Статья 'Цифровые трансформации образовательного процесса: вызов времени' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Цифровые трансформации образовательного процесса: вызов времени

Балакирева Татьяна Андреевна

аспирант, кафедра философии науки и техники, Санкт-Петербургский государственный университет

199034, Россия, Ленинградская область, г. Санкт-Петербург, наб. Университетская, 7/9, оф. 1

Balakireva Tatiana Andreevna

Post-graduate student, the department of Philosophy of Science and Technology, Saint Petersburg State University

199034, Russia, Leningradskaya oblast', g. Saint Petersburg, nab. Universitetskaya, 7/9, of. 1

balakireva_tanya@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Колосков Александр Николаевич

кандидат филологических наук

доцент, Кафедра рекламы, Санкт-Петербургский государственный университет промышленных технологий и дизайна

191180, Россия, г. Санкт-Петербург, пер. Джамбула, 13, оф. 305

Koloskov Aleksandr Nikolaevich

PhD in Philology

Docent, the department of Advertising, Saint Petersburg State University of Industrial Technologies and Design

191180, Russia, g. Saint Petersburg, per. Dzhambula, 13, of. 305

alexnikkoloskov@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-8744.2020.6.34280

Дата направления статьи в редакцию:

05-11-2020


Дата публикации:

12-11-2020


Аннотация: Статья посвящена исследованию трансформаций образовательного процесса в период пандемии. Актуальность исследования обусловлена современными культурными реалиями: распространение коронавирусной инфекции, карантин, режим ограничения и как следствие необходимость перестройки коммуникативных каналов в социокультурной реальности, в частности, в пространстве образования. Целью исследования является изучение возникших вследствие жизненной необходимости новых форм коммуникативных, организационных образовательных технологий в медиа пространстве. Дается характеристика дистанционного образования и коммуникативных способов его реализации. Описываются синхронный, асинхронный, смешанный способы обучения, представляются их содержательные особенности. Характеризуется также такой способ дистанционного обучения, как онлайн-курсы. Отдельное внимание уделяется особенностям итоговой аттестации в условиях карантина или самоограничения.   В условиях, вызванных пандемией, возникает необходимость более активного использования медиапространства для организации социальных, экономических и, конечно, образовательных процессов. Сфера образования, связанная в числе прочего с охраной здоровья молодого поколения, трансформируется, учитывая новые, возникшие в результате распространения инфекции социокультурные реалии. В процессе дистанционного образования востребованными и даже необходимыми становятся ранее факультативные формы обучения: синхронные, асинхронные, смешанные, онлайн-курсы и т. д. Итоговая аттестация в условиях ограничений и при дистанционном образовании приобретает двоякие смыслы: с одной стороны, существует опасность искажения восприятия информации в процессе защиты выпускной работы, с другой стороны, формируется более комфортная психологическая обстановка для защищающегося, поскольку он находится в знакомой, «своей» среде. Новая для культуры ситуация, репрезентированная, в частности, в образовании, является перспективным для исследователей культуры материалом.


Ключевые слова: цифровизация, преподавание, медиа, самоизоляция, COVID, образование, Поколение Z, цифровая экономика, итоговая аттестация, цифровые технологии

Статья подготовлена в рамках проекта РФФИ № 20-013-00865 «Социокультурная функция образования в России: философская аналитика»

