Статья 'Женские образы в романе Эриха Марии Ремарка «Три товарища»' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Женские образы в романе Эриха Марии Ремарка «Три товарища»

Похаленков Олег Евгеньевич

доктор филологических наук

профессор, кафедра литературы, Калужский государственный университет им. К.Э. Циолковского

248002, Россия, Калужская область, г. Калуга, ул. Николо-Еозинская, 56, кв. 14

Pokhalenkov Oleg Evgen'evich

Doctor of Philology

Professor, the department of Literature, Kaluga State University named after K. E. Tsiolkovsky

248002, Russia, Kaluzhskaya oblast', g. Kaluga, ul. Nikolo-Eozinskaya, 56, kv. 14

olegpokhalenkov@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Никуличева Софья Евгеньевна

студент, кафедра литературы, Калужский государственный университет им. К.Э. Циолковского

248023, Россия, Калужская область, г. Калуга, ул. Степана Разина, 26

Nikulicheva Sof'ya Evgen'evna

Student, the department of Literature, Kaluga State University named after K. E. Tsiolkovsky

248023, Russia, Kaluzhskaya oblast', g. Kaluga, ul. Stepana Razina, 26

nikulichevase@studklg.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8698.2021.10.36379

Дата направления статьи в редакцию:

31-08-2021


Дата публикации:

18-10-2021


Аннотация: В данной работе представлен анализ женских образов в романе Э. М. Ремарка «Триумфальная арка». В основании исследования лежит теория Н. Павлович о том, что каждый образ имеет несколько сходных с ним инвариантов, восходящих к единому архетипу. Нами было выдвинуто предложение о том, что персонажей в произведениях Ремарка можно разделить на две группы: связанные с общеизвестными литературными архетипами и собирательные живые образы. Отдельно нами были рассмотрены образы женщин, не существующих на взятый в произведении временной этап, но которые имеют сюжетное и художественное значение в тексте. Образ Патриции Хольман в романе связан с мифологическим архетипом, на что указывают некоторые детали в описании ее внешности, особенности поведения, а также события, с ней связанные. Это является вполне закономерным, так как все ключевые женские образы в текстах Ремарка имеют связь с мистическими персонажами мифов и легенд.    Научная новизна работы заключается в том, что мы проследили эволюцию в описании публичных девушек в сравнении с другим романом – «Триумфальная арка». Нами была изучена и иная сюжетная параллель между двумя романами: сходные истории двух семей, рожденные конкретным историческим временем. Одним из основных заключений, к которым мы пришли, является вывод о том, что фабула многих романов Эриха Марии Ремарка строится по определённой схеме. Нами была совершена попытка по воссозданию упомянутой схемы. Во многом мы подтвердили предположения, выдвинутые в ранних работах.


Ключевые слова: Эрих Мария Ремарк, образ, сюжет, фабула, герой, объект сопоставления, предмет сопоставления, художественное пространство, сравнительный анализ, структурный анализ

Abstract: This article analyzes female images in the novel “Arch of Triumph” by Erich Maria Remarque. The research is based on the theory of N. Pavlovich that each image has several similar invariants ascending to the uniform archetype. A hypothesis is advanced that the characters in the works of E. M. Remarque can be divided into two groups: 1) associated with the generally literary archetypes; 2) collective living images. The article also examines female images who have a plot-driven and artistic meaning in the text, although do not belong to the indicated time period. The image of Patricia Holman in the novel is associated with the mythological archetype, which is reflected in the description of her appearance, behavior, and corresponding events. It is noted that all central female images in the novels by E. M. Remarque have are intertwined with the mystical characters from myths and legends. The scientific novelty consists in tracing the evolution in description of the images of public female figures in comparison with another novel – “Arch of Triumph”. The author also examines another narrative parallel between the two novels: similar stories of two families lived in a particular historical time. The conclusion is made that the storyline of many novels by Erich Maria Remarque is based on a certain pattern. The author attempted to reconstruct the aforementioned pattern, which has largely proven the assumptions put forward in the earlier research.



