Статья 'Связь родственной помощи бабушек и дедушек с удаленностью домохозяйств на примере России, США и Бразилии' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Связь родственной помощи бабушек и дедушек с удаленностью домохозяйств на примере России, США и Бразилии

Семенова Ольга Владимировна

Магистр антропологии, аспирант 2 курс, Институт этнологии и антропологии (РАН).

117556, Россия, , область, г. Москва, ул. Ленинский Проспект, 32 а, оф. 1902

Semenova Olga Vladimirovna

Postgraduate student, the Institute of Ethnology and Anthropology of the Russian Academy of Sciences

117556, Russia, , oblast', g. Moscow, ul. Leninskii Prospekt, 32 a, of. 1902

m4248296@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Бутовская Мариана Львовна

доктор исторических наук

член-корреспондент, доктор исторических наук, профессор, Российский государственный гуманитарный университет, директор центра кросс-культурной психологии человека и этологии ИЭА РАН.

119334, Россия, г. Москва, ул. Ленинский Проспект, 32 а, оф. 1920

Butovskaya Mariana L'vovna

Doctor of History

Corresponding member, Doctor of Historical Sciences, Professor, Russian State University for the Humanities; Director of the Center of Cross-Cultural Psychology of a Human and Ethology of  Institute of Anthropology and Ethnography of the Russian Academy of Sciences

119334, Russia, g. Moscow, ul. Leninskii Prospekt, 32 a, of. 1920

marina.butovskaya@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-8744.2021.4.36197

Дата направления статьи в редакцию:

29-07-2021


Дата публикации:

05-08-2021


Аннотация: Основные задачи исследования состояли в определении, оценке и сравнительном анализе родственной помощи в крупных постиндустриальных обществах. С этой целью в работе было реализовано кросс-культурное сравнительное исследование частоты родственных контактов в трех странах: России, США и Бразилии. Для осуществления поставленных целей в 2019 году посредством онлайн опроса были собраны количественные данные о вовлеченности бабушек и дедушек в воспитательный процесс внуков в России (N=620), США (N=308) и Бразилии (N=603). В опрос помимо основных биосоциальных демографических параметров вошли два целевых вопроса, касающихся частоты общения бабушек и дедушек с внуками. Интенсивные миграционные процессы и сопутствующее им дистанцирование домохозяйств двух поколений в исследованных нами странах существенно снижает долю традиционной помощи бабушек и дедушек в воспитании подрастающего поколения. Наши данные указывают на значимые отличия происходящих изменений в трех исследованных странах и на их связь с особенностями семейного уклада в различных странах. В частности, было показано снижение помощи бабушек и дедушек в бразильской выборке и сохранение высоких параметров помощи старшего поколения в России. В работе также были всесторонне проанализированы причины пониженной включенности в заботу о внуках бабушек и дедушек в Бразилии. Снижение частоты родственных контактов может быть связано с особенностями протекающих в Бразилии процессов интенсивной урбанизации последних нескольких десятилетий. В то же время полученные данные могут отражать глубинные процессы феминизации миграции из менее развитых регионов мира в более благополучные с экономической точки зрения страны. Фиксация и анализ наблюдаемых последствий ускоренных темпов урбанизации в Бразилии имеют прикладное значение для понимания дальнейших перспектив развития современной семьи.


Ключевые слова: США, миграция, трехпоколенная семья, бабушки и дедушки, забота о детях, урбанизация, Бразилия, Россия, социальная антропология, матрилинейные родственники

Abstract: The key goals of this research consists in assessment and comparative analysis of the help of family in large postindustrial societies. For this purpose, the author carries out a cross-cultural comparative study of the frequency of family contacts in the three countries: Russia, the United States, and Brazil. Based on the 2019 online survey, the author collected quantitative data on the involvement of grandparents into upbringing process of their grandchildren in Russia (N=620), USA (N=308) and Brazil (N=603). In addition to the basic biosocial demographic parameters, the survey included two target questions on the frequency of communication between grandparents and grandchildren. Intensive migration processes and the resulting distance of households between the two generations in the indicated countries substantially reduces the traditional help of grandparents in upbringing the younger generation. The acquired data demonstrate the significant differences that take place in these three countries, and their correlation with the peculiarities of the family lifestyle in other countries. For example, the help of grandparents in Brazil is much lower than in Russia. Comprehensive analysis is also conducted on the factors that reduce the involvement of grandparents in upbringing of their grandchildren in Brazil. The decrease in the frequency of family contacts may be associated with the intensive urbanization processes unfolding in Brazil over the few recent decades. At the same time, the acquired data may reflect the in-depth processes of feminization of migration from less developed regions of the world to more economically prosperous countries. The analysis of the observed consequences of accelerated urbanization in Brazil is of applied importance for understanding the future prospects for the development of modern family.



Keywords:

cultural anthropology, Russia, USA, migration, three-generation family, grandparents, childcare, urbanization, Brazil, matrilineal kin help

Введение

Продолжающаяся урбанизация и глобализация в значительной мере влияют на особенности как общественной, так и семейной, индивидуальной жизни населения постиндустриальных стран. Бурные макроэкономические трансформации, а также расширяющиеся возможности в новом глобальном экономическом и информационном пространстве отражаются на индивидуальном выборе места жительства, существенно увеличивая расстояние между натальным домохозяйством индивида и его дальнейшим местом поселения. Предполагается, что смена места жительства – то есть миграция, сопровождающееся переездом на большие и малые расстояния – по своей сути является средством, благодаря которому люди стремиться к улучшению условий и качества своей жизни [1]. С переездом люди связывают надежды на реализацию своего потенциала; смена места проживания потенциально расширяет индивидуальные возможности в получении высокооплачиваемой работы, интересной должности [2]. Молодежь же покидает родительское домохозяйство ради получения университетского (высшего) образования. Перемена места жительства также часто становится следствием создания новой семейной пары [3;4], а в современном мире онлайн знакомств, такая брачная миграция может осуществляться в весьма отдаленные от места рождения регионы и страны. При этом перемещение молодого поколения в экономически более развитые регионы, в ближнее или дальнее зарубежье создает значимые барьеры для поддержания связи между членами трех-поколенной семьи. Всякий переезд – это неминуемое появление географической дистанции между членами семьи, что не может не влиять на дальнейшую судьбу внутрисемейных межпоколенных связей, на частоту прямых контактов родственников, прежде всего, на контакты между внуками и старшим поколением [5]. Предыдущие исследования однозначно указывают на дистанцию как на наиболее весомый фактор, снижающий частоту контактов между родственниками [6 - 8]. Многочисленные исследования в среде студенческой молодежи фиксируют этот негативный психологический аспект, связанный с потерей контакта с близким окружением, с родственниками, прежде всего, специалистами отмечается снижение частоты контактов со старшим поколением как наименее мобильным [9; 10].

На этапе же создания семьи и рождения детей присутствие родственных помощников у матери, предполагающее личный контакт и непосредственную помощь в воспитании потомства, имеет ключевое значение для молодой семьи. Феномен матери, воспитывающей детей, без какой-либо помощи со стороны родни, мужа или социального окружения, не является нормой ни в одном традиционном обществе [4]. Антропологи и эволюционные биологи единодушны в высокой оценке важности семейных связей и доступности родственной помощи бабушек и дедушек в заботе о подрастающем поколении [11, 12]. Исследование моделей совместного трехпоколенного проживания убедительно показывают на связь такой формы поселений с сокращением временных интервалов между родами у женщины [13; 14]. Близость домохозяйства бабушки по материнской линии существенно снижает риски детской смертности в ряде традиционных и индустриальных обществ [15; 16]. Эта закономерность наиболее ярко проявляется в особо уязвимую фазу жизни малыша, на этапе его отлучения от материнской груди, когда присутствуют высокие риски психофизиологического и эмоционального стресса из-за введения новых продуктов в детский рацион питания. Предполагается, что в обществах с традиционным укладом пространственная близость между бабушкой и ее детьми и внуками обусловливает ее мотивацию к родственным инвестициям, при которых женщины нерепродуктивного возраста зачастую снижают свои потребности, в пользу своих детей и внуков [17].

