Статья 'Проблемы правовой регламентации процессуального порядка изъятия электронных носителей и копирования содержащейся на них информации' - журнал 'Полицейская и следственная деятельность' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Полицейская и следственная деятельность
Правильная ссылка на статью:

Проблемы правовой регламентации процессуального порядка изъятия электронных носителей и копирования содержащейся на них информации

Воробей Светлана Николаевна

кандидат юридических наук

доцент, кафедра уголовного процесса, Дальневосточный юридический институт МВД России

680031, Россия, Хабаровский край, г. Хабаровск, пер. Казарменный, 15

Vorobei Svetlana Nikolaevna

PhD in Law

Associate Professor at the Department of Criminal Procedure of the Far East Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia

680031, Russia, Khabarovskii krai, g. Khabarovsk, per. Kazarmennyi, 15

s.d.vorobej@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-7810.2021.2.30662

Дата направления статьи в редакцию:

30-08-2019


Дата публикации:

07-07-2021


Аннотация: В качестве предмета исследования авторами публикации обозначены нормы уголовно-процессуального права, регламентирующие процессуальный порядок изъятия электронных носителей и копирования с них информации. В статье рассматриваются проблемные вопросы, возникающие в деятельности следователей, связанные с изъятием электронных носителей информации в ходе производства следственных действий, копированием с них информации, а также сопутствующие изменения, происходящие в следственной практике связанные с введением в УПК РФ ст. 164.1 касающейся особенностей изъятия электронных носителей информации и копирования с них информации при производстве следственных действий. Соответственно целью исследования является проанализировав Федеральный закон от 27 декабря 2018 г. № 533-ФЗ, который дополнил УПК ст. 164.1 «Особенности изъятия электронных носителей информации и копирования с них информации при производстве следственных действий» и правоприменительную практику в исследуемой сфере, определить круг наиболее острых и проблемных вопросов и выработать пути их решения. Методологическую основу исследования составили общенаучные и частные методы познания: сравнительно-правовой, формально-логический анализ, моделирование, индукция, дедукция и др. Научная новизна исследования проявляется в комплексном, системном исследовании вопросов и проблем норм уголовно-процессуального законодательства и правоприменительной практики, связанных с изъятием электронных носителей и копированием содержащейся на них информации и выработке основных предложений по внесению изменений в действующее законодательство.


Ключевые слова: расследование преступления, изъятие информации, копирование, передача информации, хранение информации, информация, информационные технологии, электронные носители информации, участие специалиста, доказательственное значение

Abstract: The research subject is the provisions of criminal law regulating the procedure of seizing electronic media and copying information. The article considers the problems faced by investigators connected with the seizure of electronic media during the investigation, copying the information they contain, and the related changes in the investigation practice caused by the introduction of article 164.1 into the Criminal Procedure Code. The purpose of the research is, based on the analysis of the Federal Law of December 27, 2018 No 533, which had amended the Criminal Procedure Law with the article 164.1 “The peculiarities of seizing electronic media and copying information they contain during investigative activities”, and law-enforcement practice in this field, to define the scope of the most urgent problems and develop the ways how to solve them. The research methodology is based on general scientific and specific research methods of cognition: the comparative-legal and formal-logical analysis, modeling, induction, deduction, etc. The scientific novelty of the research consists in the comprehensive and system-based study of the issues and problems of criminal legislation and law-enforcement practice connected with seizing electronic media and copying information they contain, and in the development of the key suggestions about amending the current legislation. 
 



Keywords:

seizure of information, copying, transfer of information, storage of information, information, information technologies, electronic information carriers, investigation of crime, specialist participation, evidentiary value

Непрерывное развитие информационно-телекоммуникационных технологий существенно изменило и улучшило жизнь современного общества. Сбор, хранение и распространение информации является неотъемлемым процессом использования информационных технологий [7, с. 9]. Однако, все чаще электронная информация является способом подготовки и совершения преступлений. В целях выявления и расследования данного рода преступлений, носители электронной информации и содержащиеся на них сведения достаточно активно используются следователем в доказывании по уголовным делам. При этом, несмотря на все более частое обращение следователя к построению доказательственного материала используя электронные носители информации и их содержимого [12, с. 251],[13, с. 49], в уголовно-процессуальном законодательстве существует ряд проблемных вопросов, не урегулированных вступившим в законную силу Федеральным законом от 27 декабря 2018 г. № 533-ФЗ, который дополнил УПК ст. 164.1 «Особенности изъятия электронных носителей информации и копирования с них информации при производстве следственных действий» [9].

