Статья 'Образ богини на троне в коропластике раннеэллинистического Боспора' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Образ богини на троне в коропластике раннеэллинистического Боспора

Быковская Александра Викторовна

аспирант, кафедра истории древнего мира, Московский Государственный Университет им. М.В. Ломоносова

119192, Россия, г. Москва, Ломоносовский проспект, 27, корпус 4

Bykovskaya Aleksandra Viktorovna

Postgraduate student, the department of Ancient History, M. V. Lomonosov Moscow State University

119192, Russia, g. Moscow, Lomonosovskii prospekt, 27, korpus 4

a_bykovskaya@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8744.2021.3.35728

Дата направления статьи в редакцию:

12-05-2021


Дата публикации:

19-05-2021


Аннотация: Предметом исследования является анализ композиции боспорских терракот с образом восседающей на троне богини периода раннего эллинизма (конец IV в. до н.э. – конец II в. до н.э.). Привлекались статуэтки из коллекции Восточно-Крымского историко-культурного музея-заповедника изучаемой иконографии. Терракоты из довоенных раскопок музея, а также ряд статуэток из раскопок Порфмия публикуются впервые. Цель настоящей работы – выделить и проанализировать характерные особенности иконографии богини на троне в боспорской коропластике, а также их сакральный смысл. Особое внимание уделялось интерпретации изображенных атрибутов, на основании которых предприняты попытки провести идентификацию божества.   Анализ иконографии свидетельствует о широком распространении культа Кибелы в III-II вв. до н.э. В античной коропластике образ этой богини связывается с такими атрибутами, как тимпан, львенок и чаша. Такие детали част встречаются и в боспорских терракотах. Однако к рубежу III-II вв. до н.э., возможно, под влиянием представлений автохтонного населения региона, возникает специфическая локальная иконография: появление новых атрибутов («медальона» с головой львенка и конуса). Массовое тиражирование нового образа в произведениях коропластики указывает на популярность культа синкретического женского божества среди широких слоев населения Боспора.


Ключевые слова: богиня на троне, Боспор, Пантикапей, Мирмекий, терракоты, коропластика, Деметра, Кибела, конус, веретено

Abstract: The subject of this research is the analysis of the composition of Bosporan terracotta with the image of enthroned goddess of the Early Hellenistic period (the late IV century BC – the late II century BC). The research material involves the figurines from the collection of the East Crimean Historical and Cultural Museum-Reserve of this type of iconography. Terracotta from the prewar excavations of the museum, as well as a number of figurines from the excavations in Porfmy are being published for the first time. The goal of this work is to highlight and analyze the characteristic traits of iconography of the enthroned goddess in the Bosporan coroplast, as well as their reveal their sacred meaning. Special attention is given to interpretation of the depicted attributes, which allow identifying the deity. Analysis of iconography testifies to the spread of the cult of Cybele in the III – II centuries BC. In the ancient coroplast, the image of this goddess is associated with such attributes as a tympanum, a young lion, and a cup. Such details can be traced in the Bosporan terracotta. However, by the turn of the III – II centuries, perhaps under the influence of the ideas of autochthonous population of the region, emerges a specific local iconography: new attributes, such as medallion with the head of a young line and a cone). Replication of the new image in the coroplast works underlines the popularity of the cult of the syncretic female deity among the overall population of the Bosporus.



Keywords:

Demeter, coroplasty, terrcottas, Mirmekion, Pantikapaeum, Bosporus, enthroned goddess, Cybele, cone, spindle

Образ богини на троне был широко распространен в боспорской коропластике. Речь идет об иконографической схеме, изображающей женскую фигуру, восседающую в кресле в торжественной позе, которая олицетворяла собой могущественное женское божество с высоким статусом. В отдельные периоды этот образ, воплощенный в терракотах, пользовался особой популярностью у населения Боспора, тем самым свидетельствуя о востребованности той или иной богини в рамках частных культов. Период раннего эллинизма характеризуется одним из таких всплесков популярности.

