Статья 'Пульсовая диагностика тибетской медицинской традиции: опыт объективизации базовых принципов пульсовой диагностики с помощью пульсодиагностического прибора.' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Пульсовая диагностика тибетской медицинской традиции: опыт объективизации базовых принципов пульсовой диагностики с помощью пульсодиагностического прибора

Пупышева Наталья Валентиновна

кандидат культурологии

научный сотрудник, лаборатория волновой диагностики живых систем, Институт физического материаловедения СО РАН

670000, Россия, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6а, каб. 320

Pupysheva Natalia Valentinovna

PhD in Cultural Studies

Scientific Associate, Laboratory of Wave Diagnostics of Living Systems of Institute of Physical Material Science of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences

670000, Russia, the Republic of Buryatia, Ulan-Ude, Sakhyanovoi Street 6A, office #320

pnat13@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Бороноев Виталий Васильевич

доктор технических наук

Заведующий Лаборатории Волновой диагностики живых систем , Институт физического материаловедения Сибирского отделения Российской академии наук

670047, Россия, республика Бурятия, г. Улан-Удэгород, ул. Сахьяновой, 6 а, оф. 316

Boronoev Vitalii Vasil'evich

Doctor of Technical Science

Head of the Laboatory of Wave Diagnosis of Living Systems, Institute of Material Physics of Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences

670047, Russia, respublika Buryatiya, g. Ulan-Udegorod, ul. Sakh'yanovoi, 6 a, of. 316

vboronoev@yahoo.com

DOI:

10.25136/2409-8744.2020.6.34260

Дата направления статьи в редакцию:

05-11-2020


Дата публикации:

25-11-2020


Аннотация: Исследование показывает опыт объективизации базовых характеристик пульсовых волн при диагностике по пульсу тибетской медицинской традиции. Опытный доктор – специалист по тибетской пульсовой диагностике может оценить функционирование организма (двенадцати внутренних органов и трех психофизиологических систем), ощупав пульс в шести точках пальпации на лучевых артериях обоих запястий пациента. Цель исследования «научить» пульсодиагностический прибор распознавать диагностически релевантные характеристики пульсовых волн. Данное исследование представляет собой попытку объективизировать основы пульсовой диагностики. Хотя пульсовая диагностика всегда была субъективным искусством талантливого врача, базовые знания ее могут стать частью объективной науки, поскольку в ее основе лежат реальные физические феномены. Метод. Статья представляет метод измерения пульса пульсодиагностическим прибором в условиях, создающих определенные предсказуемые реакции организма на внешний раздражитель, способствующий успокоению в данном случае системы rlung (ветра). В эксперименте принимала участие группа добровольцев.Заключение. Подобные эксперименты обеспечивает материал для анализа пульсовых волн, полученных при специально созданных условиях, что способствует разработке программного обеспечения для пульсодиагностического прибора и подтверждает, что объективизация основных положений пульсовой диагностики тибетской медицины возможна, хотя и в ограниченном объеме. Подобные исследования на материале тибетской медицинской традиции нигде еще не проводились. Работа состоит из трех частей: первая часть является обширным введением, в котором даются сведения о буддийской медицине и пульсовой диагностике, без которых трудно понять суть проведенных экспериментов; вторая часть посвящена собственно экспериментальным измерениям пульса с помощью пульсодиагностического прибора; третья часть — это заключение и выводы, сделанные из проведенных экспериментов.


Ключевые слова: предсказуемая реакция, пульсодиагностическая аппаратура, внешний стимул, экспериментальные измерения, пульсовая диагностика, базовые термины, тибетская медицина, однонаправленное созерцание объекта, поток сознания, объективизация основ пульсодиагностики

Abstract: This article describes the experience of objectification of basic characteristics of pulse waves in pulse diagnosis based on Tibetan medical tradition. A competent therapist – expert in Tibetan pulse diagnosis can assess functionality of the body (twelve internal organs and three psychophysiological systems) by feeling the pulse in six points of palpation located on the radial arteries of both wrists of the patient. The goal of this research consists in “teaching” pulse diagnostic device to recognize the diagnostically relevant characteristics of pulse waves. The article represents an attempt of objectification of the fundamentals of pulse diagnosis. Although pulse diagnosis has always been a subjective art of the talented therapist, its basic knowledge can become part of objective science as it is based on the real physical phenomena. The author describes the method of measuring pulse rate using a pulse diagnostic device in the conditions that create certain predictable responses of the body to an exogenous irritant, which in this case contributes to calming the rlung (wind) system. The experiment involved a group of volunteers. The conclusion is made that similar experiments provide material for the analysis of pulse waves acquired under specifically arranged conditions, which promotes the development of software fort the pulse diagnostic device, and proves that the objectification of fundamentals of pulse diagnosis in the Tibetan medicine is possible, although on a limited basis. The novelty is defined by the fact that the research based on the material of Tibetan medical tradition have not been previously conducted. The work consists of the three parts: first part is an extensive introduction that provides records on Buddhist medicine and pulse diagnosis, which help to understand the essence of the experiments; second part is dedicated to the experimental measurements of pulse rate using pulse diagnostic device; and third part represents the conclusions drawn from the conducted experiments.



Keywords:

one-pointed contemplation of an object, predictable reaction, pulse diagnostic device, outer stimulus, test measurements, pulse diagnostics, stream of consciousness, basic terms, Tibetan medicine, objectifying fundamentals of pulse diagnostics

Введение

Его Святейшество Далай-лама XIV уделяет большое внимание распространению буддийских знаний среди народов мира. Он поощряет попытки ученых исследовать с помощью технических средств состояние организма монахов в процессе медитации. Более сорока лет он много времени проводит в беседах с видными западными, а в настоящее время также и российскими учеными. На Его Святейшество большое впечатление произвели достижения современной науки в области квантовой физики [1]. Далай-лама дает убедительный анализ причины, по которой необходимо изучать обе дисциплины – западную науку и буддийское учение – для того, чтобы обрести целостную картину мира. Далай Лама XIV рассматривает дарвинизм и карму, квантовую физику и философские прозрения в природу бытия, нейрофизиологию и исследования сознания. Он проводит параллели между созерцательным и научным подходами к изучению реальности. Наука показывает способы наблюдения и интерпретации физического мира, а буддийское учение помогает иметь дело с реальностью. Крайности, однако, могут сделать любой из этих путей неполным. То, что открыли западные ученые в XX веке, было известно в Индии тысячелетиями — то, что в Хридая Праджняпарамита сутре (Сутре Сердца) [2] выражено как «Форма есть пустота, пустота есть форма». Это один из основополагающих и самых распространенных текстов буддизма махаяны, приписываемый самому Будде. Современные ученые путем исследований в области квантовой физики убедились, что все, воспринимаемое органами чувств, кажущееся плотным и твердым, если углубиться в микромир, сводится к пустоте и свету. Материя, как ее представляют на обыденном уровне, «исчезает». Отметим, что буддизм это нетеистическая религия, поэтому она занимает особое место среди мировых религий. Это мировоззрение, где место Творца занимает закон причин и следствий (закон кармы). Это философия, включающая в свою сферу психологию, влекущую за собой физиологию (и медицину), а развитый ритуальный аспект придает буддизму признаки религии. Причем психологическая составляющая имеет в буддизме первостепенный онтологический смысл. Тибетская медицина Тибетская медицина заняла видное место среди лечебных практик в странах, где в настоящее время есть тибетская диаспора. В России тибетская медицина имеет давние корни, поскольку, являясь частью буддийского учения, она утвердилась в республиках России, где буддизм являлся в течение веков официальной религией (Бурятия, Калмыкия, Тыва). В разных регионах эта медицинская традиция обрастала собственными чертами и наработками местных докторов [3, с. 51-65, с. 120-142; 4], при этом использовались местные растения и другие компоненты для изготовления лекарств, составлялись местные рецептурники. В Бурятии известен так называемый «Большой агинский жор», или «Кунпан дудзи» [5] и др. Эта медицинская традиция продолжает быть очень эффективной, она стала своей для многих стран, исповедующих буддизм [6]. Так, в Монголии она считается монгольской медициной. Коллектив врачей под руководством монгольского доктора Амбага [7] ставят перед собой цель верифицировать знания о функциях организма, выраженные в базовых терминах тибето-монгольской медицины, с помощью методов современного естествознания и современной научной медицины для более точной диагностики заболеваний и назначения более эффективного лечения. Тем не менее, речь идет все о той же тибетской медицинской традиции, которая восходит к классическим трудам тибетских авторов. В Тибете медицинские знания были систематизированы выдающимся доктором Юток Йонтен Гонпо (XII в.). Он составил классический труд по тибетской медицине, известный как «Чжуд-ши» [8]. Эта работа стала основой медицинского образования тибетских врачей. Десрид Санжай Жамцо (XVII в.) составил обширный комментарий на «Чжуд-ши», озаглавленный «Вайдурья онбо» («Гирлянда голубого берилла») [9]. Эти две работы являются основой медицинского образования во всех культурах, принявших тибетскую медицину, где она теперь воспринимается как часть этих культур.

Основные понятия тибетской медицинской традиции.

Прежде чем приступать к описанию экспериментов по объективизации основ пульсовой диагностики тибетской медицины, необходимо разъяснить базовые понятия, на которых строится все здание этой традиции — как медицины, так и всего буддийского учения в целом. Основные понятия, необходимые для восприятия этой традиции — это пять «великих элементов» (санскр. mahabhūta; тиб. ‘byung pa chenpo), которые формируют всю проявленную реальность (земля — тиб. sa; вода — shu; ветер — rlung; огонь — me и пространство nam mkha’). Их природа соответственно твердость, влажность, теплота, движение[8, с. 48-49]. Можно расширить пояснение: сущность элемента земля — это крепость, сопротивление разрушению; сущность элемента вода — осуществление связи; сущность элемента огонь — разрушение, доведение до созревания; сущность элемента ветра — движение в самом широком смысле этого слова, изменение [10, c. 73; 11; 12, с. 19-20].

