Философская мысль - рубрика Философия науки
по
Философская мысль
12+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Журнал "Философская мысль" > Рубрика "Философия науки"
Философия науки
Федорин В.В. - Философско-методологическое обоснование проектов генетического конструирования человека c. 1-10

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.8.20221

Аннотация: Предметом исследования является анализ проектов генетического конструирования человека, попыток улучшения его моральных и физических качеств. В наше время необычайно усилилась значимость открытий в биологии и медицине. Человек оказывается в новой для себя роли, объекта манипуляций. Методы генной инженерии предоставили возможности изменения генетической основы человека, являющейся предпосылкой бытия при создании своей личности. Чтобы комфортно существовать в этом быстро меняющемся, стремительном мире человеку необходима определённость в понимании того, как методы генной инженерии будут влиять на его бытие и взаимоотношения с другими людьми. В основе методологии исследования лежат принципы целостности, историчности и системности. Проведён анализ проектов конструирования человека с различных точек зрения, сделана оценка возможных последствий использования ‘человекоориентированных” биотехнологий. Выявление философско-методологических аспектов проблем, которые неизбежно возникают вследствие стремительного развития генной инженерии, представлена философская концепция изменения отношений между субъектом и объектом, являющаяся следствием интенсивного развития методов генной инженерии и появления биотехнологий, имеющих возможность преобразования генетической природы человека. Биотехнологии играют огромную роль в познавательной деятельности. Их стремительно возрастающие возможности преобразования генетической природы человека, несомненно, должны быть под контролем. А уровень вмешательства в генетику человека должен определяться нравственностью общества и научным уровнем.
Астахов С.С. - Критическая рецепция акторно-сетевой теории: от макиавеллизма к проблеме Иного. c. 1-15

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.10.2056

Аннотация: Статья представляет обзор наиболее распространенных аргументов против акторно-сетевой теории (Б. Латур, М. Каллон, Д. Ло). В первой части работы рассматриваются обвинения в дескриптивизме, макиавеллизме и намеренно эзотерическом языке. В качестве отдельной проблемы выделяется аргумент С. Шэффера о том, что Латур не затрагивает «статуса кво» в распределении власти между действующими силами. Во второй части описывается конфликт между акторно-сетевой теорией, с одной стороны, и социологией научного знания, с другой. Проясняются различия между Батской и Эдинбургской школой. В третье части статьи разбираются аргументы исследователей, в целом поддерживающих Латура. М. Стрэдерн ставит вопрос о границах выделения сетей. С. Браун и Н. Ли демонстрируют, как акторно-сетевой подход парадоксально совмещает ницшеанство и либерально-демократические установки. С. Л. Стар утверждает, что акторные сети неизбежно связаны с режимами доминирования и дискриминации, а М. Элам прямо говорит об империализме. Работа совмещает методы концептуального анализа и историко-теоретической реконструкции, чтобы описать разные контексты критической рецепции акторно-сетевого подхода. Автор доказывает, что Латура можно включить релятивисткую традицию, поскольку он доводит до логического предела тезис о несоизмеримости теорий. Выдвигается гипотеза, что наибольшее значение для развития акторно-сетевой теории имела критика внутреннего круга и преодоление проблемы Иного. Также предлагается обобщить проблему Иного до формальной проблемы вне-сетевого.
Побережный И.А. - Интуиция в математике: от интуитивизма А. Пуанкаре к интуиционизму Л. Брауэра и Г. Вейля c. 1-6

DOI:
10.25136/2409-8728.2019.5.30076

Аннотация: В статье на основе работ А. Пуанкаре, Г. Вейля, А. Гейтинга и В.Ф. Асмуса и др. показана связь идей интуитивизма А. Пуанкаре с идеями интуиционизма Л. Брауэра и Г. Вейля. Предмет исследования – роль интуиции в формировании оснований математической науки. Автор рассматривает состояние математической науки на рубеже XIX – XX веков, кризис оснований математики. Первым направлением философии математики, пытающимся преодолеть этот кризис, был логицизм Рассела – попытка формирования математики на логической основе с исключением интуитивных элементов. А. Пуанкаре, подвергая это направление критике, разрабатывает учение о приоритете интеллектуальной интуиции в формировании математики. Методология исследования включает в себя методы: междисциплинарный, системного анализа, рациональной реконструкции, компаративистский, соотношение исторического и логического. В статье показана эвристическая ценность его идей как для развития науки, так и для понимания природы научного творчества. Далее описаны основные идеи математического интуиционизма. Показана их связь с идеями А. Пуанкаре о приоритете интеллектуальной интуиции. В свою очередь, идеи интуиционистов, выражая настроения гуманистически мыслящих ученых, стали плодотворной почвой для разработки онтологических и гносеологических оснований математики.
Зеленский А.А., Грибков А.А. - Акторное моделирование когнитивных систем реального времени: онтологическое обоснование и программно-математическая реализация c. 1-12

DOI:
10.25136/2409-8728.2024.1.69254

EDN: LVEGUM

Аннотация: Статья посвящена исследованию проблемы повышения достоверности моделирования когнитивных систем, к которым авторы относят не только человеческий интеллект, но и системы искусственного интеллекта, а также интеллектуальные системы управления производствами, технологическими процессами и сложным оборудованием. Показано, что использование когнитивных систем для решения задач управления обуславливает для них очень высокие требования по быстродействию. Эти требования в сочетании с необходимостью упрощения методов моделирования по мере усложнения объекта моделирования обуславливают выбор подхода к моделированию когнитивных систем. Модели должны основываться на использовании простейших алгоритмов в виде определения трендов, корреляции, а также (для решения интеллектуальных задач) – на использовании алгоритмов, основанных на применении различных паттернов форм и законов. Кроме того, модели должны быть децентрализованными. Адекватное представление децентрализованных систем, образованных из большого числа автономных элементов, может быть сформировано в рамках агент-ориентированных моделей. Для когнитивных систем наиболее проработанными являются две программно-математические реализации агент-ориентированной модели: акторная и реакторная. Акторные модели когнитивных систем имеют два возможных варианта реализации: в виде инструментальной модели, либо в виде симуляции. Обе реализации имеют право на существование, однако возможности реализации достоверного описания при использовании инструментальной модели выше, поскольку она обеспечивает несоизмеримо более высокое быстродействие, а также предполагает вариативность моделируемой реальности, обусловленной неполнотой предполагаемой модели. Модель акторов может быть реализована средствами большого числа существующих языков программирования, как специальных акторно-ориентированных, функциональных, так и языков общего назначения. Решение задачи создания симулятивных акторных моделей доступно на большинстве языков, работающих с акторами. Реализация инструментальных акторных моделей требует быстродействия, недостижимого при императивном программировании. В этом случае оптимальным решением является использование акторного метапрограммирования. Во многих существующих языках такое программирование реализуемо.
Воронина Н.Н., Ткачев А.Н. - Мировоззренческие предпосылки успешного функционирования галисоновских «зон обмена» c. 10-17

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.12.27896

Аннотация: Предметом исследования является влияние мировоззренческих представлений в «зонах обмена», предложенных П. Галисоном, на развитие интереса к науке и научной коммуникации. В процессе изучения выявляются уровни формирования научного интереса, и выясняется, что представления в группах являются результатом явного и латентного согласования, где латентное играет основную роль. Рассматривается проблема успешного и неуспешного взаимодействия в «зонах обмена» и предпринимается попытка выявить мировоззренческую природу закрытости и открытости для успешного научного взаимодействия. Используются общенаучные методы, а также герменевтическая методология для выявления мировоззренческих элементов влияющих на интерес к науке. Новизна исследования состоит в предложении дополнить теорию агрегации К. Листа и концепцию «зона обмена» П. Галисона учетом латентных мировоззренческих элементов, влияющих на коммуникацию в научной среде. При этом выявляются некоторые конкретные элементы мировоззрения, которые влияют на интерес к научному творчеству и успешное взаимодействие ученых.
Максимов Л.В. - Когнитивная наука: новая жизнь старых парадигм c. 11-24

