Философская мысль - рубрика Политическая философия
по
Философская мысль
12+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Журнал "Философская мысль" > Рубрика "Политическая философия"
Политическая философия
Зайцев А.В. - ФИЛОСОФИЯ ДИАЛОГА И ДИАЛОГИКА ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА: ИСТОКИ И СУЩНОСТЬ c. 1-53
Аннотация: В статье рассказывается античных истоках диалогики гражданского общества, как способа дискурсивного отыскания истины социально активными гражданами древнегреческого полиса. Наряду с традицией сократического диалога, рассматриваются дискурсивные практики софистического и агонального диалога. Рассматривается «диалогический поворот» и отход в философской рефлексии от анализа субъект – объектных отношений к осмыслению субъект – объектного взаимодействию, от монолога к диалогу в виде интерсубъективной коммуникации. Эти философские предпосылки создают теоретико - методологическую основу для переосмысления демократических практик интеракции государства и гражданского общества. Это и создает основу для формирования новой отрасли философско-политического знания, названной автором «диалогика гражданского общества.
Борисенков А.А. - О политическом сознании c. 1-29

DOI:
10.7256/2306-0174.2013.4.227

Аннотация: в статье исследуется политическое сознание как особый вид сознания, раскрывается его сущность и неразрывная связь с политическими знаниями, предлагается его определение. Обосновывается необходимость отделения политического сознания от идейного сознания, а тем самым от идеологий, с ним связанных. Это способствует преодолению ошибочных представлений, сложившихся о политическом сознании. Анализируются виды политических знаний, а также противоречия, существующие в классификации этих знаний.
Ерохов И.А. - Главенство теоретической мысли над практической в политической философии Платона c. 13-36

DOI:
10.25136/2409-8728.2021.11.36924

Аннотация: В статье на примере политической философии Платона исследуется феномен главенства теоретической мысли над практической, который является общим признаком классических древнегреческих философских систем. В первой части работы показывается концептуальная схожесть двухуровневых систем знания Платона и Аристотеля в роли, которую играет теория по отношению к практической мысли. Во второй части воспроизводится концепция философии политики Платона, выделяются основные политические стратегии, с которыми он работал, и приводится аналитическая реконструкция демократической теории политики, олигархической и гражданско-политической, последняя является отражением собственных политических взглядов Платона. Заключительная часть посвящена проблеме метода политической философии Платона. Используя анализ контекста употребления Платоном понятия «теория», в статье реконструированы основные методологические черты платоновской модели теоретической философии. Также приведена типология практического знания и обоснованы причины, по которым политической философии, как одному из видов практического знания, надлежало строго следовать теоретическим предписаниям, всецело определявшим содержание политической рефлексии. В работе раскрыта главная практическая задача философской теории, которая, по замыслу Платона, должна была с помощью истинного знания положить конец политическим распрям в Афинах. Т. е. обоснован тезис о том, что Платон с помощью теории стремился завершить историю практической политики и в дальнейшем перейти к построению «идеального государства» на основе неоспоримых законов, обязательных для всех граждан полиса. Также в работе раскрыты принципы сложной взаимосвязи трех сократических методов: иронии, диалектики и майевтики, которые в политической философии Платона выступили как единый комплексный метод. В работе показано, что метод выполняет функцию связующего моста между теорией и практикой, по которому осуществляется перенос теоретической истины в сферу практических проблем политики.
Чижков С.Л. - Б.Н.Чичерин о свободе, праве и конституционном вопросе в России. c. 24-40

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.12.1743

Аннотация: Предметом исследования является трансформация политической и философско-правовой концепция Б.Н.Чичерина в 70-е годы XIX столетия. В эти годы Чичерин являлся активным участником дискуссий относительно дальнейшего конституционного развития России. Противостояние либеральной и демократической концепции будущей конституции, а также целый комплекс вопросов, касающихся вопросов развития политических прав и свобод, формирования представительного правления, все это стало предметом рассмотрения в ключевой работе Чичерина «Конституционный вопрос в России». В статье особое внимание уделяется анализу тех изменений в политической философии Чичерина, которые произошли в эти годы. В основу методологии исследования положен сравнительный анализ эволюции базовых понятий политической философии Чичерина на основе исследования не только опубликованных им работ, но и документов из его архива. В рамках данного исследования была показана эволюция политической концепции Чичерина в сторону более последовательного либерализма. В статье анализируется его концепция постепенного перехода России к представительному правлению на базе реформирования уже существующего органа государственной власти (Государственного совета). В статье также показано формирование у Чичерина новой концепции политической жизни, целью которой он считает утверждение правды в общественных отношениях.
Базалук О.А. - Теория войны и мира c. 28-52