«Великие элементы» – это их действия. Система «великих элементов» имеет не субстанциональную, а функциональную определенность: это – система отношений элементов бытия.

На уровне психологии и физиологии пять «великих элементов» трансформируются в так называемые три основы организма (санскр. dosha; тиб. nyespa). «Nyespa» значит «виновник». Такое название говорит о том, что именно эти три основы ответственны как за здоровье человека (в случае их равновесного состояния), так и за болезнь (в случае расстройства их баланса). Три nyespa — это rlung, mkhris и badkan, которые часто на русский язык не совсем корректно переводят, следуя древнегреческой традиции, как ветер , желчь и слизь . Следует помнить, что nyespa представляют собой «великие элементы» на психофизиологическом уровне — rlung соответствует ветру/воздуху , mkhris соответствует me-огню , а badkan сочетает в себе элементы воды -shu и земли -sa.

Следует заметить, что пять «великих элементов», как и три психофизиологические основы организма реальны только вместе. Рассматриваемые по отдельности, они являются абстракцией, удобной для конкретного анализа. Нет ни единой точки во внешнем мире, где бы ни сочетались все «великие элементы», а также в организме человека, включая психологический аспект, где бы ни действовали все три психофизиологические основы организма (rlung, mkhris и badkan). Можно лишь говорить о преобладании того или иного элемента или основы в каждом конкретном случае. Это подобно тому, как «игла хорошо ощущается в пучке травинок» [10, с. 73] Три психофизиологические основы организма представляют комплекс ум-тело , поэтому они присутствуют только в живом организме [11]. Мертвое тело представляет собой лишь набор «великих элементов», как во внешней среде.

Значения основных терминов тибетской медицины

Значения этих терминов рассматриваются на трех уровнях смысла [10, c. 26, с. 33-44]: буквальном (yig don — определяется словарной дефиницией), словестном (tshig don — определяется употреблением в текстах) и истинном (nges don — определяется прагматикой текста, то есть конкретным его применением на практике).

Итак, в буквальном смысле слово badkan часто переводится как слизь . «Bad-kan. Bad, означая воду, и kan, означая землю, обозначают области земли и воды тела и в иных значениях не употребляются» [10, с. 41]. Основное свойство элемента земля — это удержание, свойство элемента вода — связь, проявляются они в организме как твердость и влажность.

Значение словесного смысла термина badkan — система стабилизации основных функций, тканей, энергетики тела и обеспечения связи между его элементами [там же, с. 41-44].

Значение истинного смысла термина badkan — система управления всеми функциями организма, направленными на стабилизацию его внутренней среды.

Слово мkhris значит желчь , которая соответствует элементу огонь . Первый уровень значения термина mkhris, его буквальный смысл — это желчь желчного пузыря, поскольку именно она является тем агентом, который порождает в теле огненную теплоту и осуществляет переваривание пищи. В ней наиболее явно проявляется та энергия, эквивалентом которой является махабхута огонь [там же, с. 38-41].

Значение словесного смысла термина желчь — это функциональная система организма, отвечающая за выработку, накопление и снабжение организма всеми видами энергии.

Значение истинного смысла термина желчь — это система управления процессами, ответственными за жизнеобеспечение организма [там же, с. 37].

Значение буквального смысла термина rlung(ветер ) — это движение вдыхаемого и выдыхаемого воздуха. Определяющей характеристикой rlung является подвижность .

Словесный смысл термина rlung — это тот энергетический статус организма, которым определяются все его функции, связанные с расходованием накопленной энергии.

Истинный смыслтермина rlung — это ряд конкретных признаков и наблюдаемых функций, точное определение которых позволяет рассматривать ветер как систему управления самыми различными функциями организма, в которую сведен весь комплекс управления взаимозависимыми функциональными системами организма, теми системами, которые известны как пять функциональных ветров , пять видов желчи , пять видов слизи . [10, с. 33-37]. К тому же, ветер – основа всякой мыслительной деятельности: «это живое образование, потому что он является средством функционирования мысли, передачи сигналов другим частям тела, создавая возможность движения, деятельности. Никакое сознание не может существовать без физической основы, т.е. rlung» [11]. Баланс трех психофизиологических систем организма (трех nyespa) характерен для его здорового состояния, а нарушение их баланса ведет к дисфункциям и болезням.

Соотношение феноменов психики и физиологии в буддизме

Одним из основных отличий буддизма от других религиозных традиций является принцип анатман (санскр. anātman; тиб. bdag med pa, то есть бессамостность), согласно которому собственное «я» имеет иллюзорный характер.

Существенным положением буддийского учения и тибетской медицины является утверждение, что три психофизиологические системы организма (три nyespa) порождаются эмоциональными «ядами» (санскр. kleśa; тиб. nyon mongs — «яд ума») — неведением-омраченностью (тиб. gti mug), страстью (‘dod chags), гневом (zhe sdang), которые, в свою очередь, порождены органическим невед ением (санскр. avidyā; тиб. marigpa). Органическое неведение является искаженным восприятием собственного «я» как реально существующего независимо от причин и условий.

Неведение -омраченность порождает badkan (слизь , сочетающую в себе элементы земля и вода ); страсть порождает rlung (ветер ), гнев порождает желчь (являющуюся воплощением элемента огонь ). Естественно, что на состояние пульсаций воздействует как физиологическое состояние человека, так и состояние его психики, в частности чувственно-эмоциональное реагирование на объекты, проявляющееся через названные «яды ума». В медицинской литературе это положение только упоминается, но не разъясняется. Этот момент разъясняется в текстах по философии буддизма — абхидхарме [13, с. 251-352] и в символической форме отражается в текстах ваджраяны (тантры) [14]. Порождение трех осн ов тремя «ядами» является известной истиной для образованных докторов (emchi), чем-то само собой разумеющимся, поскольку доктора тибетской медицины обычно являются ламами, которые изучали буддийскую философию (абхидхарму) и практикуют тантру. Напомним, что буддизм рассматривает психику как сферу онтологически первостепенную.

Основными эмоциональными «ядами», порождающими три психофизиологические основы (nyespa), являются три типа чувственно-эмоционального реагирования субъекта на объекты.

Первый «яд» — страсть , ассоциирующаяся с положительным чувственно-эмоциональным реагированием субъекта на объект. Названия «ядов ума» в данном контексте условны, потому что включают весь спектр чувственно-эмоционального реагирования с определенным знаком. Страсть — это реагирование со знаком плюс, которое порождает ветер (rlung) как на уровне психики, так и на уровне физиологии. Как уже было сказано, rlung это движение во всех смыслах и на всех уровнях, то есть изменение. На уровне психики ветер является основой работы ума, осуществляя поиск объектов, перенося внимание с объекта на объект. Такое положительное реагирование у самых простых организмов проявляется в виде раздражимости. Относительно существ с развитой психикой можно говорить о чувственно- эмоциональном оценочном реагировании. К проявлению страсти можно отнести стремление к благоприятным условиям (теплу, свету, хорошему питанию, приятным ощущениям и т.п.), проявляющееся у всех существ. Сюда можно отнести любовь в обиходном ее понимании, которую А. Маслоу называет «дефицитарная любовь» [15, с. 498]. Страсть – это влечение к приятному. Сюда можно отнести стремление людей к духовным ценностям – стремление к познанию, любовь духовно развитого человека к науке, музыке, живописи и т.п. Это — интерес, основа творчества. Чем выше уровень развития живого существа, тем сложнее и тоньше желательные для него объекты, тем притягательнее становятся для него благоприятные условия для его самосознания. Страсть описывается четырьмя положительными мирскими дхармами из восьми мирских дхарм [16, с. 34-37]. Это желание материальных благ, желание быть счастливым, желание славы, желание хвалы. Стремление к ценностям, имеющим сотериологическое значение можно отнести сюда же. Именно этот механизм является основой постоянного внутреннего монолога, который происходит и во сне, и наяву, остановить который можно только, применяя специальные методики. Ветер , действие которого непрерывно, обладает функцией, связанной с расходованием накопленной энергии.

Второй «яд» — гнев (тиб. zhe sdang). Повторим, что названия эмоциональных «ядов» в данном контексте условны, поэтому гнев подразумевает всю гамму чувств, которую можно назвать отрицательным чувственно-эмоциональным реагированием субъекта на объект. Гнев ассоциируется с элементом огонь , функции которого определяются как разрушение и доведение до созревания. Именно этот эмоциональный «яд» порождает mkhris (желчь ), ответственную за выработку, накопление и снабжение организма всеми видами энергии. В данном контексте термином гнев условно обозначаются все оттенки отрицательной реакции живых существ на внешние объекты, начиная от отдергивания руки от горячего предмета, отвращения к зловонию, безобразному зрелищу до неприятия чьих-то мнений, чувства обиды, злобы и ярости. Чем ниже уровень развития живого существа, тем вещественнее объекты неприятия, обозначаемого в данном контексте как клеша гнев . Для простых организмов на уровне раздражимости это недостаток или избыток сверх меры тепла, недостаток света, питания, неподходящая атмосфера и т.п. Для человека объектом отталкивания являются неблагоприятные условия для его самосознания. Гнев можно описать четырьмя отрицательными дхармами из восьми мирских дхарм: нежелание отсутствия материальных благ, нежелание быть несчастливым, нежелание бесславья, нежелание хулы [там же].

Третий «яд» неведение -омраченность (тиб. gti mug) ассоциируется с индифферентным отношением к объекту. Именно неведение -омраченность порождает badkan, сочетающий в себе элементы земля и вода . Земля символизирует крепость, сопротивление разрушению, вода — осуществление связи. Поэтому badkan как на уровне психики, так и на уровне физиологии осуществляет стабилизацию организма (ума и тела). Это – нулевая, то есть безразличная реакция на объекты, не имеющие отношения к «я» субъекта, от полного незнания (например, что находится вне сферы внимания, или в любой точке пространства-времени) до ложных взглядов (например, отрицание непреложности действия причинно-следственного закона, и т.д.).