Keywords:

matching object, object of matching, main character, fabula, plot, image, Erich Maria Remarque, poetic space, comparative analysis, structural analysis

В романах Э. М. Ремарка наряду с редкой правдоподобностью в изображении персонажей часто встречаются мистические, иррациональные образы. Последние создаются на основании общих с мифологией инвариантов, к которым нас отсылает текст посредством ассоциаций. Об этом мы писали ранее в работах «Женские образы в романе Э. М. Ремарка "Триумфальная арка"»: «Роман Э. М. Ремарка "Триумфальная арка" интересен женскими образами и их архетипами. Несомненно, что в каждой героине можно определить иносказательное значение. Не только основные женщины в романе заключают в своем существовании дополнительный смысл, но несколько второстепенных персонажей» [9] и «Женские образы в романе Э. М. Ремарка "Жизнь взаймы"»: «Практически любой художественный образ в романах Э. М. Ремарка имеет дополнительное метафорическое значение <…> Женские же образы обособляются и всегда выходят на первый план, во-первых, в сюжетном, а во-вторых, и в художественном значении. В романах женщин можно классифицировать на действительных и ирреальных» [7]. Первая женщина, которая упоминается в начале романа «Три товарища» – мать Роберта Локампа. На момент повествования ее не существует. Роман написан от первого лица и мать героя мелькает в его мрачных воспоминаниях о войне. И она является определенной нитью, которая связывает главного героя с прошлым, с его детством и юностью. Можно предположить, что ее образ несет скорее художественное значение, чем имеет иносказательный смысл. То есть в воспоминаниях героя, которые описаны короткими, часто назывными и нераспространенными предложениями, мелькающий образ матери не делает их трогательнее или светлее – наоборот добавляет мрачности, безысходности, беспомощности: «В один из первых же вечеров в казарму навестить меня приехала моя мать, но ей пришлось прождать больше часа. Я нарушил предписание, укладывая ранец, и должен был в наказание драить точки в свободное время. Мать хотела мне помочь, но ее не пустили. Она все плакала, а я так устал, что заснул во время свидания» [11, 6]. Следующее воспоминание о матери тоже нельзя считать счастливым: «1920 год. Путч. Расстрелян Карл Брегер. Арестованы Кестер и Ленц. Моя мать в больнице. Рак в последней стадии» [11, 6]. Все связанные с матерью события – несчастливые, злополучные, неустроенные. Третье и последнее воспоминание такое же: «Однажды он под ураганным огнем принес мне на передовую письмо, так как думал, что оно от матери. Он знал, что я жду от нее письма, потому что ее должны были оперировать. Но он ошибся – то была всего-навсего реклама подшлемников из крапивной ткани. На обратном пути он был ранен в ногу» [11, 40]. Фигура матери ассоциировалась уже не просто с неудачей или неприятностью, а с трагедией. При этом нельзя считать саму женщину причиной всех бед, но ее образ, все, что так или иначе связано с ней, оборачивается несчастьем. Образ матери в тексте не совпадает с архетипом матери, как женщины, подарившей жизнь. Например, В.В. Сальникова утверждает, что: «Для каждого ребенка мать – это воплощение добра, света, красоты, именно такой она предстает в восприятии героев произведений» [13]. Резко противоположным оказывается образ матери в сознании Роберта Локампа. Таким образом, самая первая женщина в жизни героя уже оказывается для него как подклад, приносит горести и неудачи. Мы ничего не знаем о ней, как о человеке, как о женщине. Появляется один только ее образ и его можно считать призрачным, так как женщина, с которой он связан – мертва. Подобный женский образ наблюдается нами далее в романе, когда в мастерскую доставляют битую машину, на которой погибла беременная женщина. Муж заказывает ее портрет у Фердинанда (одного из персонажей-друзей героя). При этом жена пекаря на протяжении определенных событий, связанных с починкой машины, противопоставляется «чернявенькой» – его новой возлюбленной. По мере того, как «чернявенькая» овладевает жизнью пекаря в его сознании укрепляется и расцветает образ жены. Первоначально он прибыл с новой невестой (он легко заменил предыдущую женщину в жизни) для того, что переделать машину, на которой он разбил свою жену: «Подвыпивший булочник врезался на ней ночью в стену. Пострадала только жена, сам он не получил и царапины» [11, 35]. Когда «чернявенькая» заняла в его жизни прочное место и сподвигла на покупку машины, пекарь начал тосковать по своей жене и решил заказать портрет умершей [11, 145]. Руководствуясь чувством вины и голосом совести за большие деньги, булочник заказывает портрет умершей жены и тем самым словно воскрешает ее, возвращает ей прежнюю власть в своей жизни. То есть скрывая портрет от новой невесты и боясь принести его в дом, он, словно снова становится женатым. Говоря о чертах «ожившего» портрета, М. Сидельникова в своей работе называет следующие: «указание на исключительность портрета, описываемого автором, нередко дается экфрасис; тайна, связанная с изображением, часто дополненная мотивом вины и искупления; наконец, сам момент «оживания» – наделение изображения неким подобием жизни» [14]. Таким образом, портрет жены булочника можно считать ожившим и ее образ ирреально существующим, то есть живущий в реальности, но при этом внетелесным.