Abstract: This article is dedicated to examination of transformations in educational process during pandemic. Relevance of the selected topic is substantiated by the current cultural realities: contagion of coronavirus infection, quarantine, imposed restrictions, and thus, the need for restructuring communication channels in sociocultural reality, namely with regards to educational space. The goal consists in the analysis of new forms of communication, organizational education technologies that appeared in media space under the indicated circumstances. Characteristics is given to distance learning and communications means for its implementation. The author describes synchronous, asynchronous, and mixed learning techniques, as well as their substantive aspects. Such type of distance learning as online courses is being discussed. Particular attention is turned to the peculiarities of final academic assessment in the context of quarantine or self-isolation. In the conditions caused by pandemic, there emerges a need for more active usage of media space for arranging social, economic, and educational processes. The sphere of education, which is also related to health care of young generation, undergoes transformation taking into account the relevant sociocultural realities caused by pandemic. Such previously extracurricular forms of learning as synchronous, asynchronous, mixed, and online courses enjoy popularity, and even become essential. Final academic assessment in the conditions of imposed restrictions and distance learning acquires twofold meanings: on the one hand, there is a risk for distortion of perception of information in the course of graduate paper presentation, while on the other hand it forms a more comfortable psychological environment for the student due to being in a familiar environment. The newly established situation for culture and education in particular is the prime subject for researchers.  



Keywords:

digital economics, Zoomers, education, COVID, social distancing, media, teaching, digitalization, State Final Certification, digital solutions

Ещё в конце двадцатого века французские философы, продолжая критику цивилизационных процессов и констатируя тот факт, что долгие и фундаментальные культурные проекты (религиозные, социальные) свою основную аксиологическую задачу не выполнили, начали активно обсуждать идею о возвращении философии к одной из основных её миссий: толкованию и целостному выстраиванию разнообразных процессов, происходящих в современности. Так появилась аналитика военных событий, геополитических процессов, социальных трансформаций, идентичности, изменения гендерных установок и их легитимизация в ряде стран и т. д. Вне вся всякого сомнения, любые «вызовы», особенно посягающие на рациональность, из которой вырастает самомнение современного человека, являются особенно интересными для исследователя.

Подобным, охватившим всё человечество «вызовом» стал ранее неизвестный науке респираторный вирус, впервые зафиксированный в КНР в декабре 2019 [2]. Новость о нём разделила людей на два лагеря: одни предполагали, что вирус может быть побежден без распространения по всей планете, другие, что начинается пандемия, необходимо запасаться провизией и изолировать себя от контактов с возможными переносчиками, чтобы не заболеть. В этой связи актуализировались, казалось бы, потерявшие свою актуальность дебаты о сущности глобализации, классически определяемой, в первую очередь, с позиций экономики. Следует отметить, что осмысление феномена пандемии в актуальном интеллектуальном пространстве проходит в осознании взаимосвязи медицинских, экономических, этических, психологических и даже коммуникационных её аспектов. Классические «школы» в изучении глобализации: «гиперглобалисты», «скептики» и «трансформисты» – получили новый обширный материал для своих исследований. В этом смысле изучение происходящих в культуре процессов, обусловленных пандемией, думается, наиболее продуктивно, с точки зрения научных горизонтов, с позиций последних, призывающих отойти от оценочных позиций и обратиться к исследованию тех трансформаций в культуре, которые обусловлены фактом тотального распространения инфекции и реакцией на это людей.

Вирус не удалось локализовать внутри одной страны, и большая часть населения планеты вынуждена находиться в изоляции (либо ограничивать общение) с целью разрыва цепочки передачи вируса. Данное обстоятельство привело к тому, что коммуникация (за исключением общения с членами семьи, проживающими в одном месте) большей частью была переведена в цифровой формат. Рабочие встречи проводятся посредством тех или иных каналов для видеоконференцсвязи, документооборот в организациях переведен в электронную форму с использованием факсимиле подписей, а переписка через мессенджеры и электронную почту подчас становится единственным средством для установления контактов между руководством и подчиненными. «Чтобы коммуникация произошла, - отмечает Мануэль Кастельс, - отправители и получатели должны владеть общим кодом. В медиабизнесе произошел стратегический переход от вещания на широкую аудиторию на специфические таргетированные аудитории, что означает адаптацию сообщения под определенного получателя… это стало возможным благодаря сетям глобального медиабизнеса и новым цифровым технологиям, позволяющим сочетать массовое производство и индивидуализированную (кастомизированнную) передачу контента. Идентификация аудитории предполагает понимание её диверсифицированных культурных кодов. Таким образом, эволюция формата и контента посланий медиа, будь то общие или персонализированные сообщения, зависит от культурной эволюции обществ» [7, 141]. Карантин, образно выражаясь, «вынудил» социум максимально расширить использование цифровых технологий коммуникации, и в частности, определил специфику образовательного процесса как с формальной, так и с содержательной стороны.