Слово «неведение» здесь употребляется в двух смыслах. Во-первых, неведение это синоним авидьи (тиб. ma rig pa), то есть иллюзии индивидуального «я», источника сансары. Во-вторых, клеша неведение (тиб. gti mug) это некое эмоционально омраченное состояние, которое проявляется как безразличие, скука, тоска, лень, глупость, упрямство и так далее, – все это проявдяется как омраченность , погруженность во мрак. Неведение -авидья является источником неведени я-омраченности и остальных «ядов ума» (клеш). В обоих значениях слово неведение предполагает отсутствие ведения: для авидьи это невидение собственной природы (Ясного Света Дхармакаи), а для неведения как клеши, то есть загрязненной эмоции, это отсутствие чистой эмоции (любовь, доброта), которая проявляется при очищении этой клеши. Можно сказать, что в самом общем смысле клеша неведение -омраченность – это состояние безразличия, нелюбви [13].

Таким образом, эту триаду эмоциональных «ядов» можно обозначить знаками: плюс (положительное реагирование на объект – rlung ), минус (отрицательное реагирование на объект – mkhris ) и ноль (индифферентное отношение к объекту — badkan) [17, с. 147-152]. Эти «яды» постоянно функционируют в уме, создавая своеобразную пульсацию отношений к объектам (плюс-минус-ноль), которая отражается на пульсации физиологической (пульсаций nyespa на уровне физиологии). Это подтверждает тезис тибетской медицины, рассматривающей «жизнь как пульсацию» [10, с. 65]

Краткая информация о тибетской пульсовой диагностике

В классических трудах [8; 9] описаны три основных диагностических метода тибетской медицины: опрос, осмотр и ощупывание. Последний метод заключается в пальпации пульсирующей лучевой артерии на обоих запястьях пациента кончиками пальцев врача.

Почувствовав пульсацию в трех точках лучевой артерии каждого запястья, опытный врач (тиб. emchi) может определить состояние трех психофизиологических систем (nyespa) и двенадцати внутренних органов [18, p. 220] пациента.

Рис. 1. Руки врача, показывающие расположение мест на кончиках пальцев, используемых для считывания пульсов различных органов [18, p. 90]

На приведенном выше рисунке показаны кончики пальцев врача, которые тот прижимает к точкам пальпации лучевой артерии на запястье пациента. Каждый кончик пальца разделен на две части. Верхняя часть каждого пальца ощущает биение плотного органа, а нижняя часть ощущает пульсацию полого органа. Точки пальпации называются Цон, Кан и Чаг. Они расположены вдоль лучевой артерии, начиная примерно на полдюйма (1,27 см) ниже самой большой морщины на внутренней стороне запястья. Расстояние между пальцами врача должно быть равно ширине рисового зерна [там же, с. 70]. На приведенном выше рисунке показано, что кончики указательных пальцев врача ощущают точки Tson, которые представляют плотные органы (сердце и легкие, которые расположены по-разному у мужчин и женщин, как показано на рисунке), а также полые органы (тонкий и толстый кишечник, которые также по-разному расположены у мужчин и женщин). Кончиками средних пальцев врача нащупывают точки Кан на запястьях пациента, то есть плотные органы (селезенка и печень) и полые органы (желудок и желчный пузырь). Кончиками безымянных пальцев врач нащупывает пульс в точках Чаг на запястьях пациента (плотные органы – левая и правая почки; полые органы – половые органы и мочевой пузырь). Таким образом, врач прощупывает пульс двенадцати органов в шести точках пальпации, по два органа в каждой точке.

При этом врач должен учитывать многие факторы, важнейшим из которых является, мера давления на точки пальпации. Кончиками указательных пальцев следует нажимать на кожу в точках Цон (наименьшее давление); кончики средних пальцев врача прижимают мышцы в точках Кан (среднее давление); кончики безымянных пальцев врача должны чувствовать кость в точках Чаг (максимальное давление). [18, p. 78].

Пульсации очень чувствительны к различным факторам внешнего и внутреннего влияния, таким как время суток и время года, впечатления, которые приходят через органы чувственного восприятия (свет, звук, запах, вкус, тактильные ощущения), воспоминания и ассоциации, возникающие в уме, а также собственное физиологическое состояние, которое зависит от того, что человек ел или пил, от состояния сна и т. д. Опытный врач должен учитывать различные факторы, чтобы различать сигналы болезни в пульсе пациента.

Опыт объективизации базовых характеристик пульсовых волн с помощью пульсодиагностического прибора.

Пульсодиагностический прибор

Информативность тибетской пульсовой диагностики и ее точность привлекают современных ученых, которые пытаются создать компьютеризированные диагностические инструменты для измерения пульса. Они пытаются имитировать действия и логику мышления врача (emchi). Во многих странах ученые пытаются создать оборудование для диагностики по пульсу, основываясь на знаниях тибетской, индийской и китайской медицинских традиций.

Чтобы создать программное обеспечение для пульсодиагностического прибора, «научить» компьютерную программу распознавать диагностически релевантные характеристики пульсовых волн в точках пальпации, необходимо проводить большое количество различных измерений пульса. Это подобно изучению нот музыкантом, прежде чем тот научится играть на музыкальном инструменте. Записанные программой характеристики пульсовой волны подобны нотным знакам для начинающего музыканта.

В Лаборатории волновой диагностики живых систем Института физического материаловедения СО РАН (Улан-Удэ, Республика Бурятия, Россия) разработан пульсодиагностический прибор (Автоматизированный пульсодиагностический комплекс — АПДК) [19; 20].

Рис. 2. Автоматизированный пульсодиагностический комплекс (АПДК). Картинка на экране компьютера показывает диаграммы, представляющие энергетические коэффициенты (ЭК) двенадцати органов в абсолютных и относительных значениях.

Автоматизированная система пульсовой диагностики (АПДК) состоит из двух модулей: аппаратного и программного обеспечения устройства пульсовой диагностики, а также программного обеспечения экспертной диагностической системы (ЭДС), которая включает в себя большую часть теоретических знаний тибетской медицины. Считывание пульса осуществляется двумя трехпозиционными пьезоэлектрическими датчиками в форме манжеты (рис. 2). Пелоты датчиков накладываются на соответствующие точки пальпации – Цон, Кан и Чаг. Каждый пелот датчиков считывает пульс плотного органа (сердце, легкие, печень, селезенка, левая и правая почки); пульс соответствующего полого органа (тонкий кишечник, толстый кишечник, желчный пузырь, желудок, мочевой пузырь, мужские и женские половые органы) рассчитывается математически [19]. Каждый пелот настроен на соответствующую точку пальпации (Цон, Кан, Чаг) в соответствии с мерой давления, требуемой правилами пульсовой диагностики, как указано выше. Ссылка [21]представляет небольшое видео, демонстрирующее АПДК в работе.

АПДК не предназначен для полной замены специалиста по пульсовой диагностике. Это просто невозможно, поскольку считывание пульса — это субъективное искусство опытного доктора. Однако некоторые основные характеристики пульса вполне можно объективизировать, при этом пульсовая диагностика становится частью объективной науки. Применение аппаратной диагностики ограничивается экспресс-диагностикой состояния человека при проведении диспансеризации и уже эффективно применяется с этой целью в Бурятии [22]. Вышеупомянутый прибор дифференцирует нарушения в системах rlung, mkhris, badkan в организме и в каждом из его двенадцати внутренних органах. Он может дать рекомендации по питанию, коррекции поведения и образа жизни. Однако в дальнейшем пациенту необходимо проконсультироваться с лечащим врачом.

Экспериментальные измерения пульсаций с помощью

пульсодиагностического прибора

Чтобы научить компьютерную программу распознавать отличия в форме пульсовых волн, связанных с тремя психофизиологическими системами организма и двенадцатью внутренними органами, было проведено много экспериментальных исследований пульса среди групп добровольцев, а также в стационарах среди больных с разными диагнозами. Группы добровольцев формировались из заинтересованных людей среди студентов Бурятского государственного университета (БГУ), спортсменов, работников Бурятского научного центра [23]. Большую помощь оказывал Республиканский клинический госпиталь для ветеранов войн Министерства здравоохранения Республики Бурятия.

Кроме того, в Лаборатории волновой диагностики живых систем проводились экспериментальные измерения пульса при заданных внешних условиях , направленные на проявление предсказуемой реакции организма испытуемого — реакция на свет определенной длины волны [24].

Отрицательное чувственно-эмоциональное реагирование, когда возбуждается система мkhris (желчь ), поскольку отрицательное реагирование обозначается в данном контексте как гнев , связанный с махабхутой огонь ,тоже поддается моделированию. Выше было упомянуто, что гнев как эмоциональный «яд» порождает mkhris (желчь ). Отрицательное эмоциональное реагирование на объект как первой, так и второй сигнальной системы, вызывающее изменения в системе mkhris (желчь ), отражается на пульсации в точках Цон (сердце, легкие), вызывая учащение пульсации и воздействуя на ее равномерность. Это явление широко используется в полиграфах, или «детекторах лжи», где объектом, вызывающим отрицательное реагирование является вопрос, на который испытуемый не хочет правдиво отвечать. При этом рефлекторно возбуждается система mkhris, что приводит к реакции со стороны симпатоадреналовой системы.

Подобные эксперименты с помощью АПДК еще не проводились, однако они планируются.

Целью измерений пульса при условиях, вызывающих предсказуемые реакции , являлась фиксация определенных характеристик пульсовых волн в ответ на условия, специально созданные для проявления особенных характеристик той или иной психофизиологической системы (nyespa).

