Статья 'Кинокомедия как современное воплощение смеховой культуры' - журнал 'Философия и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философия и культура
Правильная ссылка на статью:

Кинокомедия как современное воплощение смеховой культуры

Беденко Владимир Николаевич

соискатель, Всероссийский государственный институт кинематографии им. С. А. Герасимова (ВГИК)

129226, Россия, г. Москва, ул. Ул. Вильгельма Пика, 3, оф. -

Bedenko Vladimir Nikolaevich

External Doctoral Candidate, Russian State University of Cinematography named after S. M. Gerasimov

129226, Russia, g. Moscow, ul. Ul. Vil'gel'ma Pika, 3, of. -

bedencko.vlad@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0757.2020.8.33452

Дата направления статьи в редакцию:

15-07-2020


Дата публикации:

19-08-2020


Аннотация: Объектом исследования в статье выступает комедийный кинематограф. Предметом исследования в данной статье выступает комедийный кинематограф как проявление смеховой культуры в текущие дни. Автор подробно рассматривает такие аспекты темы, как смеховая культура и история ее осмысления в гуманитарном знании, исторические проявления смеховой культуры в разные эпохи. Особое внимание уделяется идеи о том, что в современном искусстве ее значимым воплощением является кинокомедия. Далее анализируется комедия как жанр кинематографа. После этого дается обоснование воздействия кинокомедии на общество через механизмы действия на сознания кинематографа как аудиовизуального искусства. Основными выводами проведенного исследования являются выделенные функции кинокомедии как проявления смеховой культуры в современном мире, суждение о том, что комедийный кинематограф, как и проявления смеховой культуры более ранних исторических эпох, формирует особый антикультурный мир, показывающий изнанку окружающего мира и в первую очередь, социума. Особым вкладом автора в исследование темы является рассмотрение комедийного жанра кинематографа в рамках концепции смеховой культуры, что позволило высветить новые грани данного феномена и обосновать его значение в духовной жизни современного общества. Новизна заключается в применении концептуальных рамок понятия смеховой культуры к анализу кинокомедии, в ходе чего интересующий автора феномен рассматривается с универсально-мировоззренческих позиций.


Ключевые слова: смеховая культура, кинематограф, комедия, аудиовизуальный образ, зрелищность, жанр кинематографа, функции кинокомедии, Мейнстримовое кино, социальная интеграция, экранная культура

Abstract: The object of this article is the comedy cinematography. The subject is the comedy cinematography as a manifestation of the culture of laughter. The author examines such aspects of the topic as the culture of laughter and the history of its conceptualization in the humanities knowledge, historical manifestations of the culture of laughter in different eras. Special attention is given to the idea that comedy film is a significant embodiment of the culture of laughter in modern art. The author analyzes comedy as genre of cinematography; substantiates the impact of comedy film upon society through the means of cinematography as an audiovisual art. The main conclusions of the conducted research consist in the determined functions of comedy film as a manifestation of the culture of laughter in the modern era;  an idea that comedy cinematography along with manifestations of the culture of laughter of the previous historical eras, forms a specific anti-cultural world that demonstrates an underside of the surrounding world , and mostly of the society. The author’s special contribution into this work lies in consideration of the comedy genre of cinematography within the concept of the culture of laughter, which allowed highlighting the new aspects of this phenomenon and substantiating its significance in the spiritual life of modern society. The novelty consists in application of the conceptual framework of the culture of laughter with regards to the analysis of comedy film, which views the phenomenon at hand from the universal worldview perspective.



Keywords:

movie Comedy features, genre of cinema, entertainment, audio-visual image, comedy, cinema, laughter culture, Mainstream movies, social integration, screen culture

Комедия как жанр кинематографа существует с эпохи немого кино и до сих пор не утрачивает своей значимости, являясь важным элементом современной культуры, несмотря на присущие ей проявления несерьезности, абсурдизма, высмеивание распространенных в обществе псевдоценностей и псевдоавторитетов (например, возводимая в ранг культа ценность материального богатства, власти, популярности, престижа т.д.).

В кинокомедии проявляется смех, который целым рядом исследователей, например, М.М. Бахтиным рассматривался как универсальное начало культуры, образующий такой важный пласт духовной жизни народа, как смеховая культура. При этом, различие между комическим и элементарно-смешным состоит в социально-критической направленности первого [5, c. 159].

