Статья 'Жанр струнного квартета в творчестве Бетховена и Шостаковича: тематические и интонационные связи' - журнал 'PHILHARMONICA. International Music Journal' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
PHILHARMONICA. International Music Journal
Правильная ссылка на статью:

Жанр струнного квартета в творчестве Бетховена и Шостаковича: тематические и интонационные связи

Бальшин Владимир Владимирович

Заслуженный артист России, доцент кафедры камерного ансамбля Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского

101000, Россия, г. Москва, ул. Большая Никитская, 11/13

Balshin Vladimir Vladimirovich

Honored Artist of Russia, Associate Professor of the Chamber Ensemble Department of the Moscow State Conservatory named after P. I. Tchaikovsky

101000, Russia, Moscow, Bolshaya Nikitskaya str., 11/13

vb-cello@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2453-613X.2023.5.68840

EDN:

AMRFRM

Дата направления статьи в редакцию:

29-10-2023


Дата публикации:

16-11-2023


Аннотация: Жанр струнного квартета занимает важное место в истории отечественной и западноевропейской музыки. Его формирование начинается в творчестве Моцарта, Гайдна и Бетховена и проходит революционный путь от «приятной музыки для дилетантов» до серьёзного жанра, «рассчитанного на знатоков и профессионалов». В статье исследуется жанр струнного квартета на примере творчества Бетховена и Шостаковича в аспекте интонационных и тематических связей, а также параллелей творчества. Автор приводит примеры тематического, интервального, интонационного и фактурно-мелодического цитирования сочинений Бетховена в квартетах Шостаковича. Выявляется взаимосвязь Бетховена с русской культурой, в частности, в отношении работы с материалом русских песен в квартетах, написанных по заказу графа Разумовского. Раскрывается тяготение Шостаковича к творчеству Бетховена, близость его композиторского стиля и идей в отношении концептуальности, архитектоники, использовании музыкально-выразительных средств и склонности к динамическому натиску.  Методология исследования основана на анализе исторических материалов, музыкальных статей, концепций выдающихся историков и теоретиков музыки. Материалом стали партитуры струнных квартетов двух выдающихся авторов - Бетховена и Шостаковича. Основными выводами данного исследования является выявление тематических и смысловых связей между квартетами Бетховена и Шостаковича. Автор делает вывод о том, что Шостакович часто обращался к творчеству Бетховена, использовал его методы и приемы работы с материалом, структуру цикла, включал в свои квартеты аллюзии на темы, интонации и даже использовал целые фактурные отрывки из музыки Бетховена – и все это он преломлял через призму своего творческого стиля. Новизна статьи заключается в выявлении связи творчества Бетховена с русской музыкой, использование композитором мелодий русских песен в «Русских квартетах», а также интонационно-тематические параллели между квартетами Бетховена и Шостаковича. Кроме того, в статье раскрывается особая роль исполнителя в работе над квартетом как у Бетховена, так и у Шостаковича – этим подчеркивается сходство творческого процесса двух авторов – представителей разных эпох.


Ключевые слова:

Бетховен, Шостакович, струнный квартет, жанр, тематические связи, смысловые параллели, камерное исполнительство, русский квартет, Квартет имени Бетховена, квартет имени Бородина

Abstract: The article explores the genre of string quartet on the example of Beethoven and Shostakovich in the aspect of intonation and thematic connections, as well as the parallels of creativity of both composers. The author gives examples of thematic, interval, intonation and textural-melodic quoting of Beethoven's works in Shostakovich's quartets. Russian culture and Beethoven's influence is revealed, in particular, in relation to working with the material of Russian songs in quartets written by order of Count Razumovsky. The author reveals Shostakovich's attraction to Beethoven's work, the closeness of his compositional style and ideas in terms of conceptuality, architectonics, the use of musical and expressive means and a tendency to dynamic onslaught. The methodology of the research is based on the analysis of historical materials, musical articles, concepts of outstanding historians and music theorists. The main contribution of this study is the identification of thematic and semantic connections between the quartets of Beethoven and Shostakovich. The author concludes that Shostakovich often turned to Beethoven's work, used his methods and techniques of working with the material, the structure of the cycle, included allusions to themes, intonations in his quartets, and even used whole textured excerpts from Beethoven's music – and he made it through the prism of his creative style. The novelty of the article lies in the identification of the connection between Beethoven's work and Russian music, the composer's use of melodies of Russian songs in "Russian Quartets", as well as intonation-thematic parallels between the quartets of Beethoven and Shostakovich. In addition, the article reveals the special role of the performer in the work on the quartet of both Beethoven and Shostakovich.


