Статья 'Солидаристское государство как гарант социальной справедливости в философии И. А. Ильина' - журнал 'Философская мысль' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философская мысль
Правильная ссылка на статью:

Солидаристское государство как гарант социальной справедливости в философии И. А. Ильина

Занделов Владислав Владимирович

аспирант кафедры философии и социальных наук Мурманского арктического государственного университета

183038, Россия, Мурманская область, г. Мурманск, ул. Егорова, 15

Zandelov Vladislav Vladimirovich

Postgraduate student of the Department of Philosophy and Social Sciences, Murmansk Arctic State University

183038, Russia, Murmansk region, Murmansk, Egorova str., 15

vlad.zandelov@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-8728.2022.11.39136

EDN:

ARYNLM

Дата направления статьи в редакцию:

09-11-2022


Дата публикации:

18-11-2022


Аннотация: В статье рассмотрены взгляды И. А. Ильина на сущность социальной справедливости в ее взаимосвязи с государством. Невозможность установить принципы социальной справедливости через нормативно-правовой акт, а так же противоречивость в понимании справедливости отдельно взятыми гражданами создают ситуацию, в которой государство по И. А. Ильину должно прийти к солидаристским основам организации общественной жизни, опирающейся на принципы естественного права. В этой связи приобретает особое значение политическая сфера жизни общества, так как традиционный образ ведения политической деятельности зачастую сопряжен с реализацией интересов отдельных лиц или групп лиц, противоречащих общенародной воле. Среди основных выводов данного исследования следует отметить тезис об ориентированности И. А. Ильина на принципы государственного устройства, сосредоточенного на организации внутренней жизни общества, а так же на исследование общенародного интереса для его реализации в политической деятельности. Государство по И. А. Ильину не должно ставить себя выше той правовой реальности, которую само же и формирует. В противном случае оно не сможет учесть и выразить интересы своих граждан. Социальная справедливость при таком положении вещей останется недостижимой, а политическая сфера жизни общества будет служить почвой для раздоров, ведущих к гибели государственности.


Ключевые слова:

общество, государство, право, закон, политика, этика, солидаризм, правосознание, правопорядок, Ильин

Abstract: The article closely examines Ivan Ilyin’s views on the phenomenon of social justice in its relation to the state. The inability to establish the principles of social justice through a normative legal act as well as the contradictory nature of understanding justice by some individuals create a scenario in which the state, according to Ivan Ilyin, should result in solidarism based on the principles of natural law. In this regard, the political aspect of society is of particular importance, since the traditional way of conducting political activity is often associated with the implementation of the interests of the selected few or groups of individuals that go against the nationwide will. Among the main conclusions of this study is the idea that Ivan Ilyin highly valued the principles of the form of government, which is focused on the control of the inner processes in society, and the search for a unified national ideology for its implementation in politics. According to Ivan Ilyin, the state should not put itself above the law which it creates. Otherwise, it will not be able to take into account and express the interests of its citizens. That way social justice will forever remain unattainable and the political aspect of society will be a reason for dispute leading to the collapse of statehood itself.


Keywords:

society, government, rights, law, politics, ethics, solidarity, sense of justice, nomocracy, Ilyin

Проблема социальной справедливости является одной из ключевых в философском творчестве И. А. Ильина. Философ тесно связывает это явление с государственной жизнью и государственным устройством. Практическая реализация принципов социальной справедливости по И. А. Ильину невозможна вне государства, опирающегося на справедливые законы и здоровое правосознание граждан, однако, роль государства отнюдь не сводится к формалистскому установлению некой «формулы» социальной справедливости. Позитивное право у И. А. Ильина подчинено естественному, поэтому законы не должны противоречить естественному правосознанию. Степень справедливости принимаемых законов во многом зависит от того, как устроено государство, где эти законы принимаются и применяются.