Научная новизна исследования состоит в рассмотрении кинокомедии как проявления смеховой культуры и выделения на данной основе функций кинокомедии.

В смеховой культуре, рассматривающей социальную действительность в рамках смеха и комического, воплощалось и воплощается ироничное отношение к тем противоречиям, которые наблюдаются в различных сферах общественной жизни. В общественном сознании заложены определенные ролевые образцы поведения, то есть нормы должного выполнения индивидами различных социальных ролей, нормы деятельности социальных институтов и социальных организаций, высшие духовные идеалы. Это сфера нормативного, должного, конструируемого в рамках здравого смысла, обычаев и традиций, морали, а также права. Именно к нормативной сфере, придающей обществу целостность и входящим в него индивидам солидарность, мы, опираясь на подход Э. Дюркгейма, сводим сущность социального [4, С. 256-309.].

Но жизнь общества, трактуемого нами в рамках теории социальных норм, концепций коллективности и солидарности, характеризуется тем, что реальное поведение индивидов часто не в полной мере соответствует нормам морали, обычаям и законам. Правила содержат исключения, идеалам соответствуют отнюдь не все из индивидов, которые должны им соответствовать. Идеалам поведения следуют отнюдь не все члены общества.

Важными формами принятия таких расхождений между реальным и идеальным, сущим и должным являются юмор, ирония, сатира, в основе которых лежит смех. Именно смех, облачение противоречия, вызывающего изначально негативные эмоции от неприязни («новые русские» в 90 годы ХХ века как герои анекдотов) до страха (тираны и их высмеивание в народном фольклоре), в шуточную форму, позволяет принять его, затушевать разрыв между тем, как правильно, и тем, как есть на самом деле.

Исследованию смеховой культуры положил начало М.М. Бахтин, проследив ее эволюцию от античной эпохи до Возрождения и нового времени. Смех в его концепции предстает как культурное первоначало, форма коммуникации, способ мировосприятия [1]. А смеховая культура, включающая обрядово-зрелищные формы, словесно-смеховые (в том числе и пародийные), а также разнообразные проявления фамильярно-площадной речи, служит создаваемой в простонародной среде альтернативой культуре официальной, прежде всего государственной и церковной [1, c. 9]. Смеховая культура обнажает двойственность мира, позволяет увидеть в великом ничтожное, в высоком низкое, в прекрасном безобразное.

Современными исследователями смеховая культура определяется как «способ производства, трансляции и потребления смешного как эмоциональной реакции на разоблачение нелепостей, стереотипов, иллюзий, жизненных явлений и ситуаций» [6, c. 136].

Если в эпоху Средневековья смеховая культура проявлялась в обрядово-зрелищной и карнавальной форме, в эпоху Ренессанса и следующего за ним Нового времени – в литературе, театре и опере, то в Новейшее время, являющееся эпохой экранной культуры (кинематографа, интернета, компьютерных игр и т.п.) одним из ярких ее воплощений является кинокомедия.

Кинокомедия − это жанр кинематографа, в котором главная цель − не только развлечение зрителя, но и вызывание у него смеха для провоцирования т.н. комического эффекта, который достигается с помощью разнообразных приемов драматургического и технического характера, например, гипертрофированной демонстрации актером определенных человеческих качеств, режиссуры и конструирования комических ситуаций, а также совмещения несовместимого в реальной жизни. Как считает исследователь Е.А. Гамарра, comedy (комедийное) − это «не форма, а структурированный процесс, который выворачивает наизнанку существующие формы» [9, c. 28]. По мнению киноведа А. Гусева, «Комедия всегда основана на несовпадении: чего-нибудь с чем-нибудь. Ожидания − с действительностью; ожиданий одного − с ожиданиями другого; представления о человеке − с самим человеком» [2].

Особое место смеховая культура заняла в постмодернизме как культурном тренде последних пяти десятилетий, который характеризуется стремлением к деконструкции через осмеивание и ироническое переосмысление установок, ценностей и культурного наследия прошлых эпох, вплоть до разрушения авторитетов. В постмодернистской культуре комическое является ее ядром, так как позволяет подвергать высмеиванию любой серьезный проект, ценность или стремление, сводя их значение к выражению крайнего фанатизма, слепой подверженности авторитетам и косности. Именно такие установки характерны для кинокомедий, относящихся к массовой культуре, популярному кино или американскому мэйнстрим-кинематографу, шаблоны которого были заложены в Голливуде.