В рамках настоящего исследования были проанализированы особенности иконографии терракот богини на троне европейской части Боспора раннееэллинистического периода на примере памятников из коллекции Восточно-Крымского историко-культурного музея-заповедника (далее – ВКИКМЗ). Часть публикуемых статуэток поступила в результате раскопок музея, проведенных до Великой Отечественной войны на территории Пантикапея и окрестностей. Ряд памятников происходят из раскопок 1953 года эллинистического слоя городища Порфмий (III-II вв. до н.э.) [7], а также из раскопок поселений Крымского Приазовья. Часть терракот публикуется впервые. Помимо иконографического проводился семантический анализ терракот с целью реконструкции религиозных представлений, стоящих за образом божества.

Общие тенденции

С конца IV – первой половина III в. до н.э. констатируется значительный рост потребности в произведениях коропластики в Пантикапее и окрестностях (в особенности для культовых целей), который удовлетворяется в основном за счет местного производства. Вместе с тем, многообразия типов терракот, характерного для этапа позднего эллинизма, еще не наблюдается [4, с. 84-85]; [10, с. 11]. В рассматриваемый период в греческой коропластике раннеэллинистического периода господствовал танагрский стиль, характеризующийся высоким качеством терракот, изображавших бытовые сюжеты (преобладают задрапированные женские фигурки, стоящие, сидящие или танцующие) [20, p. 20]. С III в. до н.э. появляются боспорские «псевдотанагры» (подражания танагрскому стилю), представленные статуэтками девушек, задрапированных в гиматий [5].

Продолжается воспроизводство терракот с изображениями богини на троне разных типов. Например, фрагмент женской фигурки из коллекции ВКИКМЗ (КТ-737) III-II вв. до н.э. (рис. 1) Сохранилась часть спинки сиденья, верхняя часть фигуры, левая рука с сомкнутыми пальцами, поднятая к груди (не исключено, что композиция предусматривала наличие приношения (цветок или плод) в сомкнутых пальцах левой руки, нарисованного красками). Одета в хитон, закрепленный на плечах, изящно драпирующий грудь мелкими вертикальными складками. Удлиненные пропорции (высота фрагмента 0,095 м). Полая, местного производства. Глина розовато-красная, плотная, со следами белой обмазки. Происходит из раскопок Порфмия 1953 года (оп. 772).

Рис. 1. Фрагмент терракоты богини на троне, III-II вв. до н.э. ГБУ РК «Восточно-Крымский ИКМЗ». КТ-737.

Жест с поднятыми к груди руками может быть интерпретирован по-разному. Самые ранние женские статуэтки с руками, поддерживающими грудь, относятся к неолиту и происходят из поселения Чатал-Хююк [21, p. 184, № 53]. Далее иконография встречается во многих памятниках мелкой пластики Ближнего Востока и Эгеиды. Распространена трактовка этого жеста в качестве сакрального, как визуализации функций матери-кормилицы. В боспорской коропластике жест чаще присутствует на протомах и связывается с культом Деметры [15]. Вместе с тем, если исходить из того, что левая рука персонажа прижимала к груди цветок или плод, тогда жест символически обозначал получение богиней приношения [20, p. 62]. Таким образом, терракота могла изображать не только Деметру, но и Афродиту или другое женское божество.

Боспорские терракоты часто раскрашивались. Статуэтки со схематично исполненными деталями дополнялись росписью по белой или черной обмазке [8, с. 44]. Часто использовался красный цвет (для волос, одежды), кроме того, белая, голубая, черная краски [10, табл. 39.1, 40.5]. С III в. до н.э. благодаря влиянию танагрского стиля боспорские коропласты совершенствуют приемы художественной росписи фигурок [20, p. 98]; [8, с. 73]; [3]. Например, указанным периодом датируется фрагмент двусторонней боспорской статуэтки богини (предположительно, Кибелы) в хитоне и гиматии из фондов ВКИКМЗ (КТ-1382) (рис. 2): верхняя часть туловища, элемент спинки трона с выступами (ширина 0,08 м). Складки хитона создают V-образный вырез. У локтя правой руки сохранился фрагмент отверстия для крепления отдельно вылепленной конечности. На оборотной стороне – фрагмент прямоугольного технологического отверстия. Оборотная сторона выполнена небрежно, на внутренней поверхности отпечатки пальцев по сырой глине и следы рабочего инструмента. Глина коричневато-красная, с мелкими включениями. Терракота покрыта белой обмазкой, на хитоне видны следы голубой и черной красок. Аналогии из Малой Азии (Кибела с чашей, львенком на коленях и тимпаном) [23, табл. 174.4].