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.6.19263

Аннотация: Предметом исследования автора является теория войны и мира. По мнению автора проблема войны и мира берет начало в природе человека – в его психике. Именно поэтому, эмпирическую и теоретическую основу исследования составляют факты и закономерности: а) нейронаук, психологии и социальной философии; б) геофилософии; в) военной истории и истории военного искусства. В статье автор последовательно решает две задачи: определяет аксиоматику теории войны и мира, и формулирует её основные утверждения. В статье использованы диалектический метод, системно-структурный, структурно-функциональный, а также методы: сравнения, анализа и синтеза. Методологический базис теории войны и мира составляет расширенная методология геофилософии, включающая в себя помимо классических методов: политической философии, культурологии, этнологии, экономики и географии, методы нейронаук, психологии и социальной философии. Как закономерные проявления усложняющейся структуры и функций нейронных ансамблей подсознания и сознания, война и мир являются способами достижения регуляторного компромисса между проявлениями активного начала, которое изначально заложено в основу психики человека, и влиянием внешней среды – естественным отбором; между усложняющимися потребностями псипространства – совокупности психик в масштабах Земли и возможностями их удовлетворения; между провозглашенной идеей, которая объединяет псипространство, и возможностью её реализации. Войной и миром регулируется качественный состав и проявления псипространства: снижается количество психик, чья структура предрасполагает к агрессии, и увеличивается численность психик, чьи проявления направлены на интеграцию и кооперацию. История Европы ХХ – начала ХХI столетия является наглядным примером того, как усложняющаяся структура и функции психики войной и миром изменила качественный состав псипространства Земли и его проявления.
Подольский В.А. - Философия социальной политики в Европе XVI века на примере трудов испанского мыслителя Хуана Луиса Вивеса c. 28-44

DOI:
10.25136/2409-8728.2020.9.33930

Аннотация: Объект исследования – европейская мысль в сфере социальной политики в начале XVI века. Предмет исследования – идеи испанского мыслителя Хуана Луиса Вивеса (1492-1540) о помощи нуждающимся. В данной статье рассматривается отношение испанского гуманиста Хуана Луиса Вивеса к социальной политике. Его рассуждения изучаются в контексте современных ему учений основателей протестантизма – Мартина Лютера, Ульриха Цвингли и Жана Кальвина, а также практик, сложившихся в континентальной Европе и Англии в XVI веке. Учения богословов и философов XVI века в настоящее время представляют интерес в контексте изучения социальной политики как с точки зрения идей, так и истории институтов. Методология исследования: для сопоставления практик в сфере социальной политики и их развития использовался сравнительно-исторический подход. Для изучения базовых постулатов Вивеса, а также важнейших идей ключевых мыслителей эпохи, применен дискурс-анализ.    Основные выводы проведенного исследования: 1) Несмотря на то, что ряд авторов высказывал похожие идеи, Хуан Луис Вивес может быть назван первым теоретиком социального государства 2) Становление социальной политики в исследовательской литературе обычно ассоциируется с протестантизмом, но теорию разработал католик Вивес, а практическим меры воплотили католические короли Карл и Франциск 3) Вивес выразил важнейшую идею социальной политики: государство не должно допускать маргинализации граждан, если хочет сохранить социальную стабильность. При этом к маргинализации равно ведет как отсутствие помощи нуждающимся, так и неосмотрительное предоставление помощи, которое приучает к праздности. Научная новизна исследования состоит в том, что ранее европейский дискурс начала XVI века в сфере социальной политики подробно не изучался, также в отечественной литературе не изучалась роль Вивеса в становлении социальной политики.
Гаршин Н.А. - Феномен идеологии в контексте кризиса символического. c. 34-45

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.7.19715

Аннотация: Предметом исследования является существование классических идеологий (консерватизм, либерализм, социализм, национализм) в современном мире и их взаимодействие с современными общественными движениями и их идеями в контексте кризиса символического. в статье ставится вопрос о судьбе феномена идеологии, необходимости тех или иных изменений в пространстве дискурса идеологий и современных общественных движений. особое внимание в статье уделяется о соответствии модернизированных идеологий своим основам, причинам расцвета и угасания тех или иных идеологий в современных условиях. Основным методом исследования является компаративистский анализ и функционализм. кроме того, применяется диалектический подход и принцип историзма. Актуальность исследования состоит в том, что ввиду указанных выше свойств идеологии, наряду со старыми, устоявшимися идеологиями, возникают новые, положение которых до конца не прояснено, как неясна их роль и влияние на локальные и мировые социально-политические процессы. Вместе с тем, ввиду роста значений масс-медиа и интернета, подобные явления и общественные движения заслуживают и даже требуют особого внимания, поскольку в современной напряженной политической ситуации, те или иные неосторожные действия в одной точке планеты способны спровоцировать цепную реакцию по всей земле. Основным методом исследования является компаративистский анализ и функционализм. кроме того, применяется диалектический подход и принцип историзма. В статье ставится вопрос о судьбе феномена идеологии, необходимости тех или иных изменений в пространстве дискурса идеологий и современных общественных движений. Особое внимание в статье уделяется о соответствии модернизированных идеологий своим основам, причинам расцвета и угасания тех или иных идеологий в современных условиях. Актуальность исследования состоит в том, что ввиду указанных выше свойств идеологии, наряду со старыми, устоявшимися идеологиями, возникают новые, положение которых до конца не прояснено, как неясна их роль и влияние на локальные и мировые социально-политические процессы. Вместе с тем, ввиду роста значений масс-медиа и интернета, подобные явления и общественные движения заслуживают и даже требуют особого внимания, поскольку в современной напряженной политической ситуации, те или иные неосторожные действия в одной точке планеты способны спровоцировать цепную реакцию по всей земле
Воропаев Д.С. - Цивилизационный процесс на Западе и на Востоке c. 37-51

