Статья 'Проблема коллективизации в Правобережной Молдавии в советской историографии ' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Проблема коллективизации в Правобережной Молдавии в советской историографии

Кананерова Елена Николаевна

ORCID: 0000-0002-6218-2618

кандидат исторических наук

доцент, кафедры исторических наук и архивоведения Московского государственного лингвистического университета

119034, Россия, г. Москва, ул. Остоженка, 38, оф. стр.1

Kananerova Elena Nikolaevna

PhD in History

Associate Professor, Department of Historical Sciences and Archival Studies, Moscow State Linguistic University

119034, Russia, g. Moscow, ul. Ostozhenka, 38, of. str.1

ekananerova@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8744.2021.3.35816

Дата направления статьи в редакцию:

21-05-2021


Дата публикации:

28-05-2021


Аннотация: Объект исследования, результаты которого представлены в данной статье, – это советская историческая парадигма в ее развитии. Предмет в свою очередь определяется как достижения советских историков в изучении послевоенной коллективизации в Правобережной Молдавии. Автор подробно останавливается на том, как объективные и субъективные факторы влияли на развитие исторической науки в советское время.В статье детально изучена эволюция тем и оценок в статьях, монографиях и коллективных обобщающих трудах, посвященных истории республики в целом. При работе над статьей применялись как общенаучные методы (анализ, синтез, индукция, типологизации и идеализации), так и специальные историографические (метод периодизации, историко-генетический, историко-системный, сравнительно-исторический)        Новизна исследования определяется тем, что автор анализирует труды советских историков с позиций современной исторической парадигмы, основы которой были заложены научной школой В. П. Данилова. По итогам изучения советской историографии коллективизации в Правобережной Молдавии можно сделать следующие выводы. Во-первых, основной проблемой советских историков был ограниченный доступ к архивным документам. Во-вторых, аграрная историография данной проблематики зачастую субъективна и интерпретирует сведения доступных архивных документов и разнообразные статистические сведения в русле общепринятых советских идеологических установок. В третьих, как и в случае с изучением коллективизации 1920-1930 гг., темы, связанные с нарушениями при коллективизации, «раскулачиванием» оставались под идеологическим запретом. В-пятых спецификой историографии коллективизации в Правобережной Молдавии стало значительное внимание историков к этой проблеме во второй половине 1960-1970 годов, что связано, по нашему предположению, с правлением Л.И.Брежнева, который в 1951-1952 годах был первым секретарём ЦК КП(б) МССР и руководил укрупнением колхозов в республике.


Ключевые слова: парадигма, научная школа, Правобережная Молдавия, аграрная реформа, машинно-конно прокатные пункты, кооперация, коллективизация, историография, укрупнение колхозов, политотделы МТС

Abstract: The object of this research is the Soviet historical paradigm in its development. The subject is the achievements of Soviet historians in studying postwar collectivization in Right-bank Moldova. The author dwells on the impact of objective and subjective factors upon the course of historical science during the Soviet period. The article traces the evolution of topics and assessments given in the articles, monographs and collective summary works dedicated to the history of the republic. The novelty of this study is consists in the analysis of the works of Soviet historians from the perspective of modern historical paradigm, which was founded by the scientific school of V. P. Danilov. Examination of the Soviet historiography of collectivization in Right-Bank Moldova allows making the following conclusions: 1) the key problem of Soviet historians consisted in the limited access to archival documents; 2) the agrarian historiography of the problem is often subjective and interprets the information from available archival documents and various statistical records through the prism of generally accepted Soviet ideological attitudes; 3) same as in studying collectivization of the 1920s – 1930s, the topics associated with the violations during collectivization and “dekulakization” remained under the ideological ban; 4) the specificity of historiography of collectivization in Right-Bank Moldova was the significant attention of historians to this problem in the late 1960s – 1970s, which the author believes is associated with L. I. Brezhnev, who was the First Secretary of the Central Committee of the Communist Party of the Soviet Union in the 1951 –1952 and the conventional methods for organizing the collective farms in the republic.



Keywords:

collectivization, cooperation, machine and horse rental points, agrarian reform, Right-bank Moldova, scientific school, paradigm, historiography, consolidation of collective farms, political departments of MTS

Введение

Проблема коллективизации 1920-1930 годов как составной части советской модернизации является одной из хорошо изученных тем в современной исторической науке. Однако ее финальную послевоенную часть во вновь присоединенных республиках и областях только предстоит изучить современным исследователям. Именно поэтому исследование достижений советской исторической науки необходимо как подготовительный этап изучения проблемы послевоенной коллективизации с современных научных позиций.

Таким образом, актуальность изучения советской историографии коллективизации в Правобережной Молдавии в первую очередь обусловлена возможностью проследить закономерности развития исторической парадигмы, определить малоизученные аспекты проблемы. Еще один аспект актуальности темы связан с новым актом Холодной войны, который порождает политические спекуляции на почве некоторых аспектов истории нашей страны. В частности, проблема присоединения к СССР накануне Второй мировой войны Правобережной Молдавии и других регионов и последующая политика в присоединенных регионах интерпретируется тенденциозно с целью «разжигания конфликтов на постсоветском пространстве» [1, 2021, С.2].

Хронологические рамки представленного исследования, как и развитие советской исторической парадигмы в целом, определяются политическими процессами. «Советская историческая парадигма связана с господством марксистско-ленинских концепций и методологии, в соответствии с которыми осуществлялось любое историческое исследование. Окончательное отмирание разнообразных научных школ в советской исторической науке связано с выходом в 1938 году сталинского Краткого курса истории ВКП(б), определившего развитие исторической науки в 1940—1950 годах и не допускавшего никаких отступлений» [2, 2019, 2019, С.138].

Однако в случае с изучением коллективизации в Правобережных районах Молдавии нижняя граница определена 1950 годами. Основной же массив работ приходится на вторую половину 1960-1970 годов.

Автор предполагает, что это может быть связано с субъективным фактором – нахождением у власти в этот период Л.И.Брежнева, который в 1951-1952 годах был первым секретарем ЦК КП(б) МССР и руководил укрупнением колхозов в республике. Новый культ личности советского лидера, вероятно, дал импульс к изучению коллективизации в Правобережной Молдавии, а после смерти Л.И. Брежнева в 1982 г. с приходом к власти Ю.В. Андропова все, что было связано с именем Л.И. Брежнева стало подвергаться критике, и стало символом «застоя». Вероятно этим объясняется и снижение интереса к теме коллективизации в Правобережной Молдавии в советской исторической науке в 1980 годы.

Еще одним фактором незначительного числа публикаций в 1980 годы можно считать и то, что в Правобережной Молдавии национальный вопрос не стоял так остро как в Прибалтийских республиках или на Западной Украине. Тема коллективизации, которая становилась в этих регионах авангардной, здесь не имела функции идеологического тарана.