Если говорить о реалистичности женского образа у Ремарка, то примером такового можно считать супругу Хасе. Она живет со своим мужем, считает его неудачником, а себя одураченной и глубоко несчастной. Впоследствии она находит себе любовника и сбегает с ним. А Хасе вешается на поясе от ее халата. В тексте можно проследить взаимосвязь внешности фрау Хасе с событиями семейной жизни. Первое описание ее внешности в начале романа: «это была женщина сорока двух лет, несколько рыхлая и отцветшая» [11, 24]. Пока Хасе зарабатывает себе на жизнь и копит на отпуск жене, она находит себе любовника и пытается ради него выглядеть лучше: «Она встала. Ее расплывшееся лицо тряслось от ярости так, что с него сыпалась пудра. Я заметил, что она ярко намалевала губы и вообще расфуфырилась до предела. Меня обдало как из парфюмерной лавки, когда она с шумом прошла мимо» [11, 264]. Одним из излюбленных приемов автора является ирония над субъективным восприятием красивого. Эту черту можно проследить на примере жены Хасе – она как может старается выглядеть лучше и считает себя последней красавицей в то время, как Роберт смеется над всеми ее попытками, осознавая их бесполезность: «Мадам расфуфырилась, явно пытаясь пустить пыль в глаза» [11, 380]. Примечательно, что автор нигде не называет ее или его имени – они всегда просто Хасе. Скорее всего это делается для того, чтобы подчеркнуть их взаимосвязь. В прямом смысле он не может жить без нее, кончает самоубийством и последними его словами были: «Быть всегда одному, каждый вечер! Торчать здесь одному, как вчера, – вы только представьте» [11, 334]. Сам Хасе не мог этого представить, потому что он не оставался один, оставалась только его половина. За время, прожитое вместе супруги Хасе так к друг другу привыкли, что осознавали себя только, как одно целое, пусть и не признавались друг другу в этом. Не только Хасе был в зависимости от жены, но и она не мыслила себя отдельно от него. Так, после того, как Роберт рассказал фрау Хасе о смерти мужа, можно наблюдать совершенно жуткое ее изменение: «И вдруг – я даже не сразу понял, что происходит, – эта расфуфыренная, надушенная женщина на моих глазах стала стремительно стареть, как будто время налетело, как буря, и подхватило ее, и каждая секунда была, как год. Напряженный вызов исчез, торжество угасло, лицо вмиг одрябло, морщины наползли на него, как черви, и когда, слепо тычась рукой в спинку стула, она осторожно, словно боясь разбить что-то, села, передо мной был совсем другой человек – настолько она выглядела усталой, надломленной, старой» [11, 380]. Перед читателями рисуется картина практически колдовского превращения, старения, угасания. Итак, очевидно, что супруги Хасе не могли жить друг без друга. Но и совместно они тоже не могли жить, в этом и заключается жизненность этих двух образов, которая впоследствии подчеркнется похожей семейной историей в романе «Триумфальная арка». Рут и Арон Гольдберг жили убогой жизнью мигрантов в нищете и безработице. Арон также покончил с собой и именно таким же способом – повесился на окне: «Совсем близко перед собой Равик видел лицо Гольдберга. Выпученные глаза, открытый рот, жиденькая седая бородка, вывалившийся язык, темно-зеленый в белую горошину галстук, глубоко врезавшийся в морщинистую вздувшуюся шею… Тело слегка покачивалось па руках Визенхофа и Рут, будто они убаюкивали Гольдберга. На губах у него застыла страшная, словно окаменевшая улыбка». Для сравнения описание смерти Хасе: «С иссиня-черным лицом и вывалившимся черным языком на окне висел Хасе»; «Хасе повесился на толстом витом шнуре из шелка розового цвета – пояске от жениного халата, который он очень ловко прикрепил к крюку над окном…» [11, 343]. Мы предполагаем, что данная параллель неслучайна. В обоих романах семьи Хасе и Гольдбергов – это обычные, среднестатистические семьи. Тем самым автором подчеркивается, что между двумя войнами (действия обоих романов происходят в один и тот же временной промежуток) невозможна та жизнь, которая была до войны: семейная идиллия, счастье работающего человека и жены домохозяйки – все это идет вразрез с философией романов. Идейная позиция произведения «Три товарища» заключается в монологе Фердинанда: «Зато ты наш брат, член нашего ордена – ордена неудачников и недотеп. Зато ты тоже рыцарь бесцельных желаний, беспричинной тоски, безблагодатной любви и бессмысленных самотерзаний! Ты член тайного братства, которое скорее подохнет, чем станет делать карьеру, которое скорее проиграет, профинтит, профукает свою жизнь, чем исказит или позабудет недосягаемый образ, – тот образ, брат, который члены ордена носят в сердцах, куда он неистребимо впечатался в те часы, дни и ночи, когда не было ничего, кроме голой жизни и голой смерти» [11, 373]. Таким образом, в художественном мире Ремарка не способны выжить люди, которые поторопили время или опоздали, такие семьи обречены на провал.