Keywords:

Beethoven, Shostakovich, string quartet, genre, thematic connections, semantic parallels, chamber performance, Russian quartet, Beethoven Quartet, Borodin Quartet

Жанр струнного квартета занимает важное место в истории отечественной и западноевропейской музыки. Его формирование начинается в творчестве Моцарта, Гайдна и Бетховена и проходит революционный путь от «приятной музыки для дилетантов» до серьёзного жанра, «рассчитанного на знатоков и профессионалов» [6, с. 114].

На основе традиций, заложенных венскими классиками, вырабатывается современный тип струнного квартета, обладающий индивидуальными чертами и обновленным образно-смысловым рядом. В исполнительской практике с годами выработался определенный репертуар, в котором особняком стоят квартеты Д. Д. Шостаковича. Они становятся образцом диалога эпох, стилей и направлений, тесного взаимодействия традиций и новаций.

Как один из наиболее сложных и одновременно тонких видов музыкального искусства, жанр струнного квартета является лакмусовой бумажкой музыкального стиля, композиторского языка и мастерства автора, поэтому чаще всего к нему обращаются в зрелый период творчества. Струнный квартет ставит перед композитором сложную задачу передать всю глубину и богатство внутреннего содержания в очень лаконичном, прозрачном и филигранном жанре, а исполнителям, в свою очередь, предстоит решить сложнейшие с исполнительской точки зрения задачи.

Существует ряд исследований жанра струнного квартета, таких как «Квартетное искусство» Р. Давидяна [2], «Вопросы квартетного исполнительства» Л. Раабена [9], «Струнный квартет в русской музыке: 1790-1860 годы» Л. Синявской [10], Г. Фельдгуна [12; 13; 14] и др. Важные сведения об исполнительской стороне квартетов находятся в трудах музыкантов: «Квартеты Шостаковича глазами исполнителя» Ф. Дружинина, воспоминания В. А. Берлинского в книге В. Теплитской «Дар бесценный» [11] и др.

Творческий союз Шостаковича и квартета им. Бетховена имеет полувековую историю, которая отражена в дневниках альтиста В. Борисовского и в письмах Д. Шостаковича второму скрипачу В. Ширинскому. Важные сведения содержатся в книге о первой скрипке квартета им. Бетховена «Д. М. Цыганов» [15] автора А. Ширинского.

В связи с этим, несмотря на разнообразие литературы, посвященной жанру струнного квартета, интерес представляет более глубокое изучение внутренних тематических и смысловых связей, присутствующих между квартетами Бетховена и Шостаковича.

Объектом исследования данной статьи является квартетное творчество Бетховена и Шостаковича в их взаимосвязи. Цель исследования – выявить параллели между струнными квартетами в творчестве Бетховена и Шостаковича в отношении их тематических и интонационных связей. Основными задачами статьи стало выявление связи творчества Бетховена с русской музыкой и использование композитором мелодий русских песен в «Русских квартетах», а также интонационно-тематические параллели между квартетами Бетховена и Шостаковича. Кроме того, в статье раскрывается особая роль исполнителя в работе над квартетом как у Бетховена, так и у Шостаковича – этим подчеркивается сходство творческого процесса двух авторов – представителей разных эпох.