Рис. 2. Фрагмент раскрашенной терракоты богини на троне, III в. до н.э. ГБУ РК «Восточно-Крымский ИКМЗ». КТ-1382.

Фрагмент боспорской терракоты богини с плодом (граната?), поднесенным к груди (КТ-303), в коллекции ВКИКМЗ, также сохраняет следы раскраски (рис. 3). До нас дошел обломок в виде нижней части шеи, груди с треугольным вырезом хитона (высота 0,115 м). По краю выреза – широкая полоса красной краски, у левого плеча – неясный рельефный декор. Глина желтовато-красная, с мелкими включениями, следы белой обмазки. Высота 0,115 м. На тыльной стороне множественные отпечатки пальцев по сырой глине. Найдена 14.04.1960 на юго-восточном склоне горы Митридат на месте античной свалки. Может быть трактована как изображение Деметры или Коры.

Рис. 3. Фрагмент раскрашенной терракоты богини на троне с плодом, III-I вв. до н.э. ГБУ РК «Восточно-Крымский ИКМЗ». КТ-303.

Иконография Кибелы

В III-II вв. до н.э. в произведениях боспорской коропластики широко тиражируется иконография, характерная для Кибелы, причем в разных вариациях [3]; [16, с. 335].

Один из образцов местной работы (КТ-32), оттиснутый в изношенной форме, однако вероятно имевший искусно исполненный в «свободном стиле» прототип, поступил в ВКИКМЗ по итогам довоенных раскопок музея. Статуэтка удлиненных пропорций (рис. 4) изображает богиню на троне с крестообразными выступами, в хитоне с треугольным вырезом (высота 0,015 м). Гиматий закрывает колени, драпируясь на ногах диагональными складками. Ноги расставлены достаточно широко, правая слегка выдвинута вперед. В правой руке фиала, на коленях, вероятно, лев (обозначен схематично, имеются сколы). Глина розовато-красная. Полая, задняя сторона плоская, имеется прямоугольное отверстие. Иконография близка статуэтке КТ-382 из коллекции ВКИКМЗ.

Рис. 4. Терракота Кибелы, III-II вв. до н.э. ГБУ РК «Восточно-Крымский ИКМЗ». КТ-32.

Другим вариантом является сравнительно крупная терракота ВКИКМЗ (КТ-180): высота фрагмента, состоящего из головы (лицо и верх сколоты) и верхней торса, составляет 0,1 м. Сидящая Кибела со львенком на коленях (рис. 5). Удлиненная (продолговатая) форма головы, узкие покатые плечи, пышная грудь с длинными прядями локонов. Изготовлена из розовато-красной глины с мелкими включениями (местное производство). Остатки густой белой обмазки, на фигурке львенка – следы розовой краски. Как и предыдущая терракота, исполнена грубо, схематично. Поступила из довоенных раскопок музея. Среди аналогий статуэтки куротроф (возле левой груди голова ребенка, более тонкая работа, тип был распространен в Великой Греции, также обнаружен в Малой Азии) [22, табл. 142.2, 148.5].

Рис. 5. Фрагмент терракоты Кибелы, III-II вв. до н.э. ГБУ РК «Восточно-Крымский ИКМЗ». КТ-180.

Более высоким качеством отличается терракота Кибелы из раскопок Порфмия 1953 года (КТ-740, оп. 855) [2, рис. 7]: богиня в кресле с тимпаном в левой руке (поддерживает снизу), фиалой с плодом в правой, на коленях львенок, повернутый вправо (высота 0,18 м) (рис. 6). Одета в скрепленный на плечах подпоясанный хитон с V-образно лежащими складками на груди, гиматий, перекинутый через колени. Волосы длинными прядями опускаются через плечи до пояса. Ноги немного разведены, правая нога несколько выдвинута вперед. Отсутствуют голова и нижняя часть. Исполнение схематичное. Глина коричневато-красная, с мелкими включениями, плотная. Терракота полая, двусторонняя, на оборотной стороне частично сохранилось прямоугольное технологическое отверстие. Имеются аналогии как из Северного Причерноморья, так и из других регионов [9, табл. 18.2]; [23,табл. 174.1].