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.8.19815

Аннотация: Предметом настоящего исследования является цивилизационный процесс на Западе и на Востоке (в Китае). Внимание уделяется социокультурным феноменам, сближающим Запад с Китаем, в частности: вытеснению антропоцентрического дискурса космоцентризмом в сфере этики, религии и идеологии; уплощению когнитивного ландшафта общества потребителей, технологии тотального контроля и ментальной манипуляции; постлиберальному демонтажу частной жизни, частной собственности, а также и социального государства, в отсутствие референта, СССР. Фиксируется близость Западной технологической инновационной системы матрице конкретно-символического мышления. Исследование осуществлено с позиций цивилизационного подхода, принципа лингвистического детерминизма, при помощи методологии структурализма, а также метода эстетической верификации идеологических доктрин К. Леонтьева. В оборот гуманитарных дисциплин введен термин коинволюции и указана точка коинволюции двух доминирующих цивилизаций: в перспективе сосуществования на основе релятивной символической реальности — в когнитивном плане для Китая первичной, а для Запада вторичной. Обоснованы риски «ученической» стратегии для Китая, связанные с ростом прослойки билингв и возможность сценария цивилизационного «дара» Китая миру в случае реформы языка по аналогии с Японией. Выводы: 1) По сравнению с коллективным субъектом, Китаем, на поле «архаики» Запад слишком молод. Китаю приходилось обуздывать конкретно-символическую коммуникацию ценой концентрации всех усилий культуры и политики, выстраивая вокруг нее саму цивилизацию. 2) Когда символически релятивный космос когнитивно первичен, индоктринация органична, а потому более конструктивна для сферы политического, нежели тогда, когда речь идет о когнитивно вторичной реальности симулякров, вдобавок, смешивающейся с еще не изжитым абстрактно-символическим объективно-ценностным наследием. Результат смешения – затратная связка фарса и социальной апатии. Цивилизация потребителей симулякров имеет много общего с цивилизацией «потребителей иероглифов», но уступает последней в конкурентоспособности.
Мюрберг И.И. - Идеология имеет значение: европейская политическая философия в поисках концепции идеологии XXI в. c. 39-59

DOI:
10.25136/2409-8728.2020.8.33672

Аннотация: В ряду классических теорий идеологии XIX-XX вв. наиболее влиятельным (при ретроспективной оценке) следует признать марксистское понимание идеологии как «ложного сознания». Проблематичность преодоления этого понимания обуславливает современную ситуацию недоверия к самому институту идеологии. Цель исследования – показать принципиальную новизну ряда утверждающихся в последние десятилетия способов формирования обновленной политической идеологии, приходящей на смену идеологии марксистского типа. Формирующееся новое видение отчасти вырастает из политико-философской классики XX в.Отправным пунктом исследования служит тот факт, что с середины прошлого века идеологию стали воспринимать как одно из наиболее проблемных полей в западноевропейской политической мысли.   Рассматриваются теоретико-методологические подходы М.Фуко, усиленные методом морфологического анализа. Применительно к проблеме модернизации идеологии, преследуемая Фуко цель заключена в выявлении исторически конкретного «порядка дискурса», противостоящего неолиберальному полиморфизму в качестве политического «искусства управлять» («Рождение биополитики»). Данный подход предполагает, наряду с другими принципами, следование принципу самокритики философского познания идеологии. В когнитивных рамках политической философии он выступает как разрешение, говоря о «политическом», уходить в область философских понятий от уже сложившегося языка политической науки – там, где этого требует задача описания находящегося в процессе становления «режима истины».
Винчковский Е.В. - Десакрализация гражданства c. 44-51

DOI:
10.25136/2409-8728.2019.11.31104

Аннотация: В статье проведен анализ современных моделей получения статуса гражданина и изменений принципов интеграции в политическое сообщество. Особое место в работе занимает интерпретация концепции гражданства в исследованиях А. Шахар, предложившая рассматривать гражданство исключительно как сеть человеческих взаимоотношений. Подобное гражданство определяется А. Шахар как «заслуженное» (Ius Nexi), снимающее проблему лотереи лояльности в гражданстве по рождению. А. Шахар приведены концептуальные параллели между гражданством и собственностью в части касающейся их личного характера, необходимостью установления социальной связи между гражданином-собственником и вещью-статусом. В связи с подобной интерпретацией политического членства А. Шахар критически оценивает иную модель входа в сообщество как «гражданство за инвестиции», разрывающую генетическую связь гражданина и государства. В качестве основы методологии исследования используются метод философской компаративистики и метод системного анализа, позволяющие рассмотреть рецепцию философских идей в контексте правовых и политических практик государств, уточнить их взаимовлияние друг на друга. В статье приводится авторская аргументация необходимости пересмотра социально-философских принципов гражданства. Приведены доводы в защиту концепции «гражданство за инвестиции», прежде всего, как нового способа приобретения политического членства. Множество идентичностей в самой личности должно предполагать и множество оснований возникновения такой идентичности. При презумпции связи между идеями гражданства и собственности отмечается очевидная тенденция превращения статуса в товар и возможности его продажи. По мнению автора статьи, рассмотренные модели получения статуса гражданина открывают новый горизонт в исследованиях по мультикультурализму и механизмам формирования лояльности.
Грачёв Б.В. - ЕАЭС – международная организация или многосторонний институт. Онтологические отличия и политические последствия c. 45-54