Одной из отличительных черт квартета была роль конкретного музыканта-исполнителя в творческом процессе композитора. Часто как отечественные, так и зарубежные композиторы создавали струнные квартеты, рассчитывая на определенных исполнителей. Так, Бетховен создавал квартеты, ориентируясь на виртуозность первого скрипача И. Шуппанцига[1]. Мастерство скрипача отложило отпечаток на партитуру струнных квартетов композитора, которые вышли на новый уровень как в отношении технической сложности, так и в смысле содержания, по сравнению с более ранними образцами жанра. Шостакович также создавал свои квартеты в расчете на конкретных музыкантов квартета им. Бетховена (в те годы в состав квартета входили Дм. Цыганов, В. Ширинский, В. Борисовский и С. Ширинский), «исполнительское мастерство которых способствовало созданию многих камерных сочинений отечественных композиторов» [3, с. 160]. Шостакович учитывал не только особенности звука каждого музыканта, но и манеру игры. Квартету им. Бетховена посвящены почти половина из всех струнных квартетов: №№ 3 и 5 (всему составу), № 11 (В. Ширинскому), №12 (Дм. Цыганову), № 13 (В. Борисовскому), № 14 (С. Ширинскому).

Вплоть до XIX столетия произведения Бетховена в России «не исполнялись в концертах, не звучали в частных домах, имя композитора не встречается в мемуарной литературе и личной переписке» [8, с. 126]. В начале XIX века музыка Бетховена становится известной. К середине столетия восприятие музыки венского классика и его личности меняется. В 50–60-ые годы он воспринимается не как «отверженный гений-отшельник, но вождь, указующий путь в будущее для всего прогрессивного человечества» [7, с. 333]. К ХХ веку поздние сочинения Бетховена все еще воспринимаются настороженно даже у некоторых профессиональных музыкантов. Однако постепенно приходит признание творчества Бетховена как выдающейся в мировом музыкальном искусстве. Именно в советской России музыка Бетховена стала объектом культа, а его Третья, Пятая и Девятая симфонии, а также Соната «Аппассионата», были созвучны идеям октябрьской революции и ее инициаторов.

В свою очередь, отношения Бетховена и России (в частности, русского фольклора) складывались более благополучно. Среди струнных квартетов Бетховена особняком стоят так называемые «Русские» квартеты ор. 59, написанные по заказу графа Разумовского. Свое название они получили не случайно: тематический материал квартетов тесно связан с русской музыкой. Первый и Второй квартеты, написанные в 1806 году, содержат мелодии из «Собрания русских народных песен с их голосами» (издание Н. А. Львова и И. Б. Прача) – песню «Ах, талан ли мой, талан» (финал Первого квартета) и «Слава на небе солнцу высокому» (скерцо из Второго квартета).

Исследователи творчества Бетховена (в частности, Л. Кириллина [5]) обращают внимание на то, что музыка «русских» квартетов не только связана с цитатным материалом, но и в целом имеет «русский дух», содержит интонации русской протяжной.

В финале Квартета ор. 59 (№ 1) Бетховена звучит эта русская мелодия, которая идеально встраивается в общий интонационный «каркас» сочинения. Она интонационно перекликается с основной темой I части, имеющей мужественный характер, созданный тембром виолончели. Интересно, как композитор трактует песню «Слава» («Слава на небе солнцу высокому»). Она тоже хорошо сочетается с основной темой, поскольку соответствует ей по духу и мелодии. Бетховен использует ее в среднем разделе Скерцо, поэтому темп темы быстрый. Русская песня становится темой полифонических вариаций, звучит то восторженно, то торжественно. Возможно, Бетховен ассоциировал слово «слава» с начальным возгласом латинского текста второй части Мессы: Gloria in excelsis Deo — «Слава в вышних Богу». Отсюда произрастает неожиданный «учёный» контрапунктический стиль обработки русской песни.

Между камерным творчеством Бетховена и Шостаковича можно найти множество параллелей и глубинных связей, касающихся методов работы с тематизмом, трактовки полифонических форм [1, с. 352]. Как отметил Ф. С. Дружинин, «историки музыки и теоретики справедливо относят Шостаковича в его квартетном творчестве к композиторам, продолжающим бетховенские традиции. Это касается и самого квартетного письма, разнообразия формы и масштаба композиции» [4, с. 110]. Привлекает внимание размах и внутреннее развитие квартетов Шостаковича, основой которого является симфонизм, а также возросшая роль выразительных речитативов солирующих инструментов, как и в последних квартетах Бетховена.