Рис. 6. Фрагмент терракоты Кибелы, III-I вв. до н.э. ГБУ РК «Восточно-Крымский ИКМЗ». КТ-740.

К кругу изображений Кибелы следует отнести терракоту богини на троне с выступами в хитоне и гиматии, который драпирует широко расставленные ноги (КТ-1854). Пропорции статуэтки укороченные, приземистые (рис. 7) Утеряны голова, конечности рук (высота 0,15 м). Левая рука отставлена в сторону. В похожей терракоте III-II вв. до н.э. из ольвийского теменоса [9, табл. 16.6] левой рукой богиня поддерживает тимпан снизу. КТ-1854 исполнена схематично, в изношенной форме без последущей доработки. Глина коричневато-красная, расслаивающаяся, с мелкими включениями. Местная работа, найдена при раскопках поселения Крутой берег в Крымском Приазовье. Статуэтка полая, задняя сторона плоская с подпрямоугольным технологическим отверстием.

Рис. 7. Терракота богини на троне, III-II в. до н.э. ГБУ РК «Восточно-Крымский ИКМЗ». КТ-1854.

Начиная с конца IV в. до н.э. на части статуэток Кибелы в качестве головного убора появляется башенная (зубчатая) корона, символизировавшая функции защитницы городов (инв. №№ КТ-2042, КТ-1944, КТ-695, КТ-2614 и др. из собрания ВКГИКЗ) [16, с. 335]. Так, трехзубчатая корона с вырезанным кружком в центральном зубце венчала голову сидящей богини на терракоте из Порфмия (КТ-696). До нас дошел только фрагмент фигурки: голова и часть бюста (рис. 8). Волосы, уложенные в пышную прическу, обрамляют лоб, длинные локоны спускаются на грудь. Черты лица не обозначены (по-видимому, наносились краской). Терракота двусторонняя, на обороте – остатки прямоугольного технологического отверстия. Глина коричневато-красная, расслаивающаяся (высота 0,1 м). Местное производство, грубая работа. На груди «медальон» с нечетким изображением головы с волосами. Подобная деталь многократно встречается на боспорских терракотах сидящей богини III-II вв. до н.э. [4, табл. XIV а]. Первоначально в научной литературе «медальон» интерпретировался в качестве горгонейона (атрибута Афины), аналогичного тому, который присутствовал на аттических терракотах второй половины VI в. до н.э. [4, с. 52, 87]; [6, с.314, рис. III, 3]. Введение в научный оборот терракот с подобной иконографией (фигурки женщины на троне, с ногами на скамеечке, в башенной короне и с фиалой в правой руке), но более высокой степени сохранности, позволило провести реинтерпретацию рассматриваемого атрибута, который в настоящее время трактуется как голова львенка. Этот композиционный элемент мог появиться в результате трансформации головы животного, сидящего на коленях богини, в горгонейон, а его тела – в жгут гиматия [16, с. 337]. Подобное видоизменение могло произойти в результате неоднократного использования в качестве патриц (моделей для изготовления форм) статуэток с нечеткими деталями.

Рис. 8. Фрагмент терракоты богини на троне в зубчатой короне, III-II в. до н.э. ГБУ РК «Восточно-Крымский ИКМЗ». КТ-696.

Так, в Порфмии (оп. 578 (П/578)) был найден фрагмент аналогичной КТ-696 терракоты (КТ-733), но с еще более стертыми деталями. Обломок представляет собой часть торса с «медальоном» с левой рукой и левым коленом (рис. 9) высотой 0,07 м. Спинка трона с выступами. На оборотной стороне - фрагмент прямоугольной выемки. На внутренней части терракоты следы доработки рабочим инструментом с заостренной плоской поверхностью типа шпателя. Глина темно-коричневая, темная обмазка. Особое внимание следует обратить на наличие основания в левой руке от некоего утраченного атрибута.

Рис. 9. Фрагмент терракоты богини на троне с утраченным атрибутом, III-II в. до н.э. ГБУ РК «Восточно-Крымский ИКМЗ». КТ-733.