Герои в тексте нередко наделяются постоянными эпитетами и прямым текстом говорится об их отнесенности к потустороннему миру. Так, например, дается описание Патриции Хольман – главной героини романа: «Девушка выглядела совсем по-другому, чем я помнил. В этом скопище упитанных, жующих пирожные женщин, она походила на юную стройную амазонку – холодную, сияющую, уверенную в себе и недоступную» [11, 39]; «Девушка сидела съежившись на своем стуле, чужая и таинственная, словно ее занесло сюда откуда-то из другой жизни » [11, 44]; «Серебренная капелька звездной магмы, повисшая над грохочущей бездной» [11, 173] (обращение Фердинанда к Пат); «Смуглая амазонка с серебряным луком» [11, 270]; «В такие минуты в ней было что-то от лани и гибкой пантеры и что-то от амазонки перед битвой» [11, 300]. Неоднократно в тексте Патриция называется амазонкой, то есть мифическим существом, или говорится об ее отнесенности к иному миру. Мы не думаем, что образ Пат Хольман можно отнести к архетипу амазонки. Так как она не наделена чертами воинствующей мифологической женщины: «Эпос называет амазонок αντίανείραι, что значит “равные мужам”, “противные мужам” или “мужененавистницы”» [15]. Скорее всего, слово «амазонка» используется для обозначения принадлежности героини к потустороннему миру. На основании текста романа мы попробуем сопоставить образ Патриции с другим небезызвестным образом и доказать их сходство.

Появление Патриции Хольман сопоставимо с рождением: «словно по волшебному мановению распахнулась другая дверца “бьюика”, из нее выскользнула узкая нога, за ней последовало тонкое колено, и вот из машины вышла девушка и медленно направилась к нам» [11, 14]. Перцепция девушки происходит посредством осознания ее телесности, женственности. Некое чувственное, эротическое начало в ней берет верх также в эпизоде купания: «Она шла как раз по солнечной дорожке на море, ярким блеском были залиты ее плечи, и вся она была словно окутана светом, отчего фигурка ее казалась почти черной. С каждым шагом наверх она все выше врастала в слепящее предзакатное солнце, пока лучи его не образовали ореол вокруг ее головы. Я вскочил на ноги. Это видение показалось мне неправдоподобным, будто из другого мира: просторное синее небо, белые гребни волн – и на этом фоне красивая стройная фигура» [11, 227]. Картина обнаженной прекрасной девушки, словно рожденной из воды и последующие действия героя по отношению к ней («Я подхватил с земли халат и пошел ей навстречу» [11, 228]) практически точный экфрасис картины Боттичелли «Рождение Венеры». Картина Боттичелли как бы является связующим звеном образов Патриции и Афродиты. Эпизод выхода Пат из моря является кульминационным в описании ее образа, о чем свидетельствует изумление Роберта и его бессознательная ассоциация возлюбленной со сверхъестественным существом – с амазонкой. Ранее несколько других фактов указывали на одаренность и особенность Патриции. Например, после свидания с Пат в жизни главного героя произошло небольшое чудо: «Я остолбенел от изумления. Старая слива у бензоколонки расцвела за одну ночь. Она простояла всю зиму кривая и голая, мы вешали на ее ветви канистры и старые шины для просушки, а она уже давно превратилась для нас не в более чем удобную вешалку для всякого хлама <…> и вдруг за одну ночь слива преобразилась, словно в сказке, окуталась бело-розовой дымкой, и эта светоносная кипень цветов походила на стаю бабочек, чудом залетевшую на наш грязный двор…» [11, 46]. Уже в этом фрагменте заметна отсылка к способностям богини: «Римляне отождествили греческую Афродиту со своей богиней Венерой. Римская Venus, как кажется, была богиней садов, весны, произрастания и расцвета» [6]. Все это дает нам основание для утверждения, что архетипом Патриции Хольман в романе «Три товарища» является древнегреческая богиня любви и женской красоты.

Говоря о построении текста художественного романа, Г.Д. Величенко и Е.Ф. Мансурова [3] выделяют повествовательную речевую форму, действующую во времени и описательную, которая работает в пространстве. Они замечают: «Цель изобразительного повествования заключается в том, чтобы актуализировать в тексте значение временной последовательности. Эта речевая форма необходима для изображения последовательности действий, совершаемых одним лицом или несколькими лицами, а также для изображения смены состояния природы» [3]. Фабулы и вообще композиционное строение романов Ремарка имеют сходство между собой, зачастую основанное на действиях главной героини и событиях с ней связанных. Об этом мы писали в более ранних наших исследованиях: «Интересным для рассмотрения также является то, какое место женские образы занимают в композиции романа. Несколько произведений Ремарка (в их число входят «Три товарища», «Триумфальная арка», «Жизнь взаймы» и др.) строятся по одной определенной схеме» [7]. На основании романа «Три товарища» можно воспроизвести схему фабульного построения любовной линии.