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.11.24657

Аннотация: Предметом исследования в данной статье являются две взаимосвязанные редукционистские тенденции, имеющие место в современной когнитивной науке (точнее, в тех разделах философии сознания и психологии, которые входят в состав этого междисциплинарного комплекса). Это радикальный когнитивизм – редукция ментального к когнитивному (без учета некогнитивной специфики аффективно-волевых компонентов психики), и физикализм – редукция когнитивного (истолкованного уже как синоним «ментального») к нейрофизиологическим процессам, уподобленным, в свою очередь, информационно-вычислительным операциям в компьютере. Когнитивизм и физикализм – весьма старые методологические парадигмы (хотя и получившие свои имена сравнительно недавно); в составе когнитивной науки они предстали в несколько новом, модифицированном виде, не лишившись при этом своей редукционистской направленности. Методологическая основа данного исследования – антиредукционизм, т.е. критика редукционизма не как вспомогательного (и в этой функции вполне оправданного) метода научной пропедевтики, а как неверного концептуального подхода, чреватого серьезными ошибками в теории и ее практических приложениях. Как показано в статье, сама изначально сложившаяся проблематика когнитивной науки и разработанный ею понятийный и терминологический аппарат в значительной степени способствовали укоренению указанных редукционистских подходов в ее исследовательских программах. Причем обе эти парадигмы образовали единый, прочный методологический блок благодаря общему для них концепту «когнитивное», трактованному в кибернетическом (теоретико-информационном) ключе. Преодоление указанных видов редукционизма, будь оно возможным, потребовало бы существенных изменений в предмете и методах когнитивной науки.
Яшин Б.Л. - Неклассические логики в современной науке c. 15-25

DOI:
10.25136/2409-8728.2023.1.39350

EDN: BIGNVX

Аннотация: Неклассические логики существенным образом расширили традиционную область использования логических методов. Первой из них стала трехзначная логика Я. Лукасевича. Следом появились трехзначная логика А. Бочвара, «квантовые логики» Г. Рейхенбаха и П. Детуш-Феврие, бесконечнозначные, вероятностные и другие логики. Возможности неклассических логик стали широко использоваться в различных отраслях научного знания. Многозначная, нечёткая, интуиционистская, модальная, релевантная и паранепротиворечивая, временная и другие неклассические логики находят сегодня широкое применение в физике, вычислительной математике, информатике, лингвистике, юриспруденции, этике и других областях естественнонаучного и социогуманитарного знания. Возросший в последнее время интерес к неклассическим логикам объясняется, прежде всего, тем, что на смену ранее обсуждавшимся в научном сообществе различным философским, синтаксическим, семантическим и металогическим проблемам на первый план выходят практические интересы. Главным источником такого интереса служит широкое их применение в компьютерных науках, искусственном интеллекте и программировании. Логика причинности используется в об-суждениях трактовки понятий «закон природы», «онтологическая необходимость» и «детерминизм»; темпоральные модальные логики - для моделирования, спецификации и верификации программных систем логического управления; логики с векторной семантикой, совмещающие в себе особенности нечётких и паранепротиворечивых логик - в решении задач динамической верификации продукционных баз знаний и экспертных систем.
Беляев В.А. - «Третья научная картина мира» и транссистемная направленность модерна c. 20-76

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.3.14866

Аннотация: Эта статья представляет собой попытку рассмотреть одно из направлений постмодернистской философии техники, называемое его автором Б.И.Кудриным «технетикой». В рамках этого направления формируется так называемая «третья научная картина мира». Технетика и третья научная картина мира рассматриваются автором статьи в контексте общей логики модерна (новоевропейской культуры) на основе проектно-системного подхода, предполагающего: во-первых, что модерн надо мыслить как проект мира (или систему проектов); во-вторых, надо мыслить эти проекты как ответы на определенную систему жизненных вызовов; в-третьих, надо видеть в этих проектах прежде всего антропологическое содержание. Следуя логике проектно-системного подхода, автор рассматривает общее представление о «природе», сформировавшееся в раннем модерне как проекцию «открытого универсума» на реальность по ту сторону человека. Это представление находит свое выражение в классической естественнонаучной картине мира, которую Кудрин называет «первой научной картиной». Между предлагаемой Кудриным «третьей картинной», которая является способом выхода за пределы «системной» организации человечества и универсума, и «первой» располагается «вторая», в которой собственно эта системная организация и тематизирована. В статье показывается, каким образом происходит формирование той логики модерна, которая находит свое выражение, среди прочего, в указанных трех «научных картинах мира». Также показывается непосредственный контекст формирования «третьей картины».
Malakhova E.V. - Ethical Expertise of Artificial Intelligence Technologies in Subject-oriented Social Relationships c. 23-34

DOI:
10.25136/2409-8728.2022.10.39011

EDN: HSXQXS

Abstract: The ethical examination of modern technologies, especially those that use artificial intelligence, can be based on an approach that focuses not on the technology itself, but on the subject as a human-agent who can be the developer and user of this technology. In this article, we consider the concept of an ethical subject as an agent with the fundamental ability to make ethically significant choices. The peculiarity of such choices is that they are significant not only for society, but also for the ethical subjects themselves, who are always not only a means, but also the goal of moral actions. That is why such ethical subjects can be only persons or groups of people, but not technology, even the most advanced – otherwise it would be the goal of ethical choices for itself and for people. Ethical expertise of a technology capable of acting independently of a person is possible, as we believe, through its «training» to recognize situations of applying those solutions to ethical dilemmas that are provided by a person, and valuation of the results of such recognition. A part of such «training» may be worth providing not only to developers, but also to users, remembering the fact that all these solutions should also be brought into compliance with local legislative norms.
Nesterkin S. - The Main Principles and Directions of the Activity of Socially Engaged Buddhism c. 23-32

DOI:
10.25136/2409-8728.2022.12.39181

EDN: VWEYGO

Abstract: The work deals with the history, main principles and areas of activity of "Socially Engaged Buddhism" - an influential trend of modern Buddhist social activism that is especially popular in Western countries. It is noted that its relevance is caused by the need to develop new forms of interaction between Buddhism and society, brought about by a clash with the ideology and social practices of modernity as well as by the consequences of the globalization process; according to the ideologists of "Socially Engaged Buddhism," the traditional forms of Sangha social activity had ceased to meet the challenges of modernity. The main areas of activity of the movement are: 1) environmental issues; 2) racism and ethno-cultural diversity; 3) volunteer and educational work with prisoners; and 4) the women's movement and gender issues. The movement of Engaged Buddhism rather quickly acquired institutionalized forms in the West. Moreover, if initially its activity developed within the framework of Asian Buddhist organizations that have branches in the countries of the West, subsequently new forms and organizations developed within Western communities. These structures quite actively conduct publishing, educational and training activities, so that at present the "Engaged Buddhism" movement is one of the most influential forms of social activity of Buddhism in the countries of the West.
Малахова Е.В. - Цивилизационные основания социогуманитарных критериев оценки технологических инноваций c. 26-41