Так, существующий в уголовно-процессуальном кодексе термин «электронные носители информации» не раскрывает признаков по которым его можно выделить среди других электронных устройств. Данное обстоятельство послужило поводом для дискуссий в научном мире. Ряд ученых полагает, что электронный носитель – это устройство, предназначенное к многократному использованию для записи, хранения и обработки информации [4, с. 48],[11, с. 25]. По данному поводу М. В. Гореловым высказана позиция о том, что под информацией на электронном носителе понимаются сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, выполненные в форме цифровой, звуковой и видеозаписи [5, с. 27-29]. Относительно уголовно-процессуального закрепления термина «электронный носитель информации», основная проблема заключается в том, что с юридической и технической точек зрения он имеет разную трактовку. Объясняется это множеством технических устройств, которые могут служить для передачи, копирования и хранения информации. В соответствии с п. 3.1.9 ГОСТ 2.051­­­­-2013 электронный носитель - материальный носитель, используемый для записи, хранения и воспроизведения информации, обрабатываемой с помощью средств вычислительной техники [8]. Анализируя данное понятие можно сделать вывод о том, что к нему можно отнести любое микропроцессорное устройство, что создает еще большую неточность в понимании сущности электронного носителя информации. Наиболее целесообразно в данном случае к объектам, которые подпадают под определение ГОСТа относить носители информации, которые не являются частью другого устройства и предусмотрены для хранения информации (карты флеш-памяти, CD, DVD и т. д.). Аналогичной точки зрения придерживается и ряд ученых-процессуалистов [10, с. 157-158].

С введением ст. 164.1 УПК РФ, законодатель оставил без изменения проблемный вопрос, связанный с нехваткой квалифицированных специалистов и технических устройств, которые позволили бы следователям осуществлять изъятие электронных носителей информации и копировать содержащуюся на них информацию. При этом встает процессуальный вопрос, к какому конкретно виду доказательства можно отнести информацию, изъятую с электронного носителя информации?

Так, А.П. Вершинин полагает, что данную информацию можно рассматривать как письменное доказательство т. к. содержащиеся в ней сведения представляют собой человеческую мысль [3, с. 247]. Однако, необходимо признать, что в данном случае письменная форма отсутствует и соответственно рассматривать как письменное доказательство не представляется возможным.

Помимо данной проблемы существую вопросы, касающиеся процессуального порядка производства следственных действий, в ходе которых происходит изъятие электронных носителей информации и копирования с них информации. К данным следственным действиям чаще всего относят производство осмотра места происшествия, обыска и выемки [2, с. 5]. До внесения поправок в Уголовно-процессуальный кодекс РФ порядок изъятия электронных носителей информации и копирование данных, содержащихся на них в ходе обыска и выемки, был закреплен в ч.9.1 ст. 182 УПК РФ и ч. 3.1 ст. 183 УПК РФ. После внесения изменений в уголовно-процессуальное законодательство данные части статей утратили силу, а для регламентации особенностей изъятия электронных носителей информации и копирования с них информации при производстве следственных действий была введена ст.164.1 УПК РФ. Принципиальное отличие заключается в том, что теперь порядок изъятия электронных носителей информации и копирования информации, содержащейся на данных устройствах, стал единым не для двух следственных действий: обыск и выемка, а для всех, в том числе осмотр места происшествия.

В новой редакции статьи остается обязательным привлечение специалиста к изъятию электронных носителей информации и копированию информации, содержащейся на них, но теперь уже к производству всех следственных действий в ходе которых изымаются электронные носители информации [6, с. 40]. Однако в правоприменительной практике привлечение специалиста в целях изъятия электронного носителя информации не всегда представляется целесообразным. Например, остается не решенным вопрос о необходимости использования специальных познаний при изъятии электронных носителей, которые используются повсеместно, такие как карты флеш-памяти, CD-RW и т.д.

