Статья 'Рейн Мюллерсон в международном праве: ретроспективы и перспективы ' - журнал 'Международное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Рейн Мюллерсон в международном праве: ретроспективы и перспективы

Безбородов Юрий Сергеевич

доктор юридических наук

доцент, кафедра международного и европейского права, Уральский государственный юридический университет; кафедра теории и истории международных отношений, Уральский Федеральный Университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцина

620142, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Чапаева, 21, кв. 21

Bezborodov Yury

Doctor of Law

Docent, the department of International and European Law, Ural State Law University; the department of Theory and History of International Relations, Ural Federal University named after the First President of Russia B. N. Yeltsin

620142, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Chapaeva, 21, kv. 21

yury.bezborodov@gmail.com

DOI:

10.25136/2644-5514.2021.2.35429

Дата направления статьи в редакцию:

05-04-2021


Дата публикации:

26-08-2021


Аннотация: Статья посвящена переосмыслению идей известного советского, российского, эстонского и международного правоведа Рейна Мюллерсона, которые он привнёс своими работами в теорию и практику международного права. Актуальность исследования обусловлена вкладом, который внес проф. Мюллерсон в советскую, и продолжает вносить в современную отечественную, зарубежную и универсальную доктрину международного права. Автор множества статей и монографий, опубликованных на разных языках и в разных государства, в 2021 г. проф. Мюллерсон выпустил подытоживающий труд своей жизни – автобиографию Living In Interesting Times: Curse or Chance?, которая в действительности не является автобиографией. Это монография, обуславливающая тему исследования настоящей статьи, посвящена актуальнейшим проблемам международного права и международных отношений, которые легли в основу научных рефлексий в последнем опубликованном труде проф. Мюллерсона. Цель статьи состоит в анализе провозглашенного в монографии 2021 г. манифеста субъективного реализма и новой философии современного международного права. Оперируя такими инструментами современного исследователя международных отношений как либерализм и демократизация, глобализация и регионализация, связывая выстроенную в советской научной парадигме теорию с проверенной в структурах ООН практикой, автор своими трудами вывел на более высокий уровень осмысления международное право как сложную систему регуляторов межгосударственного поведения. Нейтральные и неполитизированные взгляды проф. Мюллерсона на большинство современных международных проблем, как и его богатый опыт в применении правовых норм на практике, должны быть по достоинству оценены настоящими и будущими поколениями исследователей, заинтересованных в построении нового мира – свободного от войн и конфронтаций. Методами исследования выступили: метод исторического анализа, компаративистский метод, методы правового исследования и толкования в праве.


Ключевые слова:

международное право, теория, практика, история, либерализм, ООН, демократия, тоталитаризм, реализм, Российская Федерация

Abstract: This article is dedicated to reconsideration of the ideas of the prominent Soviet, Russian, Estonian and international legal expert Rein Müllerson, which he introduced to the theory and practice of international law. The relevance of this research is substantiated by the contribution made by Professor Rein Müllerson to the Soviet system, as well as the contribution he continues to make to the modern domestic, foreign, and universal doctrine of international law. In 201, the author of multiple articles and monographs that are published in different languages and countries, Professor Rein Müllerson released his summarizing work – the autobiography “Living In Interesting Times: Curse or Chance?”, which in reality is not an autobiography. This monograph, which determines the topic of this research, is dedicated to the most relevant issues of international law and international relations, which underlie the scientific reflections in the latest published work of Professor Müllerson. The goal of this article lies in the analysis of manifestation of subjective realism and new philosophy of modern international law declared in the 2021 monograph. Using such instruments of the modern researcher of international relations as liberalism and democratization, globalization and regionalization, correlating the theory built in the Soviet scientific paradigm with the practice tested in the UN structures, he brought the international law to a higher level of comprehension, as a complex system of regulators of multinational behavior. The neutral and non-politicized views of Professor Müllerso answers on the majority of modern international problems, along with his vast experience in practical implementation of legal norms, should be duly appreciated by present and future generations of researchers interested in building a new world – free from warfare and confrontations. The article employs historical analysis, comparative method, methods of legal research and interpretation.