DOI:
10.25136/2409-8728.2023.1.39544

EDN: BHTJQG

Аннотация: В работе указано, что цивилизационные основания социогуманитарных критериев оценки технологических инноваций – это, в первую очередь, ценностно-нормативные системы каждой отдельно взятой цивилизации, и их видоизменение неминуемо или приводит к цивилизационному кризису, или является его следствием. Сами подобные кризисы рассматриваются не столько с позиций их оценки (позитивной или негативной), сколько исходя из представлений об их системной природе – как некий сбой в функционировании системы, происходящий или от недостаточной ее способности адекватно отвечать на внешние вызовы, или от рассогласованности в темпах и направлении развития ее отдельных частей.   В данной статье цивилизационные основания, на которых базируются критерии оценки научно-технических инноваций, рассматриваются исходя из следующих соображений: 1) идеи о том, что современная цивилизация принадлежит именно к техногенному типу, с опорой на труды В. С. Степина; 2) методологии изучения цивилизации как аутопойетической рекурсивной системы. Согласно выводам статьи, современная техногенная цивилизация не обладает всей полнотой оснований, необходимых для формирования непротиворечивой целостной системы социогуманитарных критериев оценки технологических инноваций, однако такого рода основания могут возникнуть при условии выхода из текущего ценностно-мировоззренческого кризиса путем преодоления противоречия между эвристической и телеологической частями существующей картины мира.
Кузьмин А.В. - Философские модели Космоса Пифагора и Филолая: от Античности до начала Нового времени c. 27-41

DOI:
10.25136/2409-8728.2021.6.35865

Аннотация: Статья посвящена выявлению основополагающих принципов моделей Космоса Пифагора Самосского (ок. 540 – 500 г. до н.э.) и Филолая Кротонского (ок. 470 – после 388 г. до н.э.). Восприятие Космоса как “красоты” и “гармонии” – одно из базовых свойств подхода к познанию мира пифагорейцев, оказывается “сплетено” с рациональным восприятием действительности. Гармония красоты преобразуется в гармонию числовых отношений. Достижения пифагорейцев, впоследствии, становятся одной из основ астрономических текстов Платона, представившего космологию, как точную научную дисциплину. Николай Коперник ссылается на Филолая, как своего главного предшественника. В данном исследовании впервые анализируются символические элементы модели Космоса Филолая, с точки зрения современного научного знания. На основе этого анализа нами выдвигается гипотеза о ноэматической природе элементов модели Космоса Филолая; также показано значение транспонирования методов практической геометрии на теоретические области “небесного”, “не подвластного” методам непосредственных измерений, пространства. В статье выявляются основные принципы моделей Неба–Космоса Пифагора Самосского и Филолая Кротонского, обсуждается реконструкция модели Космоса Филолая Ивана Николаевича Веселовского и Сергея Викторовича Житомирского. Анализируется преемственность принципов моделей Космоса Филолая и Николая Коперника.
Суровягин Д.П. - Проблема оснований математики как философская головоломка c. 30-41

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.7.26909

Аннотация: Предметом исследования является проблема оснований математики и ее решения в трудах представителей логического эмпиризма и Витгенштейна. Показывается, что их решения были оригинальными и существенно отличались от логицистского решения. Если логицизм предлагает принять данную проблему как факт и разрабатывает технические средства ее обхода, то логический эмпиризм пытается ее элиминировать как псевдопроблему (а Витгенштейн — как философскую головоломку), возникшую в результате запутанности языка. Рассматривая проблему непредикативного определения математических понятий, неопозитивисты и Витгенштейн выступали в привычной для себя роли аналитических философов, проясняющих смысл предложений науки. С помощью текстологического анализа работ Б. Рассела, Ф. Рамсея, Р. Карнапа, Ф. Кауфмана и Л. Витгенштейна удается продемонстрировать, что решение проблемы оснований математики неопозитивисты и Витгенштейн основывали на попытке уточнения метаматематических понятий (таких как «множество», «функция», «определение») и разведении математического и естественнонаучного дискурсов. Их подход является ярким примером аналитической философии науки, если под философией науки понимать систематическое осмысление некоторой научной проблемы. Научная новизна исследования состоит в выявлении элементов конструктивизма и финитизма в философии математики указанных представителей аналитической философии. Проводится оригинальное сравнение позиций логицизма с позициями неопозитивизма и Витгенштейна в вопросе логической допустимости непредикативного образования понятий. Поскольку критика неопозитивистов и Витгенштейна была направлена против неточного использования понятий, она ценна сама по себе как образец мышления, несмотря на то, что она в свое время не привела к революционным изменениям в метаматематике.
Федорин В.В. - Генетическое редактирование человека: перспективы, неизбежность и вопрос морально-этической оправданности c. 30-41

DOI:
10.25136/2409-8728.2020.12.34403

Аннотация: Предметом исследования является генетическое конструирование человека, его риски, перспективы и морально-этические аспекты. Технологический прогресс неизбежно ведёт нас к более глубокому проникновению области культуры в человеческую телесность посредством генной инженерии. Развитие новых, инновационных технологий в области манипуляций с генетическим кодом обуславливает необходимость выбора того, как именно эти технологии будут использованы. В связи с этим, можно говорить о возможности перехода к новому типу телесности, что не будет ограничиваться исключительно биологической предопределённостью, а будет в большей степени культурно обусловлен и являться результатом воплощения в жизнь созданного человеком проекта, что показывает необходимость социогуманитарного анализа проведённого в статье.. Рассмотрение медицины как одной из частей области культуры, проведённое в данной статье, позволяет сделать вывод о том, что человечество, в какой-то степени, уже сталкивалось с некоторой проектностью в отношении телесности человека. Медицина, при таком рассмотрении, будет инструментом реализации проекта "человека здорового", а генетическая инженерия, как её часть, неизбежно будет реализовывать как этот проект, так и, судя по всему, постепенно придёт к дальнейшему расширению области культуры и реализации проекта "человека улучшенного" как закономерное развитие идеи о развёртывании свободы посредством модификации телесности.
Куликов С.Б. - Современная саморефлексия науки и античный идеал познания c. 31-53

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.8.16371

Аннотация: Предметом исследования является прояснение возможностей научной и вненаучной рефлексии в процессе построения релевантного образа науки. Автор выделяет и описывает типы рефлексии, достигая цели прояснения обстоятельств, при которых отдельные типы рефлексии становятся взаимно дополняющими способами понимания образов науки. Особое внимание уделяется научной саморефлексии, которая соотносится с вариантами вненаучного понимания научно-исследовательской деятельности. В частности, акцент ставится на философском осмыслении перспектив взаимодействия мира науки и экспертных оценках последствий её развития. Методология включает в свой состав реализацию феноменологического подхода, позволяющего повторить пути осмысления идеи науки, корни которой уходят в античность, но в современных условиях предстающей в виде принципиально разных контекстов осознания сути научно-исследовательской деятельности в рамках научных и вненаучных сфер общества и культуры. Сверхзадача исследования - наметить пути восстановления античного идеала познания. В ходе исследования был получен вывод, что образ науки, который возникает в границах научной рефлексии, совпадает с автономным базисом, принадлежащим процессам самообоснования науки. Этот образ выражен в форме непротиворечивого обобщения основных элементов научной картины мира. В то же время осознается фрагментарность науки, в рамках которой обретение целостности может быть проинтерпретировано как предельно удаленная цель, двигаться к которой ученые обречены при поддержке вненаучных сфер общества и культуры. Поэтому наиболее точный образ науки строится в рамках саморефлексии науки, но эта саморефлексия остается принципиально неполна без участия философов в её конституировании.
Гусев Д.А., Потатуров В.А. - Сциентизм и антисциентизм как два образа философии науки, два мировоззрения и две системы жизненной навигации человека (историко-философский и общетеоретический аспекты) c. 32-51