В постиндустриальных странах помощь бабушки и дедушки также имеет существенное значение для семьи с ребенком. Современные бабушки и дедушки продолжают обеспечивать значительный объем заботы о детях, так, например, в ряде европейских стран 58% бабушек и 49% дедушек сообщили, что хотя бы изредка присматривают за внуками [18]. Известно также, что родственная забота бабушек и дедушек коррелирует с другими типами родственных вложений старшего поколения, а также с ощущаемым ростом эмоциональной близости среди родственников [17]. Родственная помощь прародителей может оказывать благотворное влияние на благополучие и развитие внуков [20]. Очевидно, что растущее дистанцирование молодой семьи и индивидуализация семейной пары в городском социуме предопределяют выраженное снижение присутствия традиционной родственной помощи бабушек и дедушек.

В последние годы все большее внимание исследователей уделяется миграционным процессам и их влиянию на родственную помощь. Социологи и антропологи исследуют влияние дистанции на межпоколенные взаимоотношения в семьях в современных обществах. В результате проводимых изысканий в постиндустриальных обществах было показано, что дистанция, выраженно снижает долю помощи старших родственников [2; 3; 21]. Так, в исследовании, проведенном среди более чем 8-ми тысяч голландских семей, было выявлено, что дистанция существенно снижает вклад патрилинейных родственников в заботу о детях [22]. В то же время, в исследовании американских коллег, отслеживающих изменения модели семьи в современных обществах, было обнаружено негативное влияние дистанции также и на частоту родственной помощи матрилинейных родственников при воспитании дошкольников [21]. В случае раздельного неолокального проживания в современных семьях Китая было обнаружено, что раздельное проживание поколений существенно увеличивает нагрузки на мать, воспитывающую малолетнего ребенка [23].

Основной задачей представленного нами исследования было заявлено определение, оценка и сравнительный анализ присутствия прямой родственной помощи в крупных постиндустриальных обществах при контроле влияния фактора дистанции между домохозяйствами двух поколений. В 2019 году было проведено кросс-культурное сравнительное исследование частоты родственных контактов в трех крупных национальных субъектах современной глобальной экономики - России, США и Бразилии. Исследуемые в работе страны сопоставимы по численности населения, по обширности занимаемых территорий, по интенсивности миграционных потоков и темпам роста городского населения (Электронный источник: www.cia.gov/the-world-factbook/field/population/country-comparison. Дата обращения 15.01.21). Все они обладают значительным числом крупных агломераций с населением, превышающим 1 миллион жителей [24].

Анализ родственных отношений через призму удаленности домохозяйств двух поколений в этих трех сопоставимых по многим вышеназванным параметрам странах представляет особый научный интерес, так как все они безусловно обладают самобытной семейной культурой, и за неимением общих сухопутных границ, а также за счет значительной географической дистанции, разделяющей эти страны, прямое заимствование моделей семейного уклада, что называется, через естественный обмен традициями и кросс-национальные браки снижается. И хотя глобальное информационное пространство может формировать определенную унифицированную модель семьи в глобальном культурном пространстве, выбор этих трех стран в качестве моделей для дальнейшего анализа, позволит нам исследовать изменения родственной помощи бабушек и дедушек при воспитании подрастающего поколения в современных семьях в достаточно удаленных культурах контекстах современных постиндустриальных обществ. Это обстоятельство позволит с большей уверенностью в дальнейших интерпретациях получаемых результатов оперировать понятиями универсальности протекающих культурных процессов и трансформаций либо, напротив, их ярко выраженной самобытности в отдельных культурах.

Методы

Выборки

Данные из Бразилии и Соединенных Штатов Америки были собраны через онлайн формы, преимущественно у студентов. Участники опроса в России были приглашены с помощью серии рекламных объявлений в российском сегменте сети Интернет, преимущественно через социальные сети. Все участники исследования получили уникальные идентификаторы субъектов, для обеспечения их полной анонимности. В таблице 1 показаны размеры выборки и ключевые демографические характеристики каждой из этих выборок.

Таблицу 1. Социодемографическая информация по исследуемым в трех странах выборкам

Table 1. Demographic information on three studies cultures

Бразилия

Россия

США

Количество респондентов

( N )

603

620

308

Возраст (M )

25.5

27.5

19.6

Возраст (SD )

9.28

9.82

2.33

Возраст диапазон

16-67

17-67

18-38

Женщины n

468(78%)

400 (78%)

231 (74%)

Мужчины n

133(22%)

170 (22%)

81 (26%)

Суммарный объем выборки составил 1532 респондента, что вполне отвечает исследовательским целям данной работы, которые состояли в кросс-культурном сравнительном количественном анализе помощи родственников в зависимости от наличия выраженной дистанции между домохозяйством нуклеарной семьи и домохозяйством родителей. И хотя опросы на академических и студенческих платформах, заведомо несут в себе потенциальные недостатками, связанные с низкой репрезентативностью различных социальных групп населения, все же, как видно из таблицы 1, нашей исследовательской команде удалось собрать ответы в довольно широком возрастном диапазоне, далеко выходящем за поколенческие рамки студенческой молодежи. Также, в данном исследовании удалось добиться широкой географической представленности исследуемых домохозяйств, в которых воспитывались опрашиваемые респонденты (см рис. 1 – данные по России, рис. 2- по США и рис. 3 – по Бразилии).

Рисунок 1. Распределение участников опроса по регионам Российской Федерации

Figure 1. The scope of regions with participants in current study within Russia

Рисунок 2. Распределение участников опроса по штатам США

Figure 2. The scope of regions with participants in current study within the USA

Рисунок 3. Распределение участников опроса по штатам Бразилии

Figure 3. The scope of regions with participants in current study within Brazil

Шкалы

В опрос помимо основных биосоциальных демографически параметров, таких как пол, возраст, количество детей в семье, наличие полной семьи в детстве и страна проживания, вошли два целевых вопроса, касающихся частоты общения бабушек и дедушек с внуками во время каникул, а также вопросы относительно помощи старших родственников по уходу за больным ребенком. Мы полагаем, что эти две ситуации контакта бабушек и дедушек с внуками безошибочно указывают на присутствие прямой заботы старших родственников при воспитании детей, так как они предполагают непосредственный прямой контакт между ними. В этих вопросах мы намеренно исключили субъективные оценки респондентов уровня заботы их родственников. Объективные факторы присутствия прямой заботы о внуках и помощи матери при воспитании детей, являются ключевым исследовательским предметом в эволюционной антропологии и этологии человека. Ф. Маролоу - английский антрополог, изучающий модели семьи и брака в различных обществах, известный специалист по родительским и родственным инвестициям, выделяет формы прямой и непрямой заботы о потомстве у человека. При этом прямая забота всегда ассоциируется с временным параметром непосредственного контакта с реципиентом такой заботы [25]. Следуя теоретическим постулатам Ф. Марлоу, мы сфокусировали внимание на универсальных ситуациях вне культурных рамок, во время которых, как минимум, возможен (а в крайнем случае, просто необходим) присмотр бабушек и дедушек за детьми. Это время каникул и ситуации, связанные с болезнью ребенка. Ведь именно в эти периоды дети точно не находятся в общественных и образовательных учреждениях, где за ними присматривают учителя или воспитатели. Респондентам предлагалось указать частоту таких ситуационных контактов с бабушкой и дедушкой, ранжированную на 5 градаций, от минимального значения – никогда, до максимального значения – почти всегда.