Мейнстримовое кино обращается к комедийным средствам не только, чтобы компенсировать проблемы и трудности зрителя в реальной жизни, отвлечь его от них и тем самым помочь адаптироваться, но и чтобы деконструировать наследие модернистской классики в искусстве и модернистской предельно рационализированной картины мира, сформированной в рамках элитарной культуры. Вплоть до постмодернистской ситуации в культуре носитель элитарного знания - особая личность, обличенная творческим или научным поиском. Но массовой культуре эпохи постсовременности недостаточно равенства человека элитарной культуры и массового человека. Она заявляет об ущербности и несостоятельности человека элитарной культуры, который осмеивается и выставляется в неприглядном свете. Деинтеллектуализация комического в ее кинофильмах сопровождается деконструкцией и деструктивностью по отношению к элитарной картине мира и ее носителям [8, c. 8]. Так, например, в фильме Милоша Формана «Амадей» 1984 года, несмотря на его драматическую основу, великий композитор Моцарт изображается как человек со странностями, поведение которого невольно вызывает улыбку у зрителя. В кинокартине Джерри Льюиса «Чокнутый профессор» 1963 года и более известном у нас в стране ремейке Тома Шедьяка 1996 года осуществляется деконструкция образа ученого, который из представителя элитарной культуры превращается в человека с раздвоением личности.

В целом, кинокомедия как экранное аудиовизуальное воплощение смеховой культуры выполняет следующие функции:

1) Воспитание членов общества.

Если рассматривать комедийных актеров как продолжателей традиций шутовства и скоморошества, то их можно ставить в один ряд с юмористами-шоуменами. Но кинокомедия отличается от юмористических телешоу тем, что это, прежде всего, кинофильм, созданный по определенным стандартам и нормам. Он имеет сюжет, режиссуру, сценарий, предполагает актерскую игру по канонам киноискусства, зачастую не только смешит, но и заставляет задуматься о важных сторонах нашей жизни. Каким бы абсурдным порой ни был комедийный мир смеховой культуры, на примере главных героев возможно усвоение социальных норм, подлинных культурных установок. А иногда через постмодернистскую деконструкцию и обнажение изнанки социума кинокомедия позволяет выработать адекватное отношение к жизни и поведенческие установки. Так, например, кинокомедия «Месть пушистых» режиссера Роджера Камбла (2010 год) учит гуманному отношению к животным и заботе об окружающей природе.

2) Деконструкция и критика реальности.

Кинокомедия служит как преодолению противоречий между ожиданиями и реальностью, так и деконструкции устоявшихся штампов и стереотипов в жизни (сатира на различные аспекты жизни современного общества) и кино (пародийные фильмы).

Как и в древнерусской смеховой культуре, задачей пародийной литературы было «раздевание реальности от всей сложной знаковой системы данного общества» [5, с. 11], так и в XXI веке кинокомедия служит инструментом деконструкции устоявшихся стереотипов потребительского общества, гламура, где яркая оболочка часто оказывается важнее внутреннего содержания. В смеховой культуре создается антимир, своеобразная изнанка мира, позволяющая увидеть привычное с другой стороны [5, с. 13]. Интересным примером здесь служит фильм Григория Константинопольского «Восемь с половиной долларов» 1999 года, где с изрядной долей комизма показывается обратная отечественного медиабизнеса последнего десятилетия ХХ века.

3) Релаксация и психологическая защита.

Комедийные фильмы выполняют релаксационную функцию, позволяя отвлечься от повседневных дел, забот, информационного перегрузки, быта, работы и провести свой досуг в эмоционально положительной атмосфере. Последнее является также важным, если учитывать терапевтическую функцию смеха. Всем известные советские кинокомедии Э. Рязанова и Л. Гайдая пользовались несомненной популярностью, так как позволяли отвлечься от труда и повседневных забот.

4) Катарсис.