Целью исследования является определение основных тем и оценок, советской исторической науки, в контексте изучения коллективизации Правобережной Молдавии; определение специфических черт в изучении указанной темы в связи с политическими факторами.

Исследование проводилось с применением как общенаучных методов (анализа, синтеза, индукции, типологизации и идеализации), так и специфических исторических методов (сравнительно-исторического, историко-генетического, историко-системного), а также метода периодизации, используемого в историографических исследованиях. При систематизации материала автор руководствовался принципом историзма и проблемно-хронологическим методом изложения.

Новизна исследования заключается в том, что автор предпринимает попытку анализировать советскую историографию с позиции современной исторической науки, опираясь на труды научной школы В.П. Данилова. Профессор В.П. Данилов, его коллеги и ученики работая над проблемой коллективизации 1930–х годов [3, 1999, С. 11-14;], способствовали публикации прежде засекреченных документов, что позволило объективно и всесторонне изучить проблему коллективизации и «раскулачивания».

Такой подход позволяет не только выделить этапы развития советской историографии коллективизации в Правобережной Молдавии, но и определить особенности изучения данной проблемы советскими историками. Данная статья является завершающей в серии статей автора, посвященных историографии финального этапа коллективизации, проходившего в республиках Прибалтики, в западных областях Украины и Белоруссии после Великой Отечественной войны.

В результате исследования автор приходит к выводу о том, что в целом закономерности развития советской историографии коллективизации в Правобережной Молдавии схожи с закономерностями изучения коллективизации в республиках Прибалтики, в западных областях Украины и Белоруссии после Великой Отечественной войны.

На этом примере мы также можем проследить противоречие статистических данных в официально опубликованных документах и оценок, определяемых официальными политическими установками. В отличие от трудов по коллективизации других вновь присоединенных областей и республик, здесь впервые обнаруживаются критические замечания в отношении необоснованного переноса оценок коллективизации 1930-х годов на процессы в Правобережной Молдавии и «раскулачивания» как закономерного решения проблемы усиления классовой борьбы в ходе коллективизации [4, 1965, С.32].

Этапы развития историографии коллективизации Правобережной Молдавии имеют некоторые особенности в отличие от изучения коллективизации в республиках Прибалтики, в западных областях Украины и Белоруссии: 1 этап 1940-1950 годы; 2 этап 1960-1970 годы, 3 этап 1980 годы. Однако необходимо отметить, что в изучении коллективизации в Правобережной Молдавии наиболее продуктивным является период второй половины 1960-1970 годов, что по предположению автора связано с временем нахождения у власти Л.И.Брежнева.

В 1940 годы не публиковались работы, специально посвященные коллективизации. В 1950 годы появляются первые работы, посвященные отдельным аспектам коллективизации в Правобережной Молдавии. В 1960-1970 годы публикуются статистические сборники и сборники документы. Вместе с тем начинается теоретическое осмысление проблемы. Уже в конце 1970 годов появляются критические замечания в отношении изучения отдельных аспектов коллективизации, впервые авторы касаются темы «раскулачивания», называя методы и точные цифры подвергшихся политике «ликвидации кулачества». Они не получат своего развития в 1980 годы в отличие от изучения коллективизации в других западных областях и республиках. Причиной тому, по-мнению автора, являются два обстоятельства политического характера. С одной стороны, уход из жизни Л.И. Брежнева, завершая эпоху нового «культа личности», сделал изучение всего, что было связано с его именем не актуальным. С другой стороны, в отличие от других западных республик в МССР не было мощного национального подъема, приводившего к переосмыслению событий советской истории в духе национального освобождения. Таким образом, основное внимание в статье будет сосредоточено на анализе историографии 1960-1970 годов.

Советские исследования основаны на материалах центральных (Центрального государственного архива Октябрьской революции, Центрального государственного архива народного хозяйства СССР,) и местных архивов (Центрального государственного архива МССР, Министерство сельского хозяйства МССР, Партийный архив при ЦК КПМ).

Историография коллективизации Правобережной Молдавии конца 1940-1950-х годов

Правобережная Молдавия (Бессарабия и Северная Буковина) была присоединена к СССР в 1940 году, в результате военного ультиматума, предъявленного советским руководством властям Румынии, оккупировавшей эти территории в 1918 году, и шестидневной военной операции в июле 1940 года. В результате 2 августа 1940 года была создана Молдавская советская социалистическая республика. На вновь присоединенных территориях площадью 50762 км², проживало чуть более 3,7 миллионов человек.

В результате Великой Отечественной войны экономика Правобережной Молдавии пострадала значительно, как и в других оккупированных республиках и областях СССР. Об этом свидетельствуют опубликованные сборники документов о преступлениях нацистов [5, 1958, С. 320] и обобщающие работы, посвященные как развитию экономики СССР в годы Великой Отечественной войны [6, 1947, С. 159], так и первым восстановительным мероприятиям в сельском хозяйстве после Великой Отечественной войны [7, 1952, С. 160; 8, 1951,С. 202; 9, 1950, С. 60]. В обобщающих трудах 1950-х годов информация о коллективизации в Правобережных районах встречается фрагментарно и носит скорее иллюстративный характер. Основное внимание здесь сосредоточено на тяжелых экономических последствиях Великой Отечественной войны как предпосылки послевоенного этапа коллективизации.

В 1950 годы издается двухтомная «История Молдавской СССР» под ред. С.П. Трапезникова. Во втором томе, посвященном советской истории республики, рассматриваются и вопросы, связанные с коллективизацией [10, 1955, С. 319]. Авторы отмечают добровольность послевоенной коллективизации в Правобережной Молдавии при высокой активности крестьян. Коллективизация сельского хозяйства рассматривается как абсолютно закономерный этап развития социалистической экономики. Коллектив авторов обращает внимание на успехи в восстановлении и совершенствовании сельского хозяйства.

Таким образом, в 1940-1950-х годах историческая наука развивалась в рамках официальной идеологии, обозначенной в сталинском «Кратком курсе». Историки в своей работе опирались на круг достоверных, но крайне ограниченных источников, исходящих от официальных органов власти и партийного руководства.

Таким образом, советская историографияколлективизации в Правобережной Молдавии 1940-1950 годов затрагивает лишь ее отдельные аспекты в контексте послевоенного восстановления Правобережной Молдавии.

Развитие советских исследований 1940-1950 годов происходит в русле официальной идеологии, в связи с чем авторы утверждают добровольный характер коллективизации в Правобережной Молдавии как закономерного этапа развития социалистического сельского хозяйства, основанную на активности масс.

Историография коллективизации Правобережной Молдавии конца 1960-1970-х годов

Именно этот период является максимально продуктивным в изучении коллективизации в Правобережной Молдавии.