Высшая цель существования государства по И. А. Ильину заключается в защите родины на основе права и справедливости [1, с. 239], о чем Иван Александрович пишет в работе «Путь духовного обновления». Ранее, в сочинении «О сущности правосознания» он отмечал, что водворение справедливости в общественной жизни является одной из основных задач государственной власти [2, с. 306]. Однако, попытка реализовать эту справедливость любой ценой может иметь пагубные последствия для государства, так как оно сковано различными факторами. Справедливость не может противоречить самому существованию государства. Эта оценка приоритетности справедливости связана с тем, что философ не признает справедливость как высшую или последнюю ценность человеческого духа [3, с. 242]. С переоценкой значимости справедливости он связывает опасность, исходящую от людей, которые требуют полной справедливости здесь и сейчас. С учетом того, что справедливость не представляет собой готовой доктрины [4, с. 180], которую можно было бы реализовать, опираясь на некий алгоритм, такие требования могут привести к развитию революционной ситуации или к отдалению отдельно взятых людей от духа справедливости. Следует заметить, что такой подход философа свидетельствует о некотором прагматизме его концепции справедливости, что расходится с тезисом об утопичности его идей, которую отмечает ряд исследователей [5].

Утопичность воззрений И. А. Ильина на явление социальной справедливости была отмечена еще на раннем периоде изучения его философского наследия, так, например, эту мысль мы можем встретить в диссертации Д. А. Сысуева [6, с. 148], который отметил, что жизнеспособность идей философа зависит от верного определения критерия справедливости [6, с. 142]. Говоря о критериях справедливости, отметим, что сам И. А. Ильин отмечал живость и динамичность справедливости. Она не может существовать в виде установленной раз и навсегда формулировки, установленной государственными учреждениями [7, с. 239-240]. Рассудочность справедливости так же ограничена – без любви и предметности ее не реализовать [4, с. 180]. И здесь возникает определенное противоречие – более ранние труды И. А. Ильина посвящены вопросу об обретении социальной справедливости через правосознание и законы, а на более позднем этапе он утверждает, что «справедливые люди отвергают механическое трактование людей по отвлеченным признакам» [7, с. 238]. Считаем допустимым предположить, что разрешение этого противоречия кроется в общей установке философа о примате естественного права над позитивным, духовных исканий над готовыми формулировками, любовному предметно обоснованному отношению над механическим формализмом.

Анализ философского наследия И. А. Ильина открывает перед нами ряд возможностей для более глубокого понимания роли государства и права в жизни человека. На сегодняшний день идея о внутренней непротиворечивости государства и общества, а так же отказ от конкуренции в пользу сотрудничества приобретают особую актуальность.

Выполнение коллективной цели по защите родины возможно при условии, что граждане являются носителями государственного правосознания. Проявлением такой формы правосознания И. А. Ильин называет наличие у граждан солидарности, выраженной в виде общей политической цели, которая не будет расходиться с их личными интересами [1, с. 242]. Иван Александрович стал свидетелем раскола в российском обществе, и этот раскол обернулся революционными событиями в России, которые наложили глубокий отпечаток на творчество философа. Революция по И. А. Ильину свидетельствует о кризисе правосознания в обществе. В условиях, когда в обществе отсутствует здоровое государственное правосознание, найти какой-либо компромисс между столкнувшимися социальными группами становится крайне проблематично. Революцию И. А. Ильин воспринимал как личную трагедию, и значительная часть его послереволюционного творчества связана с формулированием идей о недопущении подобных ситуаций. Одним из главных условий гармоничного существования общества и государства И. А. Ильин называет достижение солидарности.

Проявлением такой солидарности может служить общественный договор, описанный Ж.-Ж. Руссо, но И. А. Ильин находит недостаточной форму объединения граждан, основанную на «молчаливом согласии», и занимает позицию, близкую Г. Гегелю, суть которой сводится к тому, что волевой акт должен сопровождать не только момент объединения людей в государственный союз, но и всю их дальнейшую деятельность по поддержанию этого союза [2. с. 113].