Ещё одной из наиболее острых проблем в данной области является нецелесообразность изъятия электронных носителей информации у их законных владельцев, связано это с использованием преступниками удаленных ресурсов сети, например, «облачного» хранилища. В настоящее время понятие «облачного» хранилища и особенности проведения следственных действий по изъятию информации хранящейся в нем, также не закреплены в законодательстве Российской Федерации. Этим активно пользуются преступные элементы общества и хранят в «облачном» хранилище огромные массивы информации. Усложняется получение информации из данных хранилищ и тем, что такие серверы могут располагаться на удалённом друг от друга расстоянии, вплоть до расположения на разных континентах [1, с. 64-71]. При этом, если лицо хранит информацию в «облачном» хранилище и у него изымаются электронные носители информации, с помощью которых он имел доступ к данным хранилищам, то сотрудники правоохранительных органов смогут получить информацию только об обращении лица к тем или иным ресурсам в сети Интернет. При этом сама информация, хранящаяся на удаленных серверах и представляющая доказательственное значение для уголовного дела, так и не будет получена, а владелец изъятого в ходе данных следственных действий электронных носителей информации, при наличии любого другого устройства, с возможностью выхода в Интернет, сможет беспрепятственно в любое время уничтожить изобличающую информацию, имеющую доказательственное значение по уголовному делу.

В связи с тем, что интерес правоохранительных и законодательных органов Российской Федерации к вопросу об обращении к электронным носителям информации в целях предупреждения, выявления и раскрытия преступлений будет только увеличиваться в постоянно развивающемся обществе, целесообразно своевременно внести ряд поправок в действующее уголовно-процессуальное законодательство. Во-первых, изменить редакцию ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса в части определения понятия электронного носителя информации, которое будет отражать все присущие ему признаки и соответствовать как процессуальным, так и техническим стандартам. Во-вторых, на основе анализа практической деятельности по изъятию электронных носителей информации в порядке статьи 164.1 УПК РФ необходимо предоставить следователю право привлекать специалиста для изъятия электронных носителей информации только в том случае, когда действительно необходимы специальные познания. В-третьих, для решения проблемы невозможного доступа из изъятых электронных носителей к информации, хранящейся в «облачном» хранилище предлагается проводить обыск или выемку посредством удаленного доступа, то есть, не изымать, а копировать информацию представляющую интерес для правоохранительных органов, посредством специализированных программно-аппаратных средств.