DOI:
10.25136/2409-8728.2020.11.34309

Аннотация: Предметом исследования является онтологическая природа Евразийского экономического союза. Дается попытка определить сущностные философско-политические характеристики этого объединения в разрезе партикулярного и универсалистского подходов. Исследованы и показаны влияние онтологической характеристики на процесс формирования и функционирования международной организации и многостороннего института. Двойственность природы ЕАЭС в будущем может иметь политические и практические последствия для евразийской интеграции – рано или поздно может возникнуть вопрос о сопоставлении ожиданий и результатов от участия в данном интеграционном проекте, степени и характере воздействия участия в ЕАЭС на внутреннюю политику стран-членов Союза. Особым вкладом автора в исследование темы является формулировка проблемы долгосрочного существования Евразийского экономического союза с позиции определения его онтологических характеристик. Для успешности объединения интеграция должна представлять собою универсалистскую парадигму, основанную на принципе всеединства (или универсальности), где любая интеграционная структура – это часть бесконечного целого, Универсума, наделённая его основными свойствами и закономерностями и связанная со всеми другими его частями. Однако если интеграция идет по пути партикуляризма, в основе своей она будет иметь позитивистскую методологию, которая в отличие рассматривает “внешние реальности” и их структуры как измеримые. Каждый из участников интеграции будет стараться придерживаться собственного национального интереса, который в первую очередь направлен на сохранение национального суверенитета. Тогда термин «международная организация» уже не вполне отражает природу такой интеграционной структуры, и мы имеем дело с «многосторонним институтом».
Янгутов Л.Е. - Буддизм как фактор мягкой силы в политической стратегии Китая c. 49-53

DOI:
10.25136/2409-8728.2019.10.31409

Аннотация: В данной статье рассматриваются традиционные ценности буддизма, которые широко используются в современной политической стратегии Китая. Подчеркивается толерантность, определяющая содержание буддийского учения, его миролюбивый характер, определяющий отношение к другим философско-сотериологическим воззрениям. Также уделяется большое внимание значимости буддизма, как языка дипломатии, который широко использовался правителями Китая в его отношениях с соседними странами. В этой дипломатии делался упор на такие установки буддизма, как толерантность, миролюбие и сострадание. В статье подчеркивается, что эти установки созвучны политическому курсу современного Китая направленного на построение гармоничного мира. В процессе работы над статьей автором были использованы историко-философский, структурно-аналитический, контекстуальный и сравнительный методы исследования. В статье показано, что буддизм стал надежной основой для расширения культурного и политического влияния Китая в странах Азии, а также в старанах Европы и Америки. Поэтому власти современного Китая проявляют большую заинтересованность в наращивании буддийского потенциала как фактора "мягкой силы" в своей политической стратегии.
Мюрберг И.И. - История как «аналитическое занятие» (развитие концепции «исторического времени» в современных науках о природе и обществе) c. 50-74

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.4.18500

Аннотация: Статья посвящена рассмотрению новых, зародившихся в ХХ в. подходов к пониманию истории, исторического времени. Поиск современных ответов на вопрос: «Что такое история?» начался с параллельных новаторских исследований физиков и философов и продолжался на всем протяжении ХХ в. Каждая из принявших участие дисциплин шла к новому пониманию собственным уникальным путем. Цель исследования – показать трансдисциплинарный характер сформированной концепции, ее центральных понятий (необратимого времени, исторического события), а также уделить особое внимание сингулярности теоретических решений, найденных на стыке ХХ и ХХI вв. политической философией. Статья может быть рекомендована в качестве пособия для углубленного изучения современной политической философии, а также сегодняшнего состояния трансдисциплинарных исследований Методологической основой работы является сочетание аналитического и нарративного подходов, призванное обеспечить максимальную полноту освещения названной тенденции; эти методы дополняет сравнительно-исторический подход. Результаты, полученные при изучении сложившейся трансдисциплинарной концепции, позволяют сделать вывод о том, что именно политической теории принадлежит в настоящее время исследовательская инициатива. В частности, дано теоретически внятное объяснение того факта, что философская аналитика как метод неодинаково эффективна в применении ее к разным элементам изучаемого процесса (политического события).
Борисенков А.А. - О демократической политической культуре и политическом прогрессе c. 53-74
Аннотация: В статье раскрываются особенности демократической политической культуры. Показано, что она осуществляется посредством деятельности представительной демократии и заключает в себе правила принятия руководящих решений, обусловленные демократией. Рассматривается положение о том, что демократическая политическая культура является фактором систематизации политической жизни и демократизации политического влияния, а в результате фактором политического прогресса. Характеризуется роль политической культуры в социализации людей.
Балаклеец Н.А. - Война, политика и субъект: философия военной деятельности Карла Клаузевица c. 55-70