В условия изоляции попали и образовательные организации в Российской Федерации: детские сады переведены на режим работы с одной дежурной группой, куда могут быть приведены дети тех, кто должен обеспечивать бесперебойную работу жизнеобеспечивающих производств; школы и учреждения профессионального и высшего образования переведены на дистанционную работу с использованием ресурсов различных образовательных порталов. В данном контексте практические навыки, которые должны получать обучающиеся, не могут иметь своей основой буквальный эмпирический опыт (например, обучающиеся видят физический опыт на экране компьютера). Пандемия привела образовательные организации к необходимости существенного сужения способов взаимодействия преподавателей с учениками и студентами, которые получают знания через медиа. «Экзистенциальные» способы получения информации во многом определяются образами той или иной реальности, которую необходимо «освоить» и «при-своить» акторам в процессе обучения. Компьютеры, планшеты, смартфоны стали «очками», через которые обучающиеся смотрят на знания. И здесь становится крайне важными множество аспектов. Во-первых, насколько линзы этих «очков» прозрачны, насколько можно доверять информации, увиденной через них. Во-вторых, сопоставимо ли дистанционное образование с очными занятиями в психологическом аспекте (массив преподаваемой информации сохраняется, но отсутствует со-бытие преподавателя и обучающегося в одном месте). В-третьих, важно ли для поколения Z [6] (или поколение зумеров – это дети, родившиеся в период 1995-2012 гг., их взросление отличается непрестанным со-присутствием с цифровыми технологиями) живое общение и какие образовательные модели наиболее действенны при их обучении.

Сообразно цели исследования, необходимо привести некоторые рабочие определения. Дистанционное образование – это преподавание и изучение материала обучающимися, происходящее вне стен образовательного учреждения, но в контексте образовательного процесса, происходящее посредством специальных технологий, обеспечивающих удаленную коммуникацию [3]. Современность вынуждает нас добавить к этому собирательному определению еще и аспект цифровизации, тогда получается, что в широком смысле дистанционное образование – это получение образования посредством цифровых технологий. К способам дистанционного образовании можно отнести: синхронный, асинхронный, смешанный способ, онлайн-курс [3].

Синхронный способ заключается в том, что обучающийся находится в коммуникации, проводимой посредством видеоконференцсвязи, с преподавателем «лицом-к-лицу». Обучающийся имеет доступ к материалам преподаваемой дисциплины как в момент онлайн коммуникации, так и в другое удобное время. Отличительной особенностью данного типа преподавания является близость к очному взаимодействию в аудитории образовательной организации, которая позволяет обучающемуся не оставаться наедине с массивом информации, которую необходимо изучить для прохождения аттестации по дисциплине, а иметь возможность во время коммуникации с преподавателем задать ему вопрос и получить ответ как в аудиовизуальной форме, так и в форме текстовой. В данном случае зачастую студенты/ученики не испытывают тревоги, которая может возникнуть, окажись они в ситуации, когда задать вопрос преподавателю нельзя; поскольку они всегда имеют возможность обратиться во время занятия с вопросами, возникшими в ходе изучения материалов. Негативным аспект такого подхода может проявиться в случае, если преподаватель изначально не ограничит период, когда он отвечает на эти вопросы, ведь он может оказаться в условиях неостанавливающегося потока сообщений в мессенджере во время занятия, что, в свою очередь, нарушит повествование и часть необходимой информации может попросту не быть донесена до получателей. Отсюда проистекает особая важность цифровой дисциплины в условиях дистанционного образования, которая в случае с синхронным способом проведения занятий выражается в уважении как к другим обучающимся (у которых, возможно, так же возникли вопросы), так и к возможностям преподавателя. Предпочтительным предполагается вариант сбора вопросов вне занятия, их аккумулирование и структурирование (возможно ведь возникновение похожих вопросов) и дальнейшая передача преподавателю. В этом случае со-присутствие обучающихся и преподавателя на занятии будет наиболее эффективным.