В 1960 годы под воздействием «оттепели» начинается расширение тематики в изучении проблемы коллективизации в Правобережных районах Молдавии. Данный политический фактор характерен для всей постсоветской историографии коллективизации. Однако повышение интереса к изучению коллективизации в Правобережной Молдавии в 1970 было простимулировано, по нашему предположению, нахождением у власти Л.И. Брежнева. Новый культ личности советского лидера, вероятно, дал мощный импульс к изучению коллективизации в Правобережной Молдавии.

Впервые советские исследователи анализируют развитие сельского хозяйства Правобережной Молдавии до вступления в состав СССР. И.Г. Будак отмечает, что Бессарабия, находясь в составе Российской империи, не была ее колонией. Напротив капитализм здесь был более развит, основная масса продуктов сельского хозяйства перерабатывалась на месте (развита пищевая промышленность) и вывозилась в Россию на выгодных условиях. Хотя при этом национальная политика в отношении Молдавии была не справедливой [14, 1965, С. 4].

М.К. Сытник выделяет этапы восстановления колхозного строя после Великой Отечественной войны. Первый этап (весна 1944 – январь 1945 гг.) – время учета всех земель помещиков, церквей, и бросово-кулацких, а также всех наличных крестьянских хозяйств, их землеобеспеченности и наделения нуждающихся землей. Были восстановлены земли МТС, совхозов и опытных станций. Данный период проходил «в трудных прифронтовых условиях и одновременно с восстановлением советских органов на местах» [11, 1965, С. 62].

Второй этап (январь - май 1945 гг) – экспроприация многоземельных кулацких хозяйств, наделение землей малоземельных и безземельных хозяйств (более 113 тыс. хозяйств). М.К. Сытник подчеркивает, что «черного передела» (уравнительного распределения земли на всех) как в 1917-1920 годах, не было, так как это могло затронуть середняков и «укрепило бы крестьянские мелкобуржуазные иллюзии крестьян», кроме того сами крестьяне Правобережной Молдавии не требовали уравнительного распределения земли «по едокам» [15, 1971,С.13].

Е.Т. Затышняк выделяет переходный период, когда для коллективизации использовались в основном экономические меры (июнь 1945 – середина 1949 г.) и завершающий этап (середина 1949 – 1951 гг.), когда «в связи с полной победой социалистического способа производства с исторической сцены сошли все несоциалистические классы» [12, 1965, С. 4]. Брынзила Н.Г. определяет точное время начала массовой коллективизации (термин форсированная не используется). «Массовая коллективизация сельского хозяйства в правобережной Молдавии проходила во второй половине 1949 года…» [13, 1965, С.15].

Н.Г. Брынзила и М.К. Сытник впервые детально рассматривают предпосылки коллективизации, развивая положение исследователей 1940-1950-х годов о закономерности послевоенной коллективизации.

Авторы 1960 годов развивают тему тяжелых последствий ВОВ и ключевой роли государства и партии в послевоенном восстановлении Правобережной Молдавии. «Партийная организация 1944-1945 гг. направила га село 200 человек, которые приняли непосредственное участие в восстановлении сельского хозяйства» [13, 1965, С.13].

Авторы 1960 годов много пишут о политических предпосылках, которые по нашему мнению и являлись главными в проведении коллективизации. В села направляли коммунистов для проведения агитации среди крестьян, организовывали экскурсии в преуспевающие колхозы МССР. Кроме того, массово-политическая работа зачастую проводилась на молдавском языке [16, 1969, С.357, 396, 473] Как и в других, вновь присоединенных регионах, в Правобережной Молдавии к агитационной работе привлекали женщин делегаток. Формами агитационной работы были разъяснение, пропаганда достижений колхозов и естественнонаучных и агрономических достижений, разоблачение кулацкой подрывной деятельности [15, 1971, С.136,141].

Важнейшей предпосылкой коллективизации является аграрная реформа 1940 годов, при которой «33853 безземельных и 150862 малоземельных крестьянских хозяйств получили 229752 га земли» [13, 1965, С.12]. Авторы коллективного труда «Становление и развитие колхозного строя в Молдавской ССР», подготовленного Институтом истории Академии наук Молдавской ССР считают, что у аграрной реформы в Правобережной Молдавии была своя специфика.

Начавшаяся еще до ВОВ аграрная реформа продолжилась после ее завершения. «В 1944-1945 гг. среди 123788 безземельных и малоземельных хозяйств … было распределено 218944 га земли» [13, 1965, С.14]. В работе «Становление и развитие колхозного строя в Молдавской ССР» отмечается, что определены в начале ликвидировалась старая социальная структура и частная собственность на землю, а затем земля была передана в собственность Советского государства для наделения безземельных и малоземельных крестьян [15, 1971, С.91].

Крестьяне Правобережной Молдавии сразу после освобождения региона от оккупации в 1944 г. получили от государства 114 пудов семенного зерна, 1 млн. рублей долгосрочного кредита, инвентарь на сумму 3,5 млн. рублей в кредит и освобождение от налогов для 129330 крестьянских хозяйств [15, 1971, С.114].

Советские историки делают акцент на том, что важнейшей экономической предпосылкой коллективизации являлось восстановление МТС, поставки сельскохозяйственной, техники всесторонняя агротехническая и ветеринарная помощь крестьянам. Только в 1944-1945 годах в Правобережной Молдавии было восстановлено 54 МТС, хотя советское государство еще не могло в полной мере оказывать помощь в условиях послевоенного восстановления. Так же как и в Западной Украине в Правобережной Молдавии применялись супряги и машинно-конно-прокатные пункты, работу которых крестьяне оплачивали натурой. «В период весеннего сева 1945 г. в Правобережной Молдавии действовало 72 тыс. супряг» [15, 1971, С.115, 124, 129, 131]. Однако, в условиях засухи 1946 года, как пишут советские историки, 82% крестьянских хозяйств остались без тяглового скота и государство увеличило поставки техники в МТС. Так к концу 1948 г. была создана широкая сеть МТС, обладавшая сотнями мощных тракторов НАТИ, КД-35, С-80. В каждом районе было по 1-2 МТС [15, 1971, С.125, 127].

Некоторые исследователи считают, что важнейшим инструментом послевоенного восстановления стала кооперация, в начале сбытовая, затем производственная [15, 1971, С.119]. Однако другие исследователи утверждают, что кредитная, семеноводческая, мелиоративная и некоторые другие виды кооперации, встречавшиеся в других западных районах и республиках не получили широкого развития в Правобережной Молдавии [18, 1971, С.165].

Важнейшей частью помощи советского государства крестьянам Правобережной Молдавии советские историки считают сельскохозяйственный кредит. В частности, в 1946-1947 годах был выдано 31 млн. руб единоличникам и колхозникам. Большие средства, по мнению советских исследователей, государство отпускало на капитальное строительство и энергоснабжение. За 1944-1948 годы на эти цели было выделено 75,7% млн. руб. [15, 1971, С.127].