DOI:
10.7256/2409-8728.2017.2.18715

Аннотация: Предметом исследования настоящей статьи является концепция войны Карла Клаузевица, представленная в его работе «О войне» (“Vom Kriege”). В статье обосновывается значимость теоретического наследия немецкого генерала для современного философского дискурса. Подробно рассматриваются такие элементы теории Клаузевица, как взаимосвязь войны и политики, структура и характеристики военной деятельности. Особое внимание автор уделяет темпоральным аспектам военной деятельности, а также анализу ее субъекта. Опираясь на многочисленные, в том числе, не переведенные на русский язык, теоретические источники (Р. Арон, Г. Мюнклер, У. Клеемайер, В. Палавер, Р. Жирар, М. Фуко, Дж. Ло и др.), автор эксплицирует эвристический потенциал и методологическую значимость идей Клаузевица применительно к современному состоянию общества. Наряду с общетеоретическими методами исследования в статье используются постструктуралистская и герменевтическая методология, а также метод сравнительного анализа философских учений. Новизна исследования заключается в выявлении многообразных философских аспектов, имплицитно представленных в теории войны Клаузевица, в том числе, методологического характера. Автор приходит к выводу о сложном и неоднозначном характере взаимодействия войны и политики, анализируемого в тексте “Vom Kriege”. Особый вклад автора заключается в экспликации биополитических идей в учении немецкого теоретика, а также в обосновании релевантности категории субъекта в трактовке Клаузевица современной философии управления.
Нехорошева К.И. - Картезианский метод – философская основа современной демократии? c. 55-61

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.7.26616

Аннотация: В статье рассматриваются философские основания современного понятия демократии на основе картезианской традиции на примере трудов Алексиса де Токвилля и Жана-Поля Сартра. Философско-антропологическое прочтение Декарта двумя французскими мыслителями разных поколений поставило новые вопросы и предложило новые ответы, важные для понимания сути западной демократии. По их мнению, заслуга Декарта, главным образом, заключается в том, что он поставил проблему свободного и независимого суждения, являющегося основой демократического режима. В статье использовались метод философской компаративистики, аксиологический и антропологический подходы. Статья также опирается на общенаучные принципы историзма и объективности. Особым вкладом автора в исследование данной темы является тот факт, что он проследил французский вклад в американскую стратегию «самодостаточной мысли», а затем, вернувшись во французский контекст, изучил, что именно было заимствовано политической теорией и социальным знанием, развивавшим идею демократии, в методическом сомнении Декарта.
Мишурин А.Н. - Экзотерическое учение c. 61-80

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.9.16317

Аннотация: Эта работа известного американского политического философа Лео Штрауса посвящена сохранению традиции деления посланий философских текстов на экзотерические (публичные) и эзотерические (тайные) в творчестве Г. Лессинга. Данный труд продолжает цикл статей, посвященных вопросу экзо- и эзотерики, вводя новые критерии деления между ними, а значит – обновляя, дополняя «правила внимательного чтения», предложенные Штраусом в «Преследование и искусстве письма» и в «О забытом виде письма», а также в некоторых других его работах. Штраус пытается понять причину, заставившую исследователей XIXв. – в частности столь именитого исследователя античности как Ф. Шлейермахер – отказаться от традиционного деления философских учений на экзо- и эзотерические. Он находит ее в либерализации «современных» взглядов – в проникнувшей в ряды историков философии мысли о всесилии разума и результирующим в ней равенстве между познавательными способностями всех людей. Деление на экзо- и эзотерику изначально предполагает деление аудитории философского текста на читателей, способных к постижению его смысла и не способных к такому усилию. Античная философия, а вслед за ней и Лессинг придерживаются данного деления – современная философия его отвергает. А, следовательно, отвергает и «излишнее» деление посланий философских текстов на экзотерические и эзотерические. Штраус резко осуждает такое заключение – обвиняя «современников» в отказе от «благоразумия» свойственного философам прошлого, в том числе и самому Лессингу.
Мишурин А.Н. - Уязвимость понятия политического Карла Шмитта c. 67-74

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.10.26271

Аннотация: Одной из центральных работ для творчества Карла Шмитта является провоцирующий немало контроверсий труд «Понятие политического». Выдержавшее три редакции, вызванных, в том числе, и критикой со стороны коллег, «Понятие политического» представляется многим исследователям одним из самых четких выражений realpolitik в XX в. Однако в данной работе отстаивается иная точка зрения. Проведенный в данной статье анализ «Понятия политического» показывает, насколько сильно выраженные в нем Шмиттом позиции зависят от классического либерализма вообще и мысли Томаса Гоббса в частности. Шмитт, пафос труда которого является, по сути, антилиберальным, остается в границах либерализма. При этом, вторым основанием тезисов, изложенных в «Понятии политического» служит ницшеанство. Именно из-за невозможности синтеза либеральных и антилиберальных позиций труд Шмитта остается неполноценным. Кажется, автор не смог довести до логического конца ни один из заявленных тезисов: ни определение политики, ни представление о государстве, ни положение о внеморализме политического. Вследствие чего «Понятие политического» не смогло удовлетворить никакой идеологической позиции и осталось фактически незавершенным в качестве альтернативного либеральному взгляда на политику.
Кучинов А.М. - Анализ социокультурных факторов политики: поиски новых теорий и методов c. 72-121