Асинхронный способ передачи учебной информации заключается в том, что обучающийся имеет доступ к материалам по дисциплине в любое время, учебные материалы могут быть размещены, например, на образовательном портале или посланы преподавателем по электронной почте, однако при этом студент и преподаватель не должны находиться в коммуникации одновременной, непосредственной, например, в режиме видеоконференцсвязи. Изучение материала обучающимся производится большей частью самостоятельно, что дает ему возможность использования иной техники тайм-менеджмента, а коммуникация с преподавателем не проводится в онлайн режиме, что позволяет уже преподавателю выделить некоторый массив времени для подготовки материалов и комментариев к ним для следующих занятий. Комментирование и ответы на вопросы обучающихся преподавателем проводится в офлайн режиме, то есть заданный обучающимся вопрос не требует сиюминутного ответа, поскольку освоение материала предполагает выделение на это определенных промежутков времени. Данный вариант освоения учебных материалов представляется наиболее тяжелым для поколения Z. Особенность их взросления заключается в постоянном со-присутствии с цифровыми технологиями, а значит и в постоянном доступе к неограниченному массиву информации. Это, с одной стороны, само по себе предполагает большее количество потенциальных возможностей для самообразования. С другой же, социальные сети, мессенджеры и новостные порталы иной раз отнимают большое количество времени, которое зумеры не могут не тратить, поскольку всегда должны быть в курсе происходящего, ведь информация в условиях цифровой экономики – главная ценность. Здесь возникает как раз в каком-то смысле проблема свободы выбора (тайм-менеджмент и ответственное отношение к собственному будущему), поэтому данный подход к дистанционному образованию предполагает большее количество усилий и работы над силой воли со стороны получателя информации. При данном подходе со-бытие с преподавателем в одном месте и времени не предполагается (в отличие от синхронного, когда пребывание на занятии в Zoom, например, сохраняло иллюзию традиционности), что так же выступает одной из трудностей для вечно любопытных зумеров, ориентированных на непрерывную коммуникацию.

Смешанный способ включает в себя методики как синхронного, так и асинхронного обучения. Некоторые занятия могут проводиться в условиях коммуникации «лицом-к-лицу» посредством видеоконференцсвязи. Материал же, оставшийся за рамками онлайн лекции, семинара или практического занятия, предлагается для самостоятельного изучения. Он может быть размещен как на портале, так и послан по электронной почте, доступ к информации при этом открыт в любое время, ограниченное лишь фактором даты промежуточной аттестации по дисциплине. Такой подход рассматривается в контексте данного исследования как наиболее предпочтительный, так как в свете описанных особенностей восприятия поколения Z представляется, что общение с помощью видеоконференцсвязи дополняется материалами для самостоятельного изучения. Этот вариант наиболее приближен к традиционным очным методикам преподавания и обеспечивает наиболее полное погружение в предмет изучения. Обучающийся цифрового поколения может задавать вопросы преподавателю по изученному материалу, учитывая ограничения цифровой дисциплины.