Важной частью создания предпосылок для коллективизации в советской историографии считается подготовка сельскохозяйственных кадров. За 1945-1946 годы в школах механизации было обучено более 5,7 тыс. человек, на курсах – 31,7 специалистов массовых профессий. Большая часть выпускников Кишиневского сельскохозяйственного института и сельхозтехникумов республики направлялись на работы в Правобережные районы Молдавии [15, 1971, С.129; 20, 1973, С. 48].

Результатом всех проведенных экономических мероприятий стало, по мнению советских историков, повышение урожайности, которая в колхозах была на 44% выше, чем в индивидуальных хозяйствах. Колхозы обладали и более высокой товарностью, сдавая государству вдвое больше зерновых, чем индивидуальные хозяйства [15, 1971, С.157, 158].

Авторы 1960 годов выделяют специфику коллективизации в отличие от коллективизации 1930 годов. Завершающий этап коллективизации проходил в условиях завершившейся технической революции в сельскохозяйственном производстве. При объединении крестьян в колхозы использовалась только форма сельхозартели, которая «позволяла правильно сочетать общественные и личные интересы крестьянства» [15, 1971, С.17]. К моменту коллективизации в Правобережной Молдавии руководство страной и партией располагало опытом 1930 годов. В Правобережную Молдавию были направлены специалисты и руководители. Авторы утверждают, что не было допущено спада производства, утверждая, что голод 1946 г. был связан исключительно с климатическими причинами.

Среди нарушений, которые допускались при коллективизации, по мнению историков 1970 годов, было расхищение земель колхозов, их собственности, уравниловка в начислении трудодней и распределении доходов, низкий уровень использования техники [15, 1971, С.120; 18, 1971 С.164].

А.И. Медведев в своей статье рассматривает тему «ликвидации кулачества как класса», которую оценивает как закономерную в процессе сплошной коллективизации. На рассмотрение «раскулачивания» в Правобережной Молдавии автоматически переносятся оценки 1930 годов о «нарастании классовой борьбы» при переходе к массовой коллективизации [4, 1965, С.43]. Весьма интересным является тот факт, что советские исследователи прямо приводят критерии кулацкого хозяйства, среди которых: систематическое использование наемного труда, в том числе и сезонного, предоставление на кабальных условиях рабочего скота, систематическое использование дохода от сложных сельскохозяйственных машин (мельниц, маслобоек, крупорушек, сушилок), доходы от скрытой аренды, скупки на корню урожая полей и виноградников, ростовщичество [15, 1971, С.120; 18, 1971, С.166].

В этой связи весьма полезно обратить внимание на цифры, которые приводит М.К. Сытник в своей диссертации. «Удельный вес бедняцко-середняцкого хозяйства в 1948 г. составлял 78,6%. … кулачество - в отличие от кулачества 1920 годов в СССР не возрастало, а сокращалось; в 1947 г. кулацкие хозяйства в правобережной Молдавии составляли 2,1%, в 1948 г. – 1,6% » [17, 1961, С.66]. Согласно статистическим сведениям, опубликованным авторами «Коллективизации крестьянских хозяйств в Правобережных районах Молдавской ССР» в 1949 г. кулацких хозяйств было 0,5%. О снижении числа кулаков косвенно свидетельствует снижение налогов, взимаемое с кулацких хозяйств, даже при том, что налогообложение на кулаков было выше, чем на середняков и бедняков согласно политике ограничения и вытеснения кулачества до массовой коллективизации. Если налоги с кулаков в 1948 г. составили 11,9 %, то в 1949 г. – 9,0 тыс. руб [16, 1969, С. 479, 488; 15, 1971, С.148].

Основными способами кулацкого сопротивления авторы называют проникновение в колхозы, запугивание, срыв выполнения планов хлебозаготовок, растаскивание порчу общественного имущества. Все это кулаки делали, проникнув в колхозы, разрушая их изнутри. Традиционно для советской историографии кулацкая борьба смешивается с националистической угрозой, утверждая, что кулаки сотрудничали с иностранными разведками [15, С. 116; 16, 151; 21 С.216; 21 С. 252,254,256, 264].

Основными способами борьбы с кулаком до массовой коллективизации авторы 1960 годов считают экономический нажим, в том числе повышенное налогообложение. Важнейшую роль в ограничении роли кулацкого влияния на крестьян Правобережной Молдавии сыграли машинно-конно-прокатные станции и МТС [15, 1971, С. 132].

Труды советских исследователей коллективизации в Правобережной Молдавии, в отличие от работ о коллективизации в других западных областях и республиках, содержат сведения о методах «раскулачивания». Авторы «Проблем аграрной истории советского общества» пишут об экспроприации всех кулацких средств производства и выселение значительной части кулаков в отдаленные местности. Всего во второй половине 1949 г. был выселен 1% общего количества крестьянских хозяйств. Учитывая, что по официальным статистическим сведениям кулаков к этому моменту было 0,5 %, становится понятно, что среди «раскулаченных» были и те, кто по официальной статистике к кулакам не относился. В советской историографии впервые появляется мнение о том, что в ликвидации кулачества не было необходимости, в связи с тем, что незначительное число кулаков не представляло угрозы [4, 1965, С.18; 21, 1976, С. 224; 22, 1960, С.273]. Кроме того, впервые при изучении советской историографии западных областей и республик мы встречаем упоминание о том, что государство оказывало кулакам помощь в хозяйственном устройстве, жилищном строительстве и проч.[19, 1971, С.167; 22, 1960, С.31].

Весьма интересными являются статистические сведения, которые приводят авторы 1960-1970 годов относительно темпов коллективизации. До начала 1947 г. было коллективизировано не более 1 % крестьянских дворов [15, 1971, С. 122]. На 1 октября 1948 г. 18,8%, на 1 января 1949 г. было коллективизировано всего 19,5%, на 20 февраля – 24,5%, на 20 марта – 27,5%, на 1 июля 1949 г. – 38,5% хозяйств Правобережной Молдавии [16, 1969, С.334, 368, 407; 18, 1971, С.165]. Приведенные сведения красноречиво свидетельствуют о том, что, несмотря на всю подготовительную работу партии и правительства, крестьяне не спешили добровольно вступать в колхозы. Документы свидетельствуют, что во многих районах к «обобществлению семенных и фуражных фондов даже не приступали» [16, 1969, С. 415]. Лишь с началом массовой коллективизации в начале ноября 1949 г. процент коллективизации резко вырос и составил 78,4 %, к 25 ноября 80,1%, а на 1 июля 1950 г. – 92,3% крестьянских дворов, на 1 июля 1951 г. – 97% [16, 1969, С. 452, 464, 531, 551]. Советские историки признают, что высокие темпы массовой коллективизации обусловлены не только осознанным выбором крестьян Правобережной Молдавии, но и «всесторонней помощью Коммунистической партии и Советского государства» [15,1971, С. 148; 21, 1976, С.249].