Как известно, «осмеяние ведет к психологической разрядке» [6, с. 136], а это означает, что любые проявления смеховой культуры, в том числе и кинокомедия, выполняют функцию катарсиса. Если подвергнуть смеху объект, который вызывает страх, то страх может быть ослаблен. Считаем, что запрещенный у нас в стране кинофильм 2017 года «Смерть Сталина» (режиссер Армандо Ианнуччи) можно рассматривать как выражение присущего коллективному бессознательному западного социума страха перед тоталитаризмом и И.В. Джугашвили как его историческим воплощением.

Также можно выделить функцию социальной интеграции, аксиологическую, функцию трансляции социально-культурного опыта и другие. Социальной интеграции кинокомедия как воплощение смеховой культуры способствует в тех случаях, когда объединяет представителей определенной социальной группы или общности, например, молодежи вокруг важной и актуальной идеи, транслируемой в комедийном кинофильме. Эти идеи могут касаться вполне серьезных аспектов жизни, несмотря на то, что формой их выражения служит смех. Подобные идеи могут носить универсальный характер и передаваться от поколения к поколению как пласты социокультурного опыта.

Воздействие кинокомедии на сознание индивида и общества обусловлено спецификой экранной культуры, пластом которой она является.

Как сказано в книге Ю.М. Лотмана и Ю.Г. Цивьяна, «материалом киноискусства является сама окружающая нас жизнь» [7, c. 11]. На основе этого материала в каждом кинематографическом произведении, если оно соответствует подобному наименованию, а не является продуктом массовой культуры, создается особый киномир, который каждым зрителем воспринимается и интерпретируется индивидуально, по-своему.

При этом, киномир является результатом синтеза объективной действительности и субъективных качеств автора, осуществившего интерпретацию этого мира и облекшего его в форму художественных аудиовизуальных образов.

Значительную роль в действии кинокомедии на зрителей играет особый язык аудиовизуальных художественных образов, часто апеллирующих к чувственно-эмоциональной сфере зрителя. В комедии смех как культурное первоначало выражается и получает свое особое воплощение через язык кинематографа. Киноязык начался с монтажа, то есть обладающего художественным значением соединения частей кинофильма. В основе киноязыка, по мнению Ю. М. Лотмана, лежит выбор – выбор одного из множества путей развития события, осуществленный не по принуждению – согласно объективным причинно-следственным связям, а по желанию сценариста и режиссера. Кино несет зрителю информацию о том, как режиссер разворачивает события, составляющие сюжетную канву и идейное содержание. Создатели фильма определяют судьбы главных героев, решают за них, как поступить и какое принять решение.

Сила аудиовизуального образа – в его крайней чувственно-эмоциональной насыщенности. Движущаяся картинка видео обладает магической властью над эмоциями человека. И этот факт становится объектом исследования художников. Начиная с опытов «визуализации музыки» и с экспериментами с экспрессионистской и абстракционистской живописью они перешли к созданию концептуальных идеи в экранных образах, конструированию новых реальностей. Экранные искусства располагают техническими средствами воздействия, которые сильнее живописи, графики, скульптуры. Образы в экранных искусствах предстают перед нами еще более сложными и многоуровневыми. В одном произведении может быть использовано сразу несколько способов визуализации. Происходит расчленение изображения, трансформация перспективы, отношение к внутрикадровому пространству как к живописному или графическому орнаменту и др.

Фото- и киноизображения интегрировали в себе все вышеописанные способы визуализации как единовременно, так и по отдельности. Так, техника плоскостного изображения активно используется в анимации, но может применяться и в кино и видеофильмах для передачи видения человека с мифологическим сознанием. Фронтальную композицию активно использует телевидение в качестве своего основного ракурса. Применение обратной перспективы в кинокадре акцентирует предметы, находящиеся на переднем плане, как значимые, если даже главный персонаж находится в кадре, но на другом плане изображения. Иллюзия ренессансной глубины пространства, объемность, освещенность объектов привлекает внимание современных режиссеров. Также тесно переплелись приемы и способы художественного выражения живописи авангарда в кинематографе авангарда.

