Статья 'Постсоциалистический город в зеркале глобальной трансформации управления' - журнал 'Урбанистика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Урбанистика
Правильная ссылка на статью:

Постсоциалистический город в зеркале глобальной трансформации управления

Москалева Светлана Михайловна

ORCID: 0000-0003-1508-5599

младший научный сотрудник, Социологический институт Российской академии наук – филиал Федерального научно-исследовательского социологического центра Российской академии наук

190005, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. 7-Я красноармейская, 25/14

Moskaleva Svetlana Mikhailovna

junior researcher, Sociological Institute of the RAS – Branch of the Federal Center of Theoretical and Applied Sociology of the Russian Academy of Sciences (St. Petersburg, Russian Federation)

190005, Russia, Saint Petersburg, 7th Krasnoarmeyskaya str., 25/14

smmoskaleva@gmail.com

DOI:

10.7256/2310-8673.2022.3.37777

EDN:

AGWBUM

Дата направления статьи в редакцию:

02-04-2022


Дата публикации:

08-10-2022


Аннотация: В последние тридцать лет в мире обсуждаются вопросы о будущем городского развития. Глобальные агенты и организации (Всемирный банк, ООН) задают векторы политики планирования и ставят цели по развитию городов по всему миру. Меняется роль государства в управлении городским развитием. Происходит переход от государственного регулирования к «управлению», включающему новых субъектов в управленческий процесс: инвесторов, бизнес, граждан. Трансформация моделей управления объясняется экономической глобализацией, появлением глобального экономического сектора. Города начинают конкурировать между собой и ориентироваться на привлечение инвестиций. Правительства разных стран ищут подходящие способы управления городами. В этом контексте особый интерес представляют постсоциалистические города, которые сталкиваются с последствиями перехода от социализма к рынку. Объектом данного исследования является трансформация в управлении постсоциалистическим городом в контексте глобальных изменений. Предметом – способы концептуализации трансформации в управлении постсоциалистическим городом.   К задачам относятся: 1) выявление основных подходов к анализу трансформаций в управлении постсоциалистическим городом под влиянием глобальных изменений; 2) описание концептуальной дискуссии вокруг понятия «постсоциалистический город» и теоретических возможностей его применения; 3) обсуждение этих подходов применительно к исследованию постсоветских городов. В статье представлен обзор теоретических и методологических концепций, описывающих глобальные трансформации в управлении городами. Научная новизна состоит в расширении категориального аппарата для описания и концептуализации трансформации в управлении постсоциалистическими городами в условиях глобализации, намечаются пути для описания трансформации в управлении постсоветскими городами.


Ключевые слова:

постсоциалистический город, городское управление, городские трансформации, глобализация, городские исследования, социология города, ЦВЕ, капитализм, неолиберализм, постсоветский город

Abstract: In the last thirty years, questions about the future of urban development have been discussed in the world. Global agents and organizations (the World Bank, the UN) set the vectors of planning policy and set goals for the development of cities around the world. The role of the state in the management of urban development is changing. There is a transition from state regulation to "management", which includes new subjects in the management process: investors, businesses, citizens. The transformation of management models is explained by economic globalization, the emergence of a global economic sector. Cities are starting to compete with each other and focus on attracting investment. Governments of different countries are looking for suitable ways to manage cities. In this context, post-socialist cities that are facing the consequences of the transition from socialism to the market are of particular interest. The object of this research is the transformation in the management of a post-socialist city in the context of global changes. The subject is the ways of conceptualizing transformation in the management of a post–socialist city.   Tasks include: 1) identification of the main approaches to the analysis of transformations in the management of a post-socialist city under the influence of global changes; 2) description of the conceptual discussion around the concept of "post-socialist city" and the theoretical possibilities of its application; 3) discussion of these approaches in relation to the study of post-Soviet cities. The article presents an overview of theoretical and methodological concepts describing global transformations in city management. The scientific novelty consists in the expansion of the categorical apparatus for describing and conceptualizing the transformation in the management of post-socialist cities in the context of globalization, the ways for describing the transformation in the management of post-Soviet cities are outlined.


Keywords:

post-socialist city, urban governance, urban transformations, globalization, urban studies, urban sociology, CEE, capitalism, neoliberalism, post-soviet city

Введение

Городское управление — комплексный процесс, который проходит на разных масштабах (глобальный, страновой, городской) и уровнях (государственный, низовой). Города по всему миру ищут подходящие способы управления, которые бы учитывали происходящие институциональные, социальные, экономические и политические изменения.