Keywords:

international law, theory, practice, history, liberalism, UN, democracy, totalitarianism, realism, Russian Federation

Глобальная пандемия, приведшая к вынужденной изоляции и стагнации практически всех сфер жизни, среди всех очевидных минусов привнесла в нашу жизнь и очевидные плюсы: многие ученые и бывшие и настоящие политические лидеры оказались свободными от перемещений, в том числе академических, и новых обязательств в образовательной сфере, что дало им возможность оценить и переосмыслить происходящее в мире и ретроспективно обратить свой взгляд вовнутрь, на собственный опыт и историю своего становления. В конце 2020 г. и начале 2021 г. были опубликованы весьма интересные автобиографии людей, которые были не просто свидетелями современной стремительной истории, но и ее творцами [1, 2]. К этой категории новинок можно отнести и опубликованную в серии «Recollections of an International LawyerParticipant and Observer» автобиографию «Living In Interesting Times: Curse or Chance?» [9] всемирно известного советского, российского, эстонского юриста-международника Рейна Мюллерсона, сыгравшего заметную роль в переформатировании евразийского правопорядка на стыке тысячелетий.

Рейн Мюллерсон родился, взрослел и становился личностью во времена перемен – сложный период истории для любой нации и любого государства. Оккупация, вооруженный конфликт, вынужденное перемещение – вот те обстоятельства, через которые прошло эстонское общество до и после Второй мировой войны и которые могут или закалить человека или сломать его. Сложные жизненные обстоятельства, с которыми столкнулся в юности будущий всемирно известный исследователь права и теоретик, позволили впитать ему столь необходимый для каждой личности опыт, переработав и переосмыслив который, проф. Мюллерсон смог выстроить собственные юридические подходы и концепты, которые повлияли на советский, эстонский и как итог – международный (универсальный) правопорядки. В соответствующей главе автобиографии Р. Мюллерсон красочно, правдиво и одновременно отстраненно (что присуще его манере повествования) описал свое детство, начавшееся с рождения в дороге и проведенное в Эстонии [9, с.19-28].

История родной страны, увиденная глазами маленького мальчика и переосмысленная зрелым ученым и политиком, как будто бы явилась театральной декорацией, на фоне которой в ХХ в. фашистским Рейхом и коммунистическим СССР разыгрывались более крупные карты. Именно эстонская кровь, ментальность и гражданство позволили сделать это переосмысление более объективным, как взгляд, направленный со стороны и одновременно изнутри. Оценивая тяготы двух похожих и одновременно разных режимов, проф. Мюллерсон утверждает: тоталитарные фашизм и коммунизм «действительно в некоторых отношениях были похожи. Однако их идеологии были довольно разными. Если фашизм представлял собой моральный нигилизм и идеи превосходства определенных рас или наций, то коммунизм был утопическим кредо, которое благодаря своим гуманным идеям имело широкую популярность» [9, с.23].

Представляется, что именно этот сложный и тяжелый опыт, через который прошли и эстонская нация в целом и эстонский мальчик Рейн в частности, стали тем ценностным фундаментом, который позволил в будущем проф. Мюллерсону оперировать такими категориями как личные и общие интересы. Это в действительности очень сложная задача – сбалансировать эти категории и заложить их в основу собственной мировоззренческой системы, чтобы затем перенести их на поле служения собственной стране и миру в целом. Так, по его инициативе «осенью 1991 г. Эстония ратифицировала вместе со многими другими документами ООН по правам человека Пакт об экономических, социальных и культурных правах» [9, с. 23].

Зачастую одно и то же событие невозможно оценить односторонне: даже сейчас революция 1917 г. многим россиянам кажется важным и необходимым для развития общества событием, освободившим страдающее до тех пор население от империализма и классового неравенства. Объективный взгляд на историю позволяет сделать вывод о том, что после революции население Российской империи впало в еще большую кабалу, попало под гнет неуправляемой и жестокой диктатуры пролетариата. Однако, с точки зрения эстонцев и финнов именно «революция большевиков сделала возможной их возможную независимость» [9, с. 31]. Произошедшие в начале ХХ в. в России события изменили всю последующую структуру мироустройства, еще больше разделив мир на запад и восток, и, в конце концов, приведя его к холодной войне. Основная причина трагедии Российской империи и социалистического опыта – в неготовности сравнительно отсталой страны строить социализм по марксистским лекалам. Идеи К. Маркса о том, что социалистическая революция имела бы шансы на успех только в высокоразвитом индустриальном буржуазном обществе, были дискредитированы попытками правительства Ленина претворить в жизнь эту теорию со значительными утопическими элементами [9, с. 31].