Таким образом, рассмотрение кинокомедии как проявления смеховой культуры позволяет выявить ее универсальные основания, выделить общественно значимые функции, показать ее место в постмодернистской культуре современности. Мировоззренческой основой рассматриваемого нами культурного феномена служит смеховое первоначало, так как смех исконно служил важной формой восприятия человеком действительности и реагирования на происходящие вокруг события. Значимость кинокомедии в обществе обусловлена ее воспитательным потенциалом, широкими возможностями по социальной критике и деконструкции, предоставлением зрителям возможностей релаксации и катарсиса. Комедийные фильмы позволяют снимать напряжение, вызываемое присущими любому обществу социальными противоречиями, недостатками в тех или иных сферах коллективной жизни.

Библиография
1.
Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса. – М.: Худож. лит., 1990 (1-е изд.-1965). – 543 с.
2.
Гусев А. Спасение по правилам: Комедия [Электронный ресурс] // Сеанс. 2012. URL: http://seance.ru/blog/comedy/ (дата обращения: 19.05.2017)
3.
Дмитриев А.В., Сычев, А.А. Смех: социофилософский анализ – М.: Альфа-М, 2005. – 592 c.
4.
Дюркгейм Э. О разделении общественного труда // Западно-европейская социология ХIX-начала ХХ веков-М.: Международный университет бизнеса и управления, 1996 г.-520 с. С. 256-309
5.
Лихачев Д.С. Смех как мировоззрение // Лихачев Д.С., Панченко А.М., Понырко Н.В. Смех в Древней Руси Л: Наука, 1984.-295 с.
6.
Лихачева Л.С., Фадеева К.А. Смеховая культура как способ производства, трансляции и потребления смешного // Известия Уральского федерального университета. Серия 1: Проблемы образования, науки и культуры. 2015. Т. 144. №4. С. 135 – 144.
7.
Лотман Ю.М., Цивьян Ю.Г. Диалог с экраном – Таллин, изд-во «Александра», 1994. – 144 c.
8.
Тарасов К.А. Насилие в зеркале аудиовизуальной культуры / НИИ киноискусства Агентства по культуре и кинематографии – М.: Белый Берег, 2005. – 379 c.
9.
Gamarra E.A., Jr. The Lost Laugh – Comedy and Perversion: Dissertation. Graduate School of Emory University. 2002. 295 p.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Автор приступает к изложению с очерчивания Актуальности исследования:
«Комедия как жанр кинематографа существует с эпохи немого кино и до сих пор не утрачивает своей значимости, являясь важным элементом современной культуры, несмотря на присущие ей проявления несерьезности, абсурдизма, высмеивание кажущихся незыблемыми ценностей и авторитетов (?). Подобный статус (?) кинокомедии обусловлен тем, что в ней проявляется смех, который целым рядом исследователей, например, М.М. Бахтиным рассматривался как универсальное начало культуры, образующий такой важный пласт духовной жизни народа, как смеховая культура. »
Посыл, в общем, бесспорный, однако его воплощение вызывает определенные сомнения: с одной стороны, это «несмотря на» то, что является существом комедии, не слишком серьезно, с другой, оно же спустя строчку преобразуется в некий «статус», которые следует еще определить.
Определение Предмета исследования начинается со следующего абзаца:
«В смеховой культуре воплощалось и воплощается ироничное отношение к тем противоречиям, которые наблюдаются в различных сферах общественной жизни. В общественном сознании заложены определенные ролевые образцы поведения, то есть нормы должного выполнения индивидами различных социальных ролей, нормы деятельности социальных институтов и социальных организаций, высшие духовные идеалы. Это сфера нормативного, должного, конструируемого в рамках здравого смысла, обычаев и традиций, морали, а также права. »
Автор продолжает настойчиво ломится в открытую дверь; но, если с первых строк «брать быка за рога», определяя существо предмета, следовало бы а) указать источники подобного определения, и, б) объяснить, в каких целях в него введено столь подробное описание всего «нормативного, должного» и пр.
(Продолжение же таково:
«Но общество таково (без определения общества очертить предмет, очевидно, невозможно?), что должное часто расходится с сущим (следовало бы раскрыть), правила содержат исключения, идеалам соответствуют отнюдь не все, кто должен им соответствовать (?). Это (?) побудило Платона разочароваться в эмпирическом социальном мире (?) и вынести идеальные формы всего сущего, в том числе и общества в умозрительный мир эйдосов [7]. »
Как говаривали классики, «по форме верно, по существу — издевательство»; какое отношение имеет это «обоснование позиции Платона» к предмету?)