В глобальной дискуссии все большее значение уделяется капиталистическим процессам, которые создают новую мировую географию [1]. В частности, новая география характеризуется следующими признаками. На глобальном уровне — в создании иерархий между мировыми городами, на национальном уровне — отделением роста мировых городов от национального экономического роста, на городском — формированием полицентрических зон и промышленных районов. Эти глобальные процессы также влияют на способы управления городским развитием и на трансформацию государственной территориальной власти [1]. По мнению Бреннера, капиталистические процессы настолько переопределили географический, пространственный словарь, что существующих определений не хватает для описания многослойных и противоречивых пространственных практик. Города оказываются встроены во множество социальных, политических, институциональных пространственных масштабов. Они одновременно находятся под влиянием мировых экономических процессов и национальной политики [1].

В контексте глобальной трансформации постсоциалистические города в таких регионах как Центральная и Восточная Европа (ЦВС) и Бывший Советский Союз (БСС), представляют объект особого исследовательского интереса по следующим причинам:

- опыт переходного периода;

- политическая трансформация (смена политического режима);

- реструктуризация экономики (изменение экономического способа производства) и формирование рыночных институтов;

- идеологическая трансформация, которую можно проследить через модели процессов урбанизации в контексте столкновения капиталистических и постсоциалистических тенденций [2];

- трансформация городских форм (пост-)социалистических городов [3, 4, 5].

Недавние исследования закономерностей урбанизации, выявляющие постсоциалистические и капиталистические тенденции, сосредоточены на городах Центральной и Восточной Европы [5, 6], в то время как города бывшего Советского Союза все еще довольно редки в качестве объектов анализа (например, [2]).

Исследовательский вопрос, к которому обращается автор, состоит в систематизации исследований, в которых концептуализируется влияние глобальных процессов на управление постсоциалистическими городами. К задачам исследования относятся:

1)выявление основных подходов к анализу трансформаций в управлении постсоциалистическим городом под влиянием глобальных изменений;

2)описание концептуальной дискуссии вокруг понятия «постсоциалистический город» и теоретических возможностей его применения;

3)обсуждение этих подходов применительно к исследованию постсоветских городов. В статье представлен обзор теоретических и методологических концепций, описывающих глобальные трансформации в управлении городами. Основной тезис статьи состоит в том, что постсоциалистические города необходимо рассматривать в их связи с глобальными процессами. Предполагается, что концепция «постсоциалистического города» может стать драйвером для запуска исследовательского направления постсоветских городов, их аналитического рассмотрения в контексте глобальной дискуссии.

В первой части статьи обсуждаются основные подходы в исследованиях о глобальной трансформации в управлении городами. Во второй части рассмотрены теоретические и эмпирические особенности описания трансформаций постсоциалистических городов. В третьей части представлена концептуальная дискуссия о термине «постсоциалистический город», с помощью которого исследователи предлагают фиксировать трансформационные процессы. Таким образом, в работе представлено обсуждение теоретических идей и концепций, используемых в исследованиях постсоциалитсических городов, их релевантность для описания трансформации в управлении постсоветскими городами.

Трансформация глобальной парадигмы городского управления

В последние тридцать лет в мире обсуждаются вопросы о будущем городского развития. Глобальные агенты и организации (Всемирный банк, ООН) задают векторы политики планирования и ставят цели по развитию городов по всему миру. Возрастает конкуренция между городами [7]. Появляются новые культурные практики ревитализации городских территорий [8, 9, 10], новые концепции в политике, такие как «устойчивое развитие», «умные города», «общественные пространства» и т.п. Также меняется роль государства в управлении городским развитием. Происходит переход от государственного регулирования (англ. — government) к «управлению» (англ. — governance), включающему новых субъектов в управленческий процесс: инвесторов, бизнес, граждан. Трансформация моделей управления объясняется экономической глобализацией, появлением глобального экономического сектора. Города начинают конкурировать между собой и ориентироваться на привлечение инвестиций [11]. Исследователи отмечают влияние экономического переустройства (англ. — economic restructuring), которое ассоциируется с глобализацией экономики, на качество жизни в городах [12, 13]. Конкуренция между городами также выражается в заимствовании идей и практик планирования между странами, влиянии глобальных идей на практики планирования [14–18] и управления.