Солидаризм как идейно-политическое течение возникает во Франции в XIX в. У его истоков стоит О. Конт, который рассматривал социальную солидарность как моральный фундамент общества. Такая рефлексия была связана с кризисной неопределенностью после упразднения Второй Французской республики [8, с. 55]. В наиболее общем виде сущность солидаризма как политической практики сводится к поиску компромисса между социальными слоями и группами и формированию системы, где представители разных классов смогут вносить свой вклад в общественное благо, не противоречащее личным интересам. Так, например, Э. Дюркгейм тесно связывал разделение труда с классовой структурой общества, следовательно, классовую стратификацию в обществе не устранить, как и не устранить разделение труда. Это обстоятельство отличает солидаризм от социализма. Схожие идеи развивал Л. Буржуа, признававший субъектом общественной жизни ассоциацию людей [9, с. 122].

Э. Дюркгейм выделял два типа солидаризма: механический и органический. Первый в большей степени характерен для традиционных обществ, где индивидуальное и коллективное сознание тождественны, а второй уже связывается с разделением труда, то есть, такой тип присущ более современным обществам [10, с. 89]. В творчестве И. А. Ильина усматривается влияние французских социологов, солидаризм им связывается как и с экономическими факторами (пусть и в меньшей степени), так и с вопросами индивидуального и коллективного сознания, которые в работах русского философа освещаются через призму правосознания.

К концу ХХ в. солидаризм предстает как новая альтернатива для социально-политического развития стран Европы [11]. Назначение солидаризма как политического течения заключается в смягчении классовых противоречий, как это было, например в Третьей Французской республике, где он был признан официальной идеологией. Такой подход, как правило, связан с урегулированием исключительно экономических вопросов, что неприемлемо для И. А. Ильина, который видел основы солидаризма в государственном правосознании.

Говоря о взглядах И. А. Ильина на природу государства и социальной справедливости нельзя не отметить влияния Г. Гегеля. Иван Александрович развивает ряд его идей, например, о частной собственности, которая в рамках справедливого порядка должна быть у каждого человека [12, с. 108], или о противопоставлении истинной совести, без которой невозможно достижение солидарности в обществе, и формальной [12, с. 179]. Методологические основы исследований И. А. Ильина так же уходят своими корнями в учения Г. Гегеля и И. Фихте. Основой философского метода И. А. Ильина является предметность, корни которой уходят в творчество немецких классиков. Ориентированность философа на сущность изучаемого предмета, его творческое переживание и созерцание являются необходимыми условиями для познавательной деятельности. Так, например, Г. Гегель утверждал о необходимости созерцательного погружения в предмет [13, с. 393], а И. Фихте писал о необходимости погружаться в предмет «с головой» [14, с. 580] . Таким образом, подлинное знание для И. А. Ильина находится не в отвлеченном теоретизировании, а в непосредственном длительном переживании изучаемого, что роднит подход Ивана Александровича с феноменологией Э. Гуссерля.

В русской философской традиции солидаризм зачастую рассматривался как религиозное явление. Так, например, В. С. Соловьев полагал, что в основе соборной солидарности лежат церковное единство и христианская нравственность, у С. Л. Франка это понятие связывается с духовным единством и общностью судьбы, а у Н. А. Бердяева солидаризм связывается с религиозным сознанием. Солидаризм как идеологическая концепция в представлении русских мыслителей зачастую сближался с либерализмом (М. М. Ковалевский, Н. М. Коркунов, Б. А. Кистяковский) и социализмом (М. А. Бакунин, П. Л. Лавров, Л. И. Мечников, Н. К. Михайловский). В то же время существовал и более умеренный взгляд (Н. С. Тимашев, Г. К. Гинс, С. А. Левицкий, И. В. Вощинин, Д. В. Владимирский, К. В. Фотиев), подвергший критике фашистский и коммунистический солидаризм [15, с. 107-109]. На наш взгляд, подход И. А. Ильина к взаимосвязи солидаризма и социальной справедливости в большей степени тяготеет к религиозной интерпретации этих явлений, так как взаимообязанность граждан и государства приводит к возникновению именно христианской солидарности [1, с. 247-248]. Иван Александрович на страницах своих работ уделяет меньше внимания экономическим и социальным практикам, делая акцент на духовной и правовой жизни общества.

