Статья 'Роль международных организаций в процессе противодействия киберпреступности' - журнал 'Международное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Роль международных организаций в процессе противодействия киберпреступности

Горелик Илья Борисович

аспирант, кафедра международного права, Дипломатическая Академия Министерства Иностранных Дел России

119021, Россия, г. Москва, ул. Остоженка, 53/2, стр. 1

Gorelik Ilya Borisovich

Postgraduate student, Department of International Law, Diplomatic Academy of the Russian Foreign Ministry

119021, Russia, Moscow, Ostozhenka str., 53/2, p. 1

gorelik.ilya@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2644-5514.2022.3.38585

EDN:

YRFGHQ

Дата направления статьи в редакцию:

07-08-2022


Дата публикации:

28-08-2022


Аннотация: Предметом исследования является роль международных организаций в процессах формирования международно-правовой системы противодействия трансграничной киберпреступности. Цель исследования – выявление современных тенденций работы международных организаций в области формирования региональных и глобальных правовых систем противодействия киберпреступности. В качестве основных методов исследования используются системный подход и формально-правовой. В результате исследования выявлены специфические особенности региональных международных организаций и правовые проблемы противодействия киберпреступности, проанализирован вопрос применимости существующего международного права к киберпространству. В частности, отмечается, что на данный момент современное международное право не способно адекватно и эффективно противодействовать киберпреступности. Подчеркивается отсутствие универсального международно-правового акта, регламентирующего процесс борьбы с киберпреступностью.   С другой стороны, отмечается положительная роль отдельных международных организаций в формировании международно-правовой системы противодействия. В частности, в исследовании описана практика формирования такими организациями экспертных групп, а также содействие другим региональным международным организациям в процессе создания собственных международно-правовых систем. Одним из основных выводов является заключение о том, что отсутствие универсального правового документа ООН создает определенные трудности в ходе межгосударственного согласования процессуальных действий правоохранительных органов и взаимодействия соответствующих международных организаций. Также автор заключает, что правотворческий опыт отдельных международных организаций может быть взят за основу при создании универсального международно-правового акта, регламентирующего противодействие киберпреступности.


Ключевые слова:

киберпреступность, международное право, международные организации, Интернет, Будапештская конвенция, Организация Объединенных Наций, Содружество Независимых Государств, Международный Союз Электросвязи, НАТО, Совет Европы

Abstract: The subject of the study is the role of international organizations in the formation of an international legal system for countering cross-border cybercrime. The purpose of the study is to identify current trends in the work of international organizations in the field of the formation of regional and global legal systems for countering cybercrime. The system approach and formal legal approach are used as the main research methods. As a result of the study, specific features of regional international organizations and legal problems of countering cybercrime were identified, the question of the applicability of existing international law to cyberspace was analyzed. In particular, it is noted that at the moment modern international law is not capable of adequately and effectively countering cybercrime. The absence of a universal international legal act regulating the process of combating cybercrime is emphasized. On the other hand, the positive role of individual international organizations in the formation of the international legal system of counteraction is noted. In particular, the study describes the practice of forming expert groups by such organizations, as well as assistance to other regional international organizations in the process of creating their own international legal systems. One of the main conclusions is the conclusion that the absence of a universal UN legal document creates certain difficulties in the course of interstate coordination of procedural actions of law enforcement agencies and interaction of relevant international organizations. The author also concludes that the law-making experience of individual international organizations can be taken as a basis for the creation of a universal international legal act regulating the fight against cybercrime.


Keywords:

cybercrime, international law, international organizations, The Internet, Budapest Convention, United Nations, Commonwealth of Independent States, International Telecommunication Union, NATO, Council of Europe

Современный этап глобализации неразрывно связан с осуществлением коммуникаций при помощи цифровых технологий. Новая саморазвивающаяся реальность потребовала соответствующей правовой организации по причине того, что цифровые коммуникации стали использоваться в целях совершения трансграничных преступлений. Именно технологическая особенность этого нового вида преступлений потребовала активизации межгосударственного сотрудничества (как в контексте региональных международных организаций, так и в рамках Организаций Объединенных Наций) в целях противодействия киберпреступности и разработки основ международного права в этой сфере.