Проблема, Методология, Научная новизна исследования не вынесены в отдельные эпизоды.
Стиль, структура, содержание
То, что следует отнести (по всей видимости), к теоретическому обоснованию:
«Мир и антимир, культура и антикультура противоположны в том, что первая является упорядоченной и стремится к рациональности и системности, а вторая, наоборот, разупорядочена порой до абсурдизма и стремится к иррациональности. В таком дуализме проявляется, по нашему мнению, двойственность мира и человека, в которой проявляются разумное и внеразумные начала, Эрос и Танатос, космос и хаос, аполлоническое и дионисийское начала, силы созидания и силы разрушения (можно было бы добавить борьбу Ян и Инь и «все, все, все»; но какое отношение это имеет к предмету?). Смысл комедии как воплощения смеховой культуры (как его не определять далее, его следует связать с предшествующим пространным эпизодом) в стремлении культуры (?) к самозаполнению тех пустот (?), которые образуются под воздействием гипертрофированного стремления современного техногенного общества к системности и порядку (то есть комедия возникает вместе с техногенным обществом?), вплоть до механизации и технологизации сферы межчеловеческих взаимоотношений. » ???
Ну, знаете.
Это сверх-оригинальное рас-суждение нуждается по меньшей мере в хоть каком-то обосновании.
Но вместо него далее следует:
«Одним из первых ярких воплощений смеховой культуры в русской народной культуре можно по праву считать скоморошество. Расцвет скоморошьего творчества пришелся на XVII-XVIII века, при этом его формы различались у оседлых и походных скоморохов. «Походные скоморохи оказались почти монопольными «хозяевами» таких театральных и близких им форм, как «Петрушка», медвежья потеха, раек и др., т. е. форм мобильных, дающих возможность устраивать представление без долгих приготовлений и в любых условиях. » ???
Если автор серьезно намерен предварить изложение темы столь детальной исторической экспозицией, объема статьи ему явно не достанет.
Но нет — и этот внезапный «экскурс» завершается через пару строчек:
«И если в эпоху Средневековья смеховая культура проявлялась в обрядово-зрелищной и карнавальной форме, в эпоху Ренессанса и следующего за ним Нового времени – в литературе, театре и опере, то современная веха ее развития ознаменована ее представленностью в кинокомедиях. »
Краткость, в отношении предшествующего достаточно внезапная.
Не менее решительны и объемны следующие строки:
«В современной культуре, являющейся экранной по своей сути (?), одним из значимых воплощением смеха, является кинокомедия (?). Комедия – это киножанр (???), в котором главная цель - не только развлечение зрителя, но и вызывание у него улыбки (???), смеха для провоцирования т.н. комического эффекта (целью комедии является провоцирование комического эффекта; понятно), который достигается с помощью разнообразных приемов драматургического и технического характера, например, гипертрофированной демонстрацией человеческих качеств в актерской игре (???), режиссурой и конструированием драматических ситуаций (???), а также совмещением несовместимого в реальной жизни, детерминированной определенными нормами поведения [3, c. 28]. »
Здесь, по крайней мере, имеется ссылка. Ознакомимся.
3. Дмитриев, А.В., Сычев, А.А. Смех: социофилософский – М.: Альфа-М, 2005. – 592 c.
Не совсем понятно, отчего название приведено не полностью; следовало бы каким-то образом аргументировать выбор именно данных авторов; поскольку прямая цитата отсутствует, не совсем понятно, на что именно ссылается автор.
И т.д.
Библиография насчитывает 8 наименований; их соответствие содержанию в ряде случаев сомнительно.
Выводы, интерес читательской аудитории
Заключительные строки статьи:
«Таким образом, рассмотрение кинокомедии как проявления смеховой культуры позволяет выявить ее универсальные основания, выделить общественно значимые функции, показать ее место в постмодернистской культуре современности (выводы собственно и предполагают прямое изложение выявленных «оснований»). Значительную роль в действии кинокомедии на зрителей (?) играет особый язык аудиовизуальных художественных образов, часто апеллирующих к чувственно-эмоциональной сфере реципиента (??? Это предельно абстрактная формула может быть применена к чему угодно). В комедии смех как культурное первоначало выражается и получает свое особое воплощение через язык кинематографа (???). »