В фондах ВКИКМЗ присутствуют терракоты рассматриваемого типа посредственного качества, в которых атрибут из левой руки сохранился (инв. №№ КТ-1953, КТ-2049, КТ-1877, КТ-974).

КТ-1953. Наиболее сохранный экземпляр: богиня на троне с крестообразными выступами (рис. 10). Одеяние состоит из хитона, а также гиматия, который частично собран в жгут на бедрах. Хитон моделирован складками на груди и коленях, скреплен на плечах. Ноги разведены. Правая рука с фиалой опущена, в левой руке предмет конической формы. Глина коричневато-красная, расслаивающаяся, с мелкими известковыми включениями, пережженная на сколах (высота 0,12 м). Статуэтка полая, сзади открытая. Оборотная сторона терракоты вылеплена небрежно, с прямоугольной выемкой в средней части, вылепленной вручную. На тыльной стороне терракоты присутствуют множественные отпечатки пальцев. Местная работа (из раскопок поселения Генеральское-Западное в Крымском Приазовье, найдена во рве поселения) [3]. Исполнение схематичное, вероятно, в изношенной форме. Конусообразный атрибут изготавливался отдельно вручную.

Рис. 10. Терракота богини на троне с конусом, III-II в. до н.э. ГБУ РК «Восточно-Крымский ИКМЗ». КТ-1953.

КТ-2049. Сохранилась нижняя часть тела, фрагмент левой руки с конусообразным атрибутом (рис. 11). Склеена из фрагментов (высота 0,08 м). Отбиты верхняя часть фигуры, правая ступня и верх конуса. Ноги разведены, правая нога немного выдвинута вперед. На бедрах жгут, сформированный из края хитона. Тыльная сторона терракоты утрачена, открыто технологическое отверстие, в которое вставлено окончание конусовидного предмета. Глина коричневато-красная, расслаивающаяся, с мелкими включениями. Боспорского производства (раскопки поселения Кошара, ВКАЭ, 1990, оп. 8, найдена в заполнении ямы, дно которой было обмазано желто-зеленой глиной) [3]. Грубая работа, исполнено в изношенной форме. Конусообразный атрибут изготавливался вручную, отдельно, крепился перед обжигом.

Рис. 11. Фрагмент терракоты богини на троне с конусом, III-II в. до н.э. ГБУ РК «Восточно-Крымский ИКМЗ». КТ-2049.

КТ-1877. Фрагмент состоит из части бюста, левой руки с коническим предметом, левой стороны кресла (рис. 12). Принадлежал статуэтке сравнительно крупных размеров (высота 0,095 м). На обороте сохранился край технологического отверстия овальной формы. Глина коричневато-красная, с мелкими включениями, следы светлой обмазки. Местная работа, найдена в 1986 году в Мирмекии экспедицией ЛОИА АН СССР в раскопе на краю громадной воронки времен Великой Отечественной войны, в условиях перемешивания слоев и сползания их к морскому берегу [3]. Исполнение схематичное. Конус сделан вручную.

Рис. 12. Фрагмент терракоты богини на троне с конусом, III-II в. до н.э. ГБУ РК «Восточно-Крымский ИКМЗ». КТ-1877.

КТ-974. Сохранилась нижняя часть композиции, конус в левой руке (рис. 13). Широко расставленные ноги, горизонтальные складки гиматия, закрывающего ноги с выделенными пальцами, верхний край собран в жгут, который спадает с левой стороны. Глина красная, с мелкими включениями, светлая обмазка. Полая. Исполнение схематичное, небрежное, местами мелкие технологические налепы глины. Конус изготовлен вручную. Терракота местного производства. Происходит из раннего зольника мыса Зюк, существовавшего с VI-V вв. до н.э. до конца первой трети III в. до н.э. [13, оп. 75/1979, рис. 174.6, с. 426-428], где помимо представленного артефакта были найдены терракоты, соотносимые как с женскими, так и с мужскими божествами, которые, предположительно, были связаны с элевсинскими или хтоническими ритуалами. В числе находок фрагмент статуэтки в виде мужской головки в остроконечной шапочке, который может быть трактован как изображение паредра Кибелы Аттиса.

Рис. 13. Фрагмент терракоты богини на троне с конусом, III-II в. до н.э. ГБУ РК «Восточно-Крымский ИКМЗ». КТ-974.

