Статья 'Хвостатый герой-трикстер в повести Саши Черного «Кошачья санатория» ' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Хвостатый герой-трикстер в повести Саши Черного «Кошачья санатория»

Жиркова Марина Анатольевна

ORCID: 0000-0003-4107-6944

кандидат филологических наук

доцент кафедры журналистики и литературного Государственного автономного образовательного учреждения высшего образования Ленинградской области "Ленинградский государственный университет имени А.С.Пушкина"

195196, Россия, г. Санкт-Петребург, шоссе Петербургское, 10

Zhirkova Marina Anatol'evna

PhD in Philology

Docent, the department of Journalism and Literary Education Pushkin Leningrad State University

195196, Russia, St. Petreburg, St. Petersburg highway, 10

manp@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8698.2023.2.37435

EDN:

GOJPDN

Дата направления статьи в редакцию:

30-01-2022


Дата публикации:

07-02-2023


Аннотация: В статье представлен анализ повести Саши Черного «Кошачья санатория» (Рим, 1924 – Париж, 1928), главный герой которой рассматривается как архетип трикстера. Кот Беппо мстит своему хозяину за причиненные обиду и боль, но такое поведение оборачивается против него самого: он оказывается на форуме Траяна, где живут бездомные коты и кошки. Беппо не находит себе места в новом для себя пространстве. Кошачий мир не становится для него родной семьей, и для обитателей форума он остается чудаком. Свобода и независимость являются теми сакральными ценностями, ради которых он играет с самой смертью. Беппо – это образ бродяги, бездомного, но свободного и независимого кота. В ходе исследования выявляются основные признаки архетипа трикстера в образе главного героя. Отмечается также, что в повести переплелись личные впечатления Саши Черного от пребывания в Риме, переживание им исторических реалий переломной эпохи ХХ века и творческие установки писателя на создание произведений для детей.Научная новизна работы заключается, во-первых, в том, что «Кошачья санатория» впервые подвергается комплексному анализу: рассматриваются система образов, ее структура, автобиографические элементы, во-вторых, главный герой повести впервые утверждается как герой-трикстер. Актуальность исследования определятся растущим интересом к литературе русского зарубежья, и в частности, к творчеству Саши Черного.


Ключевые слова:

Саша Черный, повесть, герой, трикстер, экфрасис, ирония, идиллия, театральность, лиминальность, автобиографичность

Abstract: The article presents an analysis of Sasha Cherny's novel "The Cat Sanatorium" (Rome, 1924 – Paris, 1928), the main character of which is considered as the archetype of the trickster. Beppo the cat takes revenge on his master for the hurt and pain caused, but this behavior turns against him: he finds himself on Trajan's forum, where homeless cats and cats live. Beppo does not find a place for himself in a new space for himself. The cat world does not become his own family for him, and for the inhabitants of the forum he remains an oddball. Freedom and independence are the sacred values for which he plays with death itself. Beppo is the image of a tramp, a homeless, but free and independent cat. The study reveals the main features of the trickster archetype in the image of the main character. It is also noted that Sasha Cherny's personal impressions of his stay in Rome, his experience of the historical realities of the turning point of the twentieth century and the writer's creative attitudes towards creating works for children are intertwined in the story.The scientific novelty of the work lies, firstly, in the fact that the "Cat Sanatorium" is subjected to a comprehensive analysis for the first time: the system of images, its structure, and autobiographical elements are considered, and secondly, the main character of the story is confirmed for the first time as a trickster hero. The relevance of the research will be determined by the growing interest in the literature of the Russian diaspora, and in particular, in the work of Sasha Cherny.


Keywords:

Sasha Cherny, novel, hero, trickster, ecphrasis, irony, idyll, theatricality, liminality, autobiography

Введение

В Италии Саша Черный (Александр Михайлович Гликберг, 1880-1932) побывал три раза, первый приезд – это свадебное путешествие в 1905 г., затем они с женой повторят его в 1910. Последнее пребывание писателя состоялось в статусе эмигранта, кочующего в поисках пристанища. Впечатления от первых поездок почти не отразились в его творчестве, лишь несколько стихотворений, написанных в комическом ключе, например, «Уголок», «Жара» и др. Третий приезд длится почти год: с мая 1923 по март 1924 г., его итогом станут многочисленные стихотворения и повесть «Кошачья санатория», но почти все итальянские произведения публиковаться будут значительно позднее – во время жизни Саши Черного во Франции.