Такая форма опроса, когда взрослых участников просят вспомнить и оценить участие в его(ее) воспитании различных членов семьи, позволяет избежать заведомо искаженных, но социально приемлемых ответов, которые зачастую склонны давать сами бабушки и дедушки, родители и воспитатели при оценке уровня совей заботы о детях.

Статистический анализ выполнен с использованием возможностей IBM SPSS Statistics (2019).

Результаты

Анализ родственной помощи при неолокальной форме организации домохозяйства на примере трех стран

В работе были проанализировали распределение ответов респондентов при оценке частоты родственных контактов, указавших либо на совместное трех-поколенное проживание семьи с прародителями, либо на раздельное нуклеарное проживание. Как показано на диаграммах, помощь старших родственников существенно падает для семей, не проживающих совместно «под одной крышей» и не ведущих общее домохозяйство совместно со старшим поколением. В результате сравнительного анализа было обнаружено, что в Бразилии помощь отдельно проживающим семьям статистически значимо ниже, чем в двух других исследуемых нами культурах. Что особенно проявляется в отношении патрилинейных родственников в Бразилии. В российской выборке помощь бабушек и дедушек в воспитании внуков даже в случае раздельного ведения хозяйства присутствует значительно чаще по сравнению с аналогичными данными из других стран (рис.4).

A.

B.

C.

D.

Рисунок 4. Сравнение частоты прямой заботы родителей отца (А, В) и родителей матери (C, D) в трех странах, где синим цветом показаны столбцы средних значений для Бразилии, красным для России, зеленым для США. Слева – значения помощи в случае совместного трех-поколенного проживания семей. Справа – значения для раздельного проживания.

Figure 4. Comparison of the frequency of direct care of the father's parents (A, B) and the mother's parents (C,D) in three countries, where the columns represent mean values of the kin help for Brazilian grandparents are shown in blue, red for Russian, green for the grandparents from the United States. On the left – the values of the direct care in the case of three-generation residence of families. On the right – values for separate households.

Анализ родственных контактов в рамках нуклеарных семей, проживающих в непосредственной близости от домохозяйства бабушек и дедушек

Согласно проведенному анализу в исследованных странах наиболее распространенной является форма раздельного со старшим поколением проживание нуклеарной семьи с ребенком, но в пределах общего городского поселения, порядка 40% ответов (см рис. 5 и 6).

Рисунок 5. Удаленность домохозяйства от места проживания родителей матери в трех странах (Бразилия – синий цвет, Россия – красный, США – зеленый), где по оси абсцисс справа налево возрастает близость домохозяйств, а по оси ординат показана частота ответов респондентов в процентах.

Figure 5. Matrilineal parents’ residence in three countries (Brazil – blue, Russia – red, USA – green), where the proximity of households increases from right to left on the abscissa axis, and the frequency of respondents ' responses is shown as a percentage on the ordinate axis.

Рисунок 6. Удаленность домохозяйства от места проживания родителей отца в трех странах (Бразилия- синий цвет, Россия – красный, США – зеленый), где справа налево возрастает близость домохозяйств, а по оси ординат показана частота ответов респондентов в процентах.

Figure 6. Patrilineal parents’ residence in three countries (Brazil – blue, Russia – red, USA – green), where the proximity of households increases from right to left on the abscissa axis, and the frequency of respondents ' responses is shown as a percentage on the ordinate axis.

При анализе распределения ответов респондентов чьи домохозяйства находились в пределах общего поселения со старшим поколением, было выявлено присутствие значительного падения помощи прародителей в Бразилии по сравнению с уровнем участия бабушек и дедушек в других странах. В случае раздельного проживания двух поколений взрослых в одном городе нами показана статистически значимая разница в помощи бразильских родителей со стороны матери: апостериальные сравнения по методу Бонферони показали выраженное уменьшение помощи матрилинейных родственников на 1,14 балла по сравнению с русской выборкой (SD = 0,16570, p -value <0.001) и на -0,85балла по сравнению с выборкой США (SD = 0,21; p - value < 0.001). На рисунке 7 графически показана разница в уровне участия матрилинейных прародителей в прямой заботе о внуках в трех странах при условии нахождения домохозяйств в пределах одного территориального (городского) поселения.

Рисунок 7. Сравнение помощи родителей матери в трех исследуемых культурах

Figure 7. Cross-cultural difference in mean values of matrilineal grandparents help in Russia, USA, and Brazil

Аналогичные данные были получены в разнице средних показателей помощи патрилинейных родственников, где обнаружено падение помощи бабушек и дедушек на -1,37 балла по сравнению с Россией (SD = 0,18, p -value <0.001) и на - 0,63балла по сравнению с выборкой США (SD = 0,242610, p - value = 0.029).

Анализ причин низкой включенности прародителей Бразилии в заботу о внуках и возможные причины высокой включенности российских прародителей со стороны матери в воспитательный процесс внуков

Помощь бабушек и дедушек в воспитании внуков в Бразилии относительно других стран существенно ниже, и особенно слаба, если домохозяйства разделяет государственная граница. Так дети, рожденные в Бразилии, по данным нашей выборки никогда не проводят каникулы с прародителями по матери, проживающими за рубежом. В результате проведенного анализа нами получены статистически значимые отличия в особенностях проживания и быта бразильской трех-поколенной семьи (рис. 8). Было обнаружено, что в Бразильской выборке практически отсутствует модель семьи, в которой старшее поколение родителей и семью с ребенком разделяют государственные границы. Эти результаты могут свидетельствовать о выраженной специфике женской миграции на большие расстояния в современной Бразилии (см. рис. 8). В то же мы предполагаем ряд альтернативных объяснений к выявленному феномену, в частности, в Бразилии могут отсутствовать возможности для частых контактов с членами семьи, проживающими на большом расстоянии.

A

B

Рисунок 8. Частота контактов внуков и прародителей по материнcкой стороне родства (А) и по отцовской стороне родства (B) в зависимости от дистанции проживания в трех странах, где по оси абсцисс справа налево возрастает близость между домохозяйством, воспитывающем ребенка, и местом жительства бабушки и дедушки.

Figure 8. The frequency of kincare during scholholidays by maternal grandparents (A) and on the paternal grandparents (B), depending on the distance between housholds in the three countries.

Выводы и обсуждение

В представленной работе проведен кросс-культурный анализ родственной помощи старшего поколения, проявляющейся через заботу о внуках, в трех крупных постиндустриальных странах: в России, США и Бразилии. В результате проделанной работы было обнаружено, что дистанция между домохозяйствами двух поколений в исследованных нами странах существенно снижает долю традиционной помощи бабушек и дедушек в воспитании подрастающего поколения. В случае отдельного от старшего поколения, неолокального проживания молодой семьи, прямая помощь бабушки и дедушки в заботе о внуках существенно снижаются как по отцовской, так и по материнской сторонам родства, что проявляется в статистически значимом падении частоты ситуационных контактов (рис.4), связанных с присмотром за детьми на каникулах и во время болезни.