Одновременно возник вопрос – в каком направлении должно развиваться международное право и какие его принципы применимы или неприменимы к глобальному киберпространству?

В то же время киберпространство интенсивно развивается и становится одной из сред, где с помощью цифровых технологий, передающих информацию в режиме реального времени, выстраиваются различные социальные сети и отношения между государствами. Очевидно, что управление происходящими в киберпространстве процессами, в том числе противодействием киберпреступности, требует особой юридической методологии и адекватного отражения в международном праве. При всех возможных технологических цифровых новациях, как считают А. А. Данельян и Е. Е. Гуляева, это не означает, что государства могут быть «свободны от любых международно-правовых обязательств, когда речь идет о киберпространстве» [6, с. 49].

Кроме того, существует мнение, что принцип государственного суверенитета не применим к виртуальному наднациональному пространству или с трудом согласуется с его системными характеристиками [5, с. 144]. Так, английский ученый Э. Л. Ан­сель­мо считает, что «попыт­ки управ­лять Ин­тер­не­том на ос­но­ве ста­ро­го тер­ри­то­ри­аль­но­го прин­ци­па – это вре­мен­ное ре­ше­ние, ко­то­рое меж­ду­на­род­ная пра­во­вая си­сте­ма долж­на пре­одо­леть» [2]. Так, например, известная Будапештская Конвенция Совета Европы, в которой говорится о международном сотрудничестве в области борьбы с киберпреступностью, допускает, что в пределах процессуальных действий фактически возможно игнорировать принцип суверенитета государства .

Со своей стороны, А. А. Данельян отмечает, что «для России, как и для многих других стран, неприемлем подход, заложенный в п. «b» ст. 32 Будапештской конвенции» [8, с. 265] и к киберпространству вполне «применимы такие принципы и нормы международного права, как неприменение силы и угрозы силой; невмешательство в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государств; обязанность государств сотрудничать друг с другом; суверенное равенство государств; уважение прав человека и основных свобод и др.» [8, с. 263].

В контексте рассматриваемой темы следует отметить, что образование постоянно развивающегося глобального киберпространства объективно потребовало активизировать международное сотрудничество и повысило значимость деятельности международных организаций в сфере кибербезопасности и борьбы с киберпреступностью. При этом необходимо было создавать соответствующие институты сотрудничества, отрабатывать механизмы достижения консенсуса в процессе организации международно-правового регулирования киберпреступности и ее классификации в ряду существующих видов трансграничных преступлений. Это требовало создания под началом ООН специализированных органов, где происходило бы обсуждение проблем борьбы с преступностью в киберпространстве и выработка международно-правовых документов, а в конечном итоге, возможно, образование новой отрасли международного права. Причем, с понятийной точки зрения, упоминаются различные варианты возможного названия этой потенциальной отрасли: «киберправо», «цифровое право» [4, с. 16], «интернет-право» [1, с. 137].

Возможно, создание такой отрасли произойдет в будущем, т. к. международное право беспрестанно развивается, в нем учитывается все больший круг проблем, вновь возникающих в соответствии с тенденциями отдельных исторических периодов, совершенствуется его внутренняя организация [7, с. 12]. Так, в структуре международного права сформировалась такая отрасль, как международное космическое право, регулирующее отношения в космическом пространстве, которое, по аналогии с киберпространством, как с общенаучной, так и с сугубо правовой точек зрения было явлением плохо изученным и до определенного момента никогда не было объектом юридического регулирования. Таким образом, в контексте проблемы образования международного цифрового права как новой отрасли, можно провести параллель с процессом формирования космического международного права. Опыт создания данной отрасли свидетельствует, что разработка нового раздела международного права представляет собой сложный и длительный процесс [10, с. 337].