В данной статье приводится один из подобных экспериментов, направленных на распознавание особенностей функционирования одного из трех nyespa — ветра (rlung), который труднее всего уловить и идентифицировать, поскольку он всегда функционирует в сочетании с двумя другими nyespa (badkan и mkhris).

Rlung (ветер ) как «великий элемент» (санскр. mahabhūta; тиб. ‘byung pa chenpo) в «Абхидхармакоше» Васубандху [12, с. 19-20] определяется как движение . Это движение в самом широком смысле слова, которое относится как к внешнему миру, так к уровню психики и физиологии. На психофизиологическом уровне rlung является одним из трех nyespa, смысл которого разъясняется выше на трех уровнях. Как уже было упомянуто, rlung (ветер ) сопровождает работу двух других nyespa (badkan-слизь и mkhris-желчь ). Характеристики badkan и mkhris идентифицируются достаточно определенно как холод и жар . Пульс холода медленный, заглубленный, слабый и т.д. Пульс жара быстрый, сильный, толстый и т.д. Что касается пульса ветра , то известно, что когда он, присоединяясь к другим nyespa, выходит за границы нормы, пульс становится пустым и поверхностным.

Частота пульсового сигнала является одним из диагностических параметров, информирующих доктора- эмчи об отступлении от нормы в сторону «жара» или «холода». На основе экспериментов было установлено, что частота пульса повышается при активизации регулирующей системы mkhris (желчь ) сверх нормы, и частота пульса снижается, когда усиливается система badkan (слизь ). В среднем, в соответствии с экспериментальными данными, норма составляет примерно 71±4,7 биений пульса в минуту. При активизации системы mkhris частота пульса составляла 80±5,3 биений в минуту, а при активизации системы badkan частота была 60±5,3 биений в минуту. Средняя величина амплитуды пульсовых волн изменялась аналогичным образом — росла при активизации системы желчи , и снижалась, при активизации системы слизи . Кроме пульсодиагностического прибора в экспериментах участвовали доктора-пульсодиагносты, пальпировавшие пульс. Они также констатировали активизацию систем желчи или слизи , что подтверждало показания пульсодиагностического прибора. Полученные данные соответствуют положению современной медицины о стабильности энергетического статуса организма, являющейся результатом взаимного баланса двух разнонаправленных состояний: эрготропического и трофотропического. Эрготропические механизмы регулируются симпатической вегетативной нервной системой, а трофотропические — парасимпатической частью вегетативной нервной системы. Важной информационной характеристикой, указывающей на рост симпатического влияния, является увеличение частоты и амплитуды пульсового сигнала. На рост парасимпатического влияния системы указывает их снижение [25, с. 5-7].

Патологическое состояние ветра сходно с проблемами центральной нервной системы. Длительное расстройство ветра является причиной неврастении, паралича, импотенции и пр. Вегетативные неврозы возникают путем воздействия ЦНС на органы через вегетативную нервную систему [26, с. 162].

В обычном состоянии человека изменчивость и непостоянство реакций на внешние и внутренние раздражители всегда отражаются на пульсе — он очень изменчив из-за постоянного присутствия rlung (ветра ). Поскольку rlung (ветер ) является носителем мысли [11, 27], измерить его функционирование отдельно от других nyespa затруднительно.

Ветер порождается эмоциональным «ядом» страсть , как было упомянуто выше. Иными словами — это положительное чувственно-эмоциональное реагирование на объект, поиск объекта, перенесение внимания с одного объекта на другой. Любые психофизиологические реакции на любые раздражители (свет, цвет, тепло, холод, зрительные, слуховые, вкусовые, обонятельные и тактильные ощущения, а также мысленные образы и ассоциации, всплывающие в уме) вызывают изменения пульса вследствие постоянного действия rlung. По этой причине в описываемом в данной статье эксперименте ставится задача исследовать пульс не в обычном, то есть возбужденном состоянии rlung (ветра ), а при его успокоении. Переход от возбужденного ветра в состояние успокоения требует применения специальной методики.

Измерения пульса с помощью пульсодиагностического прибора обладают новизной . Эксперименты, при которых количественно оценивалось бы состояние двенадцати внутренних органов, а также реакция на внешние раздражители со стороны двенадцати внутренних органов, еще нигде не проводились.

Метод регистрации реакции системы rlung (ветер) на внешний раздражитель.

Внешним раздражителем в этом эксперименте служила светящаяся точка (пламя свечи — электромагнитное излучение оптического диапазона), расположенная на расстоянии двух метров от испытуемого. Испытуемым предлагалось зафиксировать взгляд на этом объекте. Это был простой, однофакторный эксперимент с воспроизводимыми условиями.

Сравнения измерений проводилось по показаниям так называемого энергетического коэффициента (ЭК) в его абсолютных и относительных значениях. Этот параметр является частью программного обеспечения пульсодиагностического прибора (АПДК).

Глаза человека, как и его ум, находятся в постоянном движении. Это так называемые саккадические движения глаз, которые связаны с постоянно идущим процессом мышления. Эти движения глаз являются реакцией ума на все виды объектов — зрительных, слуховых, обонятельных, тактильных, вкусовых, а также мысленных образов, идей и ассоциаций, которые непрерывно возникают в уме. Ум никогда не «молчит», он постоянно «болтает». Постоянно идущий внутренний монолог известен как так называемый «поток сознания». Непрерывное движение ума связано с системой ветра , который определяется как движение , поэтому весь мыслительный процесс связан с этой nyespa. В тибетской медицине ветер считается «конем мысли», переводящим внимание с одного объекта на другой (внешний или внутренний) [11; 18, p. 45-47], что выражается в саккадических движениях глаз, которое наблюдается также и во сне (во время так называемого «быстрого сна»).

Успокоение ветра может быть достигнуто путем волевого усилия — фиксации взгляда в одной точке, что рефлекторно снижает амплитуду «колебаний ума», приводя ветер к успокоению, и ведет к рефлекторному расслаблению.

Расслабление влияет на пульсацию трех психофизиологических о c нов (трех nyespa), rlung, mkhris и badkan, что, в свою очередь, приводит к углублению дыхания и успокоению сердцебиения. Состояние расслабления может вызвать сонливость, и человек может войти в состояние сна или транса. Сон связан с системой badkan. Таким образом, когда ветер (rlung) стихает, на психологическом уровне начинает преобладать слизь (badkan). Система badkan обеспечивает стабильность системы как на психологическом, так и на физиологическом уровнях. На психологическом уровне badkan соответствует индифферентному отношению к объекту. На физиологическом уровне ветер связан, прежде всего, с легкими; поэтому при его успокоении пульсация в точке пальпации на запястье под названием Tson становится более расслабленной. Когда человек засыпает, его дыхание становится спокойнее, а при глубоком сне оно может стать незаметным. Фиксация взгляда может служить техникой введения в транс. Эту технику расслабления удобнее всего применять при однонаправленном созерцании светящейся точки, которая непроизвольно привлекает внимание. Для этого можно использовать пламя свечи, блестящий предмет и т.д.

Таким образом, фиксация взгляда в одной точке — это фактор, позволяющий экспериментально выявить влияние успокоения ветра на пульсацию, фиксируемую на лучевой артерии, изменения которой были особенно выражены в точке Tson, связанной с легкими.

Выбор методики эксперимента. Измерение пульса производилось при едином наложении датчиков: в обычной обстановке (1 мин.); после созерцания пламени свечи в течение некоторого времени (1 мин.) в полной тишине и темноте. Во время измерения пульса созерцание свечи продолжается (не меньше 2 мин.).

Желательно более долгое созерцание свечи, но, во избежание усталости артерии вследствие установки на них датчиков пульса с разной силой прижима, приходилось ограничивать время измерения. Общее время наложения датчиков достигало 4 мин. и более (плюс время для фиксации датчиков и сохранения файлов на жестком диске).

Этот эксперимент относится к числу экспериментов с малым количеством испытуемых, поскольку для разработки методики эксперимента большого количества испытуемых не требуется. После разработки и верификации методики эксперимента можно выходить на уровень экспериментирования с большим числом испытуемых для накопления статистических данных.

Определение испытуемых для эксперимента. Отработка методики эксперимента на первом этапе проводилась на добровольцах из числа сотрудников Лаборатории волновой диагностики живых систем и других заинтересовавшихся экспериментом сотрудников Бурятского научного центра — всего 15 человек.

Экспериментальные измерения пульсаций лучевой артерии, когда глаза испытуемых были зафиксированы в одной точке, показали, что параметр, фиксируемый пульсодиагностическим прибором, под названием энергетический коэффициент (ЭК) двенадцати внутренних органов увеличивался в тех случаях, когда при фоновых измерениях он был ниже нормы, особенно заметно реагировал пульс легких и сердца в точках Цон. Если при фоновом измерении значение энергетического коэффициента было слишком высоким (выше нормы), фиксация взгляда в одной точке приводила к его снижению. Другими словами, при однонаправленном созерцании объекта и успокоении ветра во всех случаях значения энергетического коэффициента приближались к норме, что говорит о временном терапевтическом эффекте этого метода.

Заключение

Параметры пульсовых волн, полученные в результате эксперимента, позволяют оценить состояние организма. Испытания показали, что однонаправленное созерцание приводит к уменьшению амплитуды моды АМо и стресс-индекса (SI) до нормы (50-150), что является благоприятным фактором, поскольку свидетельствует о снижении централизации управления ритмом сердца и ослаблении активности симпатоадреналовой системы. На рост парасимпатического влияния указывает снижение амплитуды и частоты пульса [28] при успокоении системы ветра в процессе однонаправленного созерцании объекта.