Все описанные терракоты с «медальоном» и конусом сходны по иконографическому типу и пропорциям, однако отличаются размерами. Статуэтки близки по типу описанной выше терракоте КТ-1854 (Кибела с тимпаном в левой руке, отставленной в сторону), за исключением композиции левой руки, однако их принадлежность Кибеле не бесспорна. К подобному типу также относится статуэтка хорошей сохранности, происходящая из раскопок Елизаветовского городища, из сооружения, вероятно, культового назначения, погибшего в пожаре 70х годов III в. до н.э. [11]. В одном помещении рядом с алтарем обнаружены фигурки богини на троне, Аттиса и две статуэтки в виде женщин с венком в одной руке и с кошелем в другой. Терракота сидящей богини представляет собой женщину на троне с изображением головы львенка на груди, с чашей и конусом в руках, которая, исходя из деталей композиции и контекста находки, может быть трактована как изображение Кибелы.

Известны боспорские терракоты с конусом и чашей несколько отличного иконографического типа из коллекций других музеев. Например, терракота из Елизаветовского городища первой трети III в. до н.э с калафом вместо зубчатой короны (номер в Госкаталоге 17667333), боспорская терракота богини с конусом более приземистых пропорций (№ 19184552), вариант с вытянутыми пропорциями (№ 11986063), трон с круглыми выступами (№ 7305176).

Вышеперечисленные факты могут свидетельствовать о наличии на Боспоре культовой статуи божества с конусом, чашей и «медальоном», по образцу которой оттискивались терракоты из матриц разных типов. Наиболее вероятна идентификация божества с Кибелой.

Дискуссионным вопросом остается семантика конуса в руках богини. В поисках значения атрибута исследователи обращаются к сакральным представлениям автохтонного населения Боспора. Так, конус может ассоциироваться с похожим по форме головным убором богини, изображенной на пластине из кургана Карагодеуашх. По другой версии, имела место замена тимпана на иной культовый предмет, использовавшийся в обрядах, например, на курильницу [3]. В последнем случае определенное влияние могла оказать религия местного населения (практика огнепоклонства), в результате произошла синкретизация культа греческой богини и локальных верований, связанных с верховным женским божеством [4, с. 106-110]; Сапрыкин, [17, с. 321].

В образе конуса может быть зашифрован природный объект (гора, холм, мыс, сопка грязевого вулкана). Исследования указывают на особое значение в сакральной топографии боспорян участков возвышенности, на которых располагались святилища и теменосы, и отправлялись культы женских божеств, олицетворяющих производительные силы природы. Особые опасения и повод для обращения к высшим силам вызывала и сейсмоопасность региона. Символ горы имел также космические коннотации и применялся в контексте образа мира и трех уровней мироздания [12].

Аргументированной представляется гипотеза, согласно которой в виде конусообразного атрибута боспорские коропласты изображали веретено с намотанными нитями. Ряд исследователей указывает на особое сакральное значение орудий ткачества и прядения в мировоззрении боспорян [14]; [18]. Согласно указанной позиции пряслица, ткацкие грузила, веретена, иголки, обнаруживаемые в святилищах, зольниках, погребальных комплексах (как женских, так мужских и детских) на территории Боспора, трактуются как вотивные приношения разным божествам (в том числе мойрам, Афродите, Кибеле либо божеству автохтонного населения). Подобные артефакты встречаются в греческих погребениях VI-V вв. до н.э., в зольнике Китея с наибольшей концентрацией в конце 5-4 вв. до н.э. и III-I вв. до н.э., в зольнике Мирмекия IV-III вв. до н.э., святилище на акрополе Нимфея в слое V в. до н.э. [14] Семантика спряденной нити связывается с продолжительностью человеческой жизни и его судьбой, а также идеей преобразования, перехода из одного качества в другое. Кроме того, нить символически соединяет земной и нижний миры, тем самым ассоциируясь с идеей создания новой жизни, плодородия.

Следует добавить, что орудия ткачества присутствуют и в скифских погребениях, в том числе жреческих IV в. до н.э. [1]; [19].