В результате проведенного статистического анализа были обнаружены выраженные различия в частоте родственных контактов в изучаемых культурных контекстах. В связи с чем, далее в работе были проанализированы причины пониженной включенности в заботу о внуках прародителей Бразилии, проживающих на значительном удалении от семьи с ребенком. Характерно, что в полученной нами выборке, не сама помощь от проживающих за рубежом родственников поступает в ограниченном объеме, а отсутствуют зарубежные родственники как таковые. Нами не обнаружено ни одного случая проживания прародителей по материнской стороне родства за пределами государственных границ Бразилии, в то время как в России у каждых 6-ти респондентов из 100 мать имела корни в другом государственном образовании, в США этот процент составляет уже 11,4%. Согласно экспертным оценкам центрального разведывательного управления США сальдо миграции в Бразилии отрицательно и составляет – 0, 13 человек, в США этот показатель разницы между числом лиц, въезжающих в страну и выезжающих из нее в течение года на 1000 человек составил 3,03 человека, в России этот показатель равен 1,7 на 1000 жителей по данным на февраль 2021 года (Электронный источник: www.cia.gov/the-world-factbook/field/net-migration-rate/country-comparison. Дата обращения 20.01.21). Такая специфика трансграничной миграции населения Бразилии, по нашему мнению, может указывать на высокий уровень экзогамии и присутствие транснациональной брачной эмиграции именно среди молодого женского населения. Присутствие выраженных тенденций женской эмиграции предполагает, что, покидая страну для работы или учебы, молодые женщины с большой вероятностью создают семью и домохозяйство за рубежом. В связи с такой выраженной однонаправленной во вне миграцией женщин, наша выборка по объективным причинам не содержит ни одной бразильской семьи, матрилинейная родословная которой берет истоки за рубежом, так как генеральная тенденция обратная: невесты не въезжают в Бразилию, а выезжают из нее. Проведенный нами опрос, исключительно среди бразильского населения внутри самой Бразилии, закономерно не зафиксировал респондентов, чьи матери, выйдя замуж, покинули страну и воспитали детей за ее пределами, так как все они проживают теперь за рубежом, а значит они не попали в нашу выборку.

Транснациональная эмиграция женского населения Бразилии привлекает пристальное внимание современных исследователей миграционных потоков в контексте международной феминизации миграции, прежде всего обусловленной так называемом инфраструктурным «кризисом ухода». Широко обсуждаемый за рубежом кризис обеспечения ухода связан с дефицитом «рук», и социальных мероприятий по уходу за недееспособными членами общества, всей той деятельности, которая раньше всегда ложилась на плечи семьи и женщины, но в настоящее время, в связи с сокращением состава семьи и в силу демографического перехода, постепенно становится частью ответственности государства [26]. Кризис ухода затрагивает наиболее развитые и богатые страны мира [27], что создает предпосылки для миграции женщин в эти страны. В тоже время мигранты активно участвуют и в построении транснациональных образовательных пространств, где особое значение имеет доступность международного образования и социально лифта для женщин [28; 29]. В числе принимающих стран входят европейские страны, и, прежде всего, Германия, активно предоставляющие образовательные возможности для женщин в эмиграции в том числе и переселенцам из стран Латинской Америки и Бразилии.

Таким образом, полученные в проведенном нами исследовании данные могут отражать глубинные процессы феминизации миграции из экономически менее развитых регионов мира в более благополучные с экономической точки зрения страны. Мы признаем, что обнаруженное нами в Бразильской выборке снижение помощи родственников на расстоянии может иметь сложную биосоциальную причинно-следственную основу, включающую широкий круг потенциальных факторов влияния. Для полноценного анализа родственных взаимоотношений теряется проведение масштабных кросс-национальных исследований с анализом транснациональных миграционных потоков, в том числе и их половозрастных характеристик.

Среди значимых причин снижения родственной помощи в Бразилии также можно выделить, во-первых, низкую доступность общественного транспортного сообщения отдаленных территорий в Бразилии, во-вторых, отсутствие финансовых возможностей многих семей регулярно осуществлять такие контакты при наличии значительной дистанции [30]; оба фактора могут влиять на снижение частоты контактов родственников и их отношения. Однако при включении параметра экономического благосостояния для оценки его влияния на прямую заботу прародителей необходимо проявлять осторожность в выводах. По нашем мнению, сравнение совокупного влияния двух факторов в их взаимодействии (и показателей экономического благополучия семьи, воспитывающей ребенка, и расстояния между домохозяйствами) необходимо проводить с прицелом на анализ благосостояния самих бабушек и дедушек, нежели исходить из оценок благосостояния семьи с ребенком. Получаемые параметры уровня семейного достатка семьи с ребенком, род занятий, принадлежность к тому или иному социальному классу будут во многом высоко ассоциированы с наличием самой помощи прародителей. Другими словами, высокая вовлеченность в воспитательный процесс бабушек и дедушек и их частые контакты с внуками и детьми как правило отражается не только в прямой заботе о детях, но и в существенной материальной помощи семье, в так называемых непрямых, экономических формах заботы [25]. В результате неправильный фокус исследования может привести к ложным выводам. Например, логичное на первый взгляд предположение о том, что семья с высоким уровнем достатка располагает большими материальными возможностями для установления подчас дорогостоящего контакта с прародителями, проживающими в значительном удалении, может быть неверным, так как в действительности может наблюдаться обратная причинно-следственная связь – высокий экономический достаток семьи с ребёнком может быть обусловлен в том числе существенной экономической поддержкой прародителей, максимально вовлеченных во всестороннюю помощь молодой семье.

Получаемые в опросах показатели семейного достатка, могут в значительной степени отражать коэффициент Джини и характеризовать степень отклонения линии фактического распределения общего объёма денежных доходов населения в той или иной стране от линии их равномерного распределения внутри нее же. По нашем мнению, абсолютные, а не относительные экономические показатели семейных доходов в едином стоимостном выражении во всех изучаемых нами семьях из разных стран и культур могли бы быть более информативны для исследования вариативности частоты межпоколенных связей в современном мире, так как международное транспортное сообщение в глобальном мире представляют некий унифицированный по стоимости продукт, который, между тем, отражает существенное страновое экономическое неравенство. Такое неравенство определяет расхождения в степени доступности воздушного вида транспорта для граждан той или иной страны в целом, и зачастую абсолютные показатели этого неравенства не связаны с относительным неравенством внутри каждой из стран в отдельности.

Важно отметить, что результаты проведенного исследования убедительно показывают, что в бразильской выборке родственная помощь с атомизацией и индивидуализацией нуклеарной семьи снижается даже в случае проживания семей разных поколений в пределах общего территориального городского поселения. Согласно полученным путем опроса данным, было установлено, что в подавляющем количестве опрошенных респондентов в семьях, ведущих отдельное домохозяйство, бабушки и дедушки оказывали статистически значимо меньше прямой заботы и помощи в сравнении с прародителями из двух других стран. Это обстоятельство указывает на присутствие значительных культурных особенностей организации внутрисемейных отношений в Бразилии.

Мы полагаем, что в будущем наиболее пристального внимания научной общественности также заслуживают процессы урбанизации и их влияние на родственные связи в современной Бразилии. Выраженные миграционные процессы, лавинообразный рост городских агломераций, а также сопутствующая этим явлениям атомизация нуклеарной семьи в условиях мегаполисов Бразилии, потенциально обуславливают переход к формам неродственной помощи, могут обуславливать наблюдаемые нами культурные особенности, проявляющиеся в падении доли участия прародителей в воспитании внуков даже в условиях проживания родственников в пределах одного территориального поселения. Интенсификация миграционных процессов последних десятилетий в Бразилии и рост урбанизации существенно отличают эту страну от двух исследуемых нами культур. К 1940 году число бразильцев, проживающих в месте, отличном от места рождения, составляло 3,5 миллиона (9% населения) [31]. Эта доля неуклонно росла вплоть до 1980 года, когда около 20% населения проживало за пределами своего места рождения. Внутренняя миграция приобретает еще большее ускорение в течение последних двух десятилетий XX-го века, что привело к удвоению доли переселенцев с основным местом жительства за пределами места рождения, доходящей до 40% к 1999 году [33].