Шостакович посвятил памяти Бетховена финал Сонаты для альта и фортепиано, в основу которого легла тема из «Лунной сонаты» Бетховена, получившая новый смысл – «оплакивание обреченной на гибель высокой культуры» [1, с. 352]. Отметим также значение фортепианной музыки Бетховена, которую Шостакович-пианист высоко ценил и часто исполнял (Соната си-бемоль мажор соч. 106 была исполнена музыкантом на выпускном экзамене в Консерватории). Шостаковичу-композитору были близки «концептуальная ясность и архитектоническая уравновешенность, тяготение к разумной экономии средств и вместе с тем заметная склонность к динамическому натиску» [1, с. 354], характерные для стиля Бетховена. Еще один важный скрепляющий элемент — чувство юмора от легкой иронии до гротеска.

С другой стороны, именно благодаря Шостаковичу и у слушателей, и у исполнителей в России изменилось восприятие музыки Бетховена, которая часто предвосхищала ряд важнейших аспектов искусства Шостаковича.

Со стилем поздних квартетов Бетховена была тесно связана танеевская линия, проникшая в творческие поиски Д. Шостаковича. Особенное значение приобрели пять квартетов Бетховена, написанных в поздний период творчества — вершина камерного творчества гения — в которых предвосхищены некоторые особенности музыкального мышления XX века [3, с. 163]. И Танеев, и Шостакович были художниками универсального мышления, стремившимися к слиянию воедино полифонического склада письма как у Баха, совершенству структурных пропорций как у Моцарта, масштабам и глубине замысла как у Бетховена.

Говоря о тематических связях, важно упомянуть многочисленные аллюзии и даже цитаты из квартетов Бетховена, которые присутствуют в квартетах Шостаковича. Так, например, в Первой части Струнного квартета №2 op. 68 Шостаковича (тт. 262–263) есть ритмически или мелодически схожий мотив в партии виолончели из Первой части Струнного квартета op. 59 №1 Бетховена (мелодия звучит на октаву выше):

Пример 1. Бетховен. Первая часть Квартета op. 59 №1 (тт. 1 – 7)

Пример 2. Шостакович. Первая часть Квартета №2 op. 68 (тт. 262–263).

Еще один любопытный пример фактурно-мелодического цитирования – Третья часть Квартета № 4 ор. 83 Шостаковича (ц. 53), в которой повторяется унисон второй скрипки, альта и виолончели из Второй (медленной) части Квартета ор. 18 № 6 Бетховена (тт. 61 – 65):

Пример 3. Бетховен. Вторая (медленная) часть Квартета ор. 18 № 6 (тт. 61 – 65)

Пример 4. Шостакович. Третья часть Квартета № 4 ор. 83 (тт. 140 – 141).

Отметим, что Шостакович часто не только сохраняет исходную мелодию, ритмический рисунок, фактуру, но и тональность и даже динамику.

Шостакович хорошо знал и очень ценил музыку Бетховена, поэтому в его произведениях встречаются цитаты и аллюзии не только из квартетов, но и других произведений, принадлежащих камерно-инструментальному творчеству. Например, вначале Финала Квартета № 2 Шостаковича появляются такие же квинты в партии виолончели, что и в Финале Сонаты для виолончели и фортепиано № 4 ор. 102 № 1 Бетховена:

Пример 5. Бетховен. Финал Сонаты для виолончели и фортепиано № 4 ор. 102 № 1.

Пример 6. Шостакович. Финал Квартета № 2 op. 68.

Помимо интонационных связей, мы можем видеть и структурные: так, в Первом квартете ор. 49 Шостаковича тоже отсутствует медленная часть, как и в Квартете ор. 18 № 4 Бетховена.

Итак, Шостакович часто обращался к творчеству Бетховена, использовал его методы и приемы работы с материалом, структуру цикла, включал в свои квартеты аллюзии на темы, интонации и даже использовать целые фактурные отрывки из музыки Бетховена – и все это он преломлял через призму своего творческого стиля.