Заключение: работа не отвечает требованиям, предъявляемым к научному изложению, как в стилистическом, так и в структурно-логическом отношении, и не рекомендована к публикации.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования статьи «Кинокомедия как современное воплощение смеховой культуры» - жанр кинокомедии.
Методология исследования базируется на сравнительно-историческом и описательно-аналитическом методах.
Актуальность статьи несомненна, поскольку в настоящее время востребованы исследования в области современного кинематографа.
Научная новизна ее, как правильно указано автором, «состоит в рассмотрении кинокомедии как проявления смеховой культуры и выделения на данной основе функций кинокомедии». Другое дело, что в задачи авторов статей настоящего издания не входит определение таких параметров, как предмет, методология исследования, его научная новизна и пр. Автор же данной статьи начинает свою работу следующим образом: «Проблема исследования. Комедия как жанр кинематографа существует с эпохи немого кино…» Эти подзаголовки необходимо исключить из статьи, тем более, что содержание следующих пунктов весьма сомнительно, к тому же включает ошибки и опечатки: «Методология иследования. В кинокомедии проявляется смех, который целым рядом исследователей, например, М.М. Бахтиным рассматривался как универсальное начало культуры, образующий такой важный пласт духовной жизни народа, как смеховая культура. При этом, различие между комическим и элементарно-смешным состоит в социально-критической направленности первого [5, c. 159»]. Как видно из приведенного примера, к методологии данный абзац имеет мало отношения, хотя содержит правильные мысли, важные для настоящего исследования.
По содержанию перед нами – небольшая научная статья, достаточно структурированная, за исключением выводов, о чем будет сказано далее. Стиль же ее во многом оставляет желать лучшего, в частности, автор допускает достаточно много опечаток в области орфографии и пунктуации: «Именно к нормативной сфере мы опираясь на подход Э. Дюркгейма, сводим сущность социального, того придает обществу целостность и входящим в него индивидам солидарность [4, С. 256-309.]»
Или: «Но жизнь общества, понимаемого нами через понятия социальных норм…» Также есть проблемы с падежами и окончаниями далее в тексте. Статья нуждается в тщательной проверке и исправлении этих небольших недочетов.
Вводя цитату, автор пишет: «Как сказано в книге Лотмана и Цивьяна». И далее не указывает инициалы Ю.М. Лотмана, чего делать не следует. Также исследование изобилует терминологией, придающей ей научную состоятельность, но не подкрепленной примерами: «Деинтеллектуализация комического в ее кинофильмах сопровождается деконструкцией и деструктивностью по отношению к элитарной картине мира и ее носителям [8, c. 8»]. Вообще, за исключением того, что «Всем известные советские кинокомедии Э. Рязанова и Л. Гайдая пользовались несомненной популярностью, так как позволяли отвлечься от труда и повседневных забот», а также фильма «Смерть Сталина» в статье отсутствуют примеры образцов киноискусства, подтверждающих мысли автора, хотя его тема позволяет найти множество таких примеров. Это, кстати, помогло бы и увеличить объем исследования, а также сделать его стиль более живым и интересным.
В качестве достоинств статьи хотелось бы отметить, что автор подробно разбирает функции кинокомедий, дает определения жанра кинокомедии, смеховой культуры, затрагивает проблему киноязыка. Еще раз подчеркнем, что сопровождение примерами сделает авторские тезисы более весомыми и поможет придать исследованию глубину.
Библиография статьи достаточна, включает широкий круг источников по теме исследования и выполнена на достойном профессиональном уровне, хотя необходимо определиться, стоит ли отделять запятыми инициалы авторов от фамилий (в статье есть разные варианты).
Апелляция к оппонентам присутствует в должной мере.
Выводы, на наш взгляд, недостаточны: «Таким образом, рассмотрение кинокомедии как проявления смеховой культуры позволяет выявить ее универсальные основания, выделить общественно значимые функции, показать ее место в постмодернистской культуре современности». Хотелось бы порекомендовать автору сделать их более развернутыми.
Статья будет способна после исправления недостатков вызвать интерес читательской аудитории, как той, что профессионально занимается искусством кино (и другими его видами), так и широкого круга читателей. замечания главного редактора от 18.08.2020: "Автор в полной мере учел замечания рецензентов и исправил статью. Доработанная статья рекомендуется к публикации"
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"