DOI:
10.7256/2306-0174.2013.2.412

Аннотация: Данная статья является продолжением исследовательского цикла по теориям влияния социокультурных факторов на политический процесс, переработанной версией статьи «Подход к анализу политического процесса через его взаимосвязь с социокультурной динамикой – альтернатива подходу „политической культуры”», поданной в научный журнал «Философия и культура». В настоящей статье предпринята попытка обзора, анализа и синтеза разных методов и подходов из политологии, психологии, географии, биологии, этнологии, социологии, философии и других наук, изучающих влияние социокультурных факторов на политику. Делается приоритет на слабоосвоенные отечественной наукой подходы и методы. Приводятся примеры интеграции разных наук – политологии с философией, географией, психологией, биологией; аргументы за применения математических методов в исследовании социокультурных факторов политики. Сделан акцент на недопустимости сведения всех общественных процессов к одному фактору, редукционизму разных видов, показана недостаточность господствующих современных «цивилизационного» и «поведенческого» подходов.
Гаршин Н.А. - Проблема политической маргинальности в контексте деформации толерантности c. 78-83

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.11.27014

Аннотация: Предметом исследования является феномен политической маргинальности, характерный для новейшего времени. Автор подробно рассматривает различия социальной и политической маргинальности, особо отмечая, в силу каких причин мы должны рассматривать политическую маргинальность как особое явление современной социальной реальности. Ключевое место в исследовании занимает проблема установления приемлемых границ термистор, толерантности по отношению к новым, неклассическим идеям и течениям, а также негативные последствия как избыточно толерантного отношения, так и недостаточно толерантного отношения к субъектам политики, которые могут быть признаны маргинальными. Основными методами данного исследования являются такие методы как: компаративистский анализ, диалектика, системный анализ и принцип историзма. Новизна исследования заключается в комплексном анализе такого сравнительно нового феномена как политическая маргинальность и его демаркация от социальной маргинальности. В ходе данной демаркации отмечаются уникальные черты и специфика политической маргинальности. Новаторским является и установление тесной взаимосвязи между маргинальностью и толерантностью. основным выводом статьи явялется необходимость корректных границ толерантности по отношению к новым и неклассическим политическим течениям, дабы использовать их потенциал на благо всего общества и дать высказаться наибольшему количеству граждан, при этом противостоя радикализму и насилию
Мишурин А.Н. - Философия как строгая наука и политическая философия c. 82-99

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.8.16318

Аннотация: В данной статье Лео Штраус касается проблемы отношения политической философии и политики. В современности политическая философия потеряла универсальный характер, политика, напротив, приобрела его. Этот фундаментальный сдвиг Штраус связывает с влиянием философии Мартина Хайдеггера и его «радикального историзма». Радикальный историзм Хайдеггера отвечает своему времени – времени, господствующей мыслью которого становится идея о границах истории. В этом контексте Штраус упоминает Гегеля – и его концепцию о конце истории, а также Ницше и Маркса – и их представления о начале истории. Хайдеггер так же, как Ницше и Маркс считает свою философию прелюдией к началу истории – как выражается Штраус «абсолютным», то есть поворотным ее моментом. Однако именно такое отношение лишает всю прежнюю философию вообще и политическую философию в частности ее притязаний. Радикальный историзм делает философию зависимой от момента ее появления – от исторических условий, которым она бессознательно подчиняется. В попытке избежать «конца философии», Штраус начинает свое движение назад. В данном случае обращаясь непосредственно к учителю Хайдеггера – Э. Гуссерлю и его работе «Философия как строгая наука».
Мюрберг И.И. - Конструктивистский подход и актуальные альтернативы ему в современной теории идеологии: проблемы и решения c. 84-104

DOI:
10.25136/2409-8728.2021.11.36968

Аннотация: Предметом исследования является история развития концепта «идеология» в европейской социально-политической теории. В проведенном анализе делается акцент на конструктивизме как общем понятии, объединяющем в себе набор методологических подходов к исследованию эволюции феномена идеологии в ХХ –XXI вв. Изучение новейших методологий - часть проекта возвращения в современный социально-политический дискурс понятия идеологии, отвечающего сегодняшним стандартам политического знания. Перечень использованных методологических подходов включает культурно-исторический, сравнительный, критико-аналитический и нарративный методы. Особый статус придается в статье нарративному подходу: он представлен не только как объект изучения, но и как один из методов, использованных в процессе исследования. Из главных выводов исследования можно отметить (1) вывод о зависимости ряда аспектов понятия идеологии от культурно-исторических обстоятельств его происхождения (имеется в виду специфика западноевропейского цивилизационного контекста), (2) обоснование особой роли принципа индивидуализма как фундаментального признака, в соответствии с которым осуществляется дифференциация между западноевропейской идеологией и его российским аналогом; (3) установление теоретического источника, обладающего потенциалом разработки обновленного (соответствующего теоретическому запросу XXI в.) российского проекта идеологии. Все три отмеченных момента, использованные для характеристики научного вклада, также соответствуют требованиям новизны исследования.
Давыдов О.Б. - Либеральный мультикультурализм и коммунитаристский мультикультурализм: спор о сообществе c. 87-92