Заключение

Таким образом, массив данных боспорской коропластики ранеэллинистического периода указывает на значительный рост популярности Кибелы среди широких слоев населения. С одной стороны, активное распространение культа богини в рассматриваемое время было характерно и для Ольвии [9, с. 35-38]. С другой стороны, на Боспоре на основе композиционной схемы, присущей Кибеле, разрабатывается своеобразная иконография могущественного женского божества с уникальными атрибутами, однозначная идентификация и интерпретация которых в настоящее время затруднена в связи с недостатком источников. Можно предположить, что сакральные представления, которые стоят за образом богини, получили распространение по всей территории Боспорского государства, по крайней мере, среди боспорян низкого социального статуса. На формирование культа определенное влияние могли оказать как верования автохтонного населения, так и особенности мировоззрения потомков греческих переселенцев (тенденция к сохранению архаических черт в сакральной сфере).

Во II в. до н.э. Боспорское государство переживает тяжелый кризис. В конце III и почти весь II в. до н.э. отмечается «упадок боспорского промысла по изготовлению терракот». Это может свидетельствовать как об стагнации отрасли в связи с экономическим кризисом, так и о утрате популярности культами женских божеств. Оживление в коропластике начинается только в последние десятилетия II в. до н.э. [4, с. 91-93] – в «митридатовскую» эпоху, которая требует отдельного рассмотрения.