На основе анализа основных показателей вариабельности сердечного ритма (ВСР), степени их отличия от условной нормы, общего состояния нейро-гуморальной регуляции в покое одновременно с измерениями параметра ЭК проводилась количественная оценка функционального состояния организма с помощью показателя активности регуляторных систем (ПАРС), позволяющего дифференцировать различные степени напряжения регуляторных систем (nyespa) и оценивать адаптационные возможности организма.

В эксперименте при отсутствии однонаправленного созерцания, показатель активности регуляторных систем ПАРС во всех случаях был равен 5 баллам. Это соответствовало состоянию функционального напряжения (ПАРС=4-5). При однонаправленном созерцании объекта этот параметр снижался до величины ПАРС=2 балла, что соответствовало состоянию нормы или состоянию удовлетворительной адаптации (ПАРС = 1-3). Результаты оценки функционального состояния испытуемого с помощью параметров ЭК и ПАРС коррелируют между собой.

Вывод

Таким образом, результаты исследования показали возможность количественной оценки функционального состояния регуляторных систем (nyespa) организма человека по параметрам статистических характеристик пульсовых сигналов и вариабельности сердечного ритма, полученных при воздействии однонаправленного созерцания.

Технический тест показал, что можно количественно оценить и объективизировать основные характеристики пульсовых волн и использовать аппаратную пульсовую диагностику, хотя и в ограниченном объеме. Проведение различных исследований способствует развитию технических средств пульсовой диагностики, что не означает вытеснения квалифицированных специалистов тибетской пульсовой диагностики. Прибор пульсовой диагностики может стать дополнительным диагностическим инструментом экспресс-диагностики для врачей при диспансеризации населения, как он сейчас используется в Бурятии. Исследования не завершены и требуют дальнейшей работы.