DOI:
10.25136/2409-8728.2020.1.31925

Аннотация: Недостаточно освещенным в современной философии науки остается вопрос о полемике между сциентизмом и антисциентизмом не просто как различными социокультурными ориентациями, но и как, во многом, противоположными мировоззренческими полюсами. Объектом исследования является полемика между сциентизмом и антисциентизмом как двумя образами и концепциями философии науки. Предметом исследования являются мировоззренческие спутники сциентизма и антисциентизма и стоящиеся на них две системы идейной, ценностной и практической ориентации человеческого и общественного бытия. Целью исследования является выяснение двух возможных и противоположных образов философии науки, предполагаемых самим этим понятием, их соотношения и взаимодействия, а также – установление мировоззренческих звеньев цепочек, начинающихся со сциентизма и антисциентизма, и прояснение двух, более или менее явно, противостоящих друг другу систем жизненной ориентации человека. Методами исследования являются сравнительный анализ, индуктивное обобщение, выводы по отрицающему модусу условно-категогического умозаключения (modus tollens), аналогия отношений как разновидность опосредованного умозаключения, мысленный эксперимент и модельные схемы объемных отношений между понятиями. Одним из результатов проведенного исследования является выявление двух образов философии науки и сопряженных с ними сциентизма и антисциентизма, которые являются не только и даже не столько, как принято думать, различными и мировоззренчески «нейтральными» социокультурными ориентациями, сколько, наоборот, мировоззренчески «нагруженными» интеллектуальными позициями, вполне согласующимися с определенными идейными установками, которые, в своей совокупности и взаимодополнении, образуют два противостоящих друг другу мировоззрения и две системы жизненной навигации человека.
Чечеткина И.И. - Философско-методологические аспекты дискретной математической химии как новой области знания в теоретической химии в ее логико-историческом контексте c. 33-41

DOI:
10.25136/2409-8728.2022.12.39327

EDN: RXRSQK

Аннотация: Предметом исследования выступает дискретная математическая химия как новая область знания в теоретической химии. Особое внимание уделяется таким аспектам исследования как: характеристике этапов ее развития в связи с научными и социальными проблемами, их связь с формированием предмета и особенностями методологии, отличие дискретной математической химии от математической химии, хемоинформатики и цифровой химии, прослеживается связь с этими науками. Объектом исследования является математическая дискретная химия в контексте ее истории. Методология исследования включает в себя принцип взаимосвязи исторического и логического, позволивший выявить переломные моменты в истории дискретной математической химии, связанные с ее теоретизацией, и системный подход, в рамках которого рассматривается иерархия математических моделей в современных математических химических науках, раскрывающая особенность предмета дискретной математической химии. Сделан вывод о том, что дискретная математическая химия является самостоятельной областью знания, возникшей в результате интеграции методов нечисленной математики и различных областей химического знания. Она постепенно выделилась из различных областей химических наук, имеет свою специфику, которая отличает ее от математической химии, хемоинформатики и цифровой химии по следующим критериям: 1) способу внедрения дискретной математики в химию без участия в этом процессе посредника – физики, 2) особому стилю математического мышления в химии, 3) степени идеализации в математическом моделировании. Ее математический аппарат представляет собой математическое моделирование, который используется для формализации многих химических наук. Она есть инструмент исследования и язык современной химии. Новизна исследования заключается в том, что выявлена специфика дискретной математической химии, установлена ее идентичность и самостоятельность, а также определены ее методологические границы в соответствии с иерархией математических химических наук. Результаты исследований вносят вклад в методологию химии и философию науки.
Сущин М.А. - Что философия и когнитивные науки могут дать друг другу? c. 40-50

DOI:
10.25136/2409-8728.2023.10.68745

EDN: VBGWQO

Аннотация: В статье исследуются возможные пути взаимодействия философии и конкретных когнитивистских дисциплин: психологии, нейронаук, области исследований и разработок искусственного интеллекта, лингвистики и антропологии. Автор отталкивается от идеи В.А. Лекторского о диалоге философии и когнитивных наук. Философия и когнитивные науки вступают в продуктивный диалог, в котором может происходить их взаимное обогащение, усиление или ослабление тех или иных научных или философских теорий, а также теоретический прогресс. С одной стороны, утверждается, что философия может оказать наибольшее влияние на развитие когнитивных наук на пути прояснения вопросов, относящихся к ведению философии науки. Таковые включают в себя вопросы о теоретическом прогрессе когнитивных исследований, о характере отдельных когнитивистских теорий (а также совокупностей теорий, таких как коннекционизм, предсказывающее кодирование и др.), об отношении когнитивных дисциплин друг к другу и т.д. Кроме того, философы могут внести вклад в критические дискуссии об основаниях когнитивных наук и их ключевых понятий репрезентации и вычисления, а также играть активную роль в оценке этических следствий развития новых когнитивных технологий и нейротехнологий. С другой стороны, конкретные когнитивистские дисциплины могут проливать новый свет на традиционные философские проблемы (проблему сознания и мозга, проблему свободы воли и т.д.) и обогащать философию науки новым конкретным материалом.
Чечеткина И.И. - Интерпретация в теоретической химии (на примере квантовой химии и классической теории строения) c. 43-53

DOI:
10.25136/2409-8728.2021.12.36840

Аннотация: Предметом исследования выступает метод интерпретации в теоретической химии как совокупность познавательных процедур и приемов на примере взаимодействия классической теории строения и квантовой химии в контексте их истории и логики развития. Показывается, что процесс интерпретации охватывает несколько исторических этапов развития квантовой химии, в этом процессе наблюдается переход от содержательных символических понятий теории строения к формально-логическим квантово-химическим терминам и обратному взаимодействию этих теорий – внедрению последних в теорию строения. Интерпретационный метод в квантовой химии способствует построению все более сложных математических схем, под которые подводится естественно-научное содержание. В схемы входят различные приближения и допущения, существуют также элементы произвола в выборе математических схем теоретиком, что понижает точность объяснений и предсказаний квантовой химии. Объектом исследования является методология теоретической химии, в рамках которой осуществляется взаимодействие между квантовой химией и классической теорией строения, их познавательные возможности, структура и динамика теоретического знания. Новизна исследования состоит в том, что интерпретация в естественных науках не является до конца изученной, рассмотрение интерпретации в контексте конструктивистского подхода в философии науки позволяет выявить логико-методологические и гносеологические аспекты интерпретации. Результаты исследований вносят вклад в методологию химии, эпистемологию и философию науки. Выводы заключаются в том, что Процесс интерпретации есть конструирование все более сложных математических схем, который приводит к разрыву между математическим и естественно-научным содержанием понятий, между математическим описанием, естественно-научными теоретическими представлениями и экспериментом. Разрыв сопровождается рождением новых понятий квантовой химии в результате интеграции различных областей знаний и исчезновением понятий классической теории строения, а также осознанием пределов математического метода в химии.
Прись И.Е. - Иллюзии возможностей и реальные возможности c. 45-70

DOI:
10.7256/2306-0174.2014.5.12295

Аннотация: Излагается и анализируется проблема объяснения иллюзий возможных нарушений физико-физических и психо-физических тождеств. Эпистемическое и референционное объяснения, предложенные Крипке, и «если-в-действительности» объяснение оказываются неудовлетворительными. Они, в частности, не всегда удовлетворяют психоаналитическому критерию Стефана Уайбло. Эти объяснения также предполагают, что за иллюзорными возможностями всегда скрываются некоторые реальные возможности, существование которых и объясняет иллюзии. Рассматриваются объяснения иллюзий возможностей, предложенные Перри и Хиллом, которые не предполагают, что за иллюзорными возможностями скрываются реальные возможности. Исследование проводится в рамках виттгенштайновского нормативного прагматизма и натурализма. Понятие семейного сходства играет при этом центральную роль. Предлагается удовлетворяющее психоаналитическому критерию Стефана Уайбло виттгенштайновское объяснение иллюзии возможности нарушения необходимого апостериорного тождества. Иллюзия объясняется тем, что в других контекстах входящие в тождество концепты могли бы быть употреблены по-другому. Утверждается также, что в математике не все иллюзии возможностей являются чисто эпистемическими.
Прись И.Е. - Квантовая феноменология Хайдеггера c. 46-67