Онлайн-курсы – это иной способ дистанционного обучения, получивший широкое распространение после 2006 года [1]. Такой способ преподавания предполагает записанные заранее занятия по дисциплине, которые могут быть разделены на модули. После освоения обучающимися каждого из модулей, предполагается проверка усвоенной информации, которая может заключаться как в подготовке эссе на заданную тему и сдачу его в срок, так и в прохождении тестирования также в определенный заранее период времени. Данный вариант дистанционного образования наиболее популярен среди более взрослых обучающихся по нескольким причинам. Во-первых, информация в полном объеме предоставлена в видео по предмету. Во-вторых, к занятиям можно вернуться в любое свободное время (что не отменяет необходимость грамотного тайм-менеджмента, что составляет определенные трудности для более юных обучающихся). Негативным же фактором такого образования становится невозможность задать вопрос преподавателю или получить ответ в достаточно сжатые сроки, поскольку не все онлайн-курсы предполагают кураторов, в особенности, если это онлайн-курсы образовательных платформ, а не образовательного учреждения, в котором учится студент.

Другим и одним из наиболее важных моментов дистанционного образования в период пандемии является итоговая аттестация. По окончании прохождения дисциплин учебного плана предполагается государственная итоговая аттестация, подразделяющаяся в Российской Федерации на государственный экзамен и на защиту выпускной квалификационной работы (далее ВКР). Данные типы государственной итоговой аттестации могут как совместно присутствовать в рамках одного учебного плана, так и существовать по-отдельности. Отдельный интерес представляет защита ВКР в условиях дистанционного обучения, поскольку она отличается от предыдущих форм дистанционного обучения особым вниманием организаторов к процедурным моментам. Согласно приказу Министерства образования и науки РФ от 29 июня 2015 г. № 636 «Об утверждении Порядка проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата, программам специалитета и программам магистратуры» (с изменениями и дополнениями) для заседания государственной экзаменационной комиссии по защите выпускных квалификационных работ представляется текст ВКР, отзыв научного руководителя и рецензия от рецензента в срок не позднее двух дней до дня защиты. Представить данную информацию в срок не составляет труда для абсолютного большинства как обучающихся, так и научных руководителей, рецензентов. В случае же проведения защит выпускных квалификационных работ с использованием исключительно дистанционных технологий моментом выбора являются именно технологии, определяемые «порталами», «интернет-топосами», «сетями» (Zoom, Skype, Blackboard и т. д.). Сам процесс защиты ВКР может быть проведен как с применением видеоконференцсвязи, так и без ее привлечения.

Значимой остаётся специфика восприятия обучающимся происходящего во время защиты ВКР. Публичные выступления на итоговой аттестации всегда сопряжены со стрессом для обучающихся, обусловлено это отчасти неизвестной аудиторией (согласно вышеупомянутому приказу в состав государственной экзаменационной комиссии приглашаются члены из числа сообщества работодателей), определенными временными рамками выступления, необходимостью сформировать у аудитории адекватное восприятие работы, при наличии вопросов или замечаний от научного руководителя, рецензента или членов государственной экзаменационной комиссии – умением квалифицированно ответить на них. Этот «момент истины» как раз и представляется кульминацией в процессе обучения, ведь все полученные знания аккумулируются, анализируются экзаменаторами, оценивается сформированность компетенций, соответствующих специализации.

Человеческий фактор в сопряжении с техническим фактором, обусловливает особенности защиты ВКР в дистанционной форме. Цифровая культура репрезентируется посредством медиа, которые являются, в свою очередь, посредниками в процессе передачи информации. Выбор медиа зачастую крайне важен в смысле влияния на восприятие сообщения в процессе коммуникации. Так и в ситуации дистанционной ВКР. Коммуникация онлайн отличается от личной коммуникации наличием «третьего» - медиа. Если развивать метафору «очков», то представляется, что далеко не все очки подходят каждому. Некоторым они нужны для исправления дальнозоркости, а другим – для устранения близорукости. Поэтому выбор медиа для проведения такого кульминационного мероприятия в жизни каждого обучающегося должен быть соразмерен затраченным усилиям. Ибо именно искажение, которое создается из-за способа и средства передачи информации, не позволяет полноценно понять мотивацию обучающегося при создании работы, и мотивацию членов государственной экзаменационной комиссии при выставлении оценки. Преимущественным отличием дистанционной защиты ВКР представляется снижение уровня стресса в момент самой защиты. Обучающийся вправе выбрать как технические средства, с помощью которых ему было бы удобнее участвовать в процедуре, так и место, наименее дискомфортное из-за непривычной обстановки.