«Кошачья санатория» была написана в Риме в 1924 г., первая ее публикация состоялась в журнале «Перезвоны» в Риге в 1925 г., а отдельным изданием повесть вышла в 1928 г. в Париже. Несмотря на растущий интерес к творчеству писателя, на данный момент отсутствуют отдельные работы, посвященные анализу повести. Чаще всего она упоминается в ряду других произведений, написанных в эмиграции [8, с. 25; 9, с. 539; 11, с. 32-33; 16, с. 264-265], или среди произведений других авторов [12]. По жанру это сказочная повесть: действие происходит в реальном мире, но главные герои – животные, которые разговаривают, знают цифры и умеют рисовать. Это также авантюрная повесть с героем-трикстером, для нее характерен комический модус.

Архетипу трикстера посвящено множество научных работ, в которых ученые определяют его происхождение [15; 17], дают характеристику и указывают функции [5; 13; 19], а также рассматривают образы героя-трикстера в конкретных художественных произведениях. Отметим в рамках нашего исследования статьи Ю.Н. Чухвичевой о героях-животных, выступающих в образе трикстера [22], и М.Н. Липовецкого, в которой говорится о героях-трикстерах детской литературы [14], но произведение Саши Черного в этом плане учеными не рассматривалось.

Можно также вспомнить известных литературных котов: неунывающий и наделенный смекалкой Кот в сапогах Шарля Перро, помогающий своему хозяину добиться высокого дворянского титула; ученый кот А.С. Пушкина, наделенный вековой мудростью и талантом сказителя; а также гофманский кот-философ Мурр, исписавший своими воззрениями листы с биографией хозяина. Главный герой повести Саши Черного – кот, наделенный многими чертами своих предшественников: он умен, смекалист, изворотлив, талантлив, имеет свои взгляды на жизнь.

Система образов и структура повести

Повесть рассказывает историю кота Беппо, принесенного хозяином на форум Траяна, где живут бездомные коты и кошки, и совершающего оттуда побег. Исследователи указывают, что имя кота позаимствовано из шуточной поэмы Байрона «Беппо» (1817) [10, с. 577; 16, с. 264], в создании которой отразились впечатления английского поэта от пребывания в Италии. Герой поэмы купец Беппо ведет морскую торговлю и пропадает на несколько лет, когда он возвращается, то рассказывает, как был рабом, бежал к пиратам, разбогател и сумел вернуться домой. Беппо – это также уменьшительный вариант итальянского имени Джузеппе, тогда как хозяина кота зовут Спагетти, то есть кот наделен человеческим именем, а хозяин назван макаронным изделием. Так автор сразу обозначает свое отношение к героям. Это проявляется и в их характеристике – сердитый хозяин [Выделения курсивом принадлежат автору работы – М.Ж.], в указании на ожидание котом обычного утреннего щелчка от него, а кот называется бедным, беднягой [21, с. 61, 62]. Несладко жилось коту у своего хозяина, если неожиданно предложенная тем утром, когда изменилась его судьба, плошка молока и жирная селедочная голова для Беппо – это чудеса, которых он с рождения не видел.

Произведение состоит из нескольких частей, разделенных тремя звездочками. Можно вспомнить героя следующего произведения Саши Черного фокса Микки: «Я видел в детских книжках, когда человек делает прыжок к новой мысли, – он ставит три звездочки» [21, с. 31]. Первая часть – это описание форума и появление на нем Беппо. Начало повести представляет собой прозаический экфрасис, т.е. литературное описание «визуальных объектов (реальных или вымышленных), особенно визуальных произведений искусства. <…> в широком смысле это словесное описание любого рукотворного предмета: храма, дворца, щита, чаши, статуи или картины» [23, с. 301]. Форум, увиденный глазами повествователя, «даже и на форум непохож», не историческая достопримечательность, а «укромный закоулок». Перед нами остатки былого величия, которые постепенно захватывает природа: «взъерошенные кусты олеандров и ежевики там и сям расползлись по форуму совсем по-домашнему» [21, с. 161]. Только колонна Траяна поражает своим размером («Ну и громадина»), а вот апостол Петр на ее вершине кажется одиноким и вызывает сочувствие. В представлении повествователя он не великий апостол, а темно-бронзовый старик, который жарится на июльском солнцем и мокнет под декабрьским дождем. В дальнейшем форум мы видим глазами кота, и его восприятие в чем-то совпадает с мнением повествователя. Для Беппо это пространство, имеющее границы: «мышеловка», «Со всех четырех сторон трава замыкалась каменной гладкой стеной», он пленник «странно замкнутого жилья» [21, с. 162].

В речь повествователя в конце первой части включены размышления самого кота, например, возмущение, что его в мешок посадили: «сунул хозяин кота в полосатый мешок, с которым служанки на базар ходят. В мешок, скажите пожалуйста! Точно Беппо баранина или телячья печенка…» [21, с. 161], тем самым автор подготавливает читателя к сказочному миру повести. Такое сочетание речи повествователя и размышлений героя-кота пройдет через всю повесть.