В автобиографии проф. Мюллерсон тонко балансирует на известных и устоявшихся философских идеях (К. Маркса, К. Поппера, B. Russell, R. Collingwood и др.) и концепциях (историзм, детерминизм, волюнтаризм и др.) и, подпитываясь от своих нордически-скандинавских корней, так несколько фатально смотрит на проблему исторического материализма: «в истории человечества существует три возможных типа сил: (1) определенные закономерности, тенденции и вероятности, а также невозможности и невероятности, о которых люди могут знать и учитывать в своей деятельности и поведении; (2) люди способны действовать согласно своей собственной воле в пределах определенных параметров, установленных пределами пластичности социума; (3) наконец, свобода действий индивидов и социумов ограничена также случайностями и непредсказуемыми силами, не имеющими никаких тенденций или закономерностей. Такие силы имеют не только физическую природу, они также могут возникать в социальной жизни и даже быть неожиданными результатами нашего сознательного выбора» [9, с. 34]. Такое широкое понимание причин и следствий в истории человечества, зачастую неподвластных воле самого человека, несомненно, расширяет горизонты историзма, выводя его за рамки детерминизма и волюнтаризма. И эта широкая трактовка историзма позволяет по-новому взглянуть на современный «оцифрованный» глобальный социум и его основные проблемы.

Особое место в автобиографии занимает глава, посвященная Г. Тункину – учителю, сыгравшему ключевую роль в судьбе автора, и архитектору всей советской доктрины международного права. В противовес ученику-реалисту Мюллерсону учитель-утопист Тункин работал не только головой, но и сердцем, и искренне верил «в способность международного права способствовать миру во всем мире» [9, с. 36]. К слову, сейчас ученик полагает, что созданная учителем всемирно известная теория согласования воль в процессе создания норм международного права не сильно отличается от западных подходов к этой проблеме [9, с. 40]. В этой исторически ценной главе автор касается многих проблем глубинного характера, которые поспособствовали крушению занавеса и Советского Союза, а также критически анализирует и многие проблемы современности, которые могут привести к краху западной цивилизации. Так, автор, основываясь на своем советском опыте, отмечает: «политкорректность в западных обществах не так безобидна с социальной точки зрения» [9, с. 44]. И с ним сложно не согласиться.

Теория права, чтобы не превратиться в оторванную от реальности конструкцию, нуждается в проверке на практике. Ценный опыт применения норм международного права «на деле» Рейн Мюллерсон получил, будучи сначала главой департамента международного права в ИГиП РАН, а затем советником первого и последнего президента СССР М.С. Горбачева. В какой-то степени проф. Мюллерсон был в числе тех, кто заложил фундамент для эффективного применения в российской правовой системе универсальных международных норм о защите прав человека (речь идет о ратификации некоторых договоров о правах человека, включая Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах, который предоставил бы советским гражданам и всем тем, кто находится под юрисдикцией государства, право направлять жалобы в Комитет по правам человека в Женеве), тем самым открывая эту систему для соответствующей международной юрисдикции. Независимый (относительно существовавшего в советский период) подход к правам человека позволил проф. Мюллерсону в дальнейшем продолжить работу в этой сфере на самом высоком – универсальном международном уровне – в Комитете ООН по правам человека. Итогом практической работы стали сомнения ученого в универсальности прав человека. Такие сомнения «проистекают из довольно длительного личного контакта с правами человека, попыток содействовать их продвижению, наблюдения за их нарушениями или даже полным отсутствием... Несмотря на многие разочарования, вызванные иллюзиями из-за отсутствия необходимых знаний о разных обществах, об их истории, – пишет автор, – я по-прежнему верю в важность прав человека и в способность обществ добиваться прогресса в их продвижении и защите. Однако я не думаю, что объявление прав человека универсальными и даже естественными может способствовать их защите или улучшить мир. Возможно, наоборот, игнорирование истории человечества, а также культур различных обществ, подход к теме с абстрактных философских предпосылок, закрытие глаз на историю человечества и разнообразие сегодняшнего мира может скрыть корни и причины многих неудач. Такой подход к проблеме универсальности прав человека в значительной степени, хотя и не исключительно, определяется моим личным опытом работы в ООН в странах, которые сильно отличаются от обществ, в которых я прожил большую часть своей жизни» [9, с. 71].