На 2020 год более 87% процентов населения Латинской Америки и Карибского бассейна, проживало в городах. Рост городского населения в промышленно развитых центрах США и России в 80–90 гг. XX века не имел такую динамику, какая фиксировалась в Бразилии в этот период [33]. За последние десятилетия Бразилия в процентном соотношении численности городского населения к общему количеству жителей успела обогнать Соединенные Штаты – страну, традиционно входившую в первую пятерку наиболее урбанизированных стран мира. В США же, начиная с 1950-х годов идет процесс умеренной урбанизации [34], который осуществляется преимущественно за счёт формирования широких пригородных зон. И хотя, Соединенные Штаты по данным на 2020 год имели уровень урбанизации 82,1% с годовой скоростью урбанизации 0,95%, наличие обширных свободных земель во многом предопределило ход ряда интереснейших урабанизационных процессов в этой стране. Эксперты выделяют, в первую очередь, субурбанизацию, и сопутствующее ей явление спрола («расползание» городской застройки), а также связанное с этим явлением крайне нерациональное функциональное использование пространства в США. Значительная же доля городов Бразилии, в отличии от США, имеет высокую плотность, выше глобального срединного значения, преимущественно за счет относительно небольшой занимаемой площади городов [33]. В России процент городского населения в прошлом году ставил 74.8%, а скорость урбанизации - 0.18%, что ниже, чем в Бразилии и США (Электронный ресурс. Доступно по ссылке: www.cia.gov/the-world-factbook/field/population/country-comparison. Дата обращения: 15.01.21). Согласно прогнозам центрального разведывательного управления США, рост городского населения в России в ближайшие пару десятилетий приблизится к нулю, что предполагает стагнацию в приросте городского населения на фоне отрицательной динамики роста населения в целом. Эти данные указывают на то, что сценарий изменений демографической структуры Российской Федерации, связанный с урбанизацией и миграцией населения с большой долей вероятности будет существенно отличаться от сценария развернувшейся ускоренной урбанизации Бразилии. При этом, важно отметить, что одной из визитных карточек России является ее развитая система общественного транспорта и, прежде всего, система железнодорожного сообщения на путях дальнего следования населения. России принадлежит третье место по объёму пассажиропотоков после Японии и Индии [35]. Это обстоятельство также может способствовать частым контактам родственников на расстоянии. На фоне вышесказанного, будет уместно подчеркнуть, что продемонстрированное в данном исследовании активное участие бабушек и дедушек при воспитании подрастающего поколения в российской выборке с учетом наличия дистанции между домохозяйствами согласуется и с выводами отечественных специалистов в области семейной психологии и культурной антропологии, многократно подчёркивавших высокий вклад российских прародителей в заботу о внуках [36; 37].

Заключение

В представленной работе проведен сравнительный анализ частоты присутствия родственной ситуативной помощи в трех крупных постиндустриальных странах: в России, США и Бразилии. Проведена оценка родственной помощи бабушек и дудушек в двух различных формах организации хозяйства: неолокальном поселении и совместной форме проживания трех поколений в одном домохозяйстве. В работе также были исследованы культурные отличия в представленности частоты родственной помощи семье с ребенком при наиболее распространённой форм локальности современных семей – при раздельном проживании семейной пары от родителей, но с расположением двух домохозяйств в пределах одного территориального, городского полселения.

В результате проведенного статистического анализа было обнаружено, что в случае отдельного от старшего поколения, неолокального проживания молодой семьи, прямая помощь бабушки и дедушки в заботе о внуках существенно снижаются, что проявляется в статистически значимом падении частоты ситуационных контактов, связанных с присмотром за детьми на каникулах и во время болезни. Эти выводы согласуются с многочисленными данными антропологов, указывавших на увеличение доли прямой заботы бабушек и дедушек о внуках в традиционных и современных обществах при условии незначительного удаления домохозяйств двух поколений или же в случаях совместного проживания членов большой расширенной семьи [14 -16].

Однако согласно данным проведённого нами опроса, такая форма поселения не столь широко представлена в современных реалиях исследуемых культур (совокупно порядка 20 % семей проживали совместно с родителями отца или матери), а наиболее распространённой формой поселений является неолокальная форма поселения семьи с ребенком, но в пределах общей городской территориальной единицы. Это наиболее частая форма поселений для современных семей: порядка 40% ответов респондентов указали, что проживают в одном населенном пункте с родителями матери и чуть менее 45 % респондентов указали, что они проживали неподалеку от родителей отца. Сравнительный анализ частоты родственных контактов в случае такого незначительно дистанцирования поколений показал выраженные культурные отличия в исследуемых странах. В России помощь старших родственников выше, чем в двух других регионах, а в Бразилии, напротив, частота родственных контактов минимальна. В процессе проводимого исследования также было обнаружено тотальное сокращение включенности в заботу о внуках прародителей Бразилии, проживающих на значительном удалении от семьи с ребенком.

В качестве потенциальных причин, обуславливающих зафиксированные нами культурные различия в проявлении родственной помощи в исследуемых культурах, мы выделяем прежде всего особенности протекания процессов урбанизации в исследуемых странах. В Бразилии, начиная со второй половины XX века, наблюдались выраженные миграционные процессы [38] и лавинообразное наращивание темпов урбанизации [32], что могло способствовать резкому увеличению дистанции между домохозяйствами различных поколений, а также индивидуазации семейной жизни в условиях мегаполисов. Снижение родственной помощи в Бразилии, по нашему мнению, может быть также связано как с отсутствием финансовых возможностей многих семей поддерживать регулярные родственные контакты, что согласуется с исследованием других авторов [30], быть следствием неразвитости национальных транспортных сетей [33], так и отражать определенные культурные трансформации семейного уклада и родственной помощи в условиях растущей популяционной плотности бразильских городов (см. например [39]).

Бурная внутренняя миграция и рост географической удаленности между домохозяйствами родственников в Бразилии, по нашему мнению, могли деструктивно влиять на связи поколений, что находит отражение в фиксируемых нами пониженных баллах родственной заботы прародителей. Будущие исследования бразильской семьи, а также особенностей родительства в Латиноамериканских странах могут пролить свет на причины снижения родственной помощи и роли родства в целом в современных семьях.

Присутствующие недостатки работы и будущие исследовательские перспективы

Обнаруженное авторами выраженное снижение частоты родственных контактов бразильцев в случае присутствия значительного расстояния между домохозяйствами может являться следствием отсутствия глобального охвата исследуемого явления в нашем исследовании, что снижает репрезентативность собранных выборок. Без включения в опрос данных из широкого круга стран, оценка трансграничной родственной заботы не будет в полной мере обоснована, так как сбор материала у выросших детей только внутри страны не позволяет оценить частоту и выраженность помощи бабушек и дедушек внукам и детям, уже покинувшим страну. И если, например, в США у каждого 11-го участника опроса прародители по материнской линии проживали за пределами страны, а значит, 11% участников опроса могут дать оценки в отношении такой трансграничной помощи родственников, то в Бразилии динамика миграции отрицательна. В результате, в нашей выборке из Бразилии не присутствует ни одной семьи из более чем 6-ти сотен опрошенных, в которой мать была бы родом из другого государственного образования. Из чего не может напрямую следовать заключение о том, что прародители в Бразилии оказывают мало помощи своим внукам на значительном расстоянии, как можно было бы заключить исходя из анализа линейно ниспадающего тренда влияния дистанции на частоту встреч родственников (рис. 9 и рис. 10).Такая динамика всего лишь отражает глобальную картину движения миграционных потоков и человеческого капитала, где современная бразильская женщина, при переезде на значительное расстояние все чаще покидает страну, а не въезжает в нее.

В работе поднята тема миграции и урбанизации и потенциальное влияние этих факторов на структуру межпоколенных отношений. Отдавая себе отчет, что в рамках одной научной статьи раскрыть в должной мере эту обширную тематику не представляется возможным, в разделе, посвященном обсуждению, авторы все же в дискуссионной форме предприняли попытку оценить влияние на родственную помощь этих ключевых факторов современности. Дальнейшая работа в этом направлении позволит провести более полный и детальный анализ влияния фактора урбанизации на родственные связи, а также спрогнозировать потенциальные пути трансформации родственной помощи в постиндустриальных странах.

Благодарности

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 19-313-90010 (ОВС) и в соответствии с планом научно-исследовательских работ Института этнологии и антропологии РАН (МЛБ).