И. А. Ильин, как и В. С. Соловьев, признает нравственное значение права, расходясь с позицией Л. Н. Толстого, который в относился к праву принципиально негативно, но не приближаясь к Б. Н. Чичерину, абсолютизировавшему автономность права от морали. В. С. Соловьев признает за правом роль регулятора нравственной жизни общества на определенном этапе ее развития. Схожую интенцию мы обнаруживаем и у И. А. Ильина, для которого позитивное право является необходимым условием для гармоничной общественной жизни в условиях, пока подавляющее большинство людей не разовьет в себе естественное правосознание. При этом законодательство не должно подменять человеку совести.

Солидаризм в сущности своей противопоставляется социализму и либерализму. В отличие от либерализма, солидаризм не подразумевает верховенства субъективных прав. Соотношение субъективных прав человека и общественных интересов подробно проанализировано И. А. Ильиным, и выводы, которые он делает, свидетельствуют о том, что в солидаризме русский философ видел фундамент для поступательного эволюционного развития общества.

Частные интересы граждан по И. А. Ильину не утрачиваются, а входят в состояние тождества с государственными, так как истинный гражданин осознает, что его личный (и при этом справедливый) интерес уже включен в общую государственную волю, и государство будет этот интерес выражать или, по крайней мере, защищать. Государство не спускается до уровня отдельных интересов своих граждан, напротив, оно поднимает частные интересы до уровня национальных так, чтобы совокупность этих интересов представляла собой нечто большее, чем их механическая сумма. Каждый гражданин, находящийся в несправедливом положении, будь то нищий, безработный или беспризорный служит живым укором государству, так как его интерес, безусловно, является всенародным, но в данном случае этот интерес не защищен [1, с. 249]. Государственный же интерес и должен выражаться «усовершенствовании совместной жизни посредством установления и поддержания справедливого правопорядка» [2, с. 112]. В рамках описанного правопорядка каждый гражданин будет понимать, что его личная цель неосуществима в обход личных целей других граждан. Таким образом, конкуренция между гражданами будет лишена смысла и должна быть заменена сотрудничеством, реализация которого позволит достичь коллективной солидаристской справедливости.

В то же время, И. А. Ильин делает акцент на том, что гражданину важно отличать личные интересы от вопроса о справедливости. Более того, каждый из граждан должен быть готов отказать от своего справедливого притязания, если оно противоречит интересам родины [3, с. 239]. Это замечание, относящееся к позднему периоду творчества Ивана Александровича, на первый взгляд может выглядеть как призыв растворить личную волю в общегосударственной. Но не следует забывать, что и само государство в представлении мыслителя стремится поддерживать справедливую гармонию в обществе, не оставляя людей обездоленными. Сам же И. А. Ильин отмечает, что «мы все должны быть готовы временно терпеть несправедливость во имя нашей родины, ибо прежде, чем наслаждаться «справедливой жизнью», надо обеспечить себе хоть какую-нибудь жизнь» [3, с. 243]. Солидаризм И. А. Ильина основан на взаимопризнании граждан и государства, их отношения носят взаимообязывающий характер.

Говоря об идее солидаристского государства, И. А. Ильин отмечает, что по своей идее оно является корпорацией, тогда как в действительности мы сталкиваемся с государствами-учреждениями [2, с. 277]. Такое положение вещей на практике является проблемой, так как государство-учреждение лишает подчиненных субъектов возможности реализовывать коллективные интересы, и это обстоятельство приводит правовую жизнь государства к ситуации, когда в обществе невозможно установить справедливые отношения между людьми. Решение этой проблемы Иван Александрович видит в эволюционном реформировании государственного строя как такового, в изменении восприятия людьми сущности института государства. Во всех случаях, когда мысль И. А. Ильина обращается в будущее, он делает акцент на эволюционном характере изменений, которые должны произойти. Путь революции, неизбежно сопряженный с насилием, для философа неприемлем – с одной стороны, эволюционный подход уже на ранних этапах развития его социально-политической философии становится неотъемлемым элементом методологии русского мыслителя. С другой стороны, это может быть связано с личным опытом И. А. Ильина, который пережил революционные годы, находясь в России. Величайшая разобщенность российского общества, продемонстрированная событиями 1917-1923 гг., могла подтолкнуть государственника Ильина к принципу солидаризма.