В этой части сложно согласиться с позицией проф. Мюллерсона. Универсальные права, как и ценности, имеют право на существование в современном мире. Независимо от гражданства каждый человек должен обладать гарантированными государством базовыми правами: на жизнь, на здоровье, свободу мнения и вероисповедания и др. И никакие режимы, традиционалистские и религиозные подходы не могут оправдать такое ограничение права на жизнь как применение смертной казни, так же как никакие религиозные и традиционалистские предписания не могут оправдать гендерную эксплуатацию или вмешательство в личную жизнь тех, кто не подпадает под строгие канонические критерии архаичных обществ.

Еще одной важной проблемой, связанной с применением советскими и российскими властями международного права, стала проблема спорных Курильских островов, к решению которой приложил усилия Р. Мюллерсон, будучи не вполне стандартным чиновником горбачевской эпохи. Итогом анализа исторического и правового материала российско-японских отношений, а также применения не совсем стандартных методов для прояснения и усиления позиций государств (автор совместно с представителями министерства иностранных дел прибегал к популярному ныне moot court методу) стал вывод, который даже сейчас не нашел практического воплощения: «Советский Союз имел более серьезные юридические дела в отношении владения двумя самыми большими островами – Итурупом и Кунаширом. Что касается меньшего острова Шикотан и необитаемой группы небольших островков под названием Хабомаи, Япония имела более сильные претензии» [9, с. 53].

Работа на советское правительство сменилась работой на эстонское – в самые тяжелые для молодой страны времена – развала СССР и обретения Эстонией независимости. Затем Таллинн сменился на Лондон, с частыми путешествиями в Нью- Йорк, Гаагу и государства Центральной Азии. Интересным образом вся жизнь Рейна Мюллерсона напомнила ему самому жизнь такого же «простого эстонского мальчика» – Ф.Ф. Мартенса, одного из основоположников современного международного права, также родившегося в Эстонии – на краю огромной империи и взрощенного на российской земле, в самом ее центре [9, сс. 99-100]. Так же как и Мартенс [12], Мюллерсон внес ощутимый вклад в изучение внешне- и внутриполитической ситуации в среднеазиатских государствах и изменение этой ситуации к лучшему [5]. «Сегодня, – пишет автор, – страны Центральной Азии не служат шахматной доской для других. Они тоже игроки, и иногда довольно умело используют соперничество между внешними силами в своих интересах» [9, с. 110].

Большая часть рефлексий относительно природы международного права и его места в системе межгосударственных и социальных отношений и регуляторов заканчиваются осмыслением проблемы эффективности самого международного права. Есть ли этому регулятору достойная замена или хотя бы помощник? В каком направлении будет эволюционировать и трансформироваться международное право? Как улучшить и усилить механизм реализации норм международного права? Усиленные опытным путем (работой на практических должностях самого высокого уровня) теоретические наработки, заложенные еще Г.Тункиным в московском периоде жизни, проф. Мюллерсон смог в XXI в. многие из этих проблем вывести на новый уровень осмысления. Результатом такой исследовательской работы стали многочисленные публикации т.н. третьего таллиннского периода, в которых сам автор попытался «исследовать основные причины изменений в мире, в том числе причины того, почему не материализовались большие надежды новой эпохи в отношении того, чтобы не сила, но право управляло бы поведением государств» [9, с. 122].