Отдельно стоит обратить внимание, что наличие видеоконференцсвязи в значительно большей степени способствует продолжению обучения даже в рамках защиты ВКР. Получение обучающимся обратной связи в данном процессе включает в себя как рецензию и отзыв научного руководителя, так и реакцию членов государственной экзаменационной комиссии. В случае, если защита проводится без применения Skype, Zoom или другого аудиовизуального программного обеспечения, обучающийся, получивший не высшую оценку, задается вопросами, на каком основании она выставлена. В ситуации невозможности напрямую задать данный вопрос комиссии (время заседания комиссии прошло, оценки объявлялись путем ознакомления обучающихся с ними в текстовом режиме), он находит единственную возможность это сделать в апелляции к процедуре проведения защиты ВКР. При условии, что процедурные моменты соблюдены, а апелляционная комиссия не состоит из членов государственной экзаменационной комиссии, обучающийся недополучает обратную связь от членов государственной экзаменационной комиссии и снова попадает в стрессовую ситуацию. Его стресс в таких обстоятельствах основывается на том, что он вынужден изыскивать способы выхода на коммуникацию о сути его ВКР, тогда как цель работы апелляционной комиссии состоит в проверке соблюдения процедурных моментов по заявлению обучающегося. Таким образом, мы приходим к выводу о том, что наиболее предпочтительный метод дистанционного образования в условиях пандемии должен носить смешанный характер. Текстовая информация должна быть дополнена данными, полученными из занятий с использованием видеоконференцсвязи. Обратная связь для зуммеров крайне важна, поскольку именно благодаря ей у цифрового поколения формируется мировоззрение, взгляд на результаты собственного труда и ответственное отношение к собственному будущему.

Завершая предварительные размышления о коммуникативных, организационных особенностях образовательного процесса в условиях пандемии парадоксально хочется обратиться к статье Мишеля Фуко «Что такое Просвещение?». Ведя сквозь века своеобразный диалог с Кантом, а в реальности создавая достаточно широкое поле для философских рефлексий, проблематизируя Просвещение, Фуко констатирует необходимость критического вопрошания о настоящем и о нас самих. «И критическую онтологию нас самих, разумеется, надо рассматривать не как какую-то теорию, не как некое учение, ни даже как постоянную и важную часть накапливающегося знания, ее нужно понимать как установку, как этос, как философскую жизнь, в которой критика того, что мы есть, является сразу и историческим выявлением пределов, которые нам поставлены, и попыткой их возможного преодоления» [8, 357-358]. Во многом непонятная, а оттого пугающая, ситуация в мире, обусловленная тотальностью малоизученного вируса, актуализирует необходимость вопрошания о настоящем и о нас самих. Аналитика трансформаций образовательного процесса - первый, но достаточно репрезентативный шаг в, возможно, бесконечном процессе вопрошания.