На этом же принципе строится и политическая деятельность, которая приносит результат только в том случае, если ее различным субъектам удается действовать в рамках мутуального правопорядка для достижения общих политических интересов. И. А. Ильин отмечает, что выразители специфических политических интересов – классы и партии – в первую очередь должны задаваться вопросом о том, что нужно родине, и иметь программу «всенародной справедливости», в противном случае, политическая жизнь и избирательный процесс рискуют превратиться в «трагикомическое недоразумение», а то и вовсе обернуться революционной ситуацией [1, с. 252-253]. Стремление партии к власти может быть одобряемо только в том случае, если оно не ставит государство на грань гражданской войны, и если целеполагание партии отвечает интересам государства (читай – граждан).

Политическая сфера по И. А. Ильину должна быть лишена личных и классовых интересов [2, с. 273]. Политика как обособленная сфера общественной и государственной деятельности должна преследовать коллективистскую цель по поддержанию естественно-правовой справедливости и защите духовной культуры своего народа. Иван Александрович в работе «Путь к очевидности» определяет политику как «искусство справедливости» [7, с. 494]. Высокая ответственность, налагаемая на всех субъектов политической деятельности, тесно связана с нормальным правосознанием и правильным пониманием сущности государства как средства поддержания духовного достоинство отдельно взятой личности и целого народа. В этой связи И. А. Ильин вскользь критикует анархизм, который по словам философа, направлен на борьбу с пустыми формами государственности [2, с. 275-276].

Политическую активность И. А. Ильин называет ключевым свойством «настоящего гражданина» [2, с. 270-271]. На наш взгляд, такая оценка политической деятельности граждан противоречит распространенной оценке Ивана Александровича как философа-этатиста. Высокая значимость политического участия граждан в его трудах отсылает нас к Аристотелю, который так же видел в общественном согласии основу справедливости. При высокой политической активности граждан и осознании ими государственных интересов становится невозможной узурпация права на справедливость отдельно взятыми людьми или инстанциями, и она становится подлинно общественным достоянием. Достижение справедливости не потеряется в бесконечной веренице инстанций, если каждый гражданин будет действовать исходя не из своего личного, а из общего интереса. Считаем уместным провести параллель с сократовским пониманием справедливости как блага, пригодного другому. И в том, и в другом случае гармоничная общественная жизнь становится возможной за счет своеобразной «круговой поруки», когда справедливость является делом каждого.

Важно отметить, что государство для русского мыслителя выступает в первую очередь не как учредитель внешней жизни, а как пространство для организации жизни внутренней. Сосредоточение политиков на попытках полностью формализовать государственную жизнь, таким образом, отрывает общество от его творческих корней и губит в нем правосознание. И. А. Ильин в своих работах развивал мысль о том, что акцентирование внимания исключительно на внешней стороне жизни губительно – касается это практически любых форм взаимодействия между людьми: права, государства, семьи и т. д. Человек, живущий в таких условиях, сам предстанет как совокупность внешних проявлений, он будет лишен возможности вести хотя бы подобие духовной жизни. Такое существование будет напоминать жизненный цикл человека-машины, описанного еще Ж. Ламетри. В этом смысле И. А. Ильин снова противопоставляет свое учение западному либерализму, который в вопросах государственного строительства как раз сосредотачивался на внешних формах организации жизни.

Государство по И. А. Ильину, как учредитель этого правопорядка, само является субъектом права и не ставит себя выше правовой реальности [2, с. 114-115]. Его существование не является конечной целью функционирования правовых институтов, что соотносится с идеей П. И. Новгородцева о том, что «русский дух выражает себя в вечном стремлении к чему-то высшему, чем право и государство» [16, с. 367].