Вторая часть – знакомство с форумом и история главного героя. На новом месте, расспрашивая обитателей форума, Беппо показывает себя вежливым и воспитанным котом: «Скажите, пожалуйста… – Беппо учтиво склонил шею и, как хорошо воспитанный кот, сделал после вступления продолжительную паузу» [21, с.163]. Правда, его оскорбляет предположение, что он родом из провинции, наоборот, он гордится тем, что родился в центре Рима и называет свою улицу: Колоннетте, небольшую улочку и сейчас расположенную в центре современного города.

Из объяснения «упитанного серого кота» Беппо узнает про форум Траяна и обычай приносить сюда котов, если, во-первых, они преступно себя ведут; во-вторых, хозяин беден и не может содержать домашних животных; в-третьих, он уезжает и не знает, куда их девать, тогда вот «таких несчастных сбрасывают на форум Траяна» [21, с.163]. По мнению Беппо, он подходит под все три категории, но тут с ним можно не согласиться, в повести отсутствуют указания на предполагаемый отъезд его бывшего хозяина. В ответ на любезное объяснение кота-толстяка Беппо рассказывает о себе.

Черты архетипа трикстера в образе главного героя – кота Беппо

История кота Беппо – это цепь эпизодов, приключений, связанных со сменой хозяев и условий его местожительства: сначала котенком он прятался за кадкой с бамбуком у ресторана, где его увидела и подобрала молоденькая мисс Нелли. Лучше всего ему жилось у первой хозяйки, хотя кот и ворчит, что она из него почти болонку сделала: «Опрыскала какой-то вонючей штукой, нацепила на меня зеленый бантик» [21, с.163]. Отъезд хозяйки, не позаботившейся о своем питомце («О форуме Траяна она, должно быть, тоже не знала», [21, с.163]), приводит Беппо снова на улицу. Дальше жизнь у каждого следующего хозяина будет все хуже. По словам Беппо, его история – это его волеизъявление, его выбор, для него важно сохранение его внутренней свободы. Это он поселился у прачки, а не она его приютила или подобрала. Но пленение в чулане он не смог пережить: «когда моя прачка стала уходить на работу, а меня запирать в чулан, чтобы я на голодный желудок ее проклятых мышей ловил (Беппо от негодования даже закашлялся), – нет, пусть сама ловит и жарит их себе на ужин на оливковом масле! Я не выдержал, вышиб головой стекло и …» [21, с.164]. Тогда он оказался у третьего хозяина – сапожника, у которого и произошло его превращение в «преступного кота». Беппо с некоторым высокомерием и презрением говорит о нем: «сапожник он был не настоящий», «бродячий сапожник», «Я не знаю, обедал ли мой сапожник сам. Макарон там где-нибудь наглотается, корочку сыра пожует, луковицу… Бродячая жизнь – бродячая еда» [21, с.164].

После того, как пьяный хозяин решил напоить кота вином и пришпилить за сопротивление и непослушание его хвост к сундуку, поведение кота в доме сапожника становится провокационным. В образе кота можно увидеть некоторые черты героя-трикстера – плута, озорника и хулигана. Беппо решает мстить и начинает вести «подрывную деятельность» (Липовецкий) на своей же территории. Так, он «притиснул» цыпленка под лестницей, но остались улики, чем сразу выдал себя; молоко у соседей вылакал; у студента чернильницу опрокинул; стекло в дверях разбил, когда бегством от лавочника спасался; у девочки булку с маслом выхватил. Все его действия направлены на деструкцию порядка, это своеобразная игра в разрушение, насмешка над окружающими. Д.А. Гаврилов, рассматривая архетип трикстера, выделяет основные его функций, среди которых – нарушение правил и традиций, привнесение элемента хаоса в существующий порядок, что «способствует деидеализации, превращению мира идеального в реальный» [5, с. 67]. Все это кот творит не со зла, в нем говорит обида и желание выстроить свои отношения с миром людей, в котором для него не нашлось блюдца молока и кусочка еды. Он намеренно создает хаос вокруг себя, не желая принимать такой мир, и устанавливает свои нормы и правила поведения. Понимает ли Беппо, что он хулиганничает? – Да, отсюда его попытки оправдаться. Но П. Радин также замечает, что поведение трикстера всегда диктуется импульсами, над которыми он не властен [17, с. 7]. Поведение кота в данном случае сложно назвать аморальным, поскольку герой-трикстер находится вне категорий добра и зла, вне морали как таковой [13]. Кот-толстяк его прекрасно понимает и даже завидует. Можно обратить внимание на авторское определение его реакции на слова Беппо о превращении того в «преступного кота»: «Это тоже надо уметь… – мечтательно вздохнул толстяк» [21, с.165].