Одной из ключевых работ в дискуссии об управлении городами является работа Дэвида Харви, посвященная переходу от менеджериализма к предпринимательству в период позднего капитализма [19]. В ней он вводит категорию «предпринимательских практик», которые способствуют локальному развитию и росту занятости. Они контрастируют с теми, что были распространены ранее (менеджериалистские) и были направлены на предоставление сервисов, услуг городскому населению. Фокусом его анализа становятся отношения между городскими изменениями и экономическим развитием, а также особенности политического и экономического контекста, в котором происходит эта трансформация в управлении [19]. Эта работа способствовала обсуждениям глобального городского переустройства, исследованиям неолиберальных, капиталистических тенденций в городах по всему миру. Глобальное городское переустройство характеризуется следующими признаками [20]:

1) интернализация мегаполисов, формирование мировых [13] и глобальных городов [12];

2) трансформация отношений между государством и частным сектором, переход от менеджериализма к предпринимательству [19], от государственного регулирования к «управлению», включающему новых субъектов в управленческий процесс: инвесторов, бизнес, граждан;

3) деиндустриализация, промышленная реструктуризация [12];

4) социальная и экономическая поляризация, концентрация исполнительной, профессиональной, управленческой технократии и низших классов в одних и тех же местах [21];

5) новые формы городской культуры и потребления [22].

Эти признаки отражают процессы включения городов в глобальные экономические связи и борьбы за инвестиции, туристические потоки, человеческий капитал.

Однако страны по-разному реагируют на процессы городского переустройства. Исторические, политические, институциональные факторы влияют на то, как глобальные процессы встраиваются в управление городскими территориями.

В исследованиях городского управления можно выделить структурные и культурные подходы. Представители структурного подхода [23] объясняют происходящие изменения в управлении такими факторами как: «капиталистическое развитие, рыночная рациональность, формирование государства, секуляризация, политическая и научная революция и ускорение инструментов для общения и распространения идей». Однако такие подходы не уделяют внимание политическим, социальным, культурным различиям в управлении между странами и городами [24, c. 366].

Представители культурного анализа городского управления [25, 26] фокусируются на изучении культуры политических систем [25, 26, 27, 28]. Используя антропологические подходы, они показывают, как исторически сформировавшиеся системы ценностей, символов и убеждений участвуют в создании социальной и политической идентичности [29]. Они объясняют, как при структурных изменениях и трансформации существующих институтов определенные способы управления продолжают воспроизводиться. В этом процессе большое значение приобретает глобализация, которая влияет на создание новой политической культуры во всем мире [26]. Новая культура отличается от старой своим вниманием к социальным вопросам, в отличии от экономических. Она также подразумевает более слабую роль политических партий, союзов и организованных групп и более сильную роль граждан, СМИ и внешних экспертов, которые способствуют политическим инновациям [26, c. 24]. Недостатком такого подхода является то, что он объясняет устойчивость практик, но не их трансформацию. Изменения в практиках городского управления могут быть объяснены в контексте изменений в политике и экономике [24, c. 360]. Проблема вышеперечисленных подходов состоит в том, что они не обращают внимание на институциональные аспекты городского управления в странах, в которых институт управления городским развитием находится в переходном состоянии. Для этого необходимо обратиться к исследованиям трансформации постсоциалистических городов.

Трансформация постсоциалистических городов в контексте глобализации: способы теоретизирования и эмпирического анализа

Исследователи глобальных трансформаций в постсоциалистических городах ищут способы их теоретического осмысления. Один из них предлагает Карин Вист, которая выделяет универсалистские и индивидуалистские способы осмысления глобальных трансформаций [30]. Универсалистские подходы стремятся найти общие признаки глобальных процессов и рассмотрения их отношений в рамках общей системы. Такой подход предполагает существование всеобъемлющей теории, способной дать объяснение всем исследовательским кейсам. Индивидуалистические подходы фокусируются на различиях, вариациях, которые прослеживаются в рамках одних и тех же процессов. Такие теории чаще всего основываются на материалах этнографических наблюдений, исторических нарративов [30, c. 831]. Вист аргументирует, что переход от модернизма к постмодернизму символизирует изменение в пространственной концептуализации и применении сравнительных методов. Происходит «переход от универсалистских теорий, таких как теория модернизации, к индивидуалистическим, таким как «множественная модерность» [31] и «переплетенная модерность» [32, цит по 30, 831].