Одной из таких проблем нового тысячелетия стало отсутствие баланса в военной сфере международных отношений: с падением холодного занавеса советская «экспансия» на Запад прекратилась, а американская экспансия на Восток – наоборот, интенсифицировалась. Советские обещания ушли в прошлое, а американские обещания о нерасширении не исполнились. Можно говорить о наивности Горбачева и Шеварднадзе, поверившим в большей степени в устные обещания Запада, (хотя они были зафиксированы в письменной форме: в 2017 г. Архив национальной безопасности США опубликовал 30 документов, которые свидетельствуют о том, что во время переговоров 1990 г. между советскими и западными лидерами высшие должностные лица ведущих стран НАТО действительно обещали, что пока объединенная Германия будет в НАТО, альянс не подойдет ни на дюйм ближе к советским (теперь российским) границам [3]). Однако «утверждения о том, что устные обещания не имеют политических или даже юридических последствий, не соответствуют действительности. Дело в том, что международному праву известны так называемые джентльменские соглашения в устной форме, а также односторонние заявления, создающие юридические обязательства» [9, с. 125].

В своих выводах Р. Мюллерсон пошел еще дальше: «в мире после холодной войны НАТО превратилось не только в антироссийскую, но и в антиевропейскую организацию в том смысле, что с помощью Атлантического альянса Вашингтон лишил Европу возможности принимать независимые внешнеполитические решения, особенно в вопросах европейской и международной безопасности» [9, с. 126]. Действительно, военные союзы временны, недолговечны и иллюзорны. Труднее создать прочные и эффективные механизмы коллективной безопасности, чем организации коллективной самообороны (или военные союзы). Логика военных союзов – это логика конфронтации, которая, как свидетельствует история международных отношений, обычно заканчивается военным противостоянием.

Яркое проявление такого противостояния мы встречаем на Балканах на рубеже тысячелетий. «Натовские» бомбардировки Косово, геноцид в Сребренице и другие кровавые страницы этой войны все еще занимают умы исследователей – правоведов и политологов. Квалифицируя произошедшее на Балканах сложно быть объективным. Особенно сложно быть объективным, зная, через какой фильтр и через какие жернова пропаганды проходит любая информация об этом конфликте. Редким для западного мира образчиком глубокого переосмысления югославского конфликта стала книга «Европа умерла в Приштине» [4], опубликованная Жаком Хогаром – высокопоставленным французским полковником, участником военной операции НАТО против Сербии в 1999 г. Автор полностью разочаровался в двойных стандартах западных стран в процессе этой так называемой «гуманитарной войны». «Я не знаю, – пишет Р. Мюллерсон в своей автобиографии, – действительно ли ущерб, нанесенный телу и особенно душе Старого континента в войне против сербов в 1999 г. смертелен, но раны, нанесенные этой трусливой бомбардировкой с воздуха действительно оставила глубокие шрамы на политическом теле Европы и за ее пределами… Эта агрессия, прикрытая фиговым листком гуманитарной интервенции, что сама по себе является оксюмороном, широко распахнула дверь для дальнейшего беспринципного применения силы в других местах» [9, с. 130].

Разрушенная в настоящее время биполярная система мироустройства является благодатной почвой для появления имперских амбиций у государств-гегемонов. Эта ситуация представляет опасность не только для правовых регуляторов (что мы отчетливо наблюдаем на примере международного права), которые первыми попадают «под раздачу», но и для международной морали и истории человечества в целом. «Если концентрация власти в одних руках на уровне государства ведет к тоталитаризму, то в глобализированном мире это ведет к возникновению всемирной империи (world-wide empire), где вместо международного права применяется имперский закон (под названием мировое право)» [9, с. 176]. В очередной раз Р. Мюллерсон выводит правовую аналитику на уровень эффективности международного права в целом, и прогнозируя развитие ситуации в дальнейшем, автор резюмирует: «сверхконцентрация энергии обычно заканчивается Большим взрывом, подобным взрыву черных дыр во Вселенной, ведущему к появлению новых галактик. В то время как тоталитарные общества взрываются бунтами тех, кому нечего терять, в международных отношениях, как свидетельствует мировая история, всегда появляются те, кто начинает противодействовать имперскому центру».

Многополярность международной системы является очевидной необходимостью из-за масштабов мира и его социального, культурного разнообразия; она также является необходимым условием самого существования международного права. «Международное право может существовать только при наличии равновесия, баланса сил между субъектами этого права» [11, с.73], поэтому современные игры с Россией и Китаем и против них, в которые играют США и Европа, могут и обязательно приведут к коллапсу всей международной системы, в том числе правовой.