DOI:
10.7256/2306-0174.2014.4.11625

Аннотация: В статье приводятся аргументы в пользу того, что феноменология Хайдеггера, также как и философия позднего Виттгенштайна, может быть полезна для решения проблемы измерения в квантовой механике и для понимания неклассической физики вообще. Реалистическое понимание квантовой механики возможно лишь в рамках неметафизического реализма. Вводится различие между классическими и квантовыми концептами и иллюстрируется их применение. Устанавливается связь между проблемой измерения, трудной проблемой философии сознания и виттгенштайновской проблемой следования правилу. Исследование опирается на предполагаемую связь между философией Хайдеггера и Виттгенштайна, на виттгенштайновское прагматическое «расстворение» проблемы измерения, а также на интерпретацию философий Хайдеггера и Виттгенштайна как нормативного прагматизма и натурализма. Устанавливается, что квантовые концепты функционируют как виттгенштейновские правила для формирования новой объективированной реальности, а не как понятия, описывающие метафизическую реальность, не зависящую от наблюдателя в абсолютном смысле. Проблема измерения в квантовой механике имеет ту же структуру, что и трудная проблема в философии сознания, и может быть сведена к виттгенштейновской проблеме следования правилу. На теоретическом метафизическом языке Хайдеггера языковая игра Виттгенштайна есть Дазайн. Добавление этого философского понятия к понятийному аппарату квантовой механики позволяет теоретически решить проблему измерения.
Яшин Б.Л. - Пифагореизм и платонизм в математике: история и современность c. 47-61

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.5.24677

Аннотация: Предметом исследования являются такие направления в философии математики, как пифагореизм и платонизм, интерес к которым не ослабевает и сегодня. Показывается вклад пифагорейцев в математику, их роль в создании геометрической алгебры, значения открытия ими несоизмеримых отрезков, которое ввергло в кризис пифагорейскую математику.В работе рассматривается суть концепции математического платонизма, раскрываются ее особенности и показываются ее отличия от концепции математического пифагореизма. Исследуются существующие в настоящее время различные формы математического платонизма и выявляются их особенности. В статье представлены основные аргументы современных критиков платонизма в математике и их слабости. Показывается ценность концепции математического платонизма как модели образного мышления, утверждается факт, что среди математиков до сих пор остается большое число его приверженцев. Основными методами исследования являются логический и исторический методы, метод сравнительного анализа, методы обобщения и синтеза как объединения интерпретированного материала в новом ракурсе. Новизна работы состоит в том, что в ней актуализируются идеи пифагореизма и платонизма, а также проблемы возникшего в античности и продолжающегося до сих пор спора между сторонниками платонизма и их оппонентами, имеющего отношение к фундаментальным основаниям математики. Показываются отличия пифагореизма и платонизма друг от друга. Сопоставляются точки зрения сторонников математического платонизма, а также их оппонентов. Делается вывод, что результаты современной математической науки дают весомые аргументы, подтверждающие работоспособность и наибольшую эффективность концепции платонизма по сравнению с другими философскими концепциями математики.
Zholkov S. - Philosophic issues of pragmatic theories: genesis and architectonics, II c. 47-59

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.11.26893

Abstract: The subject of this research is the real pragmatics; in other words, the purposeful activity of social subjects (individuals, human associations). Real pragmatics as overall, in unity and interaction of the natural and human realms is the subject of pragmatic theories. From the practical perspective, the actual tasks of the analysis and large systems management, as well as their systemic analysis in cohesion with the natural scientific and socio-humanitarian components – is the actual necessity. The article determines the requirements to information base and architectonics of pragmatic theory essential for structuring the trustworthy scientific theory of real pragmatics. The author conducts a comparative analysis with the construct of “theoretical knowledge” proposed by V. S. Stepin; applies the interdisciplinary systemic approach: methods of theory of information, mathematical logic, systemic analysis, concept interpretation of conclusions and adequacy analysis. The author formulates the general laws and requirements to the architectonics of the components of accurate and substantial pragmatic theories. As a result, the article is first to demonstrate that the pattern of structuring the fundamental and argumentative pragmatic theory is fully compatible with the construct of (post-nonclassical) "theoretical knowledge” of V. S. Stepin. The necessary clarifications and inclusion are provided. It is illustrated that the pattern of theoretical knowledge proposed by V. S. Stepin leans not only on the physical theories that were meticulously examined by the scholar, but also the mathematical theories.
Локтионов М.В. - Философско-методологические принципы критической теории и критического системного подхода в современных трактовках общественных процессов.
c. 48-79

DOI:
10.7256/2306-0174.2014.10.1373

Аннотация: Предметом исследования данной работы является история Франкфуртской школы в аспекте ее отношения к трактовкам общественных процессов и критического системного подхода. Исследуются темы и подходы школы, объединенные вокруг общего стремления мобилизовать потенциал критического рассмотрения устоявшихся социально-политических догм, подвергая сомнению авторитарные черты современного мира и указывая пути их преобразования с помощью "неавторитарной и небюрократической политики". Исследуются проблемы управления, организации и использования системных методов в организационном анализе. Среди них выделяются следующие: (а) диалектика эпохи Просвещения; (б) одномерность и потребительство развитых капиталистических обществ; (в) критика технократии; (г) коммуникационные действия. Методика базируется на исследовании критического подхода Франкфуртской школы, в особенности Ю. Хабермаса и его критике технического и практического знания, и их применимости к системному управлению. В работе излагается краткая история возникновения и развития Франкфуртской школы, а также показывается, что современные системные теории управления, в особенности такие, как мягкий системный подход и критический (эмансипационный) системный подход во-многом вырастают из теории Ю. Хабермаса о различных типах знания, и его критики современной технократии.
Жолков С.Ю. - О логическом плюрализме и альтернативных прагматических теориях c. 52-66

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.10.25932

Аннотация: Анализируются формы логического анализа в прагматической теории требования к ним, необходимые для построения заслуживающей доверия прагматической теории. Сравниваются различные логические схемы и их использование в прагматических теориях. Рассматриваются истоки и особенности интуиционистской математической логики HPC. Обсуждаются особенности логических исчислений, построенных Л.И. Розоноэром (1983 г.): PCont, равнообъемного паранепротиворечивому исчислению РI s, построенному А.Арруда и LPCont и LP1Cont, в которых классическая логика (CPC) играет роль формального метаязыка для паранепротиворечивого исчисления PCont. Анализируются отличия 3-паратавтологии от интуиционистской 3-тавтологии. Обсуждается отказ от принципа ECQ (ex contradictione quodlibet) и выполнение «принципа недоказуемости из посторонних соображений» в (нетривиализуемых) paraconsistent logics, а также применимость логического плюрализма для различных прагматических теорий. Применяется междициплинарный подход: методы математической логики, теории множеств, теории информации и системного анализа; предметная интерпретация и анализ адекватности; формулируются обязательные требования к прагматическим теориям. В статье проведен сравнительный анализ различных логических схем и возможность их использования в прагматических теориях, при создании искусственного интеллекта, в процессе упорядочения дискуссий. Проанализирована теоретико-множественная мотивация парасовместимости, предложенная К. Мортенсеном. В согласии с позицией Мортенсена предложен подход для проверки фундаментальных идей и концептуальных логических схем, названный принципом математической толерантности. Проанализированы варианты использования паранепротиворечивой логики в прагматических теориях и принципиальные причины противоречивых прагматических позиций и альтернативных теорий реальной прагматики.
Яшин Б.Л. - Парадоксы в научном познании и неклассические логики c. 53-64