Авторы благодарят за помощь в организации сбора данных для исследования А. Фигуередо, С. Токумару, К. Салмон, Р. Замбрано, Р. Перейра, Т. Луччи.

Библиография
1.
DaVanzo J. Repeat migration, information costs, and location-specific capital //Population and environment. – 1981. – Т. 4. – №. 1. – С. 45-73.
2.
Joseph A. E., Hallman B. C. Over the hill and far away: distance as a barrier to the provision of assistance to elderly relatives //Social Science & Medicine. – 1998. – Т. 46. – №. 6. – С. 631-639.
3.
Mulder C. H., Malmberg G. Local ties and family migration //Environment and Planning A. – 2014. – Т. 46. – №. 9. – С. 2195-2211.
4.
Mace R. Kinship (Human), Evolutionary and Biosocial Approaches to //The International Encyclopedia of Anthropology. – 2018. – С. 1-7.
5.
Chen F., Short S. E., Entwisle B. The impact of grandparental proximity on maternal childcare in China //Population Research and Policy Review. – 2000. – Т. 19. – №.
6.
– С. 571-590. 6.Hodgson L. G. Adult grandchildren and their grandparents: The enduring bond //The International Journal of Aging and Human Development. – 1992. – Т. 34. – №. 3. – С. 209-225.
7.
Uhlenberg P., Hammill B. G. Frequency of grandparent contact with grandchild sets: Six factors that make a difference //The Gerontologist. – 1998. – Т. 38. – №. 3. – С. 276–285.
8.
Cherlin A., Furstenberg F. F. Grandparents & family crisis //Generations: Journal of the American Society on Aging. – 1986. – Т. 10. – №. 4. – С. 26–28.
9.
Taylor A. C., Robila M., Lee H. S. Distance, contact, and intergenerational relationships: Grandparents and adult grandchildren from an international perspective //Journal of Adult Development. – 2005. – Т. 12. – №. 1. – С. 33–41.
10.
Brussoni M. J., Boon S. D. Grandparental impact in young adults' relationships with their closest grandparents: The role of relationship strength and emotional closeness //The International Journal of Aging and Human Development. – 1998. – Т. 46. – №. 4. – С. 267–286.
11.
Hawkes K., Blurton Jones N. G. Human age structures, paleodemography, and the grandmother hypothesis //Grandmotherhood: the evolutionary significance of the second half of female life. – 2005. – Т. 118. – С. 117-140.
12.
Fox M. et al. Grandma plays favourites: X-chromosome relatedness and sex-specific childhood mortality //Proceedings of the Royal Society B: Biological Sciences. – 2010. – Т. 277. – №. 1681. – С. 567–573.
13.
Leonetti D. L. et al. Kinship organization and the impact of grandmothers on reproductive success among the matrilineal Khasi and patrilineal Bengali of Northeast India //Grandmotherhood: The evolutionary significance of the second half of female life. – 2005. – С. 194-214.
14.
Voland E., Beise J. Schwiegermütter und Totgeburten //Zeitschrift für Sozialpsychologie. – 2004. – Т. 35. – №. 3. – С. 171–184.
15.
Voland E., Beise J. Opposite effects of maternal and paternal grandmothers on infant survival in historical Krummhörn //Behavioral Ecology and Sociobiology. – 2002. – Т. 52. – №. 6. – С. 435–443.
16.
Sear R. et al. The effects of kin on child mortality in rural Gambia //Demography. – 2002. – Т. 39. – №. 1. – С. 43–63.
17.
Shenk M. K. et al. Social support, nutrition and health among women in rural Bangladesh: complex tradeoffs in allocare, kin proximity and support network size //Philosophical Transactions of the Royal Society B. – 2021. – Т. 376. – №. 1827. – С. 20200027.
18.
Hank K., Buber I. Grandparents caring for their grandchildren: Findings from the 2004 Survey of Health, Ageing, and Retirement in Europe //Journal of family Issues. – 2009. – Т. 30. – №. 1. – С. 53–73.
19.
Danielsbacka M., Tanskanen A. O., Rotkirch A. Impact of genetic relatedness and emotional closeness on intergenerational relations //Journal of Marriage and Family. – 2015. – Т. 77. – №. 4. – С. 889–907.
20.
Sear R., Coall D. How much does family matter? Cooperative breeding and the demographic transition //Population and development review. – 2011. – Т. 37. – С. 81-112.
21.
Barnett M. A. et al. Intergenerational relationship quality, gender, and grandparent involvement //Family relations. – 2010. – Т. 59. – №. 1. – С. 28–44.
22.
Pollet T. V., Nettle D., Nelissen M. Maternal grandmothers do go the extra mile: Factoring distance and lineage into differential contact with grandchildren //Evolutionary Psychology. – 2007. – Т. 5. – №. 4. – С. 147470490700500412.
23.
Chen F., Short S. E., Entwisle B. The impact of grandparental proximity on maternal childcare in China //Population Research and Policy Review. – 2000. – Т. 19. – №. 6. – С. 571-590.
24.
Швецов А. Н. Поляризация урбанистического пространства: особенности российского процесса в контексте мировых тенденций //Регионалистика. – 2017. – Т. 4. – №. 5. С. 21-33.
25.
Marlowe F. The patriarch hypothesis //Human Nature. – 2000. – Т. 11. – №. 1. – С. 27-42
26.
Fraser N. Capitalism's crisis of care //Dissent. – 2016. – Т. 63. – №. 4. – С. 30-37
27.
Fürstenau S., Niedrig H. Unterricht mit neu zugewanderten Schülerinnen und Schülern. Wie Praktiken der Mehrsprachigkeit für das Lernen genutzt werden können //Neuzuwanderung und Bildung. Eine interdisziplinäre Perspektive auf Übergänge in das deutsche Bildungssystem. Weinheim, Basel: Beltz Juventa. – 2018. – С. 214-230.
28.
Fürstenau S. Educational aspirations of underprivileged female migrants. An ethnographic case study of a transnational network of care workers between Brazil and Germany //Zeitschrift für Erziehungswissenschaft. – 2019. – Т. 22. – №. 1. – С. 185-202.
29.
Carnicer J. A. Transnational Migration and Educational Opportunities: A Case Study of Migration from Brazil to Germany //London Review of Education. – 2019. – Т. 17. – №. 1. – С. 14-25.
30.
Wilkening E. A., Pinto J. B., Pastore J. The role of the extended family in migration and adaptation in Brazil //Rural Sociological Society. Meeting (1967: San Francisco, Calif.). – Land Tenure Center, University of Wisconsin-Madison, 1967. – С. 6.
31.
Merrick T. W. A População Brasileira a partir de 1945 //A Transição incompleta: Brasil desde. – 1945. – С. 31-72.
32.
Aguayo-Tellez E., Muendler M. A., Poole J. P. Globalization and formal sector migration in Brazil //World development. – 2010. – Т. 38. – №. 6. – С. 840-856.
33.
Ferreyra M. M., Roberts M. (ed.). Raising the bar for productive cities in Latin America and the Caribbean. – World Bank Publications. – 2018. – С. 200.
34.
Высоких А. П., Смолина О. О. Урбанизация США и КИТАЯ: тенденции и перспективы//Технологии и оборудование садово-паркового и ландшафтного строительства. – 2020. – С. 102–105.
35.
Троицкая Н. А., Чубуков А. Б. Единая транспортная система //М.: Издательский центр «Академия. – 2003. – С. 282.
36.
Sorokin G. G. et al. Бабушки современной России //Женщина в российском обществе. – 2014. – №. 1. – С. 78-80.
37.
Ростовская Т. К., Егорычев А. М., Гуляев С. Б. Русская семья как основной социальный институт, выступающий хранителем, носителем и выразителем образцов отечественной культуры //Вопросы управления. – 2019. – №. 3 (39). – С. 215-225.
38.
Graham D. H. Divergent and convergent regional economic growth and internal migration in Brazil: 1940-1960 //Economic Development and Cultural Change. – 1970. – Т. 18. – №. 3. – С. 362-382.
39.
Montrone A. V. G. et al. Percepções e práticas de cuidadoras comunitárias no cuidado de crianças menores de três anos //Trabalho, Educação e Saúde. – 2013. – Т. 11. – С. 659-678.
References (transliterated)
1.
DaVanzo J. Repeat migration, information costs, and location-specific capital //Population and environment. – 1981. – T. 4. – №. 1. – S. 45-73.
2.
Joseph A. E., Hallman B. C. Over the hill and far away: distance as a barrier to the provision of assistance to elderly relatives //Social Science & Medicine. – 1998. – T. 46. – №. 6. – S. 631-639.
3.
Mulder C. H., Malmberg G. Local ties and family migration //Environment and Planning A. – 2014. – T. 46. – №. 9. – S. 2195-2211.
4.
Mace R. Kinship (Human), Evolutionary and Biosocial Approaches to //The International Encyclopedia of Anthropology. – 2018. – S. 1-7.
5.
Chen F., Short S. E., Entwisle B. The impact of grandparental proximity on maternal childcare in China //Population Research and Policy Review. – 2000. – T. 19. – №.
6.
– S. 571-590. 6.Hodgson L. G. Adult grandchildren and their grandparents: The enduring bond //The International Journal of Aging and Human Development. – 1992. – T. 34. – №. 3. – S. 209-225.
7.
Uhlenberg P., Hammill B. G. Frequency of grandparent contact with grandchild sets: Six factors that make a difference //The Gerontologist. – 1998. – T. 38. – №. 3. – S. 276–285.
8.
Cherlin A., Furstenberg F. F. Grandparents & family crisis //Generations: Journal of the American Society on Aging. – 1986. – T. 10. – №. 4. – S. 26–28.
9.
Taylor A. C., Robila M., Lee H. S. Distance, contact, and intergenerational relationships: Grandparents and adult grandchildren from an international perspective //Journal of Adult Development. – 2005. – T. 12. – №. 1. – S. 33–41.
10.
Brussoni M. J., Boon S. D. Grandparental impact in young adults' relationships with their closest grandparents: The role of relationship strength and emotional closeness //The International Journal of Aging and Human Development. – 1998. – T. 46. – №. 4. – S. 267–286.
11.
Hawkes K., Blurton Jones N. G. Human age structures, paleodemography, and the grandmother hypothesis //Grandmotherhood: the evolutionary significance of the second half of female life. – 2005. – T. 118. – S. 117-140.
12.
Fox M. et al. Grandma plays favourites: X-chromosome relatedness and sex-specific childhood mortality //Proceedings of the Royal Society B: Biological Sciences. – 2010. – T. 277. – №. 1681. – S. 567–573.