I этап: до появления главного женского персонажа. Жизнь героя движется к определенной точке, зачастую начинает налаживаться или находится в стабильном состоянии. Например, Роберт с товарищами получают заказы и продажи бензина идут вверх. [11, 10]. Этот этап часто опускается, либо не длится недолго.

II этап: появление героини, нередко в сопровождении кавалера. На этом этапе происходит знакомство с героем. Он интересуется девушкой, но не испытывает по отношению к ней никаких симпатий. Так, появляется Патриция на «бьюике» вместе с Биндингом [11, 18].

III этап: первое свидание или вообще какой-либо совместный выход. После этого этапа герой начинает испытывать негативные чувства при мысли о девушке, такие как злость, раздражение, неудовлетворенность собой. Ярким примером можно считать мысли Роберта после первой прогулки с Пат: «Я казался себе выкрученным мокрым полотенцем. Но постепенно это раздражение на себя самого перешло в раздражение на весь мир вообще – в том числе и на девушку. Ведь это из-за нее я напился. Я поднял воротник. Ну и пусть себе думает обо мне что хочет, теперь это мне безразлично – по крайней мере она с самого начала узнала, с кем имеет дело. А по мне, так и катись все к черту,– что случилось, то случилось. Все равно ничего не изменишь. Пожалуй, так даже лучше… Я вернулся в бар и теперь уже напился по-настоящему» [11, 46]. До этого момента прошлое и род деятельности героини неизвестны.

IV этап: развитие отношений, но при этом сами герои не признаются друг перед другом в симпатии. Каждый из них использует другого в своих целях и их отношения не связаны никакой ответственностью. В романе «Три товарища» об этом свидетельствует эпизод приветствия Роберта со всеми уличными девушками во время прогулки с Пат.

V этап: знакомство с жизнью партнера и переход на неформальные отношения. Так, Роберт начинает называть Патрицию Хольман «Пат», а она его «Робби»:

« – Среди ваших знакомых нет никого по имени Роберт? – спросил я.

Она рассмеялась:

– Кажется, нет…

– Жаль. А то я с удовольствием послушал бы, как вы произносите это имя. Может быть, попробуете все-таки?

Она снова рассмеялась.

– Ну, просто шутки ради,– сказал я.– Например: "Роберт осёл".

– Роберт ребенок…

– У вас изумительное произношение, – сказал я. – А попробуем слово «Робби». Итак: “Робби…”

– Робби пьяница…– медленно произнес далекий тихий голос.– А теперь мне надо спать» [11, 117]. На этом этапе определяется характер их отношений, и они становятся парой, смело говорят о любви друг ко другу.

VI этап: поездка к морю. Этот этап можно считать решающим и влекущим за собой определенные последствия. Например, в романе «Жизнь взаймы» после поездки в Италию Клерфе предлагает Лилиан выйти за него замуж. В санатории, куда пребывают Роберт и Патриция, их считают мужем и женой. Таким образом, герои готовы к переходу на новый уровень отношений, но семейная идиллия невозможна, как нами уже оговаривалось ранее.

VII этап: болезнь и смерть одного из главных героев, либо несчастный случай, приводящий к летальному исходу. На этом этапе заканчивается любовная линия, коротко освещается дальнейшая жизнь выжившего героя. Либо, как в романе «Три товарища», со смертью главной героини наступает конец истории: «А я все сидел и смотрел и не мог ничего с собой поделать. Потом наступило утро, и ее больше не было» [11, 479]. Это свидетельствует о том, что основной, ключевой фигурой в романе является все-таки женщина. Так, смертью Лилиан кончается «Жизнь взаймы» и произведение «Триумфальная арка» завершается смертью Жоан и отбытием Кэт.