Результаты коллективизации традиционно оцениваются в советской историографии как успешные и высокие. Советские историки согласно идеологическим установкам утверждают, что «молдавское крестьянство вышло на широкую дорогу социалистического строительства к зажиточной и культурной жизни» [14, 1965, С. 464]. Советские исследователи приводят данные о том, что в начале 1950 года среднегодовая выработка трудодней одного колхозника увеличилась на 50% [15, 1971, С. 218]. Однако, стоит обратиться к статистическим сведениям, чтобы оценить результаты. В частности, средняя выдача на трудодень зерна в западных районах в 1947 г. составила 3,3 кг, а в 1948 г. – 3,18 кг. Если же говорить о выдаче денег на трудодни, она практически не изменилась и составляла 205 руб в 1947 и 206 руб в 1948 г. соответственно. При этом в 1949 г. имели место задержки выплат на трудодни, что в целом соответствовало картине во всей МССР [16, 1969, С. 453,469].

Благодаря статистическим сведениям, опубликованным в 1970 годы Центральным статистическим управлением при совете министров СССР мы можем увидеть, что по производству сельскохозяйственной продукции МССР в 1950 г. достигла довоенного уровня, при этом валовая продукция животноводства и зернового производства возросли значительно [18, 1971, С. 36,37; 23, 1976, С. 157]. Если взять во внимание то, для чего вообще поводилась коллективизация (создание системы изъятия зерновых для финансирования промышленности), тогда становится понятно, что в этом смысле ее результат был вполне успешен [25, 1977, С. 325].

Сразу после завершения коллективизации в Правобережной Молдавии было проведено укрупнение колхозов, которое, по мнению советских исследователей, было необходимо и экономически обусловлено. По состоянию дел на 1 ноября 1950 г.505 колхозов Правобережной Молдавии были объединены в 238 укрупненных колхозов. При этом авторы работ 1960 годов признают нарушения при укрупнении, в частности, проведение собраний при участии 2/3 колхозников, недостаточная агитационная работа, что приводило к слабой трудовой дисциплине, недоукомплектованности производственных бригад. Во многом неудачи укрупненных колхозов были, по мнению советских историков, связаны с низким уровнем образования председателей укрупненных колхозов. Лишь 22,6 % председателей укрупненных колхозов имели образование выше 7 классов школы [16, 1969, С. 553, 554, 556, 557; 26, 1978, С. 36]. Основной целью укрупнения было создать условия для наиболее эффективного использования сельскохозяйственной техники [22, 1960, С. 287].

Еще один важный аспект, который исследовали советские историки 1960-1970 годов – это функции политотделов МТС в Правобережной Молдавии. Авторы проводят прямую параллель с политотделами МТС 1930 годов, считая, что в их обязанности входило укрепление партийных и общественных организаций МТС и колхозов, забота о воспитании молодежи и вовлечение ее в комсомол, надзор за деятельностью председателей колхозов, мобилизация колхозников на выполнение производственно-хозяйственных задач и агитационно-массовая работа на селе [15, 1971, С. 210; 22, 1960, С.286; 24, 1976, С.35].

В конце 1970 годов предпринимаются попытки первого историографического осмысления проблемы коллективизации в Правобережных районах Молдавии. В.В. Кабанов отмечает, что достижениями историографии 1960-1970 годов является расширение тематики (кооперация, совхозы, социальная структура деревни и др.); проведение научных сессий проблемного совета «История социалистического и коммунистического строительства» и симпозиума по изучению проблем аграрной истории. Автор отмечает, что в этот период впервые начинается изучение послевоенной реконструкции сельского хозяйства. Однако, В.В.Кабанов критикует авторов 1960-1970 годов за механический перенос выводов относительно коллективизации 1930 годов на послевоенную коллективизацию. Это в частности касается роли кооперации. Лишь введение в научный оборот нового документального материала, могло бы способствовать повышению научного уровня исследования [27, 1977, С. 152,157].

В 1960-1970 годы были детально изучены предпосылки (в том числе политические) и специфика коллективизации в Правобережной Молдавии, ее этапы, темпы и результаты, а также методы кулацкого сопротивления и политика ограничения кулачества и «раскулачивания», укрупнения и деятельности политотделов МТС.

Исследователи 1960-1970 годов опираются в своих исследованиях на опубликованные статистические сведения и доступные архивные документы. Выводы советских исследователей о всесторонней подготовленности и закономерности коллективизации и ее высокой результативности вполне ожидаемы. Однако, впервые в историографии, посвященной послевоенной коллективизации, мы встречаем позицию о том, что в «раскулачивании» не было необходимости. Этот вывод подтверждается приведенными сведениями о малочисленности кулаков в молдавской деревне. Также впервые советские исследователи приводят точные статистические сведения о количестве высланных кулацких семей, что позволяет удостовериться в том, что было «раскулачено» двое больше, чем было кулаков по официальным данным. В конц 1970 годов были предприняты первые попытки историографического осмысления проблемы коллективизации в Правобережной Молдавии.

Историография 1980 годов

В 1982 г. с приходом к власти Ю.В. Андропова все, что было связано с именем Л.И. Брежнева, стало подвергаться критике, и стало символом «застоя». Этим, вероятно, объясняется и снижение интереса к теме коллективизации в Правобережной Молдавии в советской исторической науке.

Не менее важный фактор незначительного числа публикаций 1980 годов, на наш взгляд, то, что в Правобережной Молдавии национальный вопрос не стоял так остро как в Прибалтийских республиках или на Западной Украине. Тема коллективизации, которая становилась в этих регионах авангардной, в случае с Правобережной Молдавией не имела функции идеологического тарана.

В 1980 годы советские историки подготовили несколько коллективных трудов по истории СССР, в которых обобщается весь предшествующий опыт изучения коллективизации.

С точки зрения авторов «Истории СССР» помощь государства, к 1949 г. предпосылки коллективизации окончательно сложились. При этом авторы признают первичность политических предпосылок. Среди них они называют укрепление партийных и советских органов Правобережной Молдавии, ослабление кулачества за счет политики экономического ограничения, рост политической сознательности крестьян, поставка сельхозтехники, а также укрепление МТС через создание при них политотделов [28, 1977, С.375].

В конце 1980 годов меняются оценки исследователей даже в отношении тех вопросов, которые к этому времени были хорошо изучены. В частности, в отношении цели послевоенной коллективизации. Большинство авторов продолжает придерживаться идеи о том, что коллективизация способствовала росту благосостояния колхозников. При этом советские историки признают, что «в послевоенные годы для обеспечения потребностей страны государство вынуждено было изымать из колхозов через обязательные поставки большую часть зерновых, картофеля, технических культур, продуктов животноводства. Кроме государственных поставок колхозы сдавали значительную часть урожая в виде натуральной оплаты за работу МТС… Доля продукции, выделяемой для распределения по трудодням, была невелика» [29, 1988, С. 124].

