований эпохи. Конечно, каждый знак выполняет несколько функций, но в работе будет уделено внимание статусной роли в культуре. »
Этот предельно-краткий экскурс в «историю и теорию знака» может быть оценен не иначе, как поэтико-публицистический.
Разумеется, он не содержит никаких строго теоретических- или научных определений.
Однако и в пределах избранного тона несколько смущает последняя фраза: непонятно, как связаны «статусная роль (знака) в культуре» с «государственными символами Японии»; если в приведенном описывается Задача исследования, она плохо согласуется с заявленной темой; остается надеяться, что это также некая «фигура речи».
Следующий абзац:
«В Японии первые узаконенные государственные символы появились во время исторических потрясений во второй трети XIX века называемых реставрацией Мейдзи (яп.明治維新, Мейдзи Исин) когда власть была передана императору Мейдзи в 1868. Но их огранка и распространение происходии (?) вскоре в повседневной жизни. »
Не вдаваясь в тонкости (связанные с сложностью трактовки «огранки и распространения государственных символов Японии в повседневной жизни»), заметим, что вводная часть статьи, по всей видимости, исчерпана приведенным по сути целиком фрагментом.
В такой связи констатируем его несоответствие академическим канонам, отсутствие ряда рубрик, обязательных в отношении предварительной ориентации читателя (Актуальность, Предмет, Методология исследования, его Научная новизна и пр.).
Стиль, структура, содержание
Дальнейшее чтение рождает ощущение легкого сумбура:
«Комплексное рассмотрение их как меток статуса (-) проблема малоисследованная и представляет интерес (если это — проблема данного исследования и представляет интерес для его актора, следует раскрыть ее более внятно). Под метками статуса будут понимаются визуальные знаки, узаконенные государством как в качестве своих официальных символов (флаг, эмблемы ведомств, знаки отличия в армии, награды) (синтаксис: если «как в...», предположительно следует «так в...»; ничего этого нет). Период Мейдзи стал переходным этапом от традиционного общества к массовому XX века (хорошо, что автор об этом вспоминает — но происходит это совершенно неожиданно (то есть, в отношении редакции, некстати); возможно, следовало от этого обстоятельства оттолкнуться?). Поэтому в работе будут отсылки к средневековому феодальному времени. »
С необходимостью подобных отсылок можно смириться — но логическая канва текста за ними пока не просматривается.
И несколько далее:
«Материалом исследования стали печатные тиражные издания: почтовые открытки и гравюры. Для исследования использованы методы контент-анализа, структурного и семиотического анализа. »
Оказывается, вводная часть не закончена.
С одной стороны, это неплохо, с другой — данная «чересполосица» способна сбить с толка.
И далее:
«Открытки стали важным визуальным источником, мало исследованным в науке (о какой именно науке идет речь?). Как правило их исследуют в идеологическом ключе или военного периода (текст непонятен), но (?) в данной работе будут рассмотрены работы (о чем это?) и «мирного» времени со сценами повседневности.  »
Легкий сумбур продолжает ненавязчиво сопровождать изложение.
И, чуть далее:
«К самим гравюрам стиля «укие» вернулся интерес на внутреннем рынке в 1880-е. На них изображали многие современные события в художественной манере еще периода Эдо, и впервые повседневность высшей элиты, что раньше оставалось под запретом».
Под этим стоит «Родовые эмблемы феодального периода» и приводится соответствующее изображение (эмблем).
Как соотносятся изображаемое и описываемое, непонятно (но заглавие («Родовые эмблемы феодального периода“) в каких-то таинственных целях продублировано).
Некоторые фрагменты дальнейшего:
«Император объявлялся главой государства и первосвященником синто, основной теперь религии в государстве. И теперь многие отсылки в государственной идеологии делались в его сторону (непонятно). Привнесение в государственные символы национальных элементов стало средством не потерять себя в мощном потоке западной культуры, и само обладание ими или взаимодействие способом обозначить положение в новом обществе. »
При некотором напряжении можно догадаться, о чем говорит автор — но такие усилия все же необходимо приложить; далее, подразумеваемая аналитика рассматривает достаточно серьезные обстоятельства и движется к достаточно ответственным выводам — при этом нам не дается практически никаких опор, способных индуцировать к ним доверие, причем речь идет как о фактологии, так и аналитических обзорах (в частности, при изложении данного фрагмента в работе появляется первая ссылка на труд Молодякова, статья из журнала). Что же, остается верить автору на слово.