DOI:
10.25136/2409-8728.2020.2.32172

Аннотация: Предметом исследования являются научные парадоксы и такие средства их разрешения, как неклассические логики. Отстаивается тезис о том, что парадоксы, нередко стимулируют процесс развития науки. Показывается, что наиболее ярко проблема парадоксов проявилась в кризисе в основаниях математики. Что попытки его разрешения во многом способствовали возникновению неклассических логик. Обосновывается, что неклассические логики помогли решению и объяснению возникающих в научном познании парадоксов. Проводится сравнительный анализ возможностей трехзначной «квантовой логики» Г. Биркгофа и Дж. Фон Неймана и «логики дополнительности» Г. Рейхенбаха, используемых для описания квантовых явлений. Раскрывается потенциал трёхзначной логики Д. Бочвара и неклассических систем А. Зиновьева в решении и объяснении логических парадоксов, значимость для философии науки временной логики Г. Х. Вригта. Особое внимание обращается на паранепротиворечивые (параконсистентные) логики. Выявляется наличие двух точек зрения в понимании их сути и ценности для науки и философии, сопоставление которых показывает, что ни одна из них не соответствует в полной мере реальному положению дел. Основными методами, используемыми в работе являются анализ, сравнение, обобщение, исторический и логический методы, интерпретация и дедукция. Главным выводом является то, что парадоксы научного познания не следует оценивать лишь отрицательно, что они имеют и положительное значение: обнаружение парадоксов в теории свидетельствует о необходимости их устранения, более тщательных исследований и более строгого подхода к разработке теории, что в решении этой задачи вполне могут помочь неклассические логики.
Филатова М.И. - Генезис новой науки и христианство в свете проблемы бесконечности c. 55-86

DOI:
10.25136/2409-8728.2022.7.30044

EDN: FZJSUT

Аннотация: Предметом исследования является взаимосвязь философской и богословской онтологий в контексте решающей для генезиса новой науки проблемы соотношения конечного с бесконечным. Впервые предлагаются основания для восполнения одностороннего подхода к исследованию генезиса новой науки в рамках истории философии, где не может быть вполне раскрыт вопрос о влиянии христианства. Установлено, что апории Зенона Элейского являются философским эквивалентом евангельской притчи о брачном пире, а эта последняя богословским эквивалентом рассуждений Зенона. В работе использованы методы анализа, обобщения, сравнения. Показано, что основателями новой науки решение проблемы соотношения конечного и бесконечного проводится именно по «схеме Зенона». И ввиду эквивалентности этой схемы евангельской притчи о брачном пире находят объяснение онтологические изменения, вызвавшие современный кризис субъект-объектной парадигмы, а также кризис идентичности Я-субъекта. Автор приходит к выводу об онтотеологическом характере происхождения новой науки, в свете которого находят своё место трансгуманистические намерения обновить природу человека.
Кузьмин В.Г. - Существование и относительность. Модусное представление предикации существования c. 60-77

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.11.26926

Аннотация: О любом объекте можно сказать существует он, возможен, не существует или о его существовании ничего не известно. В статье на основе феноменологического подхода излагается метод определения меры существования объекта в зависимости от его «внутреннего» статуса (модуса) и его «внешних» (граничных) условий. Для каждого интенционального объекта имеет место только одно значение (модус) его предиката существования (функции опредмечивания). Такая функция имеет место в момент интенции. Она определяется в относительности к познающему субъекту. В зависимости от характера такой относительности различаем четыре вида модусов объекта: объект в момент интенции интендируется относительно «Я», относительно Другого (Других), относительно «здесь и сейчас» и/или «там и тогда». Внешние (граничные) условия существования объекта определяются той ситуацией (контекстом) в которой он изучается, познаётся. Для определения меры существования объекта на его модус налагаются ограничения (естественные установки), обусловленные целями решаемой задачи, благодаря которым объект конституируется. В применении к научному познанию различаем четыре вида таких ограничений: умозрение, обсуждение, наблюдение и эксперимент. Для объекта, рассматриваемого относительно «Я» и потенциально неограниченного числа Других самую сильную меру существования имеет объект, конституируемый в эксперименте. Напротив, объекты, определяемые относительно «Я» с ограничением «умозрение» представляют собой мыслимые, воображаемые объекты (например, необсуждаемые гипотезы), а с ограничением «обсуждение» представляют собой обсуждаемые с кем-то Другим объекты (обсуждаемые гипотезы, сообщения и т.д.). Такой подход к определению меры существования объектов может быть применён в различных областях знания.
Бранденбург В.Я. - К проблеме становления научного познания: от классической науки к современному этапу c. 66-73

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.9.20281

Аннотация: Предметом исследования является, получившая широкое распространение в отечественной философско-методологической литературе, концепция исторических типов научной рациональности. По мнению автора, она внутренне противоречива и не корректно отображает динамику развития современного научного знания. В статье дан краткий историко-философский анализ основных этапов развития естествознания и социально-гуманитарных дисциплин второй половины XIX – XX столетий. Ставятся под сомнение временные рамки формирования неклассической рациональности и правомерность выделения понятий постнеклассической рациональности и постнеклассической науки. Автор статьи опирается на методологию философского анализа и общенаучные методы системного анализа. В частности, используются общелогические, диалектический, критический методы, анализ и синтез. Исходя из проделанного историко-философского анализа, предлагается определять становления нового (современного) типа рациональности и нового образа науки временными рамками конца XIX – последней трети XX вв. и сохранять за ними названия «неклассической рациональности» и «неклассической науки» (по аналогии с понятием неклассической философии).
Гребенщикова Е.Г. - Этос внеинституциональных форм производства знания в сфере биотехнологий c. 66-72

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.6.25199

Аннотация: Движение DIY-bio (сделай-это-сам-био) объединяет любителей, энтузиастов, студентов и ученых, стремящихся перенести такие принципы хакерской этики, как открытость, децентрализация, свободный доступ к технологиям, в сферу наук о жизни и реорганизовать биотехнологические исследования и разработки таким образом, чтобы реализовать равенство и социальную справедливость. Этико-аксиологические ориентиры движения могут быть концептуализированы в виде двух моделей – американской и европейской – взаимоотношений с обществом, коммерческими организациями и государственными структурами. Вместе с тем деятельность "гаражных биологов" рассматривается не только как новый тип сетевых и социально распределенных способов производства знания, но и как возможный ответ на критику современной академической науки и промышленного сектора."Гаражная биология" вносит свой вклад в формирование новых каналов коммуникации между наукой и обществом, которые не ограничены инициативами "сверху вниз", а ориентируются на модели сотрудничества и социальные интересы.
Задорин В.В. - Нетривиальная противоречивость и диалектика c. 68-74

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.12.2149

Аннотация: По своей предметной области данная работа принадлежит логике, рассматриваемой как раздел философии, наряду с физикой (философией природы) и этикой (философией духа). Такая широкая, включающая в себя различные формы противоречия и диалектику, интерпретация логики не является универсальной в истории философии: например, Кант или Поппер, в отличие от стоиков и Гегеля, выводят диалектику за пределы логики и рассматривают ее особняком. Основания для нашей позиции будут ясны из дальнейшего изложения. По своей методологии мы будем придерживаться результатов, сформулированных при построении формальных систем и метаматематики Клини – речь идет о финитных методах в метаматематических рассуждениях о свойствах противоречивости формальных систем – дедукции и возвратной индукции на конечных множествах. Адаптация методологии, выработанной в ходе интенсивного развития логики в контексте математики, к предметной области логики, понимаемой в гегелевском, диалектико-материалистическом или стоическом смысле, будет способствовать расширению методологического потенциала ученого, вне зависимости от предметной области его содержательной теории, поскольку, предложит, как мы надеемся, более эффективные способы решения прежних теоретических задач или постановку новых.
Звонова Е.Е. - Детерминистические представления о человеке в философских работах А.Л. Чижевского: научный и религиозный аспекты c. 69-81