В контексте международно-правового регулирования киберпространства и международного сотрудничества в сфере противодействия трансграничной киберпреступности особую сложность представляет отсутствие универсального международно-правового акта, который мог бы регламентировать такие процессы, что создает определенные трудности в ходе согласования процессуальных действий правоохранительных органов и взаимодействия соответствующих международных организаций. Особенно данная проблема усугубляется при недостаточном понимании кибертехнологий сторонами этого процесса, а также в силу нередко принципиального различия национальных правовых систем. В частности, предметом отдельных дискуссий становятся так называемые «американские свободы» или «общечеловеческие ценности и права человека» в качестве ориентиров для международного сотрудничества [22, c. 3].

ООН играет ведущую роль в процессах формирования международно-правовой системы противодействия киберпреступности. Международные конвенции ООН и Конгресс ООН по предупреждению преступности создали первичную основу международно-правовой системы сдерживания трансграничной киберпреступности.

Так, Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г. определила основные направления межгосударственного сотрудничества в данной сфере. Цель создания данной конвенции напрямую затрагивает проблему сотрудничества в области борьбы с преступностью. Представляется, что – как минимум косвенно – данная конвенция могла бы затрагивать и проблему киберпреступности, как одного из видов преступной деятельности (которому, к тому же, вовсе не чуждо явление организованности). Россия ратифицировала данную Конвенцию и первые два Протокола к ней Федеральным законом от 26 апреля 2004 года [11].

Однако, в то же время, феномен цифровых технологий требовал совершенствования деятельности и структуры ООН. Важную и ключевую роль в сдерживании киберпреступности играет такое специализированное международное учреждение ООН, как Международный Союз Электросвязи (МСЭ), в рамках которого правительствами и частным сектором координируются глобальные сети и услуги электросвязи.

Деятельность МСЭ охватывает следующие вопросы:

1) «в технической области: содействие развитию и продуктивной эксплуатации средств электросвязи (телекоммуникаций) в целях повышения эффективности услуг электросвязи и их доступности для населения;

2) в области политики: содействие распространению более широкого подхода к проблемам электросвязи в глобальной информационной экономике и обществе;

3) в области развития: содействие и оказание технической помощи развивающимся странам в сфере электросвязи; содействие мобилизации людских и финансовых ресурсов, необходимых для развития электросвязи; содействие расширению доступа к преимуществам новых технологий для населения всего земного шара» [13].

Кроме того, данная организация сыграла роль и в процессе создания дополнительных структур для международно-правового регулирования борьбы с трансграничной киберпреступностью. Например, были образованы специализированные комитеты, ставшие площадками, в рамках которых обобщается практика «разных стран по вопросам борьбы с киберпреступностью» и ведется разработка соответствующих документов [3, с. 40].

Среди региональных международных организаций следует отметить Евросоюз и Совет Европы, СНГ и ШОС (Шанхайская Организация Содружества) как реально осуществляющих правовые и процессуальные действия по борьбе с киберпреступностью. Государства-члены этих организаций с середины 1990-х годов прошлого столетия приступили к разработке правовой системы противодействия преступлениям с использованием информационных технологий. Ими были подписаны соответствующие международные соглашения и Конвенции:

1) Конвенция Шанхайской организации сотрудничества по противодействию экстремизму 2017 г.;

2) Договор о сотрудничестве государств - участников Содружества Независимых Государств в борьбе с терроризмом 1999 г.;

3) Договор государств - участников Содружества Независимых Государств о противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов и финансированию терроризма 2007 г.;

4) Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом 1997 г.

Непосредственно созданием правовой системы по противодействию использованию информационных технологий в преступных целях озаботились европейские государства и созданные ими международные организации - Евросоюз и Совет Европы. По итогу разработки, начавшейся еще в конце 20-го столетия, Советом Европы была создана Конвенция о преступности в сфере компьютерной информации от 23 ноября 2001 года (также известная как Будапештская конвенция). Данный международно-правовой акт изначально претендовал на универсальный формат, и был также подписан рядом неевропейских государств. В то же время Конвенция разрабатывалась европейскими экспертами и ориентировалась, соответственно, на сложившуюся в Европейском Союзе практику международного сотрудничества. Именно Будапештская конвенция стала первой попыткой создания международно-правового документа по противодействию киберпреступности. На сегодняшний день Конвенция подписана 67-ю государствами, ориентирующимися на ее положения в своей правоохранительной деятельности и международном сотрудничестве. Этот международно-правовой акт обладает рядом существенных недостатков, однако это выходит за пределы рассмотрения данной статьи, и все же необходимо отметить, что Совет Европы, как региональная международная организация, совершил первый шаг в истории создания международно-правовых инструментов противодействия киберпреступности.