Библиография
1.
Далай Лама XIV. Вселенная в одном атоме. Буддизм и наука на службе миру [Текст] / Далай Лама XIV; перевод С. Хос, ред. Н. Иноземцева. Серия: Буддизм и наука. — 2-е изд. переработанное и дополненное. — СПб.: Изд-во «Сохраним Тибет», 2018. — 256 с. ISBN 978-5-905792-32-8 — Перевод изд.: The Universe in a Single Atom: The Convergence of Science and Spirituality / His Holiness Dalai Lama XIV. – Published by Morgan Road Books, 2005. — 244 p.
2.
Святое сердце Бхагавати Праджняпарамиты [Текст]// Тексты для ежедневных практик / Составление, перевод, комментарии: Тенгон. — М.: Издание Дрепунг Гоман Центра, 2016. —744 с. ISBN 978-59907550-0-0
3.
Тибетская медицина у бурят [Текст] / [Т. А. Асеева и др.]; отв. ред. О. Д. Цыренжапова; Рос. акад. наук, Сиб. отд-ние, Ин-т общей и экспериментальной биологии. — Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2008. — 324 с. ISBN 978-5-7692-1010-5
4.
Асеева Т. А. Болезни органов пищеварения: симптоматика и лечение (по материалам тибетских медицинских сочинений XII-XVII вв.) [Текст] / Т. А. Асеева, Н. А. Кузнецова, Л. В. Михневич, Т. В. Корнопольцева, Г. В. Чехирова; отв. ред. Ю. Ю. Шурыгина. — Новосибирск: Наука, 2016. — 188 с. ISBN 978-5-02-019150-1
5.
Сумати Праджня. Кунпан — дудзи (полный для всех экстракт амриты): большой рецептурный справочник Агинского дацана [Текст] / Сумати Праджня; пер. с тибетского, предисл., примеч., указ. Д. Б. Дашиева; Сиб. отд-ние, Ин-т общей и экспериментальной биологии; Бурятский гос. ун-т. Отв. ред. Т. А. Асеева. — М.: Вост. лит., 2008. — 214 с. ISBN 978-5-02-036370-0
6.
Жамбалдорчжэ. Дзейцхар-мигчжан. Монголо-тибетский источник по истории культуры и традиционной медицине XIX в. [Текст] / Перевод с тиб., предисловие, прим., указ., глос. Ю. Ж. Жабон. — Улан-Удэ: Изд-во ОАО «Республиканская типография», 2011. — 220 с. ISBN 978-5-91407-038-7
7.
Амбага М., Тумэн-Өлзий А. NCM анагаах ухаан (Дахин шинэчилж, боловсруулсан хоёрдахь хэвлэн) [Текст] / М. Амбага, А. Тумэн-Өлзий. Улаанбаатар: ADMON» хэвлэлийн газар хэвлэв, 2012. — 502 х. (M. Амбага, Тумэн-Улзий. Лекарства новой медицины. Переработанное и дополненное второе издание. ISBN отсутствует)
8.
«Чжуд-ши»: Канон тибетской медицины [Текст] / РАН, Сиб. отд-ние, Ин-т общей и экспериментальной биологии, Ин-т монголоведения, буддологии и тибетологии; Бурят. гос. ун-т; отв. ред. С. М. Николаев; пер. с тибет., предисл., примеч., указ. Д. Б. Дашиева. — М.: Изд. фирма «Вост. лит.» РАН, 2001. — 766 с. ISBN 5-02-018033-5
9.
Дэсрид Санчжай-чжамцо. Вайдурья онбо (Гирлянда голубого берилла): комментарий к «Чжуд-ши» — украшению учения Царя медицины [Текст] / Дэсрид Санчжай-чжамцо; пер. с тибетского, примеч., статьи Д. Б. Дашиева; отв. ред. и сост. Т. А. Асеева; Ин-т общей и экспериментальной биологии СО РАН; Ин-т монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН. — М.: Наука — Вост. лит., 2014. — 1286 с. ISBN 978-5-02-036553-7
10.
Пупышев В. Н. Тибетская медицина: язык, теория, практика [Текст] / В.Н. Пупышев. Отв. ред. В. Г. Тристан.— Омск; Улан-Удэ, 1993. — 205 с. ISBN 5-88572-011-8
11.
Epstein M, Lobsang Rabgay. Mind and Mental Disorders in Tibetan Medicine [Text] // Tibetan Medicine, 1982. — Ser. № 5 — P. 10-15.
12.
Васубандху. Абхидхармакоша Гл. 1 и 2. [Текст] / Васубандху; перевод Б. В. Семичева и М. Г. Брянского. — Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1980 — 391 с. (ISBN отсутствует)
13.
Васубандху Энциклопедия Абхидхармы. Раздел пятый. Учение об аффектах [Текст] // Йога / Пер. с санскрита В. Рудого, Е. Островской. — СПб: Азбука-классика, 2002. —576 с. [с. 251-352] ISBN 5-352-00121-0
14.
Цзонхава «Драгоценный ларец» Садхана Тринадцати Божеств Шри Ваджрабхайравы. http://www.dandaron.ru/
15.
Фрейджер Р., Фейдимен Дж. Личность: теории, эксперименты, упражнения. Психологическая энциклопедия [Текст] / Р. Фрейджер, Дж. Фейдимен. — СПб.: Прайм-Еврознак, Издательский Дом Нева; М.: Олма-пресс, 2001. – 864 с. ISBN 5-93878-015-2 — Перевод Personality and Personal Growth / Robert Frager, James Fadiman. Fourth edition. Institute of Transpersonal Psychology. ISBN 0-321-01192-9
16.
Сопа Лама. Вкус Дхармы [Текст] / Лама Сопа. / Пер. с англ. яз. И Берхина, предисловие Кирти Ценшаба Ринпоче, отв. ред. А. Терентьев — СПб: Изд-во «Нартанг», 1996. — 198 с. (ISBN отсутствует) http://ligis.ru/librari/2824.htm — Перевод изд. LamaThubten Zopa Rinpoche The Door to Satisfaction. The Heart Advice of a Tibetan Buddhist Master. Boston: Wisdom Publications, 1994.
17.
Пупышева Н. В. Система великих элементов в буддийской культуре [Текст] / Н. В. Пупышева — Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2010. — 226 с. ISBN 978-5-7925-0284-0
18.
Donden Yeshi. Health Through Balance. An Introduction to Tibetan Medicine [Text] / Yeshi Donden. Edited and Translated by Jeffrey Hopkins. — Ithaca; New York: Snow Lion Publications, 1986. — 252 p. ISBN 0-937938-25-4
19.
Бороноев В. В. Пульсовая диагностика заболеваний в тибетской медицине: физические и технические аспекты [Текст] / В.В. Бороноев. — Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2005. – 320 c. (ISBN отсутствует)
20.
Л. Н. Азаргаев, В. В. Бороноев, Н. Ц. Жамбалдагбаев, Г. И. Занданова. Функциональный модуль компьютерного полиграфа для оценки состояния организма человека по канону тибетской медицины [Текст] // Информационный подход в естественных, гуманитарных и технических науках. Материалы международной научной конференции. Часть 2. Таганрогский государственный радиотехнический университет. — Таганрог, 2004. — С.4-5. ISBN 5-88040-041-7
21.
https://www.youtube.com/watch?v=ndzE4wc8ReA
22.
Бороноев В. В., Гармаев Б. З., Омпоков В. Д. Возможности автоматизированного пульсодиагностического комплекса для диспансеризации населения [Текст] // Вестник новых медицинских технологий. Электронное издание. 2017. Т. 11. — №3. — С. 164-169. Публикация 3-1. URL: http://www.medtsu.tula.ru/VNMT/Bulletin/E2017-3/3-1.pdf. DOI: 10.12737/article_596c5e0d9b40a7.45825862.
23.
Бороноев В. В. Оценка уровня тренированности организма человека на основе спектрального анализа пульсовых сигналов [Текст] / Бороноев В. В., Павлов А. Е., Омпоков В. Д. // Биомедицинская радиоэлектроника. —2013. — № 2. — С. 13-16
24.
Пупышева Н. В., Бороноев В. В. Пульсовая диагностика тибетской медицины: влияние внешних стимулов на пульсацию [Текст]// Человек и культура. — 2019. — № 6. — С. 129 — 135. DOI: 10.25136/2409-8744.2019.6.31305 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=31305
25.
Аюшеева Л. В., Бороноев В. В., Гармаев Б. З., Леднева И. П. Идентификация тибетских понятий «жар » и «холод» по основным информационным параметрам пульсовой волны [Текст] // Информационный подход в естественных, гуманитарных и технических науках. Материалы международной научной конференции. Часть 2. Таганрогский государственный радиотехнический университет. — Таганрог, 2004. — С. 5-7. ISBN 5-88040-041-7
26.
Восточная медицина [Текст] / В. А. Тарнуев [и др]. — Улан-Удэ: Издательство ГБУЗ РЦМП МЗ РБ, 2014. — 440 с. ISBN 978-5-98582-096-6
27.
Lobsang Rabgay. Pulse Analysis in Tibetan Medicine [Text] // Tibetan Medicine. — 1981. — Ser. 3. — P. 45-52.
28.
Омпоков В. Д. Частотно-временной анализ пульсовых сигналов с помощью преобразования Гильберта-Хуанга [Текст] / В. Д. Омпоков. Автореферат на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук. — Улан-Удэ: Изд-во ФГБУН БНЦ СО РАН, 2019. — 19 с.
References (transliterated)
1.
Dalai Lama XIV. Vselennaya v odnom atome. Buddizm i nauka na sluzhbe miru [Tekst] / Dalai Lama XIV; perevod S. Khos, red. N. Inozemtseva. Seriya: Buddizm i nauka. — 2-e izd. pererabotannoe i dopolnennoe. — SPb.: Izd-vo «Sokhranim Tibet», 2018. — 256 s. ISBN 978-5-905792-32-8 — Perevod izd.: The Universe in a Single Atom: The Convergence of Science and Spirituality / His Holiness Dalai Lama XIV. – Published by Morgan Road Books, 2005. — 244 p.
2.
Svyatoe serdtse Bkhagavati Pradzhnyaparamity [Tekst]// Teksty dlya ezhednevnykh praktik / Sostavlenie, perevod, kommentarii: Tengon. — M.: Izdanie Drepung Goman Tsentra, 2016. —744 s. ISBN 978-59907550-0-0
3.
Tibetskaya meditsina u buryat [Tekst] / [T. A. Aseeva i dr.]; otv. red. O. D. Tsyrenzhapova; Ros. akad. nauk, Sib. otd-nie, In-t obshchei i eksperimental'noi biologii. — Novosibirsk: Izd-vo SO RAN, 2008. — 324 s. ISBN 978-5-7692-1010-5
4.
Aseeva T. A. Bolezni organov pishchevareniya: simptomatika i lechenie (po materialam tibetskikh meditsinskikh sochinenii XII-XVII vv.) [Tekst] / T. A. Aseeva, N. A. Kuznetsova, L. V. Mikhnevich, T. V. Kornopol'tseva, G. V. Chekhirova; otv. red. Yu. Yu. Shurygina. — Novosibirsk: Nauka, 2016. — 188 s. ISBN 978-5-02-019150-1
5.
Sumati Pradzhnya. Kunpan — dudzi (polnyi dlya vsekh ekstrakt amrity): bol'shoi retsepturnyi spravochnik Aginskogo datsana [Tekst] / Sumati Pradzhnya; per. s tibetskogo, predisl., primech., ukaz. D. B. Dashieva; Sib. otd-nie, In-t obshchei i eksperimental'noi biologii; Buryatskii gos. un-t. Otv. red. T. A. Aseeva. — M.: Vost. lit., 2008. — 214 s. ISBN 978-5-02-036370-0
6.
Zhambaldorchzhe. Dzeitskhar-migchzhan. Mongolo-tibetskii istochnik po istorii kul'tury i traditsionnoi meditsine XIX v. [Tekst] / Perevod s tib., predislovie, prim., ukaz., glos. Yu. Zh. Zhabon. — Ulan-Ude: Izd-vo OAO «Respublikanskaya tipografiya», 2011. — 220 s. ISBN 978-5-91407-038-7
7.
Ambaga M., Tumen-Өlzii A. NCM anagaakh ukhaan (Dakhin shinechilzh, bolovsruulsan khoerdakh' khevlen) [Tekst] / M. Ambaga, A. Tumen-Өlzii. Ulaanbaatar: ADMON» khevleliin gazar khevlev, 2012. — 502 kh. (M. Ambaga, Tumen-Ulzii. Lekarstva novoi meditsiny. Pererabotannoe i dopolnennoe vtoroe izdanie. ISBN otsutstvuet)
8.
«Chzhud-shi»: Kanon tibetskoi meditsiny [Tekst] / RAN, Sib. otd-nie, In-t obshchei i eksperimental'noi biologii, In-t mongolovedeniya, buddologii i tibetologii; Buryat. gos. un-t; otv. red. S. M. Nikolaev; per. s tibet., predisl., primech., ukaz. D. B. Dashieva. — M.: Izd. firma «Vost. lit.» RAN, 2001. — 766 s. ISBN 5-02-018033-5
9.
Desrid Sanchzhai-chzhamtso. Vaidur'ya onbo (Girlyanda golubogo berilla): kommentarii k «Chzhud-shi» — ukrasheniyu ucheniya Tsarya meditsiny [Tekst] / Desrid Sanchzhai-chzhamtso; per. s tibetskogo, primech., stat'i D. B. Dashieva; otv. red. i sost. T. A. Aseeva; In-t obshchei i eksperimental'noi biologii SO RAN; In-t mongolovedeniya, buddologii i tibetologii SO RAN. — M.: Nauka — Vost. lit., 2014. — 1286 s. ISBN 978-5-02-036553-7
10.
Pupyshev V. N. Tibetskaya meditsina: yazyk, teoriya, praktika [Tekst] / V.N. Pupyshev. Otv. red. V. G. Tristan.— Omsk; Ulan-Ude, 1993. — 205 s. ISBN 5-88572-011-8
11.
Epstein M, Lobsang Rabgay. Mind and Mental Disorders in Tibetan Medicine [Text] // Tibetan Medicine, 1982. — Ser. № 5 — P. 10-15.
12.
Vasubandkhu. Abkhidkharmakosha Gl. 1 i 2. [Tekst] / Vasubandkhu; perevod B. V. Semicheva i M. G. Bryanskogo. — Ulan-Ude: Buryat. kn. izd-vo, 1980 — 391 s. (ISBN otsutstvuet)
13.
Vasubandkhu Entsiklopediya Abkhidkharmy. Razdel pyatyi. Uchenie ob affektakh [Tekst] // Ioga / Per. s sanskrita V. Rudogo, E. Ostrovskoi. — SPb: Azbuka-klassika, 2002. —576 s. [s. 251-352] ISBN 5-352-00121-0
14.
Tszonkhava «Dragotsennyi larets» Sadkhana Trinadtsati Bozhestv Shri Vadzhrabkhairavy. http://www.dandaron.ru/
15.
Freidzher R., Feidimen Dzh. Lichnost': teorii, eksperimenty, uprazhneniya. Psikhologicheskaya entsiklopediya [Tekst] / R. Freidzher, Dzh. Feidimen. — SPb.: Praim-Evroznak, Izdatel'skii Dom Neva; M.: Olma-press, 2001. – 864 s. ISBN 5-93878-015-2 — Perevod Personality and Personal Growth / Robert Frager, James Fadiman. Fourth edition. Institute of Transpersonal Psychology. ISBN 0-321-01192-9
16.
Sopa Lama. Vkus Dkharmy [Tekst] / Lama Sopa. / Per. s angl. yaz. I Berkhina, predislovie Kirti Tsenshaba Rinpoche, otv. red. A. Terent'ev — SPb: Izd-vo «Nartang», 1996. — 198 s. (ISBN otsutstvuet) http://ligis.ru/librari/2824.htm — Perevod izd. LamaThubten Zopa Rinpoche The Door to Satisfaction. The Heart Advice of a Tibetan Buddhist Master. Boston: Wisdom Publications, 1994.
17.
Pupysheva N. V. Sistema velikikh elementov v buddiiskoi kul'ture [Tekst] / N. V. Pupysheva — Ulan-Ude: Izd-vo BNTs SO RAN, 2010. — 226 s. ISBN 978-5-7925-0284-0
18.
Donden Yeshi. Health Through Balance. An Introduction to Tibetan Medicine [Text] / Yeshi Donden. Edited and Translated by Jeffrey Hopkins. — Ithaca; New York: Snow Lion Publications, 1986. — 252 p. ISBN 0-937938-25-4
19.
Boronoev V. V. Pul'sovaya diagnostika zabolevanii v tibetskoi meditsine: fizicheskie i tekhnicheskie aspekty [Tekst] / V.V. Boronoev. — Ulan-Ude: Izd-vo BNTs SO RAN, 2005. – 320 c. (ISBN otsutstvuet)
20.
L. N. Azargaev, V. V. Boronoev, N. Ts. Zhambaldagbaev, G. I. Zandanova. Funktsional'nyi modul' komp'yuternogo poligrafa dlya otsenki sostoyaniya organizma cheloveka po kanonu tibetskoi meditsiny [Tekst] // Informatsionnyi podkhod v estestvennykh, gumanitarnykh i tekhnicheskikh naukakh. Materialy mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii. Chast' 2. Taganrogskii gosudarstvennyi radiotekhnicheskii universitet. — Taganrog, 2004. — S.4-5. ISBN 5-88040-041-7
21.
https://www.youtube.com/watch?v=ndzE4wc8ReA
22.
Boronoev V. V., Garmaev B. Z., Ompokov V. D. Vozmozhnosti avtomatizirovannogo pul'sodiagnosticheskogo kompleksa dlya dispanserizatsii naseleniya [Tekst] // Vestnik novykh meditsinskikh tekhnologii. Elektronnoe izdanie. 2017. T. 11. — №3. — S. 164-169. Publikatsiya 3-1. URL: http://www.medtsu.tula.ru/VNMT/Bulletin/E2017-3/3-1.pdf. DOI: 10.12737/article_596c5e0d9b40a7.45825862.