Совершенно неоправданно рассматривать и изучать международно-правовые проблемы без привязки к политике, политологии, теории международных отношений и экономике, как это сложилось в советской науке международного права. В этом смысле все работы Р. Мюллерсона, а особенно последние [6, 7, 8, 10] – как будто бы наводят мосты между этими псевдо-автономными сферами жизни. Традиционно, в основе международного права лежат интересы государств: экономические, политические и др. Однако сейчас эта парадигма хоть и медленно но рушится, и она должна быть разрушена в конце концов, как и марксизм должен встретиться с «фукуямством» [13]. В конце концов в основу международного права должен быть возвращен интерес всех народов и всего человечества, а не государств или их групп.

Неангажированность и нейтральность проф. Мюллерсона по многим международно-правовым проблемам, будь то «крымский» конфликт или же рост «китайской» силы в современных международных отношениях, могут помочь найти столь необходимый компромисс в международном праве, а может даже и привести к столь долгожданному миру между основными полюсами гетерогенизированного мира, стремящегося к гомогенизации. «Может быть, в конце концов, мир действительно станет единым целым, без стран, границ и религий, за которые можно умереть, но этот день еще далеко» [9, с. 219].

Последний на сегодняшний день опубликованный труд проф. Мюллерсона не является автобиографией, как это заявлено издательством. По большому счету, это труд о том, как международное право изменялось в самые тяжелые для него времена – после войны и до наших дней. Но что еще немаловажно, это труд, который содержит конкретные рецепты для того, чтобы вывести человечество из тупика. Молодые исследователи правовой реальности продолжают пользоваться теоретическими наработками Рейна Мюллерсона: будь то его исследование советского периода о соотношении международного и национального права, или же относительно свежий труд о расстановке сил в Центральной Азии. В этом смысле монография «LivingInInterestingTimes: CurseorChance?», которая совсем недавно была опубликована на эстонском языке и в данный момент переводится на китайский язык, подытоживает и суммирует опыт проф. Мюллерсона как исследователя международного права и транслирует этот опыт следующим поколениям. Опыт, не только содержащий международно-правовую квалификацию таких сложнейших концептов современной науки как тоталитаризм, демократизация, либерализм, универсальность, глобализм, но и главное – связывающий их друг с другом в сложную и стройную концепцию, которая, будучи основанной на доктринальном фундаменте эффективности международного права и его соотношения с национальным правом, и является тем самым манифестом субъективного реализма и новой философией в международном праве.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью
"Рейн Мюллерсон в международном праве: ретроспективы и перспективы"