В свою очередь, политика Евросоюза в разработке правовой системы сдерживания преступлений, совершаемых с использованием информационных технологий, осуществлялась параллельно с Советом Европы. Так, например, был разработан ряд мер по предупреждению кибератак, а также по интеграции государства и общества вокруг проблемы предупреждения преступлений с использованием высоких технологий. В частности, в 2004 году было создано Агентство по сетевой и информационной безопасности при Еврокомиссии c целью координации действий по обеспечению безопасности в сфере компьютерных коммуникаций [14, с. 90].

На уровне Европейского Союза следует также выделить Директиву Европейского Парламента и Совета Европейского Союза 2013/40/ЕС от 12 августа 2013 г. об атаках на информационные системы и о замене Рамочного Решения 2005/222/ПВД Совета ЕС («Directive 2013/40/EU of the European Parliament and of the Council of 12 August 2013 on attacks against information systems and replacing Council Framework Decision 2005/222/JHA») для защиты бизнеса и правительства от кибератак. Все большую роль в противодействии трансграничным преступлениям играет Европейский центр по борьбе с киберпреступностью (European Cybercrime Centre, EC3), созданный в январе 2013 г. на базе Европола в Гааге. Деятельность ЕС3 направлена на оказание оперативной и аналитической поддержки борьбы с киберпреступлениями для правоохранительных органов стран ЕС.

В конце 2020 г. Еврокомиссия представила разработанную новую Стратегию кибербезопасности Евросоюза. Речь идет о кибератаках, представляющих собой внешнюю угрозу для Евросоюза или его государств-членов, включая кибератаки на третьи государства или международные организации. ЕС получила право и возможность применять санкции в отношении лиц или организаций, ответственных за кибератаки или попытки кибератак, а также оказывающих содействие их проведению. В целом Стратегия направлена на предупреждение текущих и будущих онлайн- и офлайн-рисков – от кибератак или киберпреступности до стихийных бедствий.

Параллельно с разработкой Советом Европы Будапештской конвенции подобные разработки осуществлялись СНГ и ШОС. В рамках Содружества Независимых Государств действует Соглашение о сотрудничестве государств-участников СНГ в борьбе с преступлениями в сфере компьютерной информации. Целями сотрудничества в рамках данного Соглашения провозглашаются совместная борьба с преступлениями в сфере компьютерной информации и создание правовых основ сотрудничества правоохранительных и судебных органов стран СНГ [19]. В частности, Межпарламентская Ассамблея была учреждена как консультативный орган для подготовки проектов законодательных документов, представляющих взаимный интерес, в том числе в сфере противодействия киберпреступности. В соответствии с Положением о разработке модельных законодательных актов и рекомендаций Межпарламентской Ассамблеи государств – участников Содружества Независимых Государств от 14 апреля 2005 г., деятельность Межпарламентской Ассамблеи направлена на разработку, принятие и опубликование модельных законодательных актов, отвечающих целям сближения (унификации) законодательства государств–участников Межпарламентской Ассамблеи, и задачам интеграционного развития Содружества Независимых Государств.

В соответствии с данным Соглашением и в развитие сотрудничества в сентябре 2018 г. в Душанбе в рамках заседания совета глав государств СНГ было намечено создание современных правовых механизмов практического взаимодействия российских органов с коллегами из других стран СНГ для эффективного предупреждения, выявления, пресечения, расследования и раскрытия преступлений в сфере информационных технологий.

Соглашение также должно обеспечить сотрудничество в сфере обмена информацией о готовящихся или совершённых преступлениях и причастных к ним лицах, исполнения запросов об оказании содействия в представлении сведений, которые могут помочь в расследовании, а также проведения скоординированных операций.