Беппо выступает также в комическом амплуа, традиционном для архетипа трикстера. В его рассказе сочетается детская наивность и бесхитростность в попытке самооправдания: цыпленка съел, так зачем он шляется, молоко у соседей выпил, так ведь не все же, чернильницу разлил, а зачем чернильницу на столе держать, стекло разбил – пустяки, булку у девочки утащил, когда она предложила в магазин поиграть, но откуда у кота деньги?.. М.Н. Липовецкий, говоря о плутовстве трикстера, отмечает, что оно носит не прагматический, а, скорее, самодостаточный, комедийный и ритуальный характер [14, с. 9]. Если вначале такое поведение кота забавляло сапожника: «Молодец, говорит, Беппо, старайся. Я, говорит, когда молод был, и не то еще вытворял» [21, с.165], то после жалоб соседей хозяин вынужден избавиться от кота-хулигана. Так, похождения Беппо оборачиваются против него самого. Исследователи отмечают, что герой-трикстер часто сам становится жертвой такого поведения [17, с. 7], например, Д.А. Гаврилов пишет: «трикстер не всегда выходит победителем из затеянной игры, и может попасть впросак, оказаться жертвой собственной хитрости» [5, с. 68]. Кот лишается хозяина, дома, которых вроде бы и не стоило жалеть, но «очень уж уютный двор был. И общество хорошее: две кошки, цыплята (Беппо томно облизнулся), помойка, детей, словно мух, в углу ореховое дерево… И лестниц, знаете, как дырок в швейцарском сыре: узенькие, темные, прохладные…» [21, с.164]. Для него рушится знакомый и привычный мир, ценность которого осознается им только после его потери.

В третьей части раскрывается жизнь в кошачьей санатории; Беппо знакомится с ее обитателями, в частности, свою историю рассказывает старый кот. Обитатели форума видятся Беппо пока общей массой: «сытые спины валявшихся на траве зверей» [21, с.162], «пестрая куча котов и кошек» [21, с.166], из которой выделены лишь несколько. Свидетелем появления Беппо на форуме становится обладатель ленивого кошачьего баса, он же упитанный серый кот, толстяк и председатель местной колонии Бимбо. Именно он рассказывает о форуме и правилах жизни здесь. Примечательно, что имя Бимбо по-итальянски обозначает ребенка, мальчика, который, по-видимому, еще сидит в нем, не случайно он понимает Беппо и по-своему завидует его прошлой свободной и отчаянной жизни. Обозначены и некоторые другие хвостатые обитатели форума: серая кошечка; полосатая, черная с белым кошечка; белый пушистый кот, словно пушок для пудры; желто-бурая молодая кошечка; одноглазый синьор Брутто, управляющий кошачьим хором; и старый обрюзгший кот Неро.

К миру форума Бимбо относит и синьора Скарамуччио, седенького человека с большим мешком, кухмистера и главного интенданта, отвечающего за кормление кошек, чистоту и состояние отведенного им пространства. Показательно имя героя – Скарамуччио: в итальянском театре дель арте он относится к варианту маски Капитана [4, с. 246; 7, с. 167] – хвастливого воина, труса, вруна и голодранца, который играл на сцене жалкую роль и терпел всякие унижения; персонаж, над которым постоянно смеются [4, с. 235]. Можно обратить в этом плане внимание на снисходительное отношение кота Бимбо к нему: «Конечно, мясо он не всегда свежее покупает, но что от людей требовать…» [21, с.166]. Да и выполнение его обязанностей будет потом раскритиковано Беппо.

В третьей части вновь звучит голос повествователя, с горькой иронией описывающий скучающего Беппо, не способного найти себе на форуме развлечения. Читать кот не умеет, а то «селедки и кости часто бросали сверху в газетах, – вот и почитать было бы можно» [21, с.167]; или Скарамуччио швырял на траву большие окурки сигарет, но, увы, кот не курит; или мог бы поболтать с бездельниками, что облокотившись на перила, «плевали сверху на форум, стараясь попасть в омытую дождями баранью голову» [21, с.167], да люди и животные не понимают язык друг друга; или стал бы рассматривать рельефы колонны Траяны, но «люди и на ней заняли все места: среди бесчисленных человечков не было ни одного кота, ни одной кошки, – что же там рассматривать?» [21, с.167]. День за днем проходит, а Беппо так и не может привыкнуть к форуму; ни покой, ни сытная еда не приносят ему радости. От тоски и скуки Беппо, вспоминая своего хозяина-сапожника, даже размечтался и нафантазировал свое спасение. То ли сон, то ли грезы кота наяву: у сапожника вдруг просыпается совесть, он испытывает жалость к выброшенному животному и выручает его, спасает из плена. В момент осознания свободы Беппо испытал такой восторг, что даже замяукал от радости: «Вольный кот! Вольная душа! Вольные ноги! Мармелау!..» [21, с.168]. Но от понимания, что это только его фантазия или видение появляется еще большая тоска, что сказывается на его характере поведения: у него не остается прежней почтительности по отношению к обитателям форума. Так, он обзывает Бимбо собакой, правда, так тихо, чтобы тот его не услышал; дерзит кошкам в ответ на их вопросы и попытку вести светскую беседу.