DOI:
10.25136/2409-8728.2024.1.69505

EDN: IZCAWI

Аннотация: Предметом исследования являются научный и религиозный аспекты антропологического детерминизма философских трудов А.Л. Чижевского, объектом – детерминистические воззрения космиста на человека. Автор подробно рассматривает «диалектический», совместимый со свободой человеческой воли антропологический детерминизм «Основного начала мироздания» и грубо детерминистический подход к человеку «Электронной теории и генезиса форм». Особое внимание уделяется изучению вопроса, касающегося правомерности обеих разновидностей детерминистических воззрений в контексте глобального эволюционизма, а также христианства и ведантистских представлений о «космической игре», соотнесенных с феноменом космического сознания. Цель работы – экспликация вопроса об особенностях соотношения научной и религиозной картин мира в русском космизме, базируясь на которой можно выделить основания для продуктивного диалога науки и религии.  Использованы следующие методы: анализ текстовых источников (включая рукописи фонда 1703 Архива Академии Наук Российской Федерации), компаративный анализ, анализ, синтез, обобщение, индукция и дедукция, исторический метод. Научная новизна статьи заключается в выявлении двух разновидностей антропологического детерминизма, характеризующих философские работы А.Л. Чижевского, и исследовании вопроса об их соответствии научным и религиозным воззрениям. Основными выводами проведенного исследования являются следующие суждения: 1) «диалектический» антропологический детерминизм представляется правомерным, в отличие грубо детерминистического подхода к человеку; 2) оценка соответствия двух означенных разновидностей антропологического детерминизма научным и религиозным воззрениям позволяет сделать одно и то же заключение об их правомерности. Похожее видение сложного явления в научном и религиозном дискурсах свидетельствует о наличии точек соприкосновения между ними. Сходство и различие науки и религии должны стать основой для решения актуальной проблемы построения конструктивного диалога между этими формами человеческой культуры.
Борзых С.В. - Два пути развития науки c. 72-90

DOI:
10.7256/2306-0174.2014.8.13358

Аннотация: Предметом исследования данной статьи выступает несхожесть подходов естественных и гуманитарных наук в вопросе познания. Предполагается, что представители этих двух лагерей по-разному смотрят на мир и, следовательно, видят разные закономерности, явления и предметы. Естественники упрощают реальность, сводя её к абстракциям, что позволяет им выводить уравнения и формулы относительно её природы. Гуманитарии увязают в деталях, пытаясь объять необъятное, что делает их работы менее научными. Таким образом мы имеем два пути развития науки. Методами данного исследования послужили личный опыт автора, сравнительно-исторический анализ, индукция, наблюдение, метафора и аналогия, отдельные случаи из истории науки Новизна данной работы состоит не столько в показе разделения между естественными и гуманитарными науками, сколько освещение той его стороны, которая обычно не заметна ни учёным, ни обычным людям. В качестве вывода служит разная природа познания у двух лагерей. Естественники стремятся быть первыми, гуманитарии уникальными. Но и то, и другое в раной степени необходимо науке как таковой.
Свергузов А.Т. - К вопросу о диалектике научного познания в отечественной философии: проблема рефлексии c. 83-92

DOI:
10.25136/2409-8728.2023.12.69165

EDN: CWNJMG

Аннотация: Предметом исследования является феномен рефлексии в структуре механизмов научного познания. Сравниваются результаты изучения феномена, полученные в рамках отечественной философии в разные периоды ее развития – советский и современный этапы. Обращается внимание на фундаментальность результатов исследований научной рефлексии, полученных в советский период развития философии. В философии того периода была предложена концепция рефлексии, которая осталась вне поля зрения современных исследований. Особенностью предмета советской концепции является выделение двух аспектов научной рефлексии – взаимосвязи рефлексии и рациональности, а также взаимосвязи смыслополагающей и смысловыявляющей функций рефлексии. Предмет современных отечественных исследований испытывает влияние западной традиции изучения феномена. Характерной его чертой является замкнутость рефлексивного мышления на самого себя или, в советской терминологии, редукция научной рефлексии к смыслополагающей функции. Методом исследования является диалектико-материалистический подход. Особенность исследования заключается в использовании внутренних противоречий рефлексии. Новизна работы характеризуется применением результатов советских диалектико-материалистических исследований проблемы рефлексии в науке к современному анализу проблемы. На примере современных отечественных исследований демонстрируется диалектико-материалистический характер рефлексии в научном познании. Показывается, что современная дискуссия по этой проблеме находится в диалектическом контексте, конституируемом рамками взаимосвязанных противоположностей рефлексии. Выражается мысль, что диалектико-материалистический подход продолжает оставаться фундаментальным и является адекватным методом рассмотрения существующего понимания феномена рефлексии. В частности, диалектико-материалистическая методология будет способствовать выходу из, по выражению одного из современных исследователей, «эпистемологического тупика», которым он характеризует результаты современного изучения рефлексии в науке. В целом делается вывод о необходимости возобновления диалектических исследований в области философии науки.
Локтионов М.В. - Критика применения критической теории и критического системного подхода в современных концепциях развития общества. c. 86-106

DOI:
10.7256/2409-8728.2014.11.1375

Аннотация: Предметом исследования данной работы является критика применения критической теории и критического (эмансипационного) системного подхода в теории управления и современных концепциях развития общества в целом. Приводится обзор критики являющейся "внешней" по отношению к критической теории, и, следовательно, подвергающей сомнению ее философско-методологические основания, и "внутренней", которая в основном благожелательно настроена по отношению к критической теории и концентрирует своё внимание на трудностях, с которыми сталкивается критическая теория в ходе реализации своей исследовательской программы. Методом исследования является выявление различий между критикой "внешней" по отношению к критической теории, и подвергающей сомнению ее философско-методологические основания, и "внутренней", которая в основном позитивно настроена в отношении к критической теории. Делается вывод о том, что критический системный подход основывается на различных предположениях о природе общества, развиваемых в других системных подходах и признает возможность противоречий в социальных системах, существование конфликтов и подавление одних групп интересов другими. Показывается, что отношению к другим системным методологиям критический системный подход по сути своей предвосхищает развитие комплементаристских подходов.
Чечеткина И.И. - Связь математики и логики в структуре аксиоматизированных и формализованных теорий c. 109-120