23.
Boronoev V. V. Otsenka urovnya trenirovannosti organizma cheloveka na osnove spektral'nogo analiza pul'sovykh signalov [Tekst] / Boronoev V. V., Pavlov A. E., Ompokov V. D. // Biomeditsinskaya radioelektronika. —2013. — № 2. — S. 13-16
24.
Pupysheva N. V., Boronoev V. V. Pul'sovaya diagnostika tibetskoi meditsiny: vliyanie vneshnikh stimulov na pul'satsiyu [Tekst]// Chelovek i kul'tura. — 2019. — № 6. — S. 129 — 135. DOI: 10.25136/2409-8744.2019.6.31305 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=31305
25.
Ayusheeva L. V., Boronoev V. V., Garmaev B. Z., Ledneva I. P. Identifikatsiya tibetskikh ponyatii «zhar » i «kholod» po osnovnym informatsionnym parametram pul'sovoi volny [Tekst] // Informatsionnyi podkhod v estestvennykh, gumanitarnykh i tekhnicheskikh naukakh. Materialy mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii. Chast' 2. Taganrogskii gosudarstvennyi radiotekhnicheskii universitet. — Taganrog, 2004. — S. 5-7. ISBN 5-88040-041-7
26.
Vostochnaya meditsina [Tekst] / V. A. Tarnuev [i dr]. — Ulan-Ude: Izdatel'stvo GBUZ RTsMP MZ RB, 2014. — 440 s. ISBN 978-5-98582-096-6
27.
Lobsang Rabgay. Pulse Analysis in Tibetan Medicine [Text] // Tibetan Medicine. — 1981. — Ser. 3. — P. 45-52.
28.
Ompokov V. D. Chastotno-vremennoi analiz pul'sovykh signalov s pomoshch'yu preobrazovaniya Gil'berta-Khuanga [Tekst] / V. D. Ompokov. Avtoreferat na soiskanie uchenoi stepeni kandidata fiziko-matematicheskikh nauk. — Ulan-Ude: Izd-vo FGBUN BNTs SO RAN, 2019. — 19 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В представленной статье ее автор ставит вопрос о своеобразии тибетской медицинской традиции. Полагаю, что интерес к данному объекту исследования не ослабевает в силу разных обстоятельств. На одну из этих причин указывает и автор: «В России тибетская медицина имеет давние корни, поскольку, являясь частью буддийского учения, она утвердилась в республиках России, где буддизм являлся в течение веков официальной религией (Бурятия, Калмыкия, Тыва)». Из этого замечания следует, что тибетская медицина представляет собой не только набор конкретных практик, направленных на излечение тела, но и является феноменом духовной жизни человека. Это обстоятельство безусловно открывает возможности для всестороннего изучения данного феномена, включая междисциплинарный и социокультурный подходы. Но в силу того, что автор заявляет в качестве предмета исследования пульсовую диагностику тибетской медицины, то в этом случае встает вопрос прежде всего об исследовании своеобразия данного метода диагностики. Вместе с тем заявленный предмет исследования вовсе не исключает возможности привлечения богатого культурно-исторического материала, в русле которого и шло формирование и развитие медицинской традиции.
Особое внимание в рецензируемой статье уделено не только описанию экспериментов по объективизации основ пульсовой диагностики тибетской медицины, но и разъяснению основных понятий, что помогает интерпретировать основные положения рассматриваемой традиции. Кроме того, это позволяет провести определенные параллели с буддийским учением в целом. Полагаю, что такая логика научного поиска вполне резонна и открывает для автора возможности сделать обобщения, которые будут иметь и научную ценность, и в то же время представлять интерес для широкого круга потенциальных читателей представленной статьи.
Так, например, автор раскрывает основные понятия, необходимые для восприятия исследуемой традиции и одновременно являющиеся пятью «великими элементами», которые, как справедливо утверждает автор, «формируют всю проявленную реальность (земля; вода; ветер; огонь и пространство)». Очевидно, что автору в этом случае невозможно обойти своим вниманием мощную культурную традицию, способствующую закреплению ха указанными понятиями определенного ценностного смысла. Полагаю, что такой подход усиливает методологическую целостность исследования, а также позволяет выявить дополнительные возможности для установления связи медицинской традиции и религиозной. Эвристическая ценность такого подхода не вызывает сомнений. Примером такого рода связи может служить установленное автором соотношение некоторых положений буддийского учения и тибетской медицины: «три психофизиологические системы организма (три nyespa) порождаются эмоциональными «ядами» (страстью, гневом), которые, в свою очередь, порождены органическим неведением». Таким образом, автор остается верен своей логике исследования и всякий раз пытается установить различные аспекты соотношения традиций медицинской и социокультурной. Это безусловно влияет на общую оценку состоятельности авторской концепции.
Во второй части работы автор сосредоточивает свое внимание на рассмотрении опыта объективизации базовых характеристик пульсовых волн с помощью пульсодиагностического прибора. Здесь конечно трудно оставаться в рамках обозначенного в первой части исследования подхода, поскольку предметное поле работы сужается до конкретной детали – использования пульсодиагностического прибора. Но тем не менее, если автору удастся и в этом случае проследить особенности пульсовых волн с точки зрения их интерпретаций в аспекте социокультурной традиции тибетской медицины, тогда в целом статья не потеряет своей структурированности и последовательности в изложении ключевых положений концепции. Автор в этом случае апеллирует к достижению лаборатории волновой диагностики живых систем Института физического материаловедения СО РАН в Улан-Удэ, где собственно и разработан пульсодиагностический прибор «(автоматизированный пульсодиагностический комплекс)». Честно сказать, мне не совсем понятно, каким образом вышеупомянутый прибор дифференцирует «нарушения в системах rlung, mkhris, badkan в организме и в каждом из его двенадцати внутренних органах». Полагаю, то здесь автор просто-напросто наложил свою теорию на работу конкретного прибора. К сожалению в статье не представлены методологические обоснования для такой аналогии, а потому в этой части работа выглядит противоречивой и не продуманной ни в теоретическом плане, ни в методологическом. А подобные аналогии часто поражают своей легкостью, с которой авторы пытаются выдать нелепицу за научный продукт. Я могу себе представить, что мне делают укол, и наверняка ведь медсестра или врач погружают шприц в какую-либо точку систем rlung, mkhris, badkan. Однако это не повод выдавать обыденную медицинскую процедуру за нечто таинственно-религиозное, уходящее корнями, допустим, в тибетскую медицинскую традицию. Полагаю, автору предстоит всерьез доработать свою статью в этой части. Также необходимо отформатировать стиль изложения: ну никуда не годится в первом же предложении использовать просторечное «нынче» и т.д. Необходимо поработать и с источниками. Некоторые из представленных источников не до конца правильно оформлены (например, Бороноев под цифрой 11), но вместе с тем в списке отсутствуют новейшие источники за последние 5-8 лет, что затрудняет оценку преимуществ автора по сравнению с имеющимися исследованиями в данной или смежной области.
Полагаю, статья пока не готова к публикации.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования, очевидно это «опыт объективизации базовых принципов пульсовой диагностики с помощью пульсодиагностического прибора», в целом раскрыт. Привлекает описание естественно-научного метода сбора данных и машинной их обработки, которые позволяют верифицировать результаты эксперимента. Однако выводы явно противоречат суждению автора: «Поскольку rlung (ветер ) является носителем мысли [17], измерить его функционирование отдельно от других nyespa не представляется возможным». Возникает вопрос: тогда что же исследовалось с помощью изобретенного аппарата?
Мысль о невозможности исследования одного элемента здоровья человека в отрыве от остальных логически вытекает из философских оснований тибетской медицины и указывает на принципиальный конфликт: нерелевантность аналитических методов и способов мышления при исследования культурного опыта, организованного в сложную самоорганизующуюся и саморазвивающуюся систему. Это тот пример, когда изученный элемент системы её не характеризует. В данном случае, применимость изобретенного диагностического оборудования не опровергает и не доказывает эффективность тибетской медицины и её философских оснований. Описанный эксперимент лишь указывает, что уникальная тибетская типология состояний человека, которая в буддистской философии увязана с концепцией мироздания, может помочь в изобретении новых измерительных приборов, которые не только расширяют сферу аналитического (теоретического) знания, но и могут быть полезны для диагностики здоровья. Как указывает сам автор, описанный прибор позволяет «дать рекомендации по питанию, коррекции поведения и образа жизни» с опорой на количественные измерения. Но должна ли это коррекция поведения и образа жизни соответствовать буддистской этике, конкретной религиозной доктрине, или речь идёт об универсальном знании, применимом безотносительно к культурным различиям?
Показательна авторская оговорка в «заключении», что «эксперимент выявил возможность, при условии создания определенных условий, экспериментально определять…». Это пример явной двойной тавтологии (при «условии условий» и «эксперимент позволяет экспериментально определять»), который можно принять за стилистическую ошибку и её, конечно же, можно и нужно исправить. Но эта оговорка указывает и на условность полученного входе эксперимента знания. Автору необходимо определиться в ключевом вопросе: состоялась ли объективизация базовых принципов пульсовой диагностики тибетской медицины в ходе эксперимента или ученые изобрели новый прибор для получения нового знания, к тибетской медицине не имеющего отношения?
Методология исследования носит конспектуально-описательный характер, как в плане раскрытия объекта исследования (тибетская медицина в её тезаурусе и философских основаниях), так и в описании естественно-научного эксперимента. Автор не ставит конкретной научной задачи и не решает её, что удивительно при наличии описанного уникального эмпирического опыта. Отсутствие цели и задач ставит под сомнение и логику раскрытия содержания статьи, и адекватность выводов.
Актуальность выбранной автором темы безусловна, как в аспекте изучения культурного опыта, каким является сложный комплекс тибетской медицины, так и в аспекте принципиального философско-медицинского вопроса, сформулированного ещё Ницше: что или кого должна лечить медицина (болезни или человека?).
Научная новизна ввиду слабой методологической основы работы размыта (не ясно, какое знание прибавилось и в какой научной отрасли) и спорна (не ясно, является ли прибавленное знание научным). Ввиду междисциплинарности выбранной темы, автору было бы целесообразно конкретно указать, в чем состоит научная новизна излагаемого материала, что именно прибавляется в культурологию или медицину.
Стиль, в целом, выдержан научный, хотя суждение «было проведено множество экспериментальных исследований пульса среди групп добровольцев…» исключает верификацию, т. е. не является достаточным доводом: необходима либо ссылка на материалы проведенных исследований, либо точное их описание.
Структура работы приемлема, но значительно упростил бы прочтение авторской мысли и придал работе законченный вид раздел, раскрывающий цель и задачи данной статьи, проблему, которую автор решает, ценность полученных результатов для конкретных отраслей научного знания.
Содержание текста изобилует опечатками, затрудняющими чтение, самый распространенный — лишние пробелы перед знаками препинания, есть точки в конце заголовка раздела. Помимо указанной выше тавтологии, встречаются несогласования в словосочетаниях («в каждом из его двенадцати внутренних органах»). Текст нуждается в более тщательной авторской вычитке, в устранении небрежностей.
Библиография, помимо небрежности в соблюдении редакционных требований к оформлению, содержит указание на отсутствие интереса автора к современному состоянию культурологических или медицинских исследований тибетской медицины. Из работ за последние 5 лет автор полагается на только публикации Н.В. Пупышевой. Такая односторонность значительно принижает научную ценность работы.
Апелляция к оппонентам в некоторых случаях корректна. Вызывает сомнение ссылка на пункт 10, автору следовало бы грамотно её оформить и прокомментировать, какую связь с его работой имеет разработка генератора импульсных волн на основе модели Виндкесселя. Вызывает также сомнение, что автор действительно обращался к архивным источника (пункты 3, 5), перевод которых на русский язык сам по себе является достойной публикации научной задачей; к таким архивам следовало бы обращаться, если их переводов нет или автор считает, что переводы следовало бы уточнить.
Выводы: автору следует устранить указанные недочеты работы, которые в совокупности создают впечатление попытки инсинуации научного знания, намеренного введения читателя в заблуждение. Подобный приём может быть оправдан в рамках постмодернистской провокации с целью уточнения состояния научной отрасли, но такая задача в статье не обозначена, да она и не может быть реализована в отечественной традиции научной коммуникации посредством публикации в научном журнале. Интерес читательской аудитории к рецензируемой статье гарантирован за счет актуальности темы, но в таком виде, как статья представлена, она не имеет научной ценности.