Библиография
1.
Cormier, D., McAuley, A., Siemens, G., & Stewart, B. (2010, December 8). What is a MOOC? [Video file]. [Электронный ресурс] http://www.youtube.com/watch?v=eW3gMGqcZQc
2.
Jingyuan Liu, Yao Liu, Pan Xiang, Lin Pu, Haofeng Xiong, Chuansheng Li, Ming Zhang, Jianbo Tan, Yanli Xu, Rui Song, Meihua Song, Lin Wang, Wei Zhang, Bing Han, Li Yang, Xiaojing Wang, Guiqin Zhou, Ting Zhang, Ben Li, Yanbin Wang, Zhihai Chen and Xianbo Wang. Neutrophil-to-lymphocyte ratio predicts critical illness patients with 2019 coronavirus disease in the early stage // Journal of Translational Medicine, 18 (1), 2020. [Электронный ресурс] https://doi.org/10.1186/s12967-020-02374-0
3.
Keegan, D. J. (1980). On the Nature of Distance Education. ZIFF Papiere 33. [Электронный ресурс] https://eric.ed.gov/?q=Desmond+keegan&id=ED311890
4.
Moore, M. G., & Kearsley, G. Distance education: A systems view (2nd ed.). Belmont: Wadsworth Publishing. 2004. 384 с.
5.
Fidalgo P., Thormann J., Kulyk O. and Lencastre J.A. Students’perceptions on distanceeducation: A multinational study. // International Journal of Educational Technology in Higher Education, 17:18, 2020. [Электронный ресурс] https://doi.org/10.1186/s41239-020-00194-2
6.
Schroer W. J. Generations X, Y, Z and the Others [Электронный ресурс] http://socialmarketing.org/archives/generations-xy-z-and-the-others/
7.
Кастельс Мануэль Власть коммуникации. М.: Издательский дом Высшей школы экономики (серия «Переводные учебники ВШЭ»). 2016. 564 с.
8.
Фуко Мишель Интеллектуалы и власть. Часть 1. Статьи и интервью. 1970-1984. (Серия «Новая наука политики»). М, Праксис: 2002, 384 с.
References (transliterated)
1.
Cormier, D., McAuley, A., Siemens, G., & Stewart, B. (2010, December 8). What is a MOOC? [Video file]. [Elektronnyi resurs] http://www.youtube.com/watch?v=eW3gMGqcZQc
2.
Jingyuan Liu, Yao Liu, Pan Xiang, Lin Pu, Haofeng Xiong, Chuansheng Li, Ming Zhang, Jianbo Tan, Yanli Xu, Rui Song, Meihua Song, Lin Wang, Wei Zhang, Bing Han, Li Yang, Xiaojing Wang, Guiqin Zhou, Ting Zhang, Ben Li, Yanbin Wang, Zhihai Chen and Xianbo Wang. Neutrophil-to-lymphocyte ratio predicts critical illness patients with 2019 coronavirus disease in the early stage // Journal of Translational Medicine, 18 (1), 2020. [Elektronnyi resurs] https://doi.org/10.1186/s12967-020-02374-0
3.
Keegan, D. J. (1980). On the Nature of Distance Education. ZIFF Papiere 33. [Elektronnyi resurs] https://eric.ed.gov/?q=Desmond+keegan&id=ED311890
4.
Moore, M. G., & Kearsley, G. Distance education: A systems view (2nd ed.). Belmont: Wadsworth Publishing. 2004. 384 s.
5.
Fidalgo P., Thormann J., Kulyk O. and Lencastre J.A. Students’perceptions on distanceeducation: A multinational study. // International Journal of Educational Technology in Higher Education, 17:18, 2020. [Elektronnyi resurs] https://doi.org/10.1186/s41239-020-00194-2
6.
Schroer W. J. Generations X, Y, Z and the Others [Elektronnyi resurs] http://socialmarketing.org/archives/generations-xy-z-and-the-others/
7.
Kastel's Manuel' Vlast' kommunikatsii. M.: Izdatel'skii dom Vysshei shkoly ekonomiki (seriya «Perevodnye uchebniki VShE»). 2016. 564 s.
8.
Fuko Mishel' Intellektualy i vlast'. Chast' 1. Stat'i i interv'yu. 1970-1984. (Seriya «Novaya nauka politiki»). M, Praksis: 2002, 384 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования – цифровые трансформации образовательного процесса в высшей школе в условиях распространения новой коронавирусной инфекции.

Методология исследования основана на теоретическом подходе с применением методов анализа, обобщения, сравнения, синтеза.

Актуальность исследования определяется важностью социально-психологической адаптации военнослужащих и членов их семей, необходимостью изучения и проектирования соответствующих социально-педагогических условий.