Название соответствует содержанию материалов статьи.
В названии статьи условно просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет научный интерес. Автор не разъяснил выбор темы исследования и не обосновал её актуальность.
В статье не сформулирована цель исследования, не указаны методы, использованные автором. Объект и предмет исследования просматриваются в названии статьи. Тем не менее, на взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах.
Апелляция к оппонентам в статье отсутствует.
Автор избирательно опирался на источники и актуальные научные труды по теме исследования.
На взгляд рецензента, автор грамотно использовал источник, выдержал научный стиль изложения, грамотно использовал методы научного познания, соблюдал принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
В качестве вступления автор сообщил, что в условиях глобальной пандемии «многие ученые и бывшие и настоящие политические лидеры» смогли «оценить и переосмыслить происходящее в мире и ретроспективно обратить свой взгляд вовнутрь, на собственный опыт и историю своего становления». К их числу относится юрист-международник Рейн Мюллерсон.
В основной части статьи автор сообщил, что «сложные жизненные обстоятельства, с которыми столкнулся в юности» проф. Мюллерсон позволили ему «впитать столь необходимый для каждой личности опыт, переработав и переосмыслив который, смог выстроить собственные юридические подходы и концепты» т.д., что «именно этот сложный и тяжелый опыт, через который прошли и эстонская нация в целом и эстонский мальчик Рейн в частности, стали тем ценностным фундаментом, который позволил в будущем проф. Мюллерсону оперировать такими категориями как личные и общие интересы» т.д.
Далее автор разъяснил мысль о том, что «в автобиографии проф. Мюллерсон тонко балансирует на известных и устоявшихся философских идеях (К. Маркса, К. Поппера, B. Russell, R. Collingwood и др.) и концепциях» т.д., что, по мнению Мюллерсона, «в истории человечества существует три возможных типа сил» т.д., и заключил, что «широкая трактовка историзма позволяет по-новому взглянуть на современный «оцифрованный» глобальный социум и его основные проблемы».
Затем автор сообщил, что в следующей главе Мюллерсон «касается многих проблем глубинного характера, которые поспособствовали крушению занавеса и Советского Союза, а также критически анализирует и многие проблемы современности, которые могут привести к краху западной цивилизации» т.д., что «проф. Мюллерсон был в числе тех, кто заложил фундамент для эффективного применения в российской правовой системе универсальных международных норм о защите прав человека» т.д. и что «итогом практической работы стали сомнения ученого в универсальности прав человека» т.д., привёл соответствующие цитаты. Автор разъяснил свою мысль о том, что «универсальные права как и ценности имеют право на существование в современном мире», оппонируя Мюллерсону.
Далее автор сообщил, что Мюллерсон «приложил усилия» «к решению» «ещё одной важной проблемы, связанной с применением советскими и российскими властями международного права» - «спорных Курильских островов», и перешёл к описанию постсоветского периода его профессиональной деятельности, перечислил ряд вопросов, которые интересовали Мюллерсона («Есть ли этому регулятору достойная замена или хотя бы помощник? В каком направлении будет эволюционировать и трансформироваться международное право? Как улучшить и усилить механизм реализации норм международного права?»).
Затем автор изложил ряд выводов Мюллерсона, посвящённых проблеме «отсутствия баланса в военной сфере международных отношений», «благодатной почвы для появления имперских амбиций у государств-гегемонов» т.д., привёл соответствующие цитаты. Автор сделал вывод о том, что «многополярность международной системы является очевидной необходимостью из-за масштабов мира и его социального, культурного разнообразия; она также является необходимым условием самого существования международного права» т.д., что «в основу международного права должен быть возвращен интерес всех народов и всего человечества, а не государств или их групп».
В статье встречаются описки, как-то: «эстонское общества», «в Эстонии, [9, с.19-28].», «российской империи», «спорных Курильских остров» и т.д.
Выводы, позволяющие оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования, в статье отсутствуют.
В заключительном абзацах статьи автор сообщил, что данный труд проф. Мюллерсона «о том, как международное право изменялось в самые тяжелые для него времена – после войны и до наших дней», что он «содержит конкретные рецепты для того, чтобы вывести человечество из тупика» и что «неангажированность и нейтральность проф. Мюллерсона по многим международно-правовым проблемам… могут помочь найти столь необходимый компромисс в международных отношениях и международном праве, а может даже и привести к столь долгожданному миру между основными полюсами гетерогенизированного мира» т.д.
Заключительный абзац статьи не проясняет цель исследования.
Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует доработки в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования в представленной статье, как следует из ее наименования, составляют биография «… всемирно известного советского, российского, эстонского юриста-международника» Р. Мюллерсона и его заслуги в сфере международного права. Границы исследования полностью соблюдены автором.
Методология исследования в тексте статьи автором не указывается. Исходя из анализа ее содержания, ученым использовались всеобщий диалектический, логический, дескриптивный, герменевтический, исторический методы исследования.