С ростом глобальных взаимосвязей, городские исследования все меньше зависят от особенностей национальных государств и культур и необходим более «космополитический взгляд на городскую жизнь, с помощью которого можно извлечь опыт из разных регионов мира» [30]. Опыт постсоциалистических городов описывается как «зеркало» глобальных изменений [33]. Андруш отмечает, что «в будущем социалистический город будет упоминаться как парадигматическая форма современного города, а постсоциалистический город — как капитализм без человеческого лица» [34]. Однако в таких обоснованиях содержатся иерархии: опыт постсоциалистических городов рассматривается как определенный этап развития. В этом контексте Вист отмечает ценность постколониального мышления, которое отказывается от идеи линейного перехода. «В ответ на эту критику прототипического и однолинейного развития в постсоциалистических урбанистических исследованиях интерес все больше фокусируется на вариациях траекторий национального и местного развития в контексте городской реструктуризации, и на взаимосвязях между развитием в разных городах» [35, 36 цит. по 30]. Таким образом, предлагается учитывать следующие принципы для теоретического осмысления постсоциалистических городов [30]:

- повышение осведомленности о неявных сравнительных предпосылках в городских исследованиях;

- учет культурных и социальных контекстов, что предполагает анализ институтов в их взаимосвязи с глобальными процессами;

- рассмотрение концепции постсоциалистического города шире, чем территориальной общности.

Обращаясь к эмпирическим работам, можно отметить, что исследования о закономерностях урбанизации, выявляющие постсоциалистические и капиталистические тенденции, сосредоточены на городах Центральной и Восточной Европы [37, 38], в то время как попытки исследовать города бывшего Советского Союза все еще довольно редки [например, 39]. В российском поле исследований отмечаются работы, которые затрагивают эту тематику [40, 41]. Заимствование политических курсов в сфере городского управления анализируется на примере случая Перми [42].

В статье «Локальное городское переустройство как зеркало процессов глобализации: Прага в 1990» рассматривается, каким образом Прага через системные преобразования, которые составляли основу управляемого государством перехода к рыночной экономике, становится капиталистическим городом. Авторы исследуют связи между современной реструктуризацией в западном мире и трансформацией Чехии. Системные преобразования в Праге включают следующие процессы: дерегулирование государственного управления, процессы приватизации и либерализацию цен. Эти процессы устанавливают новые правила игры, перераспределяют ресурсы и власть, создают предпосылки для нового этапа перехода. Происходят преобразования в городской среде: меняется рынок труда, появляются новые ландшафты потребления, происходит борьба за господство над пространством. Утверждается, что современный переход следует рассматривать как внутренние преобразования в рамках проекта модерна [33].

Опираясь на концепцию ретерриториализации как постоянного переосмысления городской идентичности, в статье Мины Петрович обсуждается процесс постсоциалистической трансформации Белграда в контексте глобализации. Статья опирается на идеи Лефевра о производстве пространства, концепцию детерриториализация Раффестина, концепцию Кастельса о потоках, идею Смита о транснациональном урбанизме и идеи Страссольдо о глокализации [43]. В исследовании показывается, что транснациональных агентов больше привлекают места с локальным флером. Практикам транснациональных акторов препятствует недостаточно развитая глобализированная среда, что является важным предварительным условием развития Белграда, как всемирно признанного и привлекательного города [43]. В статье «Символическое потребление города как средство различения» Светлана Батарило, Милена Кордич, Ранка Гаджич показывают, как социальное и морфологическое пространство современного постсоциалистического города изменилось под влиянием консьюмеризма. Они рассматривают городские пространства как товар, который становится предметом потребления. Для этих целей они используют идею Дебора о том, как в обществе потребления каждый элемент становится товаром для обмена, а также идею Бурдье о символической ценности товаров как средства дифференциации [44]. Ранка Перич Ромич рассматривает преобразования города Баня-Луки, которые повлияли на создание в нем новых городских идентичностей через изменение названий учреждений, улиц, трансформации назначения городских объектов. Эта идентичность больше соответствовала политическим, экономическим, культурным процессам развития города в рамках рыночного общества. Изменение городского пространства происходило через включение новых экономических субъектов, формирование сферы услуг и новые практики горожан. Через эти практики стали также формироваться новые статусные характеристики населения, связанные со спецификой потребления городских услуг [45].