DOI:
10.25136/2409-8728.2023.12.69100

EDN: ITGSHN

Аннотация: Целью исследования является изучение связи логики и математики в структуре аксиоматизированных и формализованных научных теориях. Объектом исследования является экспликация этой связи и ее объяснение. Предметом исследования выступают синтаксические и семантические взгляды на структуру научных теорий, связь логики и математики в них детально не изучалась. В синтаксическом взгляде структура теории понимается как лингвистический конструкт, построенный из различных логических предложений теоретического уровня, предложений соответствия и предложений наблюдения. Структура теории не учитывает многообразие модельных представлений теории, порождающих множество языковых конструктов. Семантический взгляд преодолевает этот недостаток, и в нем структура теории представлена как иерархия моделей: от аксиом до моделей теоретического уровня, моделей эксперимента и моделей данных.   Структура теории, связь логики и математики изучались с помощью сравнительного анализа, методов интерпретативного анализа и реконструкции научных теорий. Методы позволили эксплицировать в структуре теории математические понятия и соотнести их с логикой и естественным языком. Сравнительный анализ показал, что в синтаксическом взгляде связь логики и математики заключается в том, что математические понятия физики интерпретируются в языке логики предикатов первого порядка с равенством. Связь между математическими понятиями обеспечивает аксиоматический метод, служащий средством формализации понятий. Математика сводится к логике. В семантическом подходе для выявления связи математики и логики понадобилась реконструкция структуры нерелятивистской квантовой механики. С помощью теоретико-множественного предиката Суппеса были определены ее аксиомы, установлена связь между математическими структурами, постулатами теории, аксиомами, и наблюдаемыми величинами. Логика и математика связаны друг с другом так, что метаматематика или лингвистика есть часть математики. Математика включает в себя теорию множеств и теорию моделей, то есть математическую логику. Проблемной остается связь математических формализмов с явлениями, и с естественным языком, этот недостаток есть и в синтаксическом подходе. Новизна заключается в том, что исследование вносит вклад в методологию и логику науки, в объяснение связи логики и математики в научной теории, что было проиллюстрировано на разных примерах из различных областей физики.
Прохоров М.М. - Общество –экономика – экономизм c. 113-163

DOI:
10.7256/2306-0174.2014.1.10630

Аннотация: В статье представлены результаты исследования экономической науки на уровне философских оснований, третьем – в сравнении с эмпирическим и теоретическим – уровне исследования. Выявлен феномен экономизма, введено соответствующее понятие, раскрыто влияние данного феномена на экономику, важную сторону общественной жизни, в которой имеются также другие сферы, испытывающие негативное воздействие со стороны экономизма. Предметом изучения в целом является взаимоотношение общества, экономики и феномена экономизма, состоящего в стремлении все явления общества «погрузить» в экономику, предстающую в качестве всепоглощающей реальности по отношению к реальности социальной. Методологической базой исследования в целом выступает диалектика, конкретизированная имеющими методологическое значение принципами объективности, развития, восхождения от абстрактного к конкретному, единства исторического и логического. Методологические принципы дополнены противоположностью диалектики позитивной (классической) и негативной – новой исторической формой противоположности диалектики и метафизики. Доказано «сродство» экономизма с механицизмом, дан их компаративистский (сравнительный) анализ. Показано, что они идентичны по отношению к философской картине мира, которую пытаются заменять собой, демонстрируя неадекватность бытию и его развитию. Механицизм связан с попыткой замены общефилософских категорий естественнонаучными представлениями (в духе позитивизма), экономизм, соответствуя установкам постмодернизма, подменяет философские положения понятиями гуманитарных наук; он претендует на подмену социальной реальности и ее динамики. Не менее важным для выявления сути и преодоления экономизма (как и механицизма) является раскрытие его неадекватности объективному содержанию и динамике науки, процессу ее восхождения от рациональности классической к неклассической и, далее, к постнеклассической: в этом процессе произошел пересмотр понимания онтологии объекта, части и целого, их соотношения, которому противоречат и механицизм, и экономизм. Полученные выводы важны для общей и социальной философии.
Zholkov S. - Philosophical problems of the pragmatic theories: genesis and architectonics, I c. 117-127

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.12.26891

Abstract: The subject of this research is the real pragmatics, i.e. targeted activity of the members of society (individuals, human associations). Real pragmatics, in general, in unity and interaction of the natural and humanitarian worlds is the subject of pragmatic theories. In practical aspect, the actual tasks of the analysis and large system management alongside their systemic analysis in unity of the natural scientific and socio-humanitarian components – is a pressing need. The article reveals the requirements to information background and architectonics of the pragmatic theory essential for establishing a reliable scientific theory of the real pragmatics. A comparative analysis with the construct of “theoretical knowledge” proposed by V. S. Stepin is carried out. The author formulates the general laws and requirements to the architectonics of components of the reliable and substantive pragmatic theories. The detailed comparative analysis demonstrates that the scheme of structuring the fundamental and argumentative pragmatic theory is fully compatible with the construct of (post-nonclassical) “theoretical knowledge” of V. S. Stepin. It is underlined that the scheme of theoretical knowledge proposed by V. S. Stepin leans not only on the meticulously examined by the scholar physical theories, but the mathematical theories as well.
Суровягин Д.П. - Объяснительная модель редукции: эпистемологический и онтологический аспекты c. 128-142

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.12.28447

Аннотация: Предметом исследования является объяснительная модель редукции, которую впервые сформулировал Э. Нагель и впоследствии развили К. Гемпель, П. Оппенгейм, Дж. Кемени, К. Шаффнер, В. Штегмюллер и другие философы науки. В статье уточняется понятие редукции и выделяются два её базовых аспекта — эпистемологический и онтологический. Если онтологический аспект редукции предполагает сведение идеальных свойств и сущностей к материальным, то эпистемологический аспект связан с исследованием логических отношений между терминами и предложениями научных теорий. Основной тезис статьи заключается в том, что большая часть проблем редукции возникает из-за смешения онтологического и эпистемологического аспектов. Следовательно, эти проблемы можно устранить с помощью философского анализа языка современной эпистемологии. Исследование эпистемологической редукции должно быть отделено от дискуссий вокруг редукционизма, потому что эти дискуссии являются следствием некорректной интерпретации терминов и вызваны привнесением онтологических проблем в эпистемологию. В статье также критически рассматривается эпистемологический статус связующих законов, идея эмерджентности и ценностной специфики некоторых областей научного знания. Новизна работы состоит в прояснении идеи редукции и сравнительном анализе редукции и объяснения.
Прись И.Е. - О (не)существовании вывода a priori физико-физических и психо-физических тождеств c. 157-182

DOI:
10.7256/2306-0174.2014.6.11807

Аннотация: В статье анализируется дискуссия между Блоком & Сталнакером и Чалмерсом & Джэксоном о физико-физических и психо-физических тождествах и, в частности, о (не)возможности их вывода a priori. Предлагается разрешить эту дискуссию путём корректировки обоих позиций, обобщения понятия вывода a priori, а также устранения некоторых смешений между эпистемологическим и онтологическим уровнями исследования. В статье также вкратце анализируются относящиеся к рассматриваемой проблематике точки зрения других философов. Анализ позиций проводится в духе прагматизма позднего Виттгенштайна и в контексте так называемой проблемы объяснительного провала в философии сознания. При этом в качестве основного неопределяемого понятия используется виттгенштайновское понятие спонтанности. Устанавливается, что Чалмерс & Джэксон преувеличивают роль a priori в традиционном смысле, тогда как Блок & Сталнакер её недооценивают. «Априорное» устранение объяснительного провала в тождествах возможно, и оно возможно лишь post factum и в смысле обобщённого a priori с остаточной спонтанностью.
Яковлев В.А. - Становление новоевропейской науки: античная метафизика и христианские ценности c. 244-308

DOI:
10.7256/2306-0174.2013.5.537

Аннотация: В статье анализируются основные направления современной философии науки, связанные с рассмотрением генезиса теоретического знания. Подчёркивается, что в эпоху Средневековья скрытно сформировались побочные для самого Средневековья мыслительные комплексы, связанные с античной метафизикой и христианскими ценностями. Сформировались новые креативы – эпистемический и аксиологический, – ставшие затем в эпоху Возрождения основными и решающими для генезиса классической науки. На основе предложенного системно-вероятностного подхода наука в целом рассматривается как определенный результат инновационных процессов в культуре, итог разрешения проблемной креативной ситуации в истории и продукт творческого процесса перехода локальной новации Древнегреческой цивилизации в универсальную инновацию Европейской культуры.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.