Аналогичные замечания применимы к дальнейшему тексту:
«Геральдика, возникнув в средневековой Западной Европе, развивалась в христианской культуре и идеях индивидуализма (некорректно), в Японии столкнулась (синтаксис) с синкретической традицией из (?) буддизма, синто и конфуцианства и (?) существующей местной системой родовых эмблем. »
Это пестрая и довольно взрывоопасная смесь «всего понемногу» — и, как водится, эти вольные мысли не оперты ни на один источник.

Выводы, интерес читательской аудитории
Работа, безусловна, актуальна по своей тематике и имеет дело в богатейшим материалом и ворохом культурологических проблем.
В таком отношении исследование безусловно достойно того, чтобы найти свою аудиторию.
С другой стороны, представленный текст весьма далек от идеала.
Отдельные претензии к нему высказаны ранее.
Подведем итоги: с первых строк автор демонстрирует известную слабость в отношении логического каркаса повествования; отдельные фрагменты, в общем востребованные, еще не обрели своего места, не встроившись в строение целого.
Текст перенасыщен разного рода утверждениями, догадками и «обобщениями»; их могло бы быть и поменьше, но оставшиеся следовало бы (хоть) как-то обосновывать.
Синтаксис ряда фраз испытывает серьезное напряжение, ставящее понимание смысла фразы под угрозу.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В журнал «Человек и культура» автор представил свою статью «Визуальные государственные символы Японии периода Мейдзи как метки статуса», в которой поднимается вопрос об особенностях государственной символики Японии конца XIX – начала XX веков, механизмов ее появления и распространения на примере образов печатной тиражной продукции. Автор исходит в изучении данного вопроса из того, что государственные символы любой страны являются важной составляющей имиджа власти как внутри страны, так и на международной арене, и, следовательно, достойны детального изучения.
Согласно автору, актуальность данного исследования обусловлена тем, что периоду Мейдзи в изучении истории Японии и комплексному анализу символики указанного периода уделяется довольно мало внимания. Автор вводит понятие «метки статуса» и дает его определение. Также в статье приводится ценностное значение государственной символики.
К сожалению, в статье отсутствует описание цели исследования, его объект и предмет, что понижает научную ценность исследования.
Как пишет автор, методологическую базу исследования составил контент-анализ, структурный и семиотический анализ. Однако использование указанных методов в статье не прослеживается.
В исследовании цели автором дано детальное описание гравюр, родовых эмблем, личной печати императора Японии, государственного флага, орденов и медалей, знаков отличия. К сожалению, не все иллюстрации представлены в статье, хотя в тексте автор ссылается на изображения. Ссылки на указанные рисунки представлены в конце статьи наряду с библиографическими источниками. Такое оформление иллюстраций затрудняет понимание поднимаемой автором темы.
Несомненным достоинством статьи является анализ научных трудов, посвященных проблемам изучения государственной символики Японии. В исследовании приведена полемика исследователей, работавших в данном научном направлении.
Для формирования у читателей понимания исторических реалий Японии периода конца XIX – начала XX веков автор детально описывает особенности исторического развития страны, делает отсылки на феодальный период.
Проведя исследование и проанализировав полученные данные, автор приходит к выводу, что в период Мейдзи несмотря на законодательное регулирование, использование государственных символов не ограничивалось только нормами права. Их использовали чтобы подчеркнуть свои властные полномочия, как атрибут праздника или события, продемонстрировать официальное признание, и значимость работы для общества. Эмблемы ведомств на униформе прямо указывали на место человека внутри организации и на социальный статус.
Итак, представляется, что автор в своем материале затронул важные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрав для анализа актуальную тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе помогает некоторым образом изменить сложившиеся подходы или направления анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье.
Полученные результаты позволяют утверждать, что проблематика изучения государственной символики Японии как специфичного социокультурного феномена представляет несомненный культурологический интерес. Выводы, сделанные автором, позволяют констатировать, что метки статуса в своем материальном выражении явились действенным механизмом интеграции страны в мировой политический и культурологический прогресс.
Представленный в работе материал имеет четкую, логически выстроенную структуру, способствующую более полноценному усвоению материала. К сожалению, библиографический список содержит недостаточно научных источников чтобы позволить автору очертить научный дискурс по рассматриваемой проблематике (было использовано 20 источников, включая ссылки на альбомы и изображения).
Следует констатировать: статья может представлять интерес для читателей и заслуживает того, чтобы претендовать на опубликование в авторитетном научном издании после устранения указанных недостатков.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"