Спасают Беппо от тоски на форуме только разговоры со старым котом Неро, единственным, «с которым стоило здесь разговаривать». От него Беппо узнает об идеальном месте, почти рае для котов – Кампанье: «Камыши, ящерицы, речонка поет, цикады трещат, жаворонки над полями заливаются… <…> Да там в Кампанье порядочный кот все сам добудет. Тут тебе и птички, и кузнечиком иной раз закусишь, ну а корову подоят, уж всегда для кота в плошку молока нальют. Полевые мыши тоже очень деликатная еда. <…> А воздух. А кусты ежевики над речкой. А лунные вечера на мосту» [21, с.170-171], там хорошо и весело.

Исследователи по-разному трактуют кличку кота. А.С. Иванов раскрывает значение слово: Неро – черный [10, с. 576], В.Д. Миленко указывает на знаменитого римского императора Нерона [16, с. 264], который, как известно, был поэтом. Кот Неро также оказывается художником и поэтом, его описание Кампаньи звучит как поэма в прозе, в которой есть все: горы, река, поля, старый домик, многочисленное население от насекомых до людей. Пейзажная зарисовка в его рассказе хоть и подвижная, но легко воссоздаваемая в воображении слушателя и читателя: на заднем плане расположены горы («вдали такие высоки штуки – утром синие, днем голубые, а к вечеру – оранжевые»), на среднем – проезжая дорога: «то старик на осле проедет с виноградом <…>, то женщина с овечьим творогом на голове <…>, то автомобиль с серенькими солдатами пропылит»), а на переднем – старый домик с постепенным укрупнением образов: «Весь в трещинах. Крылечко набок, плиты так и расползлись… Перед домом орех, толстый, как бык, лапы во все стороны – хорошо. А на крыше в черепицы окошечко с полочкой… Там голуби жили» [21, с.170].

Поэма получилась немного сентиментальной, в духе идиллии, цель которой, по мнению Ф. Шиллера, «изобразить человека в состоянии невинности, то есть в состоянии гармонии и мира с самим собой и с внешней средой» [Цит. по: 18, с. 77]. В данном случае – показать жизнь кота в состоянии невинности (голубей после того, как хозяин дал понюхать кнут, он не трогал) и в гармонии с миром, людьми и самим собой. Конечно, поэт здесь – Саша Черный, это он с улыбкой и иронией словами Неро рассказывает о любимой им Кампанье, вкладывая в уста кота свое восхищение и удовольствие от пребывания там. В Кампанье снимала виллу семья Андреевых, у которых жил поэт с супругой [16, с. 261-262]. Выбор Италии в свое время был связан с предложением, сделанным жене поэта вдовой Леонида Андреева позаниматься с детьми и помочь с издательскими делами. Мария Ивановна Гликберг вспоминала позднее: «Когда в 1923 году жизнь в Берлине стала невозможной вследствие инфляции, заставившей закрыться все русские издательства и уехать оттуда семейства моих учеников, а мы не могли сразу получить визу в Париж, – Андреева предложила нам ехать с ней в Рим за ее счет, обещав нам полный пансион за мои занятия с ее детьми (их было трое: Савва, Вера и Валентин) и ведение ее переписки на иностранных языках с издателями и театральными антрепренерами по поводу издания и постановки произведений ее умершего мужа» [6, с. 243].

Кот Неро находится на форуме не первый год: «Привык. Состарился» – все равно свою Кампанью иногда во сне видит. Рассказ старого кота после фантазии-видения Беппо о свободе вызывает у последнего пока не оформившееся в окончательный план желание сбежать и добраться до кошачьего рая. Тем более, что Неро дал четкие указания, как найти Кампанью: «До площади Венеции, где большой памятник с золотым конем, два шага – тут сейчас за углом направо. А там трамвай № 17. <…> Так вот трамвай бежит до городских ворот. Porta Pia – называется. И там, куда ни вернешь, со всех сторон Кампанья эта тебя и обступит…» [21, с.171]. Маршрут хорошо известный самому Саше Черному, по словам комментатора его творчества А.С. Иванова, «поэт жил неподалеку от этой самой “последней остановки” на улице Номентана, которая упиралась в Кампанью» [10, с. 577].