Таким образом, политика, творя «правое право» и государственное единение, остается подчиненной духу [2, с. 308]. Государство в данном случае выступает инструментом по поддержанию духовной жизни общества. То же самое можно сказать и о политической деятельности как таковой. Эффективная деятельность государства возможна только при достижении составными частями государства определенной степени солидарности, описанной выше.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья посвящена актуальной теме истории отечественной философской и правовой мысли. Правда, взгляды И.А. Ильина на природу государства в последние три десятилетия, после «открытия» этого имени широкой аудиторией, неоднократно анализировались в научной литературе, но и с учётом этого обстоятельства интерес к теме солидаризма у И.А. Ильина оставался до сих пор явно недостаточным. Поэтому можно только приветствовать обращение автора к избранной теме, у такой статьи может быть достаточно широкий круг читателей. Однако представленный автором текст вызывает множество вопросов и критических замечаний. Их общей основой является отсутствие историко-культурного и концептуального контекста в рассмотрении избранной темы. Что касается концептуальной составляющей, очевидно, следовало начать изложение со знакомства читателя (хотя бы краткого) с тем, что такое солидаризм, при каких обстоятельствах он сложился (прежде всего во французской социологической и социально-философской мысли), какое место занимает на современной «карте» философско-правовых учений. То же самое можно сказать и об историко-культурном контексте, у читателя может сложиться впечатление, что взгляды И.А. Ильина сформировались и пребывали в некоем «безвоздушном пространстве», в действительности же они связаны со многими предшествующими и современными ему школами и учениями, и уяснение их требует хотя бы краткого определения этих связей. Так, излишне обосновывать положение о зависимости взглядов И.А. Ильина от учений Фихте и, особенно, Гегеля, изучение которых составляло главный научный интерес для него в молодые годы. Но в тексте эта связь не прослеживается. Более того, ситуация становится почти комичной, когда автор заканчивает статью констатацией о подчинении права и политики духу, но ведь это положение имеет хорошо известную «гегельянскую предысторию», почему же нет ссылки на «Философию права» Гегеля? Почти то же самое можно сказать и о связи воззрений И.А. Ильина на государство с традициями русской философии права. Правда, П.И. Новогородцев, непосредственный учитель Ильина на юридическом факультете, в конце статьи упоминается, но таким образом, будто обнаруженное автором сходство является чем-то случайным для взглядов Новгородцева и Ильина. Но только ли Новгородцев должен быть здесь упомянут? А отношения с теми в русской философской и правовой мысли, кто занимал принципиально иные позиции по вопросу о природе государства, например, отношение к учению Б.Н. Чичерина, разве без его учёта можно составить представление о происхождении концепции государства у И.А. Ильина? Разумеется, перечень подобных вопросов может быть продолжен, мы указали лишь на те пункты, которые сразу привлекают внимание читателя, вызывая недоумение и вопросы. Одним словом, следует констатировать, что представленный на сегодняшний день текст носит реферативный характер (об этом свидетельствует и крайне скудный перечень источников), работа над ним должна быть продолжена, чтобы её результат мог рассматриваться в качестве полноценной научной статьи. Кстати, рецензируемый материал имеет весьма небольшой объём, поэтому у автора не возникнет проблем с внесением хотя бы самых необходимых дополнений, которые позволят принять решение о возможности публикации статьи в научном журнале. Рекомендую отправить статью на доработку.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования статьи «Солидаристское государство как гарант социальной справедливости в философии И. А. Ильина» выступает социально-философская теория И.А. Ильина, включающая в себя учение о государстве и праве. Автор статьи анализирует работы русского философа, посвященные вопросам государственного строительства, естественного и позитивного права, принципам социального устройства и этики. В статье упоминаются название таких работ мыслителя, как «Путь духовного обновления» и «О сущности правосознания», названия остальных работ, на которые ссылается автор статьи, требуют дополнительного изыскания, так как понять это из текста или справочного аппарата представленной статьи, затруднительно в связи с некорректностью оформления списка литературы.
Методология исследования автором не оговаривается и представляет собой тенденциозную интерпретацию текстов Ильина с целью доказательства тезиса о том, что политической философии Ильина содержатся идеи, согласующиеся с концепцией солидаристского государства.