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.12.1999

Аннотация: Предметом исследования является философский мультикультурализм в его либеральной и коммунитаристской версиях. Объектом исследования выступает различие в онтологических основаниях двух философских дискурсов – между индивидуумом и сообществом.Описаются и анализируются основные моменты теоретической дискуссии между представителями либерального и коммунитаристского мультикультурализма, которая происходила в западной академической среде в последней трети XX века. Для либералов ключевой задачей является защита индивидуальных прав и свобод, тогда как для коммунитаристов основной задачей является защита сообщества, как базового элемента культурного разнообразия. Применяемая компаративистская методология позволяет выявить сильные и слабые стороны каждой из сторон философской дискуссии о природе социокультурного разнообразия Результатом проведенного исследования является установление актуальности и перспективности дальнейшего развития коммунитаристской мультикультурной стратегии. Применение коммунитаристского подхода к исследованию и трансформации социокультурного разнообразия современных обществ может стать основой для выработки условий гармоничного сосуществования различных культурных сообществ в рамках единого социального пространства.
Кожуховский П.С. - Тед Флеминг "Признание в работе Акселя Хоннета: Значение теории трансформационного обучения." (Перевод) c. 96-110

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.1.17371

Аннотация: Высокорациональное и абстрактное рассуждение Хабермаса, связанное с демократическим волеобразованием вместе с правилами вовлечения в такие рассуждения повлияли на теорию трансформационного обучения. Коммуникативная деятельность и критическая рефлексия требуют активности. Условия, позволяющие рассуждать это способности к взрослому обучению, например развитие критической рефлексии наравне со способностью принимать участие в «критических диалектических рассуждениях, включающих оценку допущений и ожиданий, поддерживающих веру, ценности и чувства» [1, с. 60]. Эти трудности, по крайней мере частично, привели к другому пониманию трансформационного обучения, как например у Бойда и Мейера [2], а так же у Тейлора [3]. С самого начала Мезироу [4] близко объединил трансформационное обучение с проектом кри-тической теории и демократического волеобразования, описанным Хабермасом. Джефферсон, Маркс, Грамси, Дювей и Максин Грин отмечали, что демократическое участие является важным средством саморазвития и производит личностей которые более толерантны к изменениям, чувствительны к взаимности, более способны к моральному размышлению и более приспособлены к саморефлексии [1, с. 60]. Дювей понял что демократия «обязательно возникает из условий бывшей интерсубъективности социальной жизни.» [5, с. 767]. Трансформационную теорию критикуют на основе отсутствия у неё базового правильного пони-мания социального измерения в обучении [6], что побуждает объяснять и далее развивать эту теорию [1]. Высокий уровень рациональности, требования критической рефлексии, выгода развития демократических обязательств и большой критицизм индивидуализма Мезироуского понимания обучения может быть лучше понято при изучении работы Акселя Хоннета. Эта работа раскроет идеи Хоннета как путь развития диалога об этих вопросах.
Федорова Ю.Е. - Ислам в восприятии современного европейского сообщества: стереотипы и реальность c. 99-125

DOI:
10.7256/2306-0174.2014.7.13036

Аннотация: В статье рассматриваются взаимоотношения европейцев и мусульман в исторической перспективе и на современном этапе. Автор показывает, каким образом в Европе сформировался отрицательный образ ислама и отмечает, что изначально тому способствовали объективные причины (религиозные войны, экспансионистские притязания арабского Халифата, а затем и Османской империи и т.п.), а впоследствии к ним примешивались факторы субъективного или идеологического характера. И как следствие формировавшегося веками отношения к мусульманам как к чужакам вполне закономерно возник ряд стереотипных представлений относительно современных мусульман, их вероисповедания и культурных традиций. Эти стереотипы существенно обостряют и без того напряженную социально-политическую обстановку в странах ЕC и заставляют вновь и вновь задаваться вопросом о возможности или принципиальной невозможности позитивной интеграции мусульман в европейское сообщество. Используя методологию исторического и понятийного анализа, автор анализирует ряд широко распространенных стереотипных представлений, сложившихся в европейском сообществе в отношении мусульман и касающихся социально-политического, юридического (правового) и религиозно-этического аспектов межкультурных взаимоотношений. В фокусе исследования – во-первых, политизированное представление об исламе как о мощной деструктивной силе и главном источнике мировой террористической угрозы. Во-вторых, убеждение в том, что ислам не знает понятия равенства и свободы в европейском понимании этих правовых категорий. В-третьих, восприятие исламской культуры как всецело религиозно детерминированной и стремящейся навязать Европе собственные ценности. На закрепление данных стереотипных представлений оказывает влияние целый комплекс причин: религиозно-культурные и этнические особенности, идеологические факторы, политические мотивы, социально-экономическая ситуация и т.д. И потому искать объяснение в конфликте культур (европейской и мусульманской), отделенных друг от друга непроницаемыми границами этно-конфессиональных различий, не представляется продуктивным с научной точки зрения.
Борисенков А.А. - О политической культуре как способе политического бытия c. 102-128
Аннотация: В статье раскрывается сущность политической культуры, анализируются подходы к её толкованию, сложившиеся в современной политической науке. Обосновывается положение о том, что политическая культура является разновидностью общественной, объективно существующей культуры, которая состоит в формирующей политику технологии, представленной правилами принятия руководящих решений. Выясняются также основные виды политической культуры, благодаря которым сформулирован особый закон её существования.
Федорова Ю.Е. - "Женский вопрос" в исламе: дискурс о статусе женщины в современном исламском обществе c. 102-128