Четвертая часть повести посвящена обдумыванию авантюры, в которой одну из ролей Беппо отводит кошачьему сторожу, частенько выпивавшему после своих немногочисленных дел на форуме. В итальянском театре масок Скарамуччио относится также к типу комических стариков [4, с.216], забавное поведение пьяного человека, разговаривающего с самим собой, забывающего убирать мусор и таскающего с собой мешок с провизией и бутылкой вина, подсказывает свободолюбивому коту возможный вариант побега.

В пятой части Беппо разыгрывает целый спектакль ради осуществления своего плана, где зрителями и одновременно участниками становится все население форума, который на какое-то время превращается в театральную сцену или арену. Исследователи отмечают характерную для трикстера театральность, что связано с его способностью к трансформации и лиминальностью героя: «лат. limen – порог – промежуточное положение индивида в социокультурной структуре, когда прежняя социальная роль оставлена, а новая еще не принята» [1]. Д.А. Гаврилов считает, что трикстер – это «оборотень, перевертыш, игрок, мастер иллюзии, и для него не существует привычного понятия о жизни и смерти, потому что игра каждый раз может быть начата сначала и в любой момент прекращена» [5, с. 67]. Беппо разыгрывает одновременно страшный и смешной спектакль: он притворяется мертвым, фактически играет со смертью: «Беппо лежал у большой колонны. Мухи садились на усы, муравьи ползали по ушам, а он, вытянувшись палкой и раскинув худые ноги, хоть бы что. Словно не кот, а выброшенная из окна черствая булка» [21, с.173].

Одной из характерных черт триктера называют обжорство [5, с. 18, 67; 15, с. 26], правда, Беппо не столько прожорливый, сколько постоянно голодный кот. Но ради свободы сейчас он готов пожертвовать своими потребностями и перешагнуть через чувство голода. С появлением на форуме для него происходит обнаружение новых границ и возникает новая цель – их преодоление. Форум, с одной стороны, устроен людьми, которым нужно куда-то девать не пристроенных животных, с другой – на нем существуют внутренние правила, определенными его хвостатыми обитателями. Причем, все эти правила, как человеческие, так и кошачьи направлены на благо животного мира, но свобода и независимость становятся теми сакральными ценностями, ради которых Беппо играет с самой смертью. Кот не находит себе места ни в одном мире. Кошачий форум не становится родной семьей для Беппо. Для его обитателей он остается чудаком, странным, не принявшим их мир, кошачий председатель Бимбо, произнося последнее слово, обращает на это внимание: «Первый случай у нас на форуме. Не старый, крепкий, а вот подите ж… Достойный был кот, не мог покорится» [21, с.173].

Вторая часть спектакля, вынесенная за стены форума, выглядит комично. На глазах подвыпившего сторожа дохлый кот оживает и вылезает из мешка: «Старик протер глаза… Что за история? Это, верно, ему крепкое вино подсунули. Где ж это видано, чтобы околевший кот, которого он, словно старую негодную щетку, только что приволок в мешке, – проделывал такие фокусы!» [21, с.174]. Позднее сам Беппо становится объектом авторской иронии: опасаясь быть пойманным, притворяется котом, живущим в домах, мимо которых он пробегал. Потом беспокоится, что без билета едет в трамвае и поэтому прячется от кондуктора под сиденьем, где не удержался от соблазна и утащил пару сосисок из стоящей на полу прямо перед самым его носом корзины, ведь проголодался, да и не все съел.

Повесть Саши Черного обнаруживает психологическую сложность главного героя. На амбивалентность трикстера указывают все исследователи, например, Н.Д. Тамарченко пишет: «Все они амбивалентны: в каждом сочетаются взаимоопровергающие, на первый взгляд, свойства; но и сами эти свойства перекрещиваются» [19, с. 272]. Кошка, с одной стороны, свободолюбивое создание, с другой – олицетворение домашнего уюта. Беппо движут естественные потребности еды, ласки, внимания, но его хозяин не только не смог этого дать ему, но и мучал, издевался и причинил боль. Беппо – это образ бродяги, маргинала, бездомного, но свободного и независимого кота. Люди подвели его, отсюда нежелание подчинять кому-либо, признавать своим хозяином кого-то. По мнению Ю.Н. Чухвичевой: «Трикстер путешествует по миру и между мирами, это его отличительная особенность – у него нет постоянного дома, он всегда находится в странствиях, у которых нет конкретной цели» [22, с. 137]. Тогда логично завершение повести: «Он свесил с пня лапы, лениво зевнул, посмотрел на домик у моста и, засыпая, проворчал: – Завтра решу…» [21, с.176]. Хотя все располагает для того, чтобы Беппо прибился к новой семье: есть ребенок («Девочка у калитки прыгает» [21, с.176]), есть корова, нет собаки, но это кот будет решать: сделаться ему домашним или одичать.