Таким образом, в этой части статьи выделены способы (универсалистские и индивидуалистические), а также принципы, которые предлагается учитывать исследователям для теоретического осмысления трансформации управления постсоциалистических городов под влиянием глобальных процессов. Представлены примеры эмпирического анализа происходящих трансформаций, которые объединяют в себе различные темы: от власти и ресурсов до символического потребления и идентичностей постсоциалистических городов.

Понятие постсоциалистического города в научной дискуссии

В дискуссии о социалистическом и постсоциалистическом городе предлагается выделять две школы [46]. Представители первой школы придерживаются экологической модели, в которой социалистические города рассматриваются как одна из моделей индустриальной урбанизации двадцатого века, они проходят те же эволюционные стадии, что и капиталистические города, но с запаздыванием [46]. Вторая школа, историческая, рассматривала социалистические города как автономную городскую модель. Представители этой школы акцентировали внимание на способе производства (неомарксистский подход) или политическом порядке (неовеберианский подход). Основные разногласия между представителями этих двух школ, по описанию Хирт, состоят, во-первых, в том, стоит ли считать социализм уникальной моделью или одним из путей развития капиталистических городов, во-вторых, в том, «может ликонкретный социально-экономический порядок, а не какие-то универсальные эволюционные силы, создать собственное пространство» [46, c. 35].

Представители этих подходов описывают модели развития обществ, но не обращаются к вопросу о понятии (пост-)социалистического города. В 2016 году в журнале Eurasian Geography and Economics вышел номер, в котором была представлена концептуальная дискуссия посвященная данной теме. Поиск определения включает в себя вопрос о тех параметрах и характеристиках, которые мы представляем, когда рассматриваем (пост-)социалистический город в качестве объекта анализа.

Выделяются следующие характеристики социалистических городов: «большая площадь публичных пространств в центре города, отведенная для церемониальных мероприятий, дефицит пространств для жилых массивов, отсутствие классовой сегрегации, практически полное отсутствие признаков городской маргинализации, большая площадь городских пространств, предназначенная для промышленных предприятий, более единообразный стандартизированный архитектурный облик» [46, 47, 48]. Однако остается открытым вопрос о значимости данных характеристик по сравнению с городами Западной и Южной Европы [48]. Хирт не находит подтверждения значимости в существующих исследованиях. Например, исследователи указывают на наличие сегрегации в социалистических городах [49, 50], однако по форме она отличается от капиталистических городов. Это также касается характеристики, связанной с маргинальностью, которая была менее заметна по сравнению с капиталистическими городами. Тезис «архитектурного единообразия» ставится под сомнение, так как проекты жилых массивов в западноевропейских городах также обладают свойством единообразия. Пространственные характеристики, по мнению Хирт, лишь косвенно отражают социальные отношения. Например, различные страны используют одни и те же пространственные структуры или стилевые решения [48] и при этом их социальный состав различается. Соответственно, вопрос о характеристиках социалистического города требует определенной степени рефлексивности и представлении о целях, которых стремится достичь исследование: фокусируется ли оно на уникальных качествах исследуемого города, или, наоборот, он рассматривается в глобальном контексте, в котором отсутствуют значимые различия с капиталистическими городами.

Еще один вопрос связан с временными и пространственными границами социалистического и постсоциалистического города. Несмотря на то, что социализм был общим социально-экономическим порядком, практики его внедрения различались в зависимости от страны. Это также подтверждается разнообразием политических и экономических траекторий, которые прошли страны после падения коммунистических режимов и развала СССР [48, c. 4]. Хирт предлагает обратить внимание на признаки различий, основанные на национальном и глобальном положении города:

монументальные проекты в городских центрах, которые напоминают нам о масштабе церемониального пространства при социалистических режимах, как правило, возникают как функция богатого государственного или частного сектора (часто в партнерстве). Следовательно, у нас есть одинаковые новостройки как в Берлине, так и в Москве, но в таком количестве их не хватает в большинстве других постсоциалистических стран Центральной и Восточной Европы. Неофициальные поселения, похожие на трущобы, которые были запрещены в социалистических странах, чаще всего появляются в предсказуемых местах, где сильна теневая экономика, а муниципальные режимы либо слабы, либо коррумпированы... Почему тогда постсоциалистические Берлин, Москва, Тирана и Сараево должны быть в одной категории? [48, c. 5]

Термин «постсоциализм» относится к прошлому и не предлагает смыслы, релевантные для настоящего и будущего таких городов [48, c. 5]. Следовательно, есть два варианта выхода из этой ситуации: либо выбрать другую концепцию, либо наполнить новыми смыслами существующую.