Библиография
1.
Батура Т.В., Мурзин Ф.А., Семич Д.Ф. Облачные технологии: основные модели, концепции и тенденции развития // Программные продукты и системы. 2014. № 3. С.64-71.
2.
Васюков В.Ф., Булыжкин А.В. Изъятие электронных носителей информации при расследовании преступлений: нерешенные проблемы правового регулирования и правоприменения // Российский следователь. 2016. № 6. С. 5-8.
3.
Вершинин А.П. Электронный документ: правовая форма и доказательство в суде // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер.
4.
Государство и право: Реферативный журнал. 2000. С.247-249. 4. Гаврилин Ю.В. Электронные носители информации в уголовном судопроизводстве // Труды Академии управления МВД России. 2017. № 4. С. 48-50.
5.
Горелов М.В. Современные источники информации как доказательства в гражданском процессе // Информационное право. 2005. № 3. С.27-29.
6.
Зуев С., Черкасов В. Новые правила изъятия электронных носителей и копирования информации // Законность. 2019. № 5. С.40-43.
7.
Иванов А.Н. Порядок изъятия, хранения и возврата законному владельцу электронных носителей информации // Проблемы уголовного процесса, криминалистики и судебной экспертизы. 2018. № 1. С. 9-13.
8.
Межгосударственный стандарт. Единая система конструкторской документации. Электронные документы. Общие положения ГОСТ 2.051-2013. [Электронный ресурс]: Доступ из СПС «КонстультантПлюс» (дата обращения: 26.09.2019).
9.
О внесении изменений в статьи 76.1 и 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон № 533-ФЗ от 27.12.2018 [Электронный ресурс]: Доступ из СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 26.09.2019).
10.
Осипенко А.Л., Гайдин А.И. Правовое регулирование и тактические особенности изъятия электронных носителей информации // Вестник Воронежского института МВД России. 2014. № 1. С. 157-158.
11.
Першин А.Н. Электронный носитель информации как новый источник доказательств по уголовным делам // Уголовный процесс. 2015. № 5. С. 48-54.
12.
Савицкая И.Г. Участие специалиста в следственных действиях, связанных с изъятием электронных носителей информации // Судебная власть и уголовный процесс. 2016. № 2. С. 250-254.
13.
Соколов Ю.Н. Электронный носитель информации в уголовном процессе // Информационное право. 2017. № 3. С. 25-28.
References (transliterated)
1.
Batura T.V., Murzin F.A., Semich D.F. Oblachnye tekhnologii: osnovnye modeli, kontseptsii i tendentsii razvitiya // Programmnye produkty i sistemy. 2014. № 3. S.64-71.
2.
Vasyukov V.F., Bulyzhkin A.V. Iz''yatie elektronnykh nositelei informatsii pri rassledovanii prestuplenii: nereshennye problemy pravovogo regulirovaniya i pravoprimeneniya // Rossiiskii sledovatel'. 2016. № 6. S. 5-8.
3.
Vershinin A.P. Elektronnyi dokument: pravovaya forma i dokazatel'stvo v sude // Sotsial'nye i gumanitarnye nauki. Otechestvennaya i zarubezhnaya literatura. Ser.
4.
Gosudarstvo i pravo: Referativnyi zhurnal. 2000. S.247-249. 4. Gavrilin Yu.V. Elektronnye nositeli informatsii v ugolovnom sudoproizvodstve // Trudy Akademii upravleniya MVD Rossii. 2017. № 4. S. 48-50.
5.
Gorelov M.V. Sovremennye istochniki informatsii kak dokazatel'stva v grazhdanskom protsesse // Informatsionnoe pravo. 2005. № 3. S.27-29.
6.
Zuev S., Cherkasov V. Novye pravila iz''yatiya elektronnykh nositelei i kopirovaniya informatsii // Zakonnost'. 2019. № 5. S.40-43.
7.
Ivanov A.N. Poryadok iz''yatiya, khraneniya i vozvrata zakonnomu vladel'tsu elektronnykh nositelei informatsii // Problemy ugolovnogo protsessa, kriminalistiki i sudebnoi ekspertizy. 2018. № 1. S. 9-13.
8.
Mezhgosudarstvennyi standart. Edinaya sistema konstruktorskoi dokumentatsii. Elektronnye dokumenty. Obshchie polozheniya GOST 2.051-2013. [Elektronnyi resurs]: Dostup iz SPS «Konstul'tantPlyus» (data obrashcheniya: 26.09.2019).
9.
O vnesenii izmenenii v stat'i 76.1 i 145.1 Ugolovnogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii i Ugolovno-protsessual'nyi kodeks Rossiiskoi Federatsii: Federal'nyi zakon № 533-FZ ot 27.12.2018 [Elektronnyi resurs]: Dostup iz SPS «Konsul'tantPlyus» (data obrashcheniya: 26.09.2019).
10.
Osipenko A.L., Gaidin A.I. Pravovoe regulirovanie i takticheskie osobennosti iz''yatiya elektronnykh nositelei informatsii // Vestnik Voronezhskogo instituta MVD Rossii. 2014. № 1. S. 157-158.
11.
Pershin A.N. Elektronnyi nositel' informatsii kak novyi istochnik dokazatel'stv po ugolovnym delam // Ugolovnyi protsess. 2015. № 5. S. 48-54.
12.
Savitskaya I.G. Uchastie spetsialista v sledstvennykh deistviyakh, svyazannykh s iz''yatiem elektronnykh nositelei informatsii // Sudebnaya vlast' i ugolovnyi protsess. 2016. № 2. S. 250-254.
13.
Sokolov Yu.N. Elektronnyi nositel' informatsii v ugolovnom protsesse // Informatsionnoe pravo. 2017. № 3. S. 25-28.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью
Проблемы правовой регламентации процессуального порядка изъятия электронных носителей и копирования содержащейся на них информации