[1] И. Шуппанциг служил у К. Лихновского с 1794 по 1799 гг., а в 1808-м перешёл на службу к Разумовскому.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования в представленной для публикации в журнале «Философия и культура» статьи под заголовком «Жанр струнного квартета в творчестве Бетховена и Шостаковича: тематические и интонационные связи» является совокупность тематических и интонационных связей отдельных фрагментов струнных квартетов Л. Бетховена и Д. Шостаковича. Необходимо отметить, что выбранная автором тема соответствует одной из разрабатываемых на систематической основе в отечественном и зарубежном музыковедении, поэтому целесообразно было бы представить статью в специализированный научный журнал: например, в «PHILHARMONICA. International Music Journal». В целом тема данной статьи могла бы быть ориентирована на исследование одной из проблем, соответствующих тематике таких рубрик журнала «Философия и культура», как «Диалог культур» или «Связь времен». Однако, в представленном исследовании внимание уделено исключительно специальной музыковедческой проблеме (наличию тематических и интонационных связей в отдельных фрагментах струнных квартетов Бетховена и Шостаковича). Несоответствие тематики – достаточное основание для отклонения статьи и рекомендации опубликовать её в более подходящем журнале.
Вместе с тем, можно высказать ряд замечаний, которые нацелены на повышение качества запланированной автором публикации и могут быть полезны вне зависимости от научной специализации журнала.
Прежде всего не приемлема недосказанность в изложении программы исследования: автор намерено (чтобы скрыть тематическое несоответствие статьи тематике журнала «Философия и культура») или непреднамеренно не пояснил ни объект, ни научную проблему, ни цель исследования, ни логику решения комплекса познавательных задач. В результате статья теряет существенную научную составляющую – прозрачность верификации запланированных и достигнутых результатов.
Несколько проясняет ситуацию краткий обзор автором специальной литературы: определена предметная область исследования, образованная вокруг систематических исследований жанра струнного квартета в творчестве Бетховена и Шостаковича; уточнен предмет исследования – «интерес представляет более глубокое изучение внутренних тематических и смысловых связей между квартетами Бетховена и Шостаковича». Предметная область указывает на исключительно искусствоведческий интерес автора, вместе с тем, краткость обзора литературы не позволила автору оценить степень изученности обозначенного предмета. Автор не резюмировал, касались ли его коллеги тематических и смысловых связей между квартетами Бетховена и Шостаковича, или он впервые проблематизирует тему? Автор проигнорировал необходимость определения неизученной до него области (проблемы) и обоснования актуальности нового научного знания, которое он привносит в музыковедение (или культурологию). Здесь, кстати, автором упущена возможность проблематизации и философско-культурологического интереса, который бы оправдал публикацию статьи в соответствующих рубриках журнала «Философия и культура» («Диалог культур» или «Связь времен»), тем более что автор в основной части статьи касается факта обращения Л. Бетховена к интонационному материалу обработок русского песенного фольклора, а за тем на базе анализа фрагментов музыкальных произведений вскрывает обратный процесс (интерес Шостаковича к интонациям Бетховена). Такая перспектива доработки статьи вполне вероятна. Для её реализации необходим акцент исследовательского интереса на интеграционных процессах в академической музыкальной культуре, к которой относится творчество выдающихся композиторов. В таком случае необходимо уточнить объект исследования (академическая музыкальная культура) и интерпретировать полученный автором результат (обнаруженные интонационные связи в произведениях композиторов) в аспекте прибавления научного знания в область культурологических исследований диалога культур и связи различных исторических эпох (что требует включения в обзор научной литературы по этим темам и существенной доработки итогового вывода).