Исходя из постколониальной перспективы в городских исследованиях, социолог Славомира Ференчухова предлагает изучить сами концепции социалистического и постсоциалистического города и включить историческое измерение в исследование современных постсоциалистических городов [48, c. 5]. Ференчухова показывает, что распространение концепции социалистического города тесно связано с историей и идеологией Холодной войны. Концепция «использовалась в академических кругах по обе стороны железного занавеса в (довольно сложном) отношении к идее «западного/капиталистического города» [48, c. 6]. Этот термин появляется в академической дискуссии в определенный исторический период и используется для обозначения «Другого» от западного и капиталистического города. В академической дискуссии это понятие стало распространяться с 1979 года после выхода книги «Социалистический город: пространственная структура и городская политика» [51], а также с ростом числа исследовательских статей, написанных учеными как из ЦВЕ, так и из Западной Европы. С 1989 года это значение поддерживалось и в академических трудах, в которых социалистический город «стал точкой отсчета для понимания постсоциалистического городского развития». В дополнение к этому, социалистический город взял на себя дополнительную роль «Другого» по отношению к постсоциалистическому городу [48, c. 6]. Таким образом, она подчеркивает, что концепции, с помощью которых описывается реальность, исторически конструируются. Термин «постсоциалистический город» неизбежно несет с собой исторический бэкграунд, связанный с концепцией социалистического города. Зная эту историю, исследователи могут переопределить этот термин и адаптировать его под современную дискуссию.

Попытку переосмысления термина предлагает географ Таури Тувикене. Он обозначает проблему трансфера концепций, прибывающих из других стран для анализа специфических локальных процессов. Тувикене предлагает обратиться к литературе по сравнительному урбанизму и разрабатывать новые концепции, которые подошли бы для описания процессов на периферии. Новые теории должны быть основаны на примерах конкретных кейсов городов или мест для того, чтобы соблюдать баланс между теорией и ее воспроизводством на практике. Для ответа на этот вызов Тувикене предлагает использовать стратегию «концептуализации»:

Концептуализация, в отличие от более жестких способов разработки концепций или теорий, представляет собой «динамический и порождающий процесс, подчиняющийся правилам экспериментирования и возможности пересмотра [48, c. 12].

Основная идея заключается в том, чтобы детерриториализовать термин «постсоциализм», то есть использовать его применительно к отдельным аспектам городов и обществ, в отличии от конкретных пространственных и территориальных единиц. Постсоциализм в этом понимании может означать процесс перехода «от идей коллективного, социалистического образа жизни и моделей государственного управления в сторону индивидуализма и рыночной ориентации со многими сопутствующими сдвигами в сегрегации и изменениями жизненных возможностей» [48]. Тувикене отмечает, что концепция постсоциализма может быть использована для исследований, фокусирующих внимание на процессах трансформации, перехода от коллективных к индивидуальным формам жизни и управления, которые обсуждаются обычно в связи с неолиберализмом [48, c. 19]. Анализ процессов трансформации управления и формирования новых практик становится ключевым для дискуссии о постсоциалистическом городе с глобальной перспективы и позволяет детерриториализировать этот термин, использовать его применительно к процессам трансформации, а не к территориальным общностям.

Таким образом, в этой части статьи была рассмотрена теоретическая дискуссия о концептуальных возможностях и смыслах, заложенных в понятие постсоциалистического города. Исследователи предлагают пересмотреть существующие определения и расширить категориальный аппарат для описания процессов трансформации постсоциалистических городов.