Актуальность избранной темы исследования обоснована автором в достаточной степени. Следует согласиться с ученым в том, что автобиографии не просто свидетелей, а творцов истории всегда будут представлять значительный интерес и для их современников, и для потомков. Изучение подобных работ всегда позволяет глубже проникнуть за кулисы исторических событий, лучше разобраться в подоплеке тех или иных научных идей, концепций, парадигм, с большей степенью объективности оценить «текущий момент», смоделировать картину грядущих глобальных изменений и проч. Р. Мюллерсон знаменит своими научными идеями и теориями, которые в свое время повлияли не только на эстонский и советский, но международный правопорядок.
В чем состоит научная новизна исследования, в тексте работы не разъясняется. С одной стороны, она проявляется во введении автором статьи в арсенал современной науки международного права ряда интересных фактов, с другой стороны – отражена в некоторых суждениях автора, основанных на изучении ряда первоисточников. Следует отметить, что жанр биографических исследований в отечественной юридической науке только начинает получать распространение. Между тем знание биографий выдающихся деятелей отечественной юриспруденции и их заслуг необходимо любому юристу. Подобные работы привлекают внимание и более широкого круга читателей.
Научный стиль статьи выдержан автором в полной мере.
Структура работы вполне логична. Во введении автор объясняет, в чем состоит актуальность избранной им темы исследования.
В основной части работы ученый, упоминая ряд ключевых моментов в биографии Р. Мюллерсона, повлиявших на его становление как личности и как ученого, показывает, как мировоззрение этого знаменитого человека отразилось на его научном творчестве (к примеру, через оценку фашистского и коммунистического режимов, через идею баланса личных и общественных интересов и многие др.).
В заключительной части статьи содержатся общие выводы по результатам проведенного исследования.
Содержание работы полностью соответствует ее наименованию, но не лишено ряда недостатков.
Некоторые суждения автора, несмотря на то, что они отражают его личную позицию, не являются в достаточной степени тактичными. Так, ученый пишет: «Объективный взгляд на историю позволяет сделать вывод о том, что после революции население Российской империи впало в еще большую кабалу, попало под гнет неуправляемой и жестокой диктатуры пролетариата». Во-первых, взгляд на историю всегда субъективен, хотя добросовестный ученый может и должен стремиться к объективности как идеалу исследователя; во-вторых, утверждения, подобные утверждению автора, всегда должны подкрепляться серьезными аргументами (отметим, что рамки данной статьи не позволяют ученому вступать в широкую дискуссию по указанному вопросу, и, следовательно, такой категоричности в суждениях нужно избегать).
Оценивая позицию Р. Мюллерсона относительно универсальных прав человека, автор пишет: «Универсальные права, как и ценности, имеют право на существование в современном мире. Независимо от гражданства каждый человек должен обладать гарантированными государством базовыми правами: на жизнь, на здоровье, свободу мнения и вероисповедания и др. И никакие режимы, традиционалистские и религиозные подходы не могут оправдать такое ограничение права на жизнь как применение смертной казни, так же как никакие религиозные и традиционалистские предписания не могут оправдать гендерную эксплуатацию или вмешательство в личную жизнь тех, кто не подпадает под строгие канонические критерии архаичных обществ». Ученый неверно трактует подход Р. Мюллерсона, который не отрицает важности универсальных прав человека, необходимости их продвижения и защиты, а только указывает, что одного «словесного» признания этих прав недостаточно. Именно отсутствие необходимых знаний об обществах и культурах, с которыми приходилось Р. Мюллерсону сталкиваться в процессе его деятельности, по его мнению, повлекло за собой ряд неудач в осуществлении правозащитной деятельности.
Также отметим острую дискуссионность вопроса о применении смертной казни в качестве наказания и категоричность соответствующих суждений автора.
Ученый пишет: «… автор совместно с представителями министерства иностранных дел прибегал к популярному ныне moot court методу». Поскольку не все потенциальные читатели статьи владеют английским языком, подобные термины нуждаются в обязательном переводе.
Автор указывает: «Совершенно неоправданно рассматривать и изучать международно-правовые проблемы без привязки к политике, политологии, теории международных отношений и экономике, как это сложилось в советской науке международного права». Данное утверждение не доказано ученым.
Фраза о том, что «В конце концов в основу международного права должен быть возвращен интерес всех народов и всего человечества, а не государств или их групп» по своей сути утопична.
Неясно, что автор понимает под «гетерогенизированным миром», его «гомогенизацией». Если в статье используются термины, заимствованные из естественных наук, то их необходимо разъяснять, поскольку потенциальные читатели статьи могут не иметь соответствующего образования, и смысл этих терминов будет для них неясным.
Библиография исследования представлена 13 источниками, в том числе на английском и французском языке. С учетом темы исследования и количества имеющихся научных работ, посвященных изучению биографии и заслуг Р. Мюллерсона, этого вполне достаточно.
Апелляция к оппонентам (Р. Мюллерсон) имеется и достаточна. Научная дискуссия не всегда ведется автором корректно - он слишком категоричен в своих суждениях, к тому же им не хватает аргументированности.
Выводы по результатам исследования имеются и не вызывают нареканий.
Интерес читательской аудитории к представленной статье может быть проявлен со стороны специалистов в сфере международного права.

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.