Название отчасти соответствует содержанию материалов статьи. В названии статьи автор не уточнил: «в России».
В названии статьи условно просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет относительный научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и условно обозначил её актуальность.
В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором вполне продуманы.
Автор не представил результатов анализа историографии проблемы, но сформулировал новизну предпринятого исследования.
При изложении материала автор избирательно продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования и апелляции к оппонентам.
Автор не разъяснил выбор, но охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы.
Автор не разъяснил и не обосновал выбор географических рамок исследования, хотя они очевидны ввиду выбора темы исследования.
На взгляд рецензента, автор сумел грамотно использовать источники, стремился выдержать научный стиль изложения, грамотно использовал методы научного познания, соблюдает принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, обозначил её актуальность, сообщив, что «в уголовно-процессуальном законодательстве существует ряд проблемных вопросов, не урегулированных вступившим в законную силу Федеральным законом от 27 декабря 2018 г. № 533-ФЗ» и т.д.
В основной части статьи автор, во-первых, сосредоточился на проблеме отсутствия в уголовно-процессуальном законе определения термина «электронные носители информации». Автор пришёл к выводу о том, что «целесообразно в данном случае к объектам, которые подпадают под определение ГОСТа относить носители информации, которые не являются частью другого устройства и предусмотрены для хранения информации» т.д.
Далее автор обозначил проблему «нехватки квалифицированных специалистов и технических устройств, которые позволили бы следователям осуществлять изъятие электронных носителей информации» т.д.
Далее автор обратился к вопросу о целесообразности «привлечения специалиста в целях изъятия электронного носителя информации» и вместо вывода сообщил о том, что «остается нерешенным вопрос о необходимости использования специальных познаний при изъятии электронных носителей, которые используются повсеместно, такие как карты флеш-памяти, CD-RW» т.д.
В завершение основной части статьи автор сообщил о том, что «одной из наиболее острых проблем в данной области является нецелесообразность изъятия электронных носителей информации у их законных владельцев» и неожиданно пояснил, что «связано это с использованием преступниками удаленных ресурсов сети, например, «облачного» хранилища». Автор ограничился разъяснением сути проблемы: «информация, хранящаяся на удаленных серверах и представляющая доказательственное значение для уголовного дела, так и не будет получена, а владелец изъятого в ходе данных следственных действий электронных носителей информации, при наличии любого другого устройства, с возможностью выхода в Интернет, сможет беспрепятственно в любое время уничтожить изобличающую информацию» т.д.
Результаты классификации исследованных «проблем» автор читателю не представил.
В статье встречаются некоторые ошибки/описки, как-то: «Однако, все чаще», «в целях выявления…, носители», «в уголовно-процессуальном кодексе», «С введением ст. 164.1 УПК РФ, законодатель», «остается не решенным» и т.д., неудачные и некорректные выражения, как-то: «существующий в уголовно-процессуальном кодексе термин «электронные носители информации» не раскрывает признаков по которым его можно выделить среди других электронных устройств», «При этом встает процессуальный вопрос».
Выводы позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы отражают результаты исследования, проведённого автором, в полном объёме.
В заключительном абзаце статьи автор сообщил о том, что «целесообразно своевременно внести ряд поправок в действующее уголовно-процессуальное законодательство»: «изменить редакцию ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса в части определения понятия электронного носителя информации» т.д., «необходимо предоставить следователю право привлекать специалиста для изъятия электронных носителей информации только в том случае, когда действительно необходимы специальные познания», «для решения проблемы невозможного доступа из изъятых электронных носителей к информации… предлагается проводить обыск или выемку посредством удаленного доступа» т.д.
На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования достигнута автором отчасти. Статью после незначительной доработки можно опубликовать.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"