Вернемся к понятию лиминальности. В. Тэрнер обращает внимание на то, что обряды перехода имеют три фазы: разделение – «открепление личности или группы от занимаемого ранее места в социальной структуре или от определенных культурных обстоятельств» [20, с. 168], к этому можно отнести решение сапожника принести Беппо на форум, грань – герой «проходит через ту область культуры, у которой очень мало или вовсе нет свойств прошлого или будущего состояния» [20, с. 168-169] – это время пребывания Бэппо на форуме (заметим, что в настоящее время кошачий форум находится на площади Торра Арджентино). Третья фаза – восстановление или воссоединение, когда субъект опять обретает стабильное состояние, причем предполагается, теперь будут соблюдаться обычные нормы и правила, характерные для жизнеустройства социума [20, с. 169]. Если рассматривать Беппо как субъекта, для которого «преступное поведение» лишь временное явление, а трикстерское поведение как бунтарское поведение подростка (Бэппо – молодой кот), то возможен его переход в новое состояние, но автор оставляет своего героя на перепутье, сохраняя тем самым за ним образ героя-трикстера.

Автобиографические элементы

Коснемся еще одного аспекта повести – ее автобиографичности. Исследователь творчества писателя А.С. Иванов риторически восклицает: «уж не о себе ли самом написал Саша Черный? Он ведь тоже был вечным скитальцем. Не мог долго ужиться на одном месте, покидая любые хлебные кормушки при малейшем посягательстве на его свободу быть самим собой» [9, с. 559]. О зооморфной авторской маске в повести «Кошачья санатория» пишет А.В. Коротких [12, с. 190]. Отметим некоторые моменты, близкие самому автору повести, во-первых, это особое отношение кота к детям. Он их любит, как любит детей сам писатель, например, Беппо рассказывает: «Приходили соседки, дети с ними – детей у них, как котят… А у детей, знаете, всегда что-нибудь есть: кусок селедки, пирожок, то да се» [21, с.163]; детей во дворе дома, где он жил у сапожника, по его словам, словно мух, что делало это место привлекательным для кота, а позднее он замечает девочку в домике у моста. Во-вторых, через всю повесть проходит тема макарон. Так, имя хозяина кота сапожника Спагетти; рассказывая о своей второй хозяйке, Беппо замечает, что у нее «очень невкусная еда. Каждый день, знаете, макароны. Резинка какая-то, а не пища» [21, с.163]; макаронами питались также сапожник и художница, рисующая кошек на форуме. По воспоминаниям В.Л. Андреевой, макароны были частым блюдом у них на столе, от которого «у Саши Черного моментально падало настроение, он разражался желчными тирадами о характерных свойствах итальянцев вообще и о их кухне в частности» [1, с. 204]. Так, в повести писатель выразил свое отношение к распространенному итальянскому блюду.

Интересно посмотреть на соотнесение времени создания повести с историческим – зарождением фашизма в Италии – и рассуждениями М.Н. Липовецкого о существовании героя-трикстера как ответа на различные закрытые государственные системы («закрытые общества»), в том числе на фашизм [13]. В октябре 1922 г. король назначает Муссолини премьер-министром Италии и в стране официально устанавливается господство фашизма. В.Л. Андреева вспоминала о несчастном случае, произошедшем с Сашей Черным в Риме: «Глубоко задумавшись и ничего не замечая вокруг, он брел по улице опустив голову, по своему обыкновению заложив руки за спину. Он так задумался, что не услышал трубных звуков фашистского гимна, не увидел ни знамени, ни шагавшего отряда чернорубашечников. Опомнился он от удара палкой по голове, сбросившего с нечестивца шляпу и оставившего большую шишку на его темени, – бедняга потом еле доплелся до дому и с пеной у рта сыпал проклятья варварству фашистов, которые ударили его за то, что он не снял шляпу перед их «паршивым знаменем» [2, с. 205]. Тогда не случайно главный герой его повести – трикстер, т.е. бунтарь, любящий свободу, ценящий независимость, не принимающий жесткие рамки общества. Из одной новой формирующейся государственной системы Саша Черный уже сбежал: в 1918 г. он покинул советскую Россию. Весной 1924 г. чета Гликбергов перебралась из Италии во Францию теперь навсегда.