В итоговом выводе автор резюмирует: «Шостакович часто обращался к творчеству Бетховена, использовал его методы и приемы работы с материалом, структуру цикла, включал в свои квартеты аллюзии на темы, интонации и даже использовать целые фактурные отрывки из музыки Бетховена – и все это он преломлял через призму своего творческого стиля». Для проблемной области музыковедения или культурологии представленный вывод достаточно банален, хотя он и вытекает из авторского анализа отдельных фрагментов квартетов Шостаковича и Бетховена. Рецензент подчеркивает, что отсутствие в статье авторской оценки новизны полученного им результата, а также его теоретической и практической значимости, не позволяет в достаточной степени однозначно отнести его к области кумулятивно накапливаемого нового знания в какой-то отрасли.
Таким образом, приходится констатировать, что предмет исследования раскрыт автором недостаточно ясно.
Методология исследования строится вокруг базового приема компаративного анализа (сравнения). Вместе с тем, автор не обосновывает свой выбор теоретико-методических оснований и игнорирует необходимость ссылки на источник выбранного им инструментария (в библиографии отсутствует такая литература). Нет в статье и авторской оценки проведенной им выборки эмпирического материала: из текста статьи не ясно, являются ли проанализированные автором фрагменты полным и исчерпывающим перечнем тематических и смысловых связей между квартетами Бетховена и Шостаковича или приведенные примеры каким-то образом дополняют уже исследованную коллегами часть струнных квартетов композиторов?
Учитывая методическую значимость использованных автором иллюстраций (нотных примеров), необходимо отметить неудовлетворительное качество их визуализации: обозначенное автором количество тактов в подписях примеров не полностью отражено на рисунках, в примерах 3, 4 выделенные автором фрагменты не видны (возможно, это исключительно техническая проблема, но она значительно снижает качество авторской аргументации).
Опять же, как было отмечено выше, логика последовательности решаемых познавательных задач и примененных для их решения научных методов недостаточно прозрачна. Это, по всей вероятности, не позволило автору сформулировать промежуточные выводы в основной части статьи и обобщить их в итоговом выводе.
Актуальность выбранной темы автор обосновывает тем, что «в истории западноевропейской и отечественной музыки струнный квартет занимает видное место». С одной стороны, приведенный аргумент обосновывает обращение автора к определенному эмпирическому материалу, с другой – для обоснования необходимости и своевременности представленного вниманию читателя исследования этого тезиса явно недостаточно. К примеру, если автор все же решится акцентировать внимание на культурологической проблематике, то особую остроту подобные компаративные исследования обретают в современных условиях цивилизационного противостояния Запада и России, когда под лозунгами сохранения каких-то ценностей оправдываются деструктивные практики отмены культуры или жесткой её цензуры по идеологическим основаниям.
Научная новизна, выраженная в обращении автора к конкретному эмпирическому материалу, в представленном исследовании безусловно есть, но было бы уместно поместить полученный результат в актуальный контекст систематических музыковедческих или культурологических исследований.
Стиль в целом в представленном тексте выдержан научный, хотя по техническому регламенту подписи к рисункам следует размещать под приведенные примерами и обозначать в соответствии с принятым стандартом (Рисунок 1, Рисунок 2 …). Структура статьи в некоторой степени соответствует логике изложения результатов научного исследования, но, как отмечено выше, остаются вопросы касательно полноты содержания введения, основной части и итогового вывода.
Библиография в общих чертах отражает проблемную область изучения струнного квартета в творчестве Бетховена и Шостаковича (слабым местом остается отсутствие литературы теоретико-методологического характера); требуется корректура оформления списка в едином стандарте.
Апелляция к оппонентам в целом корректна, хотя автор избегает дискуссий с коллегами и теоретической критики их работ.
Интерес читательской аудитории журнала «Философия и культура» к представленной статье может быть гарантирован только при условии доработки программы исследования и итогового вывода с учетом тематики журнала. Хотя, возможно, автору было бы проще внести небольшие правки в плане методического сопровождения достигнутого результата из расчета на публикацию в специализированном музыковедческом журнале (например, «PHILHARMONICA. International Music Journal»).