Особым направлением сотрудничества государств СНГ является безопасность, в том числе информационная. С этой целью была создана Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). К числу основных направлений сближения законодательств государств – членов ОДКБ в рекомендациях отнесены:

1) общие вопросы организации обеспечения информационной безопасности;

2) защита единого информационного пространства;

3) защита информационных ресурсов;

4) противодействие преступлениям в информационной сфере (в т. ч. информационному терроризму);

5) обеспечение безопасности информационно-коммуникационной инфраструктуры (включая критически важные объекты) [9].

В Стратегии развития ШОС до 2025 года подчеркнута необходимость укрепления сотрудничества в сфере контроля за Интернетом, недопущения его использования в деятельности, подрывающей безопасность и стабильность в регионе [21]. Так, ШОС в своей работе концентрирует внимание на развитии сотрудничества в сфере противодействия международному кибертерроризму и киберпреступности. Причем непосредственно оперативной деятельностью занимается созданная Региональная антитеррористическая структура ШОС.

Более того, представители ШОС участвуют в работе Группы экспертов по исследованию проблем киберпреступности. В 2019 г. в Китае на 10-й международной конференции «Доверие и безопасность в информационном обществе» Шанхайская организация сотрудничества заявила, что считает необходимым создание рабочего механизма ООН для выработки правил и принципов ответственного поведения государств в информационном пространстве.

Значимое место в международном сотрудничестве по противодействию киберпреступности занимает международное объединение БРИКС, одной из основных целей которого является создание с использованием ИКТ общего информационного пространства государств – участников БРИКС и борьба с киберпреступностью. Важно отметить, что участниками этой организации являются наряду с Россией такие государства, как Бразилия, Китай, Индия и Южно-Африканская республика, солидарные друг с другом по ключевым вопросам информационной безопасности и сотрудничества в борьбе с киберпреступностью. Позиция каждой из этих стран является ориентиром для формирования глобальной стратегии в сфере противодействия киберпреступности.

В соответствии с Уфимской декларацией, принятой на VII Саммите БРИКС 9 июля 2015 г., сотрудничество государств - членов в сфере ИКТ развивается в таких областях, как:

1) обмен информацией и передовой практикой;

2) взаимодействие по вопросам реагирования на компьютерные инциденты в области компьютерной безопасности;

3) совместные проекты в области научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ;

4) разработка международных норм, принципов и стандартов.

Участники БРИКС, выступая за открытый, целостный и безопасный Интернет, считают, что государства должны на равноправной основе принимать участие в его развитии и функционировании. Рост преступлений с использованием ИКТ представляет угрозу международному миру и безопасности. В ответ на подобные угрозы государства – участники БРИКС выступают за укрепление международного сотрудничества в борьбе с использованием ИКТ в преступных, террористических и иных противоправных целях, идущих вразрез с задачами обеспечения международного мира, стабильности и безопасности.

Вопросы кибербезопасности и борьбы с киберпреступностью все чаще стоят на повестке дня стран Латинской Америки и таких региональных международных организаций, как Организация Американских Государств (ОАГ), Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна (ЛАКБ), Южно-Американский Общий Рынок (МЕРКОСУР) и других. Например, в 2012 г. государства-члены ОАГ приняли Декларацию об укреплении информационной безопасности в Северной и Южной Америке (Declaration strengthening cyber-security in the Americas) [25]. В декларации подтверждена их приверженность к осуществлению Всеобъемлющей межамериканской стратегии ОАГ по борьбе с угрозами кибербезопасности. В числе прочего страны-участницы ОАГ признали необходимость создания национальных групп реагирования на инциденты, связанные с компьютерной безопасностью, а также важность повышения безопасности и устойчивости критической информационной инфраструктуры к киберугрозам. В то же время, как отмечают исследователи, разнонаправленные стратегии латиноамериканских международных организаций препятствовали созданию эффективной системы безопасности от угроз киберпреступности и вызовам транснациональных информационных монополий [20]. В основном противодействие киберпреступности осуществлялось по линии государств и крупного бизнеса. Так, по сообщениям агентства Reuters, Бразильская компания по управлению активами Patria Investments, поддерживаемая инвестиционной группой Blackstone, купила поставщиков услуг кибербезопасности Neosecure и Proteus для создания крупнейшей платформы информационной безопасности в Латинской Америке [26].