13.
Leonetti D. L. et al. Kinship organization and the impact of grandmothers on reproductive success among the matrilineal Khasi and patrilineal Bengali of Northeast India //Grandmotherhood: The evolutionary significance of the second half of female life. – 2005. – S. 194-214.
14.
Voland E., Beise J. Schwiegermütter und Totgeburten //Zeitschrift für Sozialpsychologie. – 2004. – T. 35. – №. 3. – S. 171–184.
15.
Voland E., Beise J. Opposite effects of maternal and paternal grandmothers on infant survival in historical Krummhörn //Behavioral Ecology and Sociobiology. – 2002. – T. 52. – №. 6. – S. 435–443.
16.
Sear R. et al. The effects of kin on child mortality in rural Gambia //Demography. – 2002. – T. 39. – №. 1. – S. 43–63.
17.
Shenk M. K. et al. Social support, nutrition and health among women in rural Bangladesh: complex tradeoffs in allocare, kin proximity and support network size //Philosophical Transactions of the Royal Society B. – 2021. – T. 376. – №. 1827. – S. 20200027.
18.
Hank K., Buber I. Grandparents caring for their grandchildren: Findings from the 2004 Survey of Health, Ageing, and Retirement in Europe //Journal of family Issues. – 2009. – T. 30. – №. 1. – S. 53–73.
19.
Danielsbacka M., Tanskanen A. O., Rotkirch A. Impact of genetic relatedness and emotional closeness on intergenerational relations //Journal of Marriage and Family. – 2015. – T. 77. – №. 4. – S. 889–907.
20.
Sear R., Coall D. How much does family matter? Cooperative breeding and the demographic transition //Population and development review. – 2011. – T. 37. – S. 81-112.
21.
Barnett M. A. et al. Intergenerational relationship quality, gender, and grandparent involvement //Family relations. – 2010. – T. 59. – №. 1. – S. 28–44.
22.
Pollet T. V., Nettle D., Nelissen M. Maternal grandmothers do go the extra mile: Factoring distance and lineage into differential contact with grandchildren //Evolutionary Psychology. – 2007. – T. 5. – №. 4. – S. 147470490700500412.
23.
Chen F., Short S. E., Entwisle B. The impact of grandparental proximity on maternal childcare in China //Population Research and Policy Review. – 2000. – T. 19. – №. 6. – S. 571-590.
24.
Shvetsov A. N. Polyarizatsiya urbanisticheskogo prostranstva: osobennosti rossiiskogo protsessa v kontekste mirovykh tendentsii //Regionalistika. – 2017. – T. 4. – №. 5. S. 21-33.
25.
Marlowe F. The patriarch hypothesis //Human Nature. – 2000. – T. 11. – №. 1. – S. 27-42
26.
Fraser N. Capitalism's crisis of care //Dissent. – 2016. – T. 63. – №. 4. – S. 30-37
27.
Fürstenau S., Niedrig H. Unterricht mit neu zugewanderten Schülerinnen und Schülern. Wie Praktiken der Mehrsprachigkeit für das Lernen genutzt werden können //Neuzuwanderung und Bildung. Eine interdisziplinäre Perspektive auf Übergänge in das deutsche Bildungssystem. Weinheim, Basel: Beltz Juventa. – 2018. – S. 214-230.
28.
Fürstenau S. Educational aspirations of underprivileged female migrants. An ethnographic case study of a transnational network of care workers between Brazil and Germany //Zeitschrift für Erziehungswissenschaft. – 2019. – T. 22. – №. 1. – S. 185-202.
29.
Carnicer J. A. Transnational Migration and Educational Opportunities: A Case Study of Migration from Brazil to Germany //London Review of Education. – 2019. – T. 17. – №. 1. – S. 14-25.
30.
Wilkening E. A., Pinto J. B., Pastore J. The role of the extended family in migration and adaptation in Brazil //Rural Sociological Society. Meeting (1967: San Francisco, Calif.). – Land Tenure Center, University of Wisconsin-Madison, 1967. – S. 6.
31.
Merrick T. W. A População Brasileira a partir de 1945 //A Transição incompleta: Brasil desde. – 1945. – S. 31-72.
32.
Aguayo-Tellez E., Muendler M. A., Poole J. P. Globalization and formal sector migration in Brazil //World development. – 2010. – T. 38. – №. 6. – S. 840-856.
33.
Ferreyra M. M., Roberts M. (ed.). Raising the bar for productive cities in Latin America and the Caribbean. – World Bank Publications. – 2018. – S. 200.
34.
Vysokikh A. P., Smolina O. O. Urbanizatsiya SShA i KITAYa: tendentsii i perspektivy//Tekhnologii i oborudovanie sadovo-parkovogo i landshaftnogo stroitel'stva. – 2020. – S. 102–105.
35.
Troitskaya N. A., Chubukov A. B. Edinaya transportnaya sistema //M.: Izdatel'skii tsentr «Akademiya. – 2003. – S. 282.
36.
Sorokin G. G. et al. Babushki sovremennoi Rossii //Zhenshchina v rossiiskom obshchestve. – 2014. – №. 1. – S. 78-80.
37.
Rostovskaya T. K., Egorychev A. M., Gulyaev S. B. Russkaya sem'ya kak osnovnoi sotsial'nyi institut, vystupayushchii khranitelem, nositelem i vyrazitelem obraztsov otechestvennoi kul'tury //Voprosy upravleniya. – 2019. – №. 3 (39). – S. 215-225.
38.
Graham D. H. Divergent and convergent regional economic growth and internal migration in Brazil: 1940-1960 //Economic Development and Cultural Change. – 1970. – T. 18. – №. 3. – S. 362-382.
39.
Montrone A. V. G. et al. Percepções e práticas de cuidadoras comunitárias no cuidado de crianças menores de três anos //Trabalho, Educação e Saúde. – 2013. – T. 11. – S. 659-678.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Судя по названию статьи, автор в рамках одного материала намеревался раскрыть сразу несколько предметов исследования, каждый из которых может претендовать на самостоятельность в научном ракурсе; речь идет об урбанизации, о семье, о родственной помощи, о ее путях трансформации. Громоздкое название, масштабная тема – вряд ли это подходящий случай для научной статьи, скорее повод для написания, например, монографии. Есть подозрение, что автор вряд ли в рамках такой темы осуществит адекватный выбор методологии, а значит, и рассчитывать на эвристически ценные результаты вряд ли приходится. Но такое предположение, подчеркну, можно сделать сразу при прочтении названия материала, однако в содержании все может быть иначе, и у автора может хватить исследовательских ресурсов для полноценного раскрытия обозначенной проблемы. Итак, автору предстоит уточнить название – это нужно сделать непременно, а теперь обратимся собственно к содержанию материала.
В нем сразу же обращает на себя внимание попытка довольно хаотического анализа различных особенностей урбанизации, сначала речь идет о глобализации и урбанизации, затем автор вдруг упоминает о географии семейной пары (что это за география?), далее буквально одним предложением – о миграционных процессах и благосостоянии домохозяйств и т.д. Эти рассуждения не имеют ничего общего с темой статьи, скорее их следует рассматривать как некую преамбулу к описанию результатов исследования, причем эта преамбула состоит из субъективных авторских суждений, никак не подкрепленных данными соответствующих авторитетных эмпирических или же теоретических исследований. Одним словом вместо того, чтобы четко сформулировать цель, задачи, проблему исследования, а также определить методологические ресурсы, автор неоправданно «пускается» в досужие рассуждения, которые не имеют никакой научной ценности.
Между тем автор далее отдельно посвящает части работы трем конкретным государствам, начинает с США. Этой стране отведено буквально 2 абзаца текста, в которых речь ведется о «глубоких корнях урбанизации». Далее даются характеристики урбанизационных процессов в Бразилии, России. Почему автор выбрал именно эти страны – остается загадкой. В самом начале статьи следовало бы локус исследования обосновать и каким-то образом связать его с темой работы, хотя еще раз подчеркну, что это сделать по определению довольно сложно или даже невозможно, поскольку автор должен сосредоточить внимание сразу на нескольких объектах исследования и постоянно держать их в поле своего зрения. А это, что очевидно, сделать автору не удалось.
После более акцентированного внимания к трем упомянутым странам автор довольно бегло (тоже в хаотическом порядке) предпринимает усилие по выявлению особенностей урбанизации в других странах, например, в странах Восточной Европы и Центральной Азии. Для чего это сделано – также трудно объяснимо, поскольку в названии работы локус исследования определен вполне конкретно – на примере трех стран. Это говорит о том, что автор не продумал методологию исследования и не желает придерживаться логики научного поиска, перескакивая с одно на другое, с одного предмета исследования на другой, но в этом автору не удается представить свою авторскую оригинальную концепцию, поэтому материал серьезно страдает от отсутствия таковой. Далее следует раздел статьи – «Методы». И вот тут вопросов – хоть отбавляй. Автор, к примеру, пишет: «Данные из Бразилии и Соединенных Штатов Америки были собраны через онлайн формы, преимущественно у студентов. Участники опроса в России были приглашены с помощью серии рекламных объявлений в российском сегменте сети Интернет, преимущественно через социальные сети. Все участники исследования получили уникальные идентификаторы субъектов, для обеспечения их полной анонимности». Сразу возникает ключевой вопрос – почему участниками исследования являются студенты? Сколько их было, какова выборка отдельно по каждой из трех стран, например, по США. Полагаю, что вряд ли автор располагал соответствующими ресурсами, чтобы провести исследование в группах студентов США по репрезентативной выборке и представить реальные верифицируемые результаты. По крайней мере, автор не дает исчерпывающей информации по формальным и неформальным моментам эмпирического исследования.
Статья пока явно не готова к публикации, замечания перевешивают достоинства работы, которых на самом деле очень мало. Автору необходимо представить совершенно другую работу, вернее, в другом ключе, чтобы она смогла претендовать на опубликование.


Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная к публикации статья «Связь родственной помощи бабушек и дедушек с удаленностью домохозяйств на примере на примере России, США и Бразилии» посвящена чрезвычайно актуальным теме в современном мире – теме межпоколенческих связей в условиях активизации брачной миграции, перемещения молодого поколения в экономически более развитые регионы, в ближнее или дальнее зарубежье, что ведет к созданию значимых барьеров для поддержания связи между членами трех-поколенной семьи.
Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 19-313-90010 (ОВС) и в соответствии с планом научно-исследовательских работ Института этнологии и антропологии РАН (МЛБ).
Авторы рассматривают дистанцию как на наиболее весомый фактор, снижающий частоту контактов между родственниками, как негативный психологический аспект, связанный со снижением частоты контактов со старшим поколением как наименее мобильным.
Растущее дистанцирование молодой семьи и индивидуализация семейной пары в городском социуме предопределяют выраженное снижение присутствия традиционной родственной помощи бабушек и дедушек.
Научная новизна исследования заключается в сравнительном анализе присутствия прямой родственной помощи в крупных постиндустриальных обществах при контроле влияния фактора дистанции между домохозяйствами двух поколений.
Методология исследования: кросс-культурное сравнительное исследование частоты родственных контактов в трех крупных национальных субъектах современной глобальной экономики - России, США и Бразилии.
В представленной работе проведен сравнительный анализ частоты присутствия родственной ситуативной помощи в трех крупных постиндустриальных странах: в России, США и Бразилии. Проведена оценка родственной помощи бабушек и дудушек в двух различных формах организации хозяйства: неолокальном поселении и совместной форме проживания трех поколений в одном домохозяйстве. В работе также были исследованы культурные отличия в представленности частоты родственной помощи семье с ребенком при наиболее распространённой форм локальности современных семей – при раздельном проживании семейной пары от родителей, но с расположением двух домохозяйств в пределах одного территориального, городского полселения.
В результате проведенного статистического анализа было обнаружено, что в случае отдельного от старшего поколения, неолокального проживания молодой семьи, прямая помощь бабушки и дедушки в заботе о внуках существенно снижаются, что проявляется в статистически значимом падении частоты ситуационных контактов, связанных с присмотром за детьми на каникулах и во время болезни. Эти выводы согласуются с многочисленными данными антропологов, указывавших на увеличение доли прямой заботы бабушек и дедушек о внуках в традиционных и современных обществах при условии незначительного удаления домохозяйств двух поколений или же в случаях совместного проживания членов большой расширенной семьи
Статья изложена блестящим научным языком.
Материал хорошо структурирован, представлен, в том числе, в графическом изображении, что существенно упрощает восприятие большого массива информации.
Библиографический список содержит 39 источников на иностранных языках.
В заключении представлены основные выводы и перспективы исследований. Авторы предполагают, что дальнейшая работа в этом направлении позволит провести более полный и детальный анализ влияния фактора урбанизации на родственные связи, а также спрогнозировать потенциальные пути трансформации родственной помощи в постиндустриальных странах.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"