Научная новизна автором в явном виде не представлена и, по-видимому, связана со сформулированными выводами о коммуникативных, организационных особенностях образовательного процесса в условиях пандемии, которые выступают сигналом для вопрошания и осмысления более широкой культурологической проблематики, связанной с тотальностью малоизученного вируса.

Статья написана русским литературным языком. Стиль изложения, в основном, научный, отчасти публицистический.

Структура рукописи включает следующие разделы (в виде отдельных пунктов не выделены, не озаглавлены): Введение (критика цивилизационных процессов, аналитика социальных трансформаций, респираторный вирус, осмысление феномена пандемии во взаимосвязи медицинских, экономических, этических, психологических и коммуникационных аспектов), Перевод коммуникации в цифровой формат (видеоконференцсвязь, электронный документооборот, переписка через мессенджеры и электронную почту), Образовательные организации в условиях изоляции (дистанционная работу с использованием ресурсов образовательных порталов, «экзистенциальные» способы получения информации, компьютеры, планшеты, смартфоны), Дистанционное образование (получение образования посредством цифровых технологий, способы дистанционного образования – синхронный, асинхронный, смешанный, онлайн-курс), Итоговая аттестация (государственный экзамен и защита выпускной квалификационной работы, специфика восприятия, особенности защиты ВКР в дистанционной форме), Заключение (выводы), Библиография.

Содержание в целом соответствует названию. В то же время формулировка заголовка в большей степени подходит для научной монографии, нежели для отдельной статьи. Желательно конкретизировать при этом предмет исследования, уточнив, что речь идёт, в основном, о дистанционном образовании в период изоляции обучающихся, включая проведение итоговой аттестации. Уместным представляется также анализ аналогичных ситуаций изоляции во время пандемий, имевших место в истории человечества.

Библиография включает восемь источников зарубежных авторов – монографии, научные статьи, диссертации. Библиографические описания некоторых источников требуют корректировки в соответствии с ГОСТ и требованиями редакции, например:
1. Cormier D., McAuley A., Siemens G., Stewart B. What is a MOOC? (08.12.2010). URL: http://www.youtube.com/watch?v=eW3gMGqcZQc.
4. Moore M. G., Kearsley G. Distance education: A systems view. Belmont : Wadsworth Publishing, 2004. 384 р.
5. Fidalgo P., Thormann J., Kulyk O., Lencastre J.A. Students’perceptions on distanceeducation: A multinational study // International Journal of Educational Technology in Higher Education. 2020. Vol. 17. № 18. Р. ???–???.
7. Кастельс М. Власть коммуникации. М. : Издательский дом Высшей школы экономики. 2016, 564 с.
8. Фуко М. Интеллектуалы и власть. М. : Праксис, 2002. Ч. 1. Статьи и интервью. 1970–1984. 384 с.
Обращает внимание отсутствие источников отечественных авторов.

Апелляция к оппонентам (Cormier D., McAuley A., Siemens G., Stewart B., Jingyuan Liu, Yao Liu, Pan Xiang, Lin Pu, Haofeng Xiong, Chuansheng Li, Ming Zhang, Jianbo Tan, Yanli Xu, Rui Song, Meihua Song, Lin Wang, Wei Zhang, Bing Han, Li Yang, Xiaojing Wang, Guiqin Zhou, Ting Zhang, Ben Li, Yanbin Wang, Zhihai Chen, Xianbo Wang, Keegan D. J., Moore M. G., Kearsley G., Fidalgo P., Thormann J., Kulyk O., Lencastre J. A., Schroer W. J., Кастельс М., Фуко М.) имеет место отчасти. Обсуждение полученных результатов, их сопоставление с данными других авторов практически отсутствует, что необходимо исправить.

В целом материал представляет интерес для читательской аудитории и может быть рекоемендована на предмет публикации в журнале «Человек и культура».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"