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.10.1673

Аннотация: В статье анализируется современный научный дискурс вокруг так называемого «женского вопроса» в исламе. В первой части статьи рассматривается круг проблем, связанных со стереотипными представлениями о всецело «бесправном» положении мусульманок, а также выявляются истоки формирования этих представлений в России и на Западе. Вторая часть статьи посвящена изложению альтернативных точек зрения на указанную проблему, как ученых-мусульман так и их европейских коллег, а также вопросу о концепции равенства в исламе в сопоставлении с западным его пониманием. В основе исследования лежит методология сравнительно-исторического и понятийного анализа, а также метод анализа данных социологических опросов и работ по гендерной проблематике в исламе. Автор приходит к выводу, что ислам – это не всегда подавление женщин, как это порой выглядит, если мы продолжаем мыслить стереотипами. Скорее наоборот, в современном мире ислам не закрепощает женщину, а предлагает для нее собственную систему социально-правовых координат, в основе которой лежит принцип функциональной дифференциации полов и специфически исламское понимание равенства.
Угрин И.М. - Между правом и правдой: о некоторых особенностях русской гражданской культуры c. 123-152

DOI:
10.7256/2409-8728.2014.12.1420

Аннотация: Статья посвящена актуальному вопросу о становлении гражданской культуры. В ней рассматривается проблема гражданского сознания в ракурсе развития самого человека, эволюции его материальной и духовной природы. Процесс формирования гражданской культуры полагается незавершенным, находящемся скорее в зародыше, нежели достигшим апогея в своем движении. Анализируются особенности развития гражданской культуры в России. Она (гражданская культура) полагается неотъемлемой частью русской культуры. Ценности, постулируемые в ходе ее развития являются преломлением общероссийских ценностей, выработанных и вырабатываемых на протяжении всего исторического процесса. Подход к анализу специфике гражданского менталитета состоятелен лишь в том случае, если он учитывает специфику менталитета как такового, специфику культурной жизни народа в целом, не замыкаясь на частном. Одной из ключевых ценностей для российской гражданской культуры выступает ценность «правды». Правда – это особая категория, близкая русскому менталитету, которая включает в себя как понятие «истины», так и понятие «справедливости». Эта категория позволяет дать положительный ответ на вопрос о существовании российской цивилизации и определить некоторые ее особенности, в том числе обозначить ее отличие от западной цивилизации, ключевой ценностью для которой является ценность «права».
Летняков Д.Э. - Забыть о «войне культур»: почему нам необходима ревизия дискурса о миграции c. 124-148

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.5.15398

Аннотация: В статье рассматривается проблема интеграции среднеазиатских мигрантов в России. Исследуя роль религии в обществах постсоветской Центральной Азии (главным образом в Узбекистане, Киргизии и Таджикистане - странах, которые являются основными донорами рабочей силы для России), а также анализируя ценности и установки, которыми руководствуются мигранты, находясь в нашей стране, автор подвергает критике культур-центричность миграционного дискурса в России, предпочитающего оперировать концептами вроде «войны культур», «культурной чуждости мигрантов» и т. д. Среди основных методов, применяемых при написании статьи, можно выделить ряд сравнительных методов, в т.ч. метод сравнительно-исторического и сравнительно-политологического анализа, метод анализа документов и других текстов, относящихся к проблематике работы. Основные выводы исследования заключаются в следующем: говоря об интеграции мигрантов, необходимо рассматривать, прежде всего, не культурные факторы, а правовые и социально-экономические. Только вывод мигрантов из «тени», создание условий для их правовой защищенности, облегчение процедуры легализации и прочие практические меры могут способствовать реальной интеграции мигрантов в российское общество. Рассуждения же об иной культурной и религиозной идентичности приезжающего на работу населения лишь уводят нас в сторону от настоящих проблем.
Борисенков А.А. - Особенности политического развития c. 171-198

DOI:
10.7256/2306-0174.2013.6.445

Аннотация: в статье рассматривается понятие политического развития, раскрывается сущность, этапы, способы, основы и формы этого развития. Показана неразрывная связь политического развития и политической жизни. Обосновывается положение о том, что политическая жизнь составляет один из способов политического развития, который выступает как политическая эволюция. На основе изучения структуры политического развития формируются представления об основах и формах политической жизни, а также факторах её разрушения.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"