Контуры трансформации городского управления постсоветскими городами

После обсуждения теоретических и эмпирических особенностей исследований постсоциалистических городов и их управления, в этой части статьи будут выделены признаки трансформации управления российских городов в контексте глобальных изменений. В 2015 году Россией была подписана резолюция ООН, которая включает устойчивое развитие, улучшение взаимодействия граждан и государства [52]. Методология ООН была адаптирована для российских реалий. К перечню национальных показателей Целей устойчивого развития относится «обеспечение открытости, безопасности и экологической устойчивости городов и населенных пунктов». В рамках этой цели к 2030 году предполагается «расширить масштабы открытой для всех и экологически устойчивой урбанизации и возможности для комплексного и устойчивого планирования населенных пунктов и управления ими на основе широкого участия во всех странах».

Появились проекты по включению граждан в регулирование городских вопросов, онлайн-платформы по взаимодействию граждан и государства и механизмы онлайн-участия, а также крупные инвестиционные партнерства государства и бизнеса (ВЭБ.РФ, ДОМ.РФ). Все эти изменения влияют на существующие институты. В частности, одним из таких институтов становится градостроительство и связанная с ним градостроительная политика, которая призвана отвечать на возникающие глобальные проблемы и вызовы, связанные с трансформацией городов.

Ключевыми характеристиками трансформации городского управления постсоветских городов являются:

- включение новых акторов, влияющих на управленческий процесс: бизнес (застройщики, девелоперы), жители, общественные движения, которые участвуют в оценке градостроительных проектов;

- появление новых программ управления: федеральных программ в области трансформации городской среды (под эгидой Министерства строительства), которые формулируются в партнерстве с экспертным сообществом (национальный проект «Жилье и городская среда»), создание федеральных агентств (Дом.рф, ВЭБ.рф), которые работают в сотрудничестве с банками и частными коммерческими компаниями над проектами трансформации городских пространств в различных российских городах;

- разработка новых стандартов качества городской среды, застройки, благоустройства, новые стандарты качества жизни в городах.

- новых инструментов управления, таких как замеры качества городской среды, использование интернет-технологий и социологических опросов общественного мнения для взаимодействия и учета мнения жителей территорий;

- новых междисциплинарных задач и новых специалистов в области градостроительной деятельности, помимо градостроителей и архитекторов: экономистов, социологов, программистов и др.

- новых инструментов и методик для контроля и управления качеством городской среды. В частности, сбор статистических данных для принятия управленческих решений. Помимо этого, создан индекс качества городской среды, в котором учитываются следующие параметры: безопасность, комфортность, экологичность и здоровье, идентичность и разнообразие, современность и актуальность среды, эффективное управление.

- новых направлений градостроительной деятельности, таких как благоустройство территории, которое появляется в ГК РФ в 2011 году. Благоустройство также является ключевым аспектом программы «Комфортная городская среда». Это влияет на формирование новых профессиональных компетенций, связанных с тематикой благоустройства и дизайна общественных пространств.

- трансформация практик в дизайне общественных пространств российских городов: появление новых типов благоустройства, дизайна и форм городских объектов, строительных материалов.

Все вышеперечисленные процессы отражают формирование специфических практик потребления, которые также отражаются и на городском пространстве. Они влияют на практики управления этим пространством. Эти трансформации происходят на фоне глобальных изменений и в то же время являются специфическими для российского институционального контекста.

Выводы

В статье представлен обзор теоретических и методологических вопросов, с которыми сталкиваются исследователи, описывающие глобальные трансформации в управлении городами. Основной тезис статьи состоит в том, что постсоциалистические города необходимо рассматривать в их связи с глобальными процессами. Предполагается, что концепция «постсоциалистического города» может стать драйвером для запуска исследовательского направления постсоветских городов, их аналитического осмысления в контексте глобальной дискуссии.

Существующее представление о постсоциалистических городах, связанное с их территориальной и исторической общностью, подвергается критике и не всегда подходит для описания сложных и многоуровневых капиталистических процессов, которые находят свое отражение в пространственных и социальных отношениях. Детерриторириализированная концепция постсоциалистического города позволяет сфокусироваться на процессах, связанных с трансформацией идеологий, влиянием капиталистических принципов на пространственные и социальные изменения.

В статье были рассмотрены универсалистские и индивидуалистские стратегии теоретизации управления постсоциалистическим городом в условиях глобализации, эмпирические примеры анализа постсоциалистических городов под влиянием глобальных изменений. Была отмечена важность исторических, политических, институциональных факторов, которые влияют на то, как глобальные процессы встраиваются в управление городскими территориями.