В работах 1980-х годов более детально рассмотрены вопросы крестьянского сопротивления и «раскулачивания» в Правобережных районах Молдавии. Авторы «Коллективизация сельского хозяйства в СССР» расширяют список форм кулацкого сопротивления, выделяя среди них: саботаж земельной реформы, антиколхозную агитацию, убийства комсомольцев и коммунистов, расправы над крестьянами-колхозниками, фиктивные разводы и разделы своих участков, убой скота перед вступлением в колхоз и плохой уход за скотом при проникновении в колхозы, уклонение сельхозпоставок и налогов, намеренная порча колхозного имущества. [30, 1982, с. 363].

При этом в советской парадигме принято было рассматривать послевоенное крестьянское сопротивление массовой коллективизации как деятельность кулацко-националистических банд [30, 1982, с. 321].

Исследователи коллективизации западных областей БССР исходят из идеологической установки о том, что все трудовое крестьянство осознавало блага колхозной жизни и осознанно стремилось в них. Тезис об усилении классовой борьбы при массовой коллективизации сохранялся, несмотря на то, что он противоречил выводам о снижении влияния кулаков по мере проведения земельных преобразований.

Подводя итог развитию изучения советской историографии 1980 годов коллективизации в Правобережной Молдавии отметим, что несмотря на то, что в целом оценки советских исследователей не изменились, детальное изучение всех аспектов коллективизации позволило проследить противоречие статистики, архивных документов и идеологизированных выводов советских историков.

Выводы

Изучение советской историографии коллективизации в Правобережной Молдавии завершает цикл статей автора, посвященных анализу советской историографии послевоенной коллективизации в Прибалтийских республиках, в Западной Украине, Западной Белоруссии и Правобережной Молдавии. Можно сделать следующие выводы. Важнейшими факторами развития советской исторической науки были политические события: такие как сталинизм, утверждение официальной исторической доктрины в сталинском «Кратком курсе истории ВКП (б)», оттепель, брежневский «застой», перестройка. Причем особенностью советской историографии коллективизации в Правобережной Молдавии является влияние субъективных политических факторов, таких как работа Л.И. Брежнева в 1951-1952 годах первым секретарем ЦК КП(б) МССР, новый «культ личности» и его развенчание с приходом к власти Ю.В. Андропова в 1982 г.

Изучение коллективизации в Правобережной Молдавии делится на 3 основных периода. В 1940-1950-е годы началось изучения проблемы коллективизации, в 1960-1970 годы исследования активизировались и углубились, в 1980-е годы были изданы обобщающие труды по истории республики.

Важнейшими достижениями советской исторической науки в изучении коллективизации сельского хозяйства Правобережной Молдавии является детальное исследование работы партии и правительства по созданию предпосылок коллективизации и организационно-хозяйственном укреплении колхозов и МТС, этапы и темпы коллективизации, укрупнение колхозов, а также роль политотделов МТС в коллективизации.

Советские исследователи коллективизации в Правобережной Молдавии на основе опубликованных статистических сведений и доступных им архивных документов установили точную периодизацию коллективизации в Правобережной Молдавии, проанализировали работу МТС их численность и функции в деле коллективизации сельского хозяйства, причины слабости кооперации в Правобережной Молдавии, темпы добровольной и массовой коллективизации, точную численность кулаков, методы ограничения кулачества и его ликвидации как класса.

При этом впервые исследователи выражают сомнение в закономерности и необходимости «раскулачивания». Как правило, выводы советских исследователей тенденциозны и отражают идеологические установки. Однако приводимые цифры статистики красноречиво свидетельствуют о том, что коллективизация не носила добровольный характер и реальной кулацкой угрозы не существовало.

Тема сопротивления коллективизации со стороны крестьян базировалась на идеологических установках об усилении классовой борьбы при массовой коллективизации и отождествления кулаков и националистических групп. При этом опыт изучения коллективизации 1930 годов позволяет нам предполагать, что крестьянское сопротивление коллективизации не было монолитно и чаще всего было связано с противоречиями экономических интересов крестьян и требованиями завершения модернизации народного хозяйства. Для изучния данной темы очевидно опубликовано недостаточное количество статистических материалов для объективных выводов. Это связано с секретным характером документов и их недоступностью советским исследователям. Несомненно, эти проблемы требуют детального изучения с современных научных позиций.

Благодаря публикации статистических данных можно выявить противоречия идеологических установок и реального положения дел. Такое противоречие статистики, документов и идеологических установок и оценок характерно для советской парадигмы в целом.

В заключении отметим, что, осмысление советской историографии коллективизации в Правобережной Молдавии позволяет нам выявить достаточно хорошо изученные темы и вопросы, которые еще требуют глубокой проработки современными исследователями с позиции новой исторической парадигмы. Несмотря на разрушение советской исторической парадигмы, достижения советских исследователей и выявленные противоречия могут стать прочной основой для развития современной исторической науки.