Координацию действий африканских государств в области информационной безопасности и противодействия киберпреступности осуществляет Африканский Союз [23]. В 2014 г. данная организация с помощью Евросоюза и по его примеру разработала и приняла Конвенцию Африканского Союза о кибербезопасности и защите персональных данных. Этот документ был призван стать основой для правового противодействия информационной преступности в странах Африки. С другой стороны, большинство стран пассивно реализовали призывы этой Конвенции.

Международный Союз Электросвязи сыграл особую роль в организации сотрудничества по обеспечению информационной безопасности и противодействию киберпреступности в рамках Лиги арабских государств. Хотя первые попытки были неудачными по причине существующих противоречий между арабскими странами в понимании кибербезопасности и одновременно в силу их традиционного недоверия западным государствам [12]. Тем не менее, в 2012 году был создан – под началом Союза и при поддержке Лиги Арабских Государств – Арабский региональный центр кибербезопасности. Таким образом, было положено начало процессу международного сотрудничества в рамках данного региона. С 2017 года стала регулярно созываться Арабская конференция по безопасности. Примечательно, что в Конференции принимают участие программисты и представители профильных структур арабских государств, в том числе с целью привлечения к работе соответствующих специалистов.

Среди иных международных организаций следует выделить такую военно-политическую организацию, как НАТО. Необходимо отметить, что эта организация имеет большой опыт в вопросах международного сотрудничества. А в постбиполярный период она вышла за пределы Западной Европы и значительно расширила сферу своей деятельности. В новом тысячелетии Альянс обращает свое внимание на вопросы информационной безопасности и противодействия киберугрозам. Причем, как считает сотрудник Управления новых вызовов безопасности НАТО Лора Брент, невозможно добиться безопасности только с опорой «на гражданский госсектор или частный промышленный сектор, будь то в контексте инфраструктуры связи, логистики, оборудования (техники) или критически важных объектов инфраструктуры» государств-членов НАТО [18]. Но именно гражданский сектор стран Альянса массово подвержен таким внешним угрозам, как кибератаки. Более того, отслеживать их подготовку и предупреждать такие деяния крайне сложно, тем более когда подобные правонарушения совершаются организованной группой. В случае их совершения важное значение имеет как оценка масштаба последствий такого действия, так и выбор уровня соответствующего решения в рамках международного права.

Реагируя на такие киберугрозы, в НАТО был создан Комитет по планированию гражданских коммуникаций (Civil Communications Planning Committee), занимающийся невоенными проблемами кибербезопасности. Этот Комитет предназначен осуществлять защиту информации, предупреждать, выявлять и противодействовать все более учащающимся кибератакам. Соответственно, государства-члены НАТО в 2016 г. взяли на себя обязательство «в приоритетном порядке укреплять киберзащиту своих национальных сетей и инфраструктуры» [18], чтобы обеспечить безопасность для всех гражданских сфер деятельности, в частности - транспортных коммуникаций, финансовой сферы, персональных данных граждан и т. д.

В распоряжении НАТО находится также структура под названием «Computer Incident Response Capability», предназначение которой заключается в анализе кибер-инцидентов и их логистики. В результате были выявлены преступные деяния широкого диапазона: «от порчи Интернет-ресурсов до промышленного кибершпионажа и очень серьезных проникновений в сети» [16].

Важным направлением деятельности НАТО по противодействию киберпреступности стало сотрудничество с Евросоюзом. Сотрудничество ЕС — НАТО в вопросах кибербезопасности началось в 2010 г. с проведения консультаций высокого уровня между специалистами по информационной безопасности и неофициальных встреч, которые в настоящее время проводятся ежегодно. Центр НАТО по реагированию на инциденты компьютерной безопасности (NATO Computer Incident Response Capability — NCIRC) и европейская группа реагирования CERT-EU (Computer Emergency Response Team — European Union) сотрудничают с момента создания CERT-EU в 2011 г. [17].