Актуальность своего исследования автор связывает с тем, что анализ философского наследия И. А. Ильина «открывает перед нами ряд возможностей для более глубокого понимания роли государства и права в жизни человека». С этим трудно не согласится, с той, однако оговоркой, что такой анализ должен стремиться к аутентичному пониманию идей мыслителя, а не «осовременивания» их путем необоснованного сближения с «модными» тенденциями философского дискурса. На сегодняшний день мысли Ильина о внутренней непротиворечивости государства и общества, могут рассматриваться как «хорошо забытое старое», что действительно придает им некоторую актуальность.
Научная новизна не очевидна, если только не считать таковой попытку переинтерпретации идей Ильина в духе солидаристской теории.
Стиль, структура, содержание. Стиль статьи трудно признать научным, поскольку автор не придерживается последовательно логичного изложения, свободно оперирует философскими понятиями, произвольно сужая или расширяя их содержание, как это происходит с ключевым понятием «солидаристское государство». Принцип организации текста можно назвать ризоматическим – автор в произвольном порядке располагает свои мысли по поводу понимания государства Ильиным, солидаристской теории государства, этических воззрений философа, аргументов о преимуществах солидаризма перед социализмом, понимании сущности государства и общества, целей государства, пониманием Ильиным права и т.д.
Основное возражение, которое вызывает рецензируемая статья касается интерпретации взглядов Ильина на государство и общества как солдаристских. Автор определяет «сущность солидаризма как политической практики, сводящейся к поиску компромисса между социальными слоями и группами и формированию системы, где представители разных классов смогут вносить свой вклад в общественное благо, не противоречащее личным интересам». Исходя из конвенционально закрепленного значения термина, солидаризм, как теория, предполагает высокий уровень развития личного самосознания, при котором индивид сознательно поступается своими интересами в пользу интересов других. Признавая, что у истоков этой теории стояли Огюст Конт и Леон Буржуа, автор начинает «расшатывать» понятие, причисляя к сторонникам солидаризма Дюркгейма, полагая, что идея коллективного сознания первобытного общества может быть маркирована как солидаристская. Соответственно и идеи Ильина о согласованности интересов граждан государства относятся автором статьи к солидаристским. К ним же автор относит и идею соборности – «В русской философской традиции солидаризм зачастую рассматривался как религиозное явление». То есть автор не видит разницу между состоянием «коллективизма» (коллективное сознание) Дюркгейма, при котором личность еще не сформировалась и не имеет собственных интересов, состоянием «соборности», о котором размышляли русские религиозные философы, при которой индивидуальность расширяется до границ Церкви и не имеет иных интересов кроме как интересы общины верующих по стяжанию одной на всех благодати, и солидаризма – состояния личности, ощущающей себя отдельной единицей, осознающей себя через Другого, которая добровольно поступается частью своих интересов ради других. Идеи Ильина укоренены в традицию русской религиозной философии, философ выражает уверенность в единстве интересов отдельного человека с интересами общества и необходимости подчинения собственных целей целям государства, все это в основе своей имеет не автономную личность, а изначальный коллектив, общину, Церковь, симфоническую личность (в значении Карсавина). Человек не поступается своими интересами ради других, его интересы изначально не противоположны интересам сограждан. Самосознание мыслиться не через противопоставление Я-Другой, а через отождествление с родом, общиной, миром. Взгляды Ильина не просто не тождественны концепции солидаризма, они ей в корне противоположны.
Поэтому хочется напомнить автору строки Шекспира «Роза пахнет розой, Хоть розой назови ее, хоть нет» и от того, что кто-то будет использовать для характеристики учения Ильина «модные» термины, его философия по существу не изменится, просто будет не понята «новаторам».
Библиография в статье присутствует, но ее информативность значительно снижена некорректным оформлением списка – при цитировании, автор дает ссылку не на конкретную работу Ильина, а на том в десятитомном собрании сочинений и страницы в нем, видимо рассчитывая на то, что у всех его читателей под рукой данное издание.
Апелляция к оппонентам отсутствует.
Выводы, интерес читательской аудитории. Читатель незнакомый с творчеством философа едва ли составит себе о нем неверное представление, поскольку текст статья достаточно непоследователен. Читателей же знакомых с наследием Ильина, текст статьи может побудить перечитать его книги, вернуться мысленно к идеям философа, мысленно или письменно не согласиться с автором статьи.
Поэтому несмотря на всю неоднозначность, статья может быть рекомендована к публикации в качестве оригинального авторской интерпретации социально-философской концепции Ильина и повода для научной дискуссии.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.