Роза, Лили, Мамаша, Мими, Фрицци, Валли и другой персонал кафе «Интернациональ» – это женщины, вышедшие на панель. В нашей предыдущей работе мы описывали притон «Озирис» и его обитательниц в романе «Триумфальная арка»: «“Озирис“ – отличная пародия на дома благородных девиц, на пансионаты для леди <…> Лейтмотивом в изображении “Озириса“ выступает невинность, переходящая в некоторых моментах в степень суровой праведности» [9]. В данном романе женщины легкого поведения еще не сопоставляются с безгрешными девами, наивными простушками, как в последующих романах. Но уже здесь заметна тенденция к их оправданию. Судьба и причина падения каждой из девушек открывается и этого становится достаточно для того, чтобы признать их, если не безвинными, то по крайней мере равными всему остальному обществу. Из чего можно заключить, что в корне всех зримых проблем героев романа лежит прошедшая война, которая теперь отзывается в личном горе каждого человека. Благодаря тому, что люди нашли оправдание своим неудачам, их жизнь извращается и аморальное становится нормой.

Таким образом, мы доказали взаимосвязь художественного значения женского образа и композиционного строения романов Ремарка на основании нескольких его произведений. В предыдущих наших работах мы пришли к выводу о том, что образы имеют иносказательное, метафорическое значение. В данной статье нам удалось подтвердить отнесенность некоторых героинь к общеизвестным литературным женским архетипам. Работая по методике Н. Павлович [8], утверждающей, что каждый образ имеет свою парадигму, которая основывается на ассоциативном восприятии сходных сем. Подобие таких единиц создается автором на базе существующих в общемировой литературе архетипов образов, к которым приводит анализ отличительных черт того или иного персонажа художественного произведения. Так, на основании метафорического рождения, выхода из воды, сопоставления с мифическим существом и нескольких других подсознательных сопоставлений героя, мы пришли к выводу о том, что образ Патриции Хольман восходит к архетипу греческой Венеры и частью римской Афродиты.

В романе «Три товарища» мы сталкиваемся с несколькими женскими образами, привязанными ко времени описанных в тексте событий. К ним относятся работницы «Интернационаля», фрау Хасе, жена и любовница пекаря и другие второстепенные персонажи. Их образы не имеют художественного или иносказательного значения. Посредством их достигается житейская правдоподобность романа. Ю.В. Глухова и Тарасов А. Н. замечают: «Ремарк – выдающийся немецкий писать. Главная причина такого беспримерного и уникального успеха заключается в том, что в них затрагиваются общечеловеческие темы» [4]. Итак, правдоподобность романа достигается автором посредством реалистичного изображения единичных образов.