В 2016 году генеральный секретарь НАТО, председатель Европейского совета и председатель Европейской комиссии выступили с совместным заявлением о сотрудничестве НАТО и ЕС. В соответствии с этим заявлением, а также техническим соглашением, которое было заключено между группами по реагированию на инциденты НАТО и ЕС, расширилось сотрудничество между организациями, в частности в таких областях, как обмен информацией, совместная борьба с кибератаками, учебная подготовка, научно-исследовательская работа в сфере международного права.

В 2018 г. высокопоставленные работники НАТО и Евросоюза провели встречу, на которой был проведен анализ проделанной совместной работы и наметили направления для дальнейшего взаимодействия в области киберзащиты. В то же время следует отметить, что деятельность НАТО и Евросоюза по противодействию киберугрозам осуществлялась, в первую очередь, именно в соответствии с интересами данных организаций, а сотрудничество имело своей целью консолидацию государств западного сообщества. С другой стороны, инструментальный опыт этих двух организаций заслуживает своего внимания.

Признавая важный вклад различных международных организаций в области информационной безопасности и правового противодействия киберпреступности, следует отметить, что сам процесс формирования системы информационной безопасности и правового сдерживания киберпреступности носит сложный и дискретный характер, как в силу своей специфики, так и влияния общей международной обстановки. Не говоря уже о том, что решение проблем в сфере борьбы с киберпреступностью и обеспечения кибербезопасности даже на уровне наиболее продвинутых региональных международных организаций не только невозможно без действий мирового характера под эгидой ООН, но также в ряде случаев сталкивается с различными противоречиями, связанным с экономическими, политическими и национально-правовыми особенностями.

Так, с большими сложностями и после затяжных дискуссий в созданной ООН Группе Правительственных Экспертов по вопросам использования информационных технологий в контексте международной безопасности и Рабочей группе открытого состава удалось достигнуть признания возможности применения международного права к киберпространству, а также необходимости ответственного поведения государств в этом пространстве [15].

При всем этом формирование универсальной международно-правовой системы противодействия трансграничной киберпреступности не завершено. В частности, российский проект Конвенции Организации Объединенных Наций о противодействии использованию информационно-коммуникационных технологий в преступных целях 2021 года пока так и остается проектом, ожидая своего обсуждения на очередной Генеральной Ассамблее ООН. Хотя, даже одной такой конвенции недостаточно и необходимо создать не только ряд соответствующих документов, но и комплексный всеобъемлющий универсальный международно-правовой документ.

Таким образом, по итогу комплексного рассмотрения проблемы участия международных организаций в формировании международно-правовой системы противодействия киберпреступности можно заключить, что как универсальные (ООН), так и региональные (Совет Европы, Лига Арабских Государства, СНГ и т. д.) в своей деятельности обладают весьма выраженной тенденцией к стремлению сформировать эффективные международно-правовые механизмы борьбы с киберпреступностью. Международные организации играют особую роль в данном процессе посредством формирования специальных экспертных групп, разработки рекомендаций, проведением комплексных анализов и исследований, а также созданием международно-правовых актов, непосредственно затрагивающих проблему киберпреступности.