Библиография
1.
Кананерова Е.Н. Проблема коллективизации в западных районах БССР в советской историографии // Человек и культура. – 2021. – № 1. URL:https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=34811
2.
Кананерова Е.Н. Проблема коллективизации в Прибалтийских республиках в советской историографии 1940—1960 годов// Человек и культура, 2019 – 6. С.136-153
3.
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927–1939». Т. 1.-М., 1999.-459 с.
4.
Медведев А.И. К вопросу о проведении политики ликвидации кулачества как класса в Правобережных районах Молдавской ССР// Научная сессия профессорско-преподавательского состава и сотрудников университета. – Кишинев, 1965. – 291 с.
5.
Нюрнбергский процесс. Т.2. – М., 1958 – 687 с.
6.
Военная экономика СССР в период Отечественной войны. – М., 1947. – 341 с.
7.
Анисимов Н.И. Развитие сельского хозяйства в первой послевоенной пятилетке. – М.,1952. – 352 с.
8.
Неделин С. Социалистическое сельское хозяйство и пути его дальнейшего развития. – М.,1951. – 438 с.
9.
Социалистическое сельское хозяйство, 1950. №1. – 381 с.
10.
История Молдавской ССР. Т. 2: (От Великой Октябрьской социалистической революции до наших дней)/ Под ред. канд. ист. наук С. П. Трапезникова (отв. ред.) и канд. ист. наук Н. А. Мохова.-1955.-436 с.
11.
Сытник М.К. К вопросу о восстановлении советского земельного строя в деревне Правобережной Молдавии в 1944-1945 гг. // Научная сессия профессорско-преподавательского состава и сотрудников университета. – Кишинев, 1965. – 291 с.
12.
Затышняк Е.Т. К вопросу о ликвидации эксплуататорских классов как предпосылке полной победы социалистической идеологии в правобережной Молдавии// Научная сессия профессорско-преподавательского состава и сотрудников университета. – Кишинев, 1965. – 291 с.
13.
Брынзила Н.Г. К вопросу о союзе рабочего класса и крестьянства в Молдавии (1944-1945 гг.)// Научная сессия профессорско-преподавательского состава и сотрудников университета. – Кишине в, 1965. – 291 с.
14.
Будак И.Г. Экономическое и политическое положение Бессарабии в системе российского капитализма// Научная сессия профессорско-преподавательского состава и сотрудников университета. – Кишинев, 1965. – 291 с.
15.
Становление и развитие колхозного строя в Молдавской ССР. – Кишинев: Редакционный отдел Академии наук Молдавской ССР, 1971. – 361 с.
16.
Коллективизации крестьянских хозяйств в Правобережных районах Молдавской ССР. Документы и материалы. Составители В.И. Царанов, С.Я. Афтенсюк, К.Е. Олейник, М.К. Сытник, И.И. Терехина. – Кишинев, 1969. – 631 с.
17.
Сытник М.К. Пути развития сельского хозяйства и деревни правобережной Молдавии в условиях Советской власти до начала массовой коллективизации. Диссертация. Рукопись. – Кишинев, 1961. – 187 с.
18.
Сельское хозяйство в СССР. Статичтический сборник. – М.: Статистика, 1971. – 468 с., 1971. – 178 с.
19.
Проблемы аграрной истории советского общества. – М.: Наука, 1971. – 281 с.
20.
Тюрина А.П. Формирование кадров специалистов и организаторов колхозного производства. 1946-1958 гг. – М.: Наука,1973. – 321 с.
21.
Сытник М.К. Коллективизация сельского хозяйства и формирование класса колхозного крестьянства в Молдаии. – Кишинев, Штинца, 1976. – 478 с.
22.
Сметанин Я.Т. Особенности ликвидации кулачества в Молдавской ССР. – Труды Горьковского политехнического ин-та им А.А. Жданова, т.16. вып.3. Горький, 1960 . – 45 с.
23.
Богденко М.Л., Зеленин И.Е. Совхозы СССР. – М.: Издательство политической литературы, 1976. – 376 с.
24.
Вылцан Восстановление и развитиематериально-технической базы колхозного строя (1945-1958). – М.: Мысль, 1976. – 376 с.
25.
Народное хозяйство СССР за 60 лет. – М.: Статистика, 1977. – 542 с.
26.
Новаков С.З. Укрупнение колхозов Молдавской СССР (1950-1965) – Кишинев, 1978. – 456 с.
27.
Кабанов В.В. Современная историография социалистического преобразования крестьянских хозяйств Прибалтики, западных областей Украины, Белоруссии и Молдавии// Сельское хозяйство и крестьянство СССР в современной советской историографии. – Кишинев, Штиинца, 1977. – С. 159-167
28.
История СССР. Вторая серия тома VII-XII. – М., 1980. – 476 с.
29.
История советского крестьянства. В 5тт. Т4 – Москва.: Наука, 1988. 448 с.
30.
Коллективизация сельского хозяйства в СССР: пути, формы, достижения. Краткий очерк. – М.: Колос,1982. – 387 с.
References (transliterated)
1.
Kananerova E.N. Problema kollektivizatsii v zapadnykh raionakh BSSR v sovetskoi istoriografii // Chelovek i kul'tura. – 2021. – № 1. URL:https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=34811
2.
Kananerova E.N. Problema kollektivizatsii v Pribaltiiskikh respublikakh v sovetskoi istoriografii 1940—1960 godov// Chelovek i kul'tura, 2019 – 6. S.136-153
3.
Tragediya sovetskoi derevni. Kollektivizatsiya i raskulachivanie. 1927–1939». T. 1.-M., 1999.-459 s.
4.
Medvedev A.I. K voprosu o provedenii politiki likvidatsii kulachestva kak klassa v Pravoberezhnykh raionakh Moldavskoi SSR// Nauchnaya sessiya professorsko-prepodavatel'skogo sostava i sotrudnikov universiteta. – Kishinev, 1965. – 291 s.
5.
Nyurnbergskii protsess. T.2. – M., 1958 – 687 s.
6.
Voennaya ekonomika SSSR v period Otechestvennoi voiny. – M., 1947. – 341 s.
7.
Anisimov N.I. Razvitie sel'skogo khozyaistva v pervoi poslevoennoi pyatiletke. – M.,1952. – 352 s.
8.
Nedelin S. Sotsialisticheskoe sel'skoe khozyaistvo i puti ego dal'neishego razvitiya. – M.,1951. – 438 s.
9.
Sotsialisticheskoe sel'skoe khozyaistvo, 1950. №1. – 381 s.
10.
Istoriya Moldavskoi SSR. T. 2: (Ot Velikoi Oktyabr'skoi sotsialisticheskoi revolyutsii do nashikh dnei)/ Pod red. kand. ist. nauk S. P. Trapeznikova (otv. red.) i kand. ist. nauk N. A. Mokhova.-1955.-436 s.
11.
Sytnik M.K. K voprosu o vosstanovlenii sovetskogo zemel'nogo stroya v derevne Pravoberezhnoi Moldavii v 1944-1945 gg. // Nauchnaya sessiya professorsko-prepodavatel'skogo sostava i sotrudnikov universiteta. – Kishinev, 1965. – 291 s.
12.
Zatyshnyak E.T. K voprosu o likvidatsii ekspluatatorskikh klassov kak predposylke polnoi pobedy sotsialisticheskoi ideologii v pravoberezhnoi Moldavii// Nauchnaya sessiya professorsko-prepodavatel'skogo sostava i sotrudnikov universiteta. – Kishinev, 1965. – 291 s.
13.
Brynzila N.G. K voprosu o soyuze rabochego klassa i krest'yanstva v Moldavii (1944-1945 gg.)// Nauchnaya sessiya professorsko-prepodavatel'skogo sostava i sotrudnikov universiteta. – Kishine v, 1965. – 291 s.
14.
Budak I.G. Ekonomicheskoe i politicheskoe polozhenie Bessarabii v sisteme rossiiskogo kapitalizma// Nauchnaya sessiya professorsko-prepodavatel'skogo sostava i sotrudnikov universiteta. – Kishinev, 1965. – 291 s.