Библиография
1.
Аникеенко В. А. Образ тургеневской девушки как прототип женского портрета героинь Э. М. Ремарка (на примере романов «Три товарища» и «Жизнь взаймы») // Юный ученый. 2020. № 9 (39). URL: https://moluch.ru/young/archive/39/2165/ (дата обращения: 25.08.2021). — С. 1-3.
2.
Баркалова К.В. Имплицитное цветообозначение в романе Э. М. Ремарка «Три товарища» // Вопросы филологического анализа текста: сборник научных статей VIII Международной научно-практической конференции, посвященная 65-летию факультета иностранных языков Чувашского государственного педагогического университета им. И. Я. Яковлева. 2016. С. 7-10.
3.
Величенко Г. Д., Мансурова Е. Ф. Особенности взаимодействия повествования и пейзажного описания в романе Э. М. Ремарка «Три товарища» // Проблемы романо-германской филологии, педагогики и методики преподавания иностранных языков. 2014. №10. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-vzaimodeystviya-povestvovaniya-i-peyzazhnogo-opisaniya-v-romane-e-m-remarka-tri-tovarischa (дата обращения: 24.08.2021).
4.
Глухова Ю.В., Тарасов А.Н. Художественно-стилистические особенности афоризмов Э. М. Ремарка на примере произведения «Три товарища» («Drei Kameraden») // III Авдеевские чтения: сб. ст. Всерос. науч.-практ. конф., посвящ. 70-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне / под ред. Ю. А. Шурыгиной. 2015. С. 36-39.
5.
Егорова М. С. Тема жизни и смерти в книге Э. М. Ремарка «Жизнь взаймы» // Наука. Творчество: сборник научных статей. 2015. С. 131-134.
6.
Любкер Ф. Реальный словарь классических древностей. Тойбнер. 1914. URL: https://rus-clasic-antiquities.slovaronline.com (дата обращения: 24.08.2021).
7.
Никуличева С. Е., Меликджанян Г. А. Женские образы в романе Э. М. Ремарка «Жизнь взаймы или Небо не знает фаворитов» / Инновации в отраслях народного хозяйства, как фактор решения социально-экономических проблем современности: сборник докладов и материалов XI Международной научно-практической конференции. – Москва. 2021. Стр. 82-95.
8.
Павлович Н. В. Язык образов. М., 1995. 491 с.
9.
Похаленков О.Е., Никуличева С.Е. Женские образы в романе Эриха Марии Ремарка «Триумфальная арка» // Litera. 2021. № 5. С. 165 – 173.
10.
Рогожникова Е. В. Информационное обеспечение жизни и творчества Э. М. Ремарка: выпускная квалификационная работа бакалавра. Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский государственный университет, 2018. 120 с.
11.
Ремарк Э. М. Ремарк Э. М. Три товарища. М: Издательство АСТ, 2020. 480 с.
12.
Ремарк Э. М. Триумфальная арка. URL: https://libcat.ru/knigi/lyubovnye-romany/literature/12698-erih-remark-triumfalnaya-arka.html (дата обращения: 23.08.2021).
13.
Сальникова Вера Владимировна Языковой образ матери в автобиографических повестях о детстве // Вестник ЮУрГГПУ. 2014. №9-1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/yazykovoy-obraz-materi-v-avtobiograficheskih-povestyah-o-detstve (дата обращения: 25.08.2021). – Стр. 344.
14.
Сидельникова М. Л. Мотив «Ожившего» изображения в художественном мире А. К. Толстого: неклассическое содержание классической формы // Вестник БГУ. 2013. №10. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/motiv-ozhivshego-izobrazheniya-v-hudozhestvennom-mire-a-k-tolstogo-neklassicheskoe-soderzhanie-klassicheskoy-formy (дата обращения: 23.08.2021).
15.
Тюхтина А. В. Амазонки в античной традиции: этимологический, территориально-географический, религиозный аспекты // Via in tempore. История. Политология. 2009. №15 (70). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/amazonki-v-antichnoy-traditsii-etimologicheskiy-territorialno-geograficheskiy-religioznyy-aspekty (дата обращения: 24.08.2021).
References
1.
Anikeenko V. A. Obraz turgenevskoi devushki kak prototip zhenskogo portreta geroin' E. M. Remarka (na primere romanov «Tri tovarishcha» i «Zhizn' vzaimy») // Yunyi uchenyi. 2020. № 9 (39). URL: https://moluch.ru/young/archive/39/2165/ (data obrashcheniya: 25.08.2021). — S. 1-3.
2.
Barkalova K.V. Implitsitnoe tsvetooboznachenie v romane E. M. Remarka «Tri tovarishcha» // Voprosy filologicheskogo analiza teksta: sbornik nauchnykh statei VIII Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, posvyashchennaya 65-letiyu fakul'teta inostrannykh yazykov Chuvashskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta im. I. Ya. Yakovleva. 2016. S. 7-10.
3.
Velichenko G. D., Mansurova E. F. Osobennosti vzaimodeistviya povestvovaniya i peizazhnogo opisaniya v romane E. M. Remarka «Tri tovarishcha» // Problemy romano-germanskoi filologii, pedagogiki i metodiki prepodavaniya inostrannykh yazykov. 2014. №10. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-vzaimodeystviya-povestvovaniya-i-peyzazhnogo-opisaniya-v-romane-e-m-remarka-tri-tovarischa (data obrashcheniya: 24.08.2021).
4.
Glukhova Yu.V., Tarasov A.N. Khudozhestvenno-stilisticheskie osobennosti aforizmov E. M. Remarka na primere proizvedeniya «Tri tovarishcha» («Drei Kameraden») // III Avdeevskie chteniya: sb. st. Vseros. nauch.-prakt. konf., posvyashch. 70-letiyu Pobedy sovetskogo naroda v Velikoi Otechestvennoi voine / pod red. Yu. A. Shuryginoi. 2015. S. 36-39.
5.
Egorova M. S. Tema zhizni i smerti v knige E. M. Remarka «Zhizn' vzaimy» // Nauka. Tvorchestvo: sbornik nauchnykh statei. 2015. S. 131-134.
6.
Lyubker F. Real'nyi slovar' klassicheskikh drevnostei. Toibner. 1914. URL: https://rus-clasic-antiquities.slovaronline.com (data obrashcheniya: 24.08.2021).