Важно понимать, что подобная работа не только способствует формированию региональных международно-правовых систем в соответствующей области, но также может быть взята за основу другими организациями в целях совершенствования своих собственных правовых наработок. Можно прийти к выводу, что на современном этапе формирования глобальной международно-правовой системы противодействия киберпреступности различные международные организации играют роль своего рода «испытателей», которые формируют региональные международно-правовые системы противодействия, опираясь на различные правовые доктрины и представления о киберпреступности как явлении. Хотя такая работа не позволяет говорить об успешном формировании именно глобальной системы борьбы с киберпреступностью, все же ее результаты могут значительно поспособствовать созданию таковой. Так, анализируя опыт правотворчества и правоприменения отдельных международных организаций, ООН могла бы систематизировать такой опыт и прийти к выводам о возможных контурах первой универсальной конвенции в области противодействия киберпреступности.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования составляет регулирование деятельности международных организаций, чья активность охватывает аспекты киберпространства. Методологию исследования составляют теоретические компоненты и анализ практики. В ходе подготовки применялись общетеоретические методы, в частности методы анализа, синтеза, сравнительно-правовой,
Современный этап глобализации неразрывно связан с осуществлением коммуникаций при помощи цифровых технологий. Новая саморазвивающаяся реальность потребовала соответствующей правовой организации по причине того, что цифровые коммуникации стали использоваться в целях совершения трансграничных преступлений. Именно технологическая особенность этого нового вида преступлений потребовала активизации межгосударственного сотрудничества. Вышеизложенное объясняет актуальность представленного исследования. Научная новизна обусловлена элементами авторских разработок и изысканий в части заявленной тематики.
Статья подготовлена в научном стиле, содержит элементы публицистического обзора.
По структуре присутствует вводная часть, основная и заключительная.
Киберпространство интенсивно развивается и становится одной из сред, где с помощью цифровых технологий, передающих информацию в режиме реального времени, выстраиваются различные социальные сети и отношения между государствами. Очевидно, что управление происходящими в киберпространстве процессами, в том числе противодействием киберпреступности, требует особой юридической методологии и адекватного отражения в международном праве. В связи с этим во вводной части автор делает обзор трудов ученых и исследователей в сфере киберпространства. Автор уделяет особенное внимание правовому регулированию деятельности международных организаций. Основная часть работы посвящена именно этим аспектам. Автор затрагивает организации Европы, Азии, межгосударственного и межправительственного значения.
Автор исходит из того, что в контексте международно-правового регулирования киберпространства и международного сотрудничества в сфере противодействия трансграничной киберпреступности особую сложность представляет отсутствие универсального международно-правового акта, который мог бы регламентировать такие процессы, что создает определенные трудности в ходе согласования процессуальных действий правоохранительных органов и взаимодействия соответствующих международных организаций.
Специальное внимание автор уделяет анализу деятельности специализированного международного учреждения ООН, такому, как Международный Союз Электросвязи (МСЭ), в рамках которого правительствами и частным сектором координируются глобальные сети и услуги электросвязи.
Автор анализирует и позиции Евросоюза и Совета Европы, СНГ и ШОС (Шанхайская Организация Содружества) как реально осуществляющих правовые и процессуальные действия по борьбе с киберпреступностью. Государства-члены этих организаций с середины 1990-х годов прошлого столетия приступили к разработке правовой системы противодействия преступлениям с использованием информационных технологий.
В частности, автор отмечает, что в Стратегии развития ШОС до 2025 года подчеркнута необходимость укрепления сотрудничества в сфере контроля за Интернетом, недопущения его использования в деятельности, подрывающей безопасность и стабильность.
В то же время существуют и иные позиции. В частности, автор анализирует, что участники БРИКС, выступая за открытый, целостный и безопасный Интернет, считают, что государства должны на равноправной основе принимать участие в его развитии и функционировании. Рост преступлений с использованием ИКТ представляет угрозу международному миру и безопасности. В ответ на подобные угрозы государства – участники БРИКС выступают за укрепление международного сотрудничества в борьбе с использованием ИКТ в преступных, террористических и иных противоправных целях, идущих вразрез с задачами обеспечения международного мира, стабильности и безопасности.
Автор отмечает, что вопросы кибербезопасности и борьбы с киберпреступностью все чаще стоят на повестке дня стран Латинской Америки и таких региональных международных организаций, как Организация Американских Государств (ОАГ), Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна (ЛАКБ), Южно-Американский Общий Рынок (МЕРКОСУР) и других.
Автор приходит к заключению, что по итогу комплексного рассмотрения проблемы участия международных организаций в формировании международно-правовой системы противодействия киберпреступности можно заключить, что как универсальные (ООН), так и региональные (Совет Европы, Лига Арабских Государства, СНГ и т. д.) в своей деятельности обладают весьма выраженной тенденцией к стремлению сформировать эффективные международно-правовые механизмы борьбы с киберпреступностью. Безусловно необходима разработка комплексных правовых мер.
Библиография охватывает перечень из 27 источников, актуальных на текущую дату.
Статья может представлять читательский интерес и рекомендуется к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.