15.
Stanovlenie i razvitie kolkhoznogo stroya v Moldavskoi SSR. – Kishinev: Redaktsionnyi otdel Akademii nauk Moldavskoi SSR, 1971. – 361 s.
16.
Kollektivizatsii krest'yanskikh khozyaistv v Pravoberezhnykh raionakh Moldavskoi SSR. Dokumenty i materialy. Sostaviteli V.I. Tsaranov, S.Ya. Aftensyuk, K.E. Oleinik, M.K. Sytnik, I.I. Terekhina. – Kishinev, 1969. – 631 s.
17.
Sytnik M.K. Puti razvitiya sel'skogo khozyaistva i derevni pravoberezhnoi Moldavii v usloviyakh Sovetskoi vlasti do nachala massovoi kollektivizatsii. Dissertatsiya. Rukopis'. – Kishinev, 1961. – 187 s.
18.
Sel'skoe khozyaistvo v SSSR. Statichticheskii sbornik. – M.: Statistika, 1971. – 468 s., 1971. – 178 s.
19.
Problemy agrarnoi istorii sovetskogo obshchestva. – M.: Nauka, 1971. – 281 s.
20.
Tyurina A.P. Formirovanie kadrov spetsialistov i organizatorov kolkhoznogo proizvodstva. 1946-1958 gg. – M.: Nauka,1973. – 321 s.
21.
Sytnik M.K. Kollektivizatsiya sel'skogo khozyaistva i formirovanie klassa kolkhoznogo krest'yanstva v Moldaii. – Kishinev, Shtintsa, 1976. – 478 s.
22.
Smetanin Ya.T. Osobennosti likvidatsii kulachestva v Moldavskoi SSR. – Trudy Gor'kovskogo politekhnicheskogo in-ta im A.A. Zhdanova, t.16. vyp.3. Gor'kii, 1960 . – 45 s.
23.
Bogdenko M.L., Zelenin I.E. Sovkhozy SSSR. – M.: Izdatel'stvo politicheskoi literatury, 1976. – 376 s.
24.
Vyltsan Vosstanovlenie i razvitiematerial'no-tekhnicheskoi bazy kolkhoznogo stroya (1945-1958). – M.: Mysl', 1976. – 376 s.
25.
Narodnoe khozyaistvo SSSR za 60 let. – M.: Statistika, 1977. – 542 s.
26.
Novakov S.Z. Ukrupnenie kolkhozov Moldavskoi SSSR (1950-1965) – Kishinev, 1978. – 456 s.
27.
Kabanov V.V. Sovremennaya istoriografiya sotsialisticheskogo preobrazovaniya krest'yanskikh khozyaistv Pribaltiki, zapadnykh oblastei Ukrainy, Belorussii i Moldavii// Sel'skoe khozyaistvo i krest'yanstvo SSSR v sovremennoi sovetskoi istoriografii. – Kishinev, Shtiintsa, 1977. – S. 159-167
28.
Istoriya SSSR. Vtoraya seriya toma VII-XII. – M., 1980. – 476 s.
29.
Istoriya sovetskogo krest'yanstva. V 5tt. T4 – Moskva.: Nauka, 1988. 448 s.
30.
Kollektivizatsiya sel'skogo khozyaistva v SSSR: puti, formy, dostizheniya. Kratkii ocherk. – M.: Kolos,1982. – 387 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью: «Проблема коллективизации в Правобережной Молдавии в советской историографии»
Изучение аграрной истории второй половины XX века в отечественной во многом было связано с основными факторами развития науки в нашей стране и за ее пределами. Советские ученые всегда испытывали на себе гнетущее влияние внешних факторов, среди которых решающим была политика коммунистической партии. Особенно это проявлялось в сталинский период истории нашей страны, когда свободный научный поиск был практически сведен на нет. Ситуация стала меняться после смерти И.В. Сталина, но в 1970-е годы произошел возврат к прежним консервативным методам. Именно с данных позиций подходит к изучению проблемы коллективизации в Правобережной Молдавии, что представляется вполне обоснованным и справедливым.
Предметом исследования статьи являются работы советских историков по изучению процесса послевоенной коллективизации в Правобережных районах Молдавии, которые вошли в состав СССР перед Второй Мировой войной.
Методология исследования преимущественно основана на историографических методах: периодизационном, историко-генетическом, сравнительно-историческом и др.
Актуальность исследования обусловлена тем фактором, что историографические обобщения по данной проблеме в основном были сделаны в советскую эпоху и поэтому нуждаются в переосмыслении. Научная новизна исследования заключается в анализе историографии с точки зрения современных достижений российской исторической науки.
Стиль статьи научный, текс излагается хорошим литературным языком.
Во введении автор рассматривает проблему коллективизации, как составную часть советской модернизации, формулирует цели и задачи исследования, дает характеристику источникам, на которых основаны исследования советских историков. Далее автором выделяются три периода в изучении советских историков коллективизации Правобережной Молдавии, которые не являются равнозначными, как по продолжительности, так и по своему значению, что отчасти придает разработанной периодизации формальный характер.
Первый период определяется в статье концом 1940-1950 гг. Однако в данном периоде, по существу, анализируется единственная значимая работа «История Молдавской СССР» под редакцией С.П. Трапезникова, вышедшая в 1950 году, чего вряд ли достаточно для выделения отдельного этапа. Наиболее продуктивными, по справедливому наблюдению автора, были 1960-1970 гг., которые рассматриваются в рамках одного периода. Однако если исходить из логики автора статьи, то здесь следовало бы выделить два этапа. Период, связанный с «хрущевской оттепелью» и период «брежневского застоя». Подобная разграничение позволило бы учесть и специфику, связанную с тем фактором, что с приходом к власти Брежнева историки стали уделять более пристальное внимание данному региону. Кроме того, недостаточно четко сформулированы и хронологические рамки двух первых этапов. Первый из них охватывает время до конца 1950-х гг., а второй начинается только в конце 1960-х. В связи с чем возникает вопрос: а к какому периоду тогда относится начало и середина 1960-х гг.?
При анализе исследований советских историков главное внимание автор статьи справедливо уделяет анализу тех расхождений, которые имелись между их выводами и статистическими данными. Однако следует иметь ввиду, что решения по вопросам коллективизации советским руководством принимались не на основе статистических данных, а исходя из определенных идеологических установок, а в ряде случаев эти установки служили лишь прикрытием для решения других задач. Очевидно, что коллективизация была обусловлена не столько опасностью имущественной дифференциации крестьян, против которой имелись эффективные методы налогового обложения, сколько потребностями индустриализации. На наш взгляд, подобная практика обоснования практических задач стремлением к реализации идеологических установок, является не менее существенным недостатком советской историографии, чем несоответствии выводов – статистическим данным.
Следует отметить, что высказанные замечания не умаляют значение рецензируемой статьи, которая представляет собой цельное и оригинальное исследование, представляющее значительный интерес для специалистов по аграрной истории, результаты которого могут быть рекомендованы для публикации, а замечания будут учтены в дальнейших исследованиях.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"