Заключение

В повести «Кошачья санатория» переплелись личные впечатления Саши Черного от пребывания в Риме, переживание им исторических реалий переломной эпохи ХХ века и творческие установки писателя на создание произведений для детей. Главным героем сказочной повести является кот, который наделен не только речью, свободолюбивым и независимым характером, но и чертами архетипа трикстера. К ним можно отнести провокационное поведение, направленное на разрушение порядка, создание хаоса вокруг себя как насмешку над окружающими, при этом плутовство и хулиганство оборачиваются против него, он становится жертвой собственного поведения, театральность и лиминальность, наличие сакральных ценностей (свобода, независимость), ради которых возможна игра со смертью, амбивалентность. Кот нередко становится комическим объектом авторской иронии, но, как пишет Ю.Б. Борев, юмор, в отличие от сатиры, «всегда видит в своем объекте какие-то стороны, соответствующие идеалу» [3, с. 83], поэтому не случайно писатель утверждает своего главного героя как личность с сильным, решительным характером и сохраняет за ним образ трикстера. Кота Беппо можно рассматривать и как авторскую маску, которая позволяет взглянуть на мир по-другому, представить свое мировосприятие и отношение к животным, людям, к устройству общества в целом.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Вектор изучения представленной к публикации статьи касается творчества Саши Черного. Автор обращает внимание на реализацию героя-трикстера в повести «Кошачья санатория». Отмечу, что отдельных исследований этого текста нет, следовательно, материал является актуальным, новым и востребованным. Органика анализа повести «Кошачья санатория» не вызывает сомнений, не теряется в тексте основная линия – дешифровка формы «трикстера». Методологические принципы созвучны основным тенденциям «новой теории литературы»: не случайны отсылки и к работам Н.Д. Тамарченко, и М.Н. Липовецкого, и других. Обращая внимание на собственно сам текст, автор претворяет анализ в русле принципа «в след за автором». Таким образом, идейно-смысловая составляющая, реализуемая Сашей Черным в образе кота Беппо, автором статьи умело объективирована. Достаточно в тексте работы и примеров, должное внимание уделено т.н. «пересказу», но это не буквальное дублирование / калька, но рецептивное комментирование. Считаю, что в работе нет серьезных фактических ошибок, материал преподносится доступно, четко, в режиме научного стиля. Однако, считаю, что текст нуждается в небольшой ректорской правке – следует устранить такие опечатки / ошибки как «статуте», «исселования» и т.д. Стоит также внести правку в такую формулировку как [Все выделения принадлежат автору работы…], традиционным является вариант [Курсив мой – …], или [Полужирное начертание использовано автором – …] и т.д. Суждения по ходу статьи правильны, принцип «диалога» с оппонентами выдержан. Например, «в образе кота можно увидеть некоторые черты героя-трикстера – плута, озорника и хулигана. Беппо решает мстить и начинает вести «подрывную деятельность» (Липовецкий) на своей же территории. Так, он «притиснул» цыпленка под лестницей, но остались улики, чем сразу выдал себя; молоко у соседей вылакал; у студента чернильницу опрокинул; стекло в дверях разбил, когда бегством от лавочника спасался; у девочки булку с маслом выхватил», или «исследователи по-разному трактуют кличку кота. А.С. Иванов раскрывает значение слово: Неро – черный, В.Д. Миленко указывает на знаменитого римского императора Нерона, который, как известно, был поэтом. Кот Неро также оказывается художником и поэтом, его описание Кампаньи звучит как поэма в прозе, в которой есть все: горы, река, поля, старый домик, многочисленное население от насекомых до людей», или «повесть Саши Черного обнаруживает психологическую сложность главного героя. На амбивалентность трикстера указывают все исследователи, например, Н.Д. Тамарченко пишет: «Все они амбивалентны: в каждом сочетаются взаимоопровергающие, на первый взгляд, свойства; но и сами эти свойства перекрещиваются». Кошка, с одной стороны, свободолюбивое создание, с другой – олицетворение домашнего уюта. Беппо движут естественные потребности еды, ласки, внимания, но его хозяин не только не смог этого дать ему, но и мучал, издевался и причинил боль» и т.д. Основная цель исследования достигнута, точка зрения автора аргументирована; структура текста выдержана в рамках «научного проекта». Сочинение, безусловно, будет полезно при изучении курсов по теории и истории литературы; «маркеры-мысли», сформулированные в работе, можно использовать как интенциональные пролегомены при формировании новых исследований. Рекомендую статью «Хвостатый герой-трикстер в повести Саши Черного «Кошачья санатория» к публикации в журнале «Litera».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.