7.
Nikulicheva S. E., Melikdzhanyan G. A. Zhenskie obrazy v romane E. M. Remarka «Zhizn' vzaimy ili Nebo ne znaet favoritov» / Innovatsii v otraslyakh narodnogo khozyaistva, kak faktor resheniya sotsial'no-ekonomicheskikh problem sovremennosti: sbornik dokladov i materialov XI Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. – Moskva. 2021. Str. 82-95.
8.
Pavlovich N. V. Yazyk obrazov. M., 1995. 491 s.
9.
Pokhalenkov O.E., Nikulicheva S.E. Zhenskie obrazy v romane Erikha Marii Remarka «Triumfal'naya arka» // Litera. 2021. № 5. S. 165 – 173.
10.
Rogozhnikova E. V. Informatsionnoe obespechenie zhizni i tvorchestva E. M. Remarka: vypusknaya kvalifikatsionnaya rabota bakalavra. Sankt-Peterburg: Sankt-Peterburgskii gosudarstvennyi universitet, 2018. 120 s.
11.
Remark E. M. Remark E. M. Tri tovarishcha. M: Izdatel'stvo AST, 2020. 480 s.
12.
Remark E. M. Triumfal'naya arka. URL: https://libcat.ru/knigi/lyubovnye-romany/literature/12698-erih-remark-triumfalnaya-arka.html (data obrashcheniya: 23.08.2021).
13.
Sal'nikova Vera Vladimirovna Yazykovoi obraz materi v avtobiograficheskikh povestyakh o detstve // Vestnik YuUrGGPU. 2014. №9-1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/yazykovoy-obraz-materi-v-avtobiograficheskih-povestyah-o-detstve (data obrashcheniya: 25.08.2021). – Str. 344.
14.
Sidel'nikova M. L. Motiv «Ozhivshego» izobrazheniya v khudozhestvennom mire A. K. Tolstogo: neklassicheskoe soderzhanie klassicheskoi formy // Vestnik BGU. 2013. №10. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/motiv-ozhivshego-izobrazheniya-v-hudozhestvennom-mire-a-k-tolstogo-neklassicheskoe-soderzhanie-klassicheskoy-formy (data obrashcheniya: 23.08.2021).
15.
Tyukhtina A. V. Amazonki v antichnoi traditsii: etimologicheskii, territorial'no-geograficheskii, religioznyi aspekty // Via in tempore. Istoriya. Politologiya. 2009. №15 (70). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/amazonki-v-antichnoy-traditsii-etimologicheskiy-territorialno-geograficheskiy-religioznyy-aspekty (data obrashcheniya: 24.08.2021).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Вопросы структурирования литературного текста зачастую касаются как дешифровки сюжетного хода, так и организации образного ряда. Это, пожалуй, наиболее универсальные уровни, которые и претворяют т.н. авторский замысел. Художественное полотно является уникальным образчиком консолидации формы и содержания, собственно наличного и имманентного. Рецензируемая статья, на мой взгляд, достаточно удачно скомпилирована, ибо автор работы выбирает методологически верный способ анализа. Типология женских образов, безусловно, важна при формировании романных конструктов Э.М. Ремарк. Вероятно, именно этот уровень и наиболее продуктивен для писателя, далее же – вариантен для потенциального читателя. В работе соблюдается основной состав научного толка, структура статьи не противоречит названию. Стоит заметить: предмет исследования, на первый взгляд тривиален, но содержательный базис весьма интересен и научно не прост. Суждения по ходу научной наррации продуманы, объективны, большая часть, порой, может быть развернута в новое исследование. Например, «герои в тексте нередко наделяются постоянными эпитетами и прямым текстом говорится об их отнесенности к потустороннему миру. Так, например, дается описание Патриции Хольман – главной героини романа…», или «фабулы и вообще композиционное строение романов Ремарка имеют сходство между собой, зачастую основанное на действиях главной героини и событиях с ней связанных…» и т.д. Работа самостоятельна, оригинальность текста не вызывает сомнений. Интересен основной подход к анализу образной системы романов Э.М. Ремарк, базисно построенный на интерпретации фабульной схемы. Этапы, которые автор статьи выбелят, как ведущие проанализированы достоверно, целостно, серьезных нарушений и противоречий не выявлено. В работе наличествует обязательный стандарт ссылок, цитации оформлены в соответствии с требованиями издания. Начало статьи полностью / органично соотносится с основной частью и заключением. Считаю, что примеров, которые выступают в качестве аргументов, достаточно. В финале автор исследования тезирует, что «подобие таких единиц создается автором на базе существующих в общемировой литературе архетипов образов, к которым приводит анализ отличительных черт того или иного персонажа художественного произведения. Так, на основании метафорического рождения, выхода из воды, сопоставления с мифическим существом и нескольких других подсознательных сопоставлений героя, мы пришли к выводу о том, что образ Патриции Хольман восходит к архетипу греческой Венеры и частью римской Афродиты», «в романе «Три товарища» мы сталкиваемся с несколькими женскими образами, привязанными ко времени описанных в тексте событий. К ним относятся работницы «Интернационаля», фрау Хасе, жена и любовница пекаря и другие второстепенные персонажи. Их образы не имеют художественного или иносказательного значения….» и т.д. Таким образом, тема работы раскрыта, основная целевая составляющая достигнута. Материал можно использовать при изучении истории зарубежной литературы, исследования творческого наследия Э.М. Ремарк. Рекомендую статью «Женские образы в романе Эриха Марии Ремарка «Три товарища» у открытой публикации в журнале «Litera».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"