Результаты процедуры окончательного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Текст написан в достаточно своеобразной манере — настолько, по меньшей мере, что его подведение под принятые рубрики введения (Актуальность, Предмет, Проблема, Методология исследования и пр.) представляется не эффективным.
Стиль, структура, содержание
Вопреки заглавию, текст охватывает достаточно широкие области; кратко охарактеризовав взгляды и предпочтения Далай-ламы, автор не обходит вниманием тибетскую медицину в целом и в частных проявлениях:
«Тибетская медицина заняла видное место среди лечебных практик в странах, где в настоящее время есть тибетская диаспора. В России тибетская медицина имеет давние корни, поскольку, являясь частью буддийского учения, она утвердилась в республиках России, где буддизм являлся в течение веков официальной религией (Бурятия, Калмыкия, Тыва). В разных регионах эта медицинская традиция обрастала собственными чертами и наработками местных докторов [3, с. 51-65, с. 120-142; 4], при этом использовались местные растения и другие компоненты для изготовления лекарств, составлялись местные рецептурники. В Бурятии известен так называемый «Большой агинский жор», или «Кунпан дудзи» [5] и др.  »
Возможно, эта пространная подготовка — через онтологию пустоты, основные принципы буддизма и основополагающие позиции тибетской медицины — призваны придать предмету необходимую возвышенность, а его восприятию — глубину перспективы.
В частности, автор не преминул заметить:
«В Тибете медицинские знания были систематизированы выдающимся доктором Юток Йонтен Гонпо (XII в.). Он составил классический труд по тибетской медицине, известный как «Чжуд-ши» [8]. Эта работа стала основой медицинского образования тибетских врачей. Десрид Санжай Жамцо (XVII в.) составил обширный комментарий на «Чжуд-ши», озаглавленный «Вайдурья онбо» («Гирлянда голубого берилла») [9]. Эти две работы являются основой медицинского образования во всех культурах, принявших тибетскую медицину, где она теперь воспринимается как часть этих культур. »
Возможно, эти сведения в свете некой абсолютистской парадигмы могут оказаться не лишними, но они плохо сочетаются с обычными редакционными требованиями к научному тексту.
Чрезвычайно симптоматична фраза, знаменующая переход к основному разделу:
«Прежде чем приступать к описанию экспериментов по объективизации основ пульсовой диагностики тибетской медицины, необходимо разъяснить базовые понятия, на которых строится все здание этой традиции — как медицины, так и всего буддийского учения в целом. »
Всякий читатель, наивно намеревающийся ознакомиться с предметом, заявленным в заглавии и им ограниченным, должен здесь эту надежду оставить; дело предстоит фундаментальное, и, по всей видимости, необъятное — речь даже не о тибетской медицине в целом, но о всем учении буддизма.
Но иначе, очевидно, невозможно.
Очевидно, задача фантастическая, и мы может отразить ее исключительно фрагментарно:
««Великие элементы» – это их действия (возможно, и их действия?). Система «великих элементов» имеет не (возможно, не только?) субстанциональную, а функциональную определенность: это – система отношений элементов бытия. »
И, с некоторым перерывом:
«Можно лишь говорить о преобладании того или иного элемента или основы в каждом конкретном случае. Это подобно тому (сопоставление, весьма плохо читаемое), как «игла хорошо ощущается в пучке травинок» [10, с. 73] Три психофизиологические основы организма представляют комплекс ум-тело , поэтому они присутствуют только в живом организме [11]. Мертвое тело представляет собой лишь набор «великих элементов», как во внешней среде (то есть «набор» противопоставляется здесь «комплексу»?). »
«Первый «яд» — страсть , ассоциирующаяся с положительным чувственно-эмоциональным реагированием субъекта на объект. Названия «ядов ума» в данном контексте условны, потому что включают весь спектр чувственно-эмоционального реагирования с определенным знаком. Страсть — это реагирование со знаком плюс, которое порождает ветер (rlung) как на уровне психики, так и на уровне физиологии. ... Именно этот механизм является основой постоянного внутреннего монолога, который происходит и во сне, и наяву, остановить который можно только, применяя специальные методики. Ветер , действие которого непрерывно, обладает функцией, связанной с расходованием накопленной энергии. »
Достаточно исчерпывающая и вполне профессиональная характеристика.
Ее прочтение вызывает остаточное недоумение, связанное с тем, что все описываемое — это «яд ума»; автор этот момент сомнения, очевидно, разделяет, отсылая к условности термина в контексте; однако это «реагирование со знаком плюс» в контексте общей ядовитости оставляет по меньшей мере двойственное впечатление.
«Второй «яд» — гнев (тиб. zhe sdang). Повторим, что названия эмоциональных «ядов» в данном контексте условны, поэтому гнев подразумевает всю гамму чувств, которую можно назвать отрицательным чувственно-эмоциональным реагированием субъекта на объект.  »
Отсылка к «условности» не слишком проясняет ситуацию; непонятно, отчего положительное эмоционально-чувственная реакция определяется как «страсть» вообще, а отрицательная — как частная ее форма (к которой можно добавить иные).
Но текст весьма пространный, и вникнуть здесь во все его перипетии невозможно.
Выводы, интерес читательской аудитории
Приведем заключительные строки:
«Технический тест показал, что можно количественно оценить и объективизировать основные характеристики пульсовых волн и использовать аппаратную пульсовую диагностику, хотя и в ограниченном объеме. Проведение различных исследований способствует развитию технических средств пульсовой диагностики, что не означает вытеснения квалифицированных специалистов тибетской пульсовой диагностики. Прибор пульсовой диагностики может стать дополнительным диагностическим инструментом экспресс-диагностики для врачей при диспансеризации населения, как он сейчас используется в Бурятии. Исследования не завершены и требуют дальнейшей работы. »

Подведем краткие итоги:
предложенный текст, безусловно, не прост для восприятия и не лишен ряда очевидных сложностей, затрудняющих его понимание.
Помимо его непривычно-великого объема и охвата (от основ буддизма до принципов аппаратного лечения), он вдобавок нарушает ряд принятых методологических канонов, в том числе один из основополагающих: традиция — это одно, ее (научное) изучение — другое, ее применение к современной (медицинской) практике — третье, и пр.
Автор эти устои нещадно разрушает, что и придает данному исследованию спорность и, в строгом смысле, антинаучность.
Но отметим все же немалые достоинства текста.
В каждом из обычно «не стыкуемых» разделов автор демонстрирует высокую степень компетенции; в заключительных фрагментах автор опирается преимущественно на опыт, исходные позиции которого можно не принимать, но итоги — учитывать.
Не призывая читателя к безусловному принятию всего изложенного в его комплексе и методологической чистоте, предлагаем ознакомится с изложенным как с весьма своеобразным и отличным от привычного культурным подходом.

Заключение: работа в целом отвечает требованиям, предъявляемым к научному изложению, как в стилистическом, так и в структурно-логическом отношении, и рекомендована к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"