Рассматривая концепцию постсоциалистического города, необходимо выделить следующие аспекты для последующей рефлексии:

- включение исследований постсоциалистических городов в глобальную дискуссию;

- рассмотрение термина «постсоциалистический город», фокусируясь на анализе социальных, пространственных и капиталистических процессов;

- рассмотрение постсоветского города как объекта теоретического анализа

Интерес для будущих исследований представляет специфика постсоветских городов в рамках глобальной дискуссии о городском управлении. В частности, это включает специфику институтов планирования, рыночного регулирования, а также стратификационные особенности населения. К специфике, отличающей постсоветские города могут относится: практики (трансформация в использовании общественных пространств, велосипедизация, пещеходизация); институты (институт градостроительства, благоустройство), акторы (активисты, урбанисты, девелоперы, локальный бизнес, которые включаются в процессы развития городских территорий). Такие процессы как растущее неравенство, индивидуализация, изменение ландшафтов потребления, новые акторы и новые профессиональные задачи являются маркерами трансформации в управлении постсоциалистическим городом.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Городская тематика традиционно становится объектом всестороннего рассмотрения в рамках междисциплинарных исследований. Предложенный автором статьи ракурс вряд ли можно оценивать как тривиальный – в такой постановке проблемы вырисовывается сложная и важная для осмысления проблема преемственности времен и одновременно систем управления в определенном контексте. Полагаю, что с этой точки зрения статья написана на актуальную тему, а полученные результаты при наличии их эвристической значимости могут носить практикоориентированный характер.
Между тем в статье сделан акцент на выявлении важных признаков городского управления. Автор по этому поводу оценить результаты «глобальной дискуссии» на этот счет, а также дает некоторое описание научного дискурса. На четкость логики исследования указывает разделение текста статьи на части, но и содержание статьи подтверждает, что автор следует основной идее своей работы и существенно от нее не отклоняется. Это производит впечатление систематизированного материала, имеющей достаточный потенциал для раскрытия заявленной темы, а кроме того, и получения любопытных в научном плане итоговых результатов.
В статье автором сформулированы три основные задачи, которые последовательно раскрываются в статье и в принципе не возникает сомнений в том, что они способствуют раскрытию проблемы.
Важное значение для понимания сути проблемы имеет концепт «постсоциалистического города». Автором уделяется ему повышенное внимание – и это вполне объяснимо, поскольку именно данный тип или форма города является непосредственным предметом для исследования в представленной работе. Вполне закономерно и обоснованно автор делает акцент на вопросах «будущего развития города», хотя конечно же феномен постсоциалистического города олицетворяет собой одновременно «соединение» и «разделение» времен – и эти времена дают разные типажи города и направления развития городской среды. Автор также не оставляет без внимания данное обстоятельство и исследует различные детерминанты развития города.
Преимуществом работы следует назвать такие моменты: 1) автор анализирует современные тенденции осмысления роли города в жизни человек и социума – некоторые обобщения на этот счет представляют интерес и могут рассматриваться как методологические обобщения, имеющие самостоятельное значение для последующих исследований по заявленной проблематике; 2) автор апеллирует к понятию «глобального городского переустройства», которое обладает эвристической ценностью и позволяет раскрыть специфику изменений города на фоне глобализационных и модернизационных процессов современности; 3) уделяется внимание городскому управлению: анализируются его особенности, исследуются варианты его применения в контексте обозначенной тематики научной работы; 4) подробно рассматривается трансформация постсоциалистических городов в границах глобализационных процессов. Эти и другие особенности осуществленной работы можно оценивать как достойные в теоретико-методологическом плане. Что касается эмпирической части работы, то как таковая она отсутствует и становится понятно, что автор делает ставку на метатеоретическое исследование проблемы; безусловно, в такой системе вполне можно рассчитывать на получение адекватных поставленной цели работы результатов, что и было сделано. Сформулированные автором выводы убеждают в том, что исследование проведено качественным образом, а его итоговые моменты свидетельствуют о том, что автор в достаточной степени разобрался в проблематике и вполне имеет право на представленные обобщения. Внушительный список источников, в том числе на иностранных языках, дает повод констатировать, что автор владеет информацией об основных направлениях урбанистических исследований и адекватным образом их переосмысливает в своей работе. Таким образом, статья может быть интересна читателям и рекомендуется к публикации.

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.