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В журнал «Философия и культура» автор представил свою статью «Жанр струнного квартета в творчестве Бетховена и Шостаковича: тематические и интонационные связи», в которой проведен анализ взаимосвязи квартетного творчества в произведениях двух великих композиторов.
Автор исходит в изучении данного вопроса из того, что как один из наиболее сложных и одновременно тонких видов музыкального искусства, жанр струнного квартета является лакмусовой бумажкой музыкального стиля, композиторского языка и мастерства автора, поэтому чаще всего к нему обращаются в зрелый период творчества. Струнный квартет ставит перед композитором сложную задачу передать всю глубину и богатство внутреннего содержания в очень лаконичном, прозрачном и филигранном жанре, а исполнителям, в свою очередь, предстоит решить сложнейшие с исполнительской точки зрения задачи.
Актуальность исследования обусловлена тем, что современный тип струнного квартета, обладающий индивидуальными чертами и обновленным образно-смысловым рядом, выработан на основе традиций, заложенных венскими классиками. Квартеты Д.Д. Шостаковича являются образцом диалога эпох, стилей и направлений, тесного взаимодействия традиций и новаций.
Цель исследования – выявить параллели между струнными квартетами в творчестве Бетховена и Шостаковича в отношении их тематических и интонационных связей. Для достижения цели автором поставлены следующие задачи: выявление связи творчества Бетховена с русской музыкой и использование композитором мелодий русских песен в «Русских квартетах»; определение интонационно-тематических параллей между квартетами Бетховена и Шостаковича. Объектом исследования данной статьи является квартетное творчество Бетховена и Шостаковича в их взаимосвязи. Методологической базой послужили общенаучные метода анализа и синтеза, а также компаративный и музыковедечксий анализ. Научную новизну исследования составило изучение внутренних тематических и смысловых связей, присутствующих между квартетами Бетховена и Шостаковича. Теоретическим обоснованием исследования послужили труды Г. Фельдгуна Л. Синявской Л. Раабена, Р. Давидяна и др. Эмпирическим материалом выступили произведения Людвига ван Бетховена и Дмитрия Дмитриевича Шостаковича.
Проведя анализ степени научной проработанности проблематики, автор отмечает достаточное количество теоретических исследований и практических рекомендаций, посвященных жанру струнного квартета. Однако автор отмечает также и отсутствие трудов, освещающих взаимовлияние творчества композиторов Бетховека и Шостаковича.
Как отмечает автор, в советской России музыка Бетховена стала объектом культа, а его Третья, Пятая и Девятая симфонии, а также Соната «Аппассионата», были созвучны идеям октябрьской революции и ее инициаторов.
Автором проведено детальное сравнение произведений двух великих композиторов по нескольким основным параметрам: роль конкретного музыканта-исполнителя в творческом процессе композитора, тематизм, трактовка полифонических форм.
Автор приходит к заключению, что отношения Бетховена и России, в частности, русского фольклора, складывались благополучно. Среди струнных квартетов Бетховена особняком стоят так называемые «Русские» квартеты ор. 59, написанные по заказу графа Разумовского. Музыка «русских» квартетов не только связана с цитатным материалом, но и в целом имеет «русский дух», содержит интонации русской протяжной. Шостакович, в свою очередь, часто обращался к творчеству Бетховена, использовал его методы и приемы работы с материалом, структуру цикла, включал в свои квартеты аллюзии на темы, интонации и даже использовать целые фактурные отрывки из музыки Бетховена.
Все тезисы и аргументы автора подкреплены нагляным графическим материалом.
В заключении автором представлен вывод по проведенному исследованию, в котором приведены все ключевые положения изложенного материала.
Представляется, что автор в своем материале затронул актуальные и интересные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрав для анализа тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе повлечет определенные изменения в сложившихся подходах и направлениях анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье. Полученные результаты позволяют утверждать, что изучение развития и взаимовлияния музыкальных и исполнительских жанров представляет несомненный теоретический и практический культурологический интерес и может служить источником дальнейших исследований.
Представленный в работе материал имеет четкую, логически выстроенную структуру, способствующую более полноценному усвоению материала. Этому способствует также адекватный выбор соответствующей методологической базы. Библиография исследования составила 15 источников, что представляется достаточным для обобщения и анализа научного дискурса по исследуемой проблематике.
Автор выполнил поставленную цель, получил определенные научные результаты, позволившие обобщить материал. Следует констатировать: статья может представлять интерес для читателей и заслуживает того, чтобы претендовать на опубликование в авторитетном научном издании.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.