Библиография
1.
Бессонова С. С. Религиозные представления скифов. Киев: Наукова думка, 1983. 138 с.
2.
Вахтина М. Ю. Терракотовые статуэтки из раскопок Порфмия // Боспорские исследования. 2010. Вып. XXIII. C. 233–250
3.
Глушец Л. Н. Изображения богини на троне в коллекции терракот Керченского историко-культурного заповедника // Научный сборник Керченского заповедника. Керчь. 2006. № 1. C. 99–121.
4.
Денисова В. И. Коропластика Боспора. Л.: «Наука», 1981. 171 с.
5.
Ильина Т. А. Псевдотанагрские статуэтки из Пантикапея (в собрании ГМИИ им. А.С. Пушкина) // Древности Боспора. 2006. Вып. 9. С. 152-176.
6.
Ильина Т. А., Муратова М. Б. Вотивные терракоты из дворцового храма на акрополе Пантикапея // Древности Боспора. 2008. Вып 12. С. 287–339.
7.
Кастанаян Е. Г. Раскопки Порфмия в 1953 году // Советская археология. 1958. № 3. С. 203-207.
8.
Кобылина М.М. Терракотовые статуэтки Пантикапея и Фанагории. М.: Изд. Академии наук СССР, 1961. 183 с.
9.
Кобылина М.М. (ред.) Терракоты Северного Причерноморья. I-II. М: Изд. «Наука», 1970. 128 с.
10.
Кобылина М.М. (ред.) Терракотовые статуэтки. Пантикапей. III. М: Изд. «Наука», 1974. 124 с.
11.
Копылов В. П. Эллинский культовый комплекс в Елизаветовском городище на Дону // Боспорские исследования. 2015. № 31. С. 121–134.
12.
Кузина Н. В. Ландшафт хоры Крымского Приазовья: сакральный аспект // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2019. № 2. С. 27-36.
13.
Масленников А.А. Сельские святилища европейского Боспора. М.: Гриф и К, 2007. 563 с.
14.
Молева Н. В. Орудия ткачества, прядения и шитья как вотивные подношения в Китейском святилище // Из истории античного общества. К 60-летию Е.А. Молева. Нижний Новгород. 2007. Вып. 9-10. С. 80-85.
15.
Молева Н. В. Об иконографии Деметры и Великой Матери (Кибелы) в боспорской пластике // Боспорский феномен: искусство на периферии античного мира. 2009. С. 213-217.
16.
Муратова М. Б., Ильина Т. А. «Богиня на троне»: изменчивые атрибуты и меняющиеся атрибуции // Боспорские чтения. 2019. № 19. С. 333–338.
17.
Сапрыкин С.Ю. Религия и культы Понта эллинистического и римского времени. М.-Тула: Триумф принт, 2009. 425 с.
18.
Сорокина Н. П., Сударев Н. И. Предметы, связанные с культом и магией, из погребений кепского некрополя VI–II вв. до н.э. // Боспорский феномен: Колонизация региона. Формирование полисов. Образование государства. Спб. 2001. Ч.1.С. 133-139.
19.
Шауб И. Ю. О ритуальной функции веретена из погребения «царицы» в кургане Куль-Оба // Записки Института истории материальной культуры. 2018. 19. С. 103-111.
20.
Higgins R.A. Greek Terracottas. London: Methuen and Co LTD, 1967. 169 P.
21.
Mellaart J. Catal Huyuk. A Neolithic Town in Anatolia. London: Thames and Hudson Ltd., 1967. 232 p.
22.
Winter F. Die Antiken Terracotten. I. Berlin: Verlag fon W. Spemann,1903. 410 Z.
23.
Winter F. Die Antiken Terracotten. II. Berlin: Verlag fon W. Spemann,1903. 485 Z.
References (transliterated)
1.
Bessonova S. S. Religioznye predstavleniya skifov. Kiev: Naukova dumka, 1983. 138 s.
2.
Vakhtina M. Yu. Terrakotovye statuetki iz raskopok Porfmiya // Bosporskie issledovaniya. 2010. Vyp. XXIII. C. 233–250
3.
Glushets L. N. Izobrazheniya bogini na trone v kollektsii terrakot Kerchenskogo istoriko-kul'turnogo zapovednika // Nauchnyi sbornik Kerchenskogo zapovednika. Kerch'. 2006. № 1. C. 99–121.
4.
Denisova V. I. Koroplastika Bospora. L.: «Nauka», 1981. 171 s.
5.
Il'ina T. A. Psevdotanagrskie statuetki iz Pantikapeya (v sobranii GMII im. A.S. Pushkina) // Drevnosti Bospora. 2006. Vyp. 9. S. 152-176.
6.
Il'ina T. A., Muratova M. B. Votivnye terrakoty iz dvortsovogo khrama na akropole Pantikapeya // Drevnosti Bospora. 2008. Vyp 12. S. 287–339.
7.
Kastanayan E. G. Raskopki Porfmiya v 1953 godu // Sovetskaya arkheologiya. 1958. № 3. S. 203-207.
8.
Kobylina M.M. Terrakotovye statuetki Pantikapeya i Fanagorii. M.: Izd. Akademii nauk SSSR, 1961. 183 s.
9.
Kobylina M.M. (red.) Terrakoty Severnogo Prichernomor'ya. I-II. M: Izd. «Nauka», 1970. 128 s.
10.
Kobylina M.M. (red.) Terrakotovye statuetki. Pantikapei. III. M: Izd. «Nauka», 1974. 124 s.
11.
Kopylov V. P. Ellinskii kul'tovyi kompleks v Elizavetovskom gorodishche na Donu // Bosporskie issledovaniya. 2015. № 31. S. 121–134.
12.
Kuzina N. V. Landshaft khory Krymskogo Priazov'ya: sakral'nyi aspekt // Vestnik Nizhegorodskogo universiteta im. N.I. Lobachevskogo. 2019. № 2. S. 27-36.
13.
Maslennikov A.A. Sel'skie svyatilishcha evropeiskogo Bospora. M.: Grif i K, 2007. 563 s.
14.
Moleva N. V. Orudiya tkachestva, pryadeniya i shit'ya kak votivnye podnosheniya v Kiteiskom svyatilishche // Iz istorii antichnogo obshchestva. K 60-letiyu E.A. Moleva. Nizhnii Novgorod. 2007. Vyp. 9-10. S. 80-85.
15.
Moleva N. V. Ob ikonografii Demetry i Velikoi Materi (Kibely) v bosporskoi plastike // Bosporskii fenomen: iskusstvo na periferii antichnogo mira. 2009. S. 213-217.
16.
Muratova M. B., Il'ina T. A. «Boginya na trone»: izmenchivye atributy i menyayushchiesya atributsii // Bosporskie chteniya. 2019. № 19. S. 333–338.
17.
Saprykin S.Yu. Religiya i kul'ty Ponta ellinisticheskogo i rimskogo vremeni. M.-Tula: Triumf print, 2009. 425 s.
18.
Sorokina N. P., Sudarev N. I. Predmety, svyazannye s kul'tom i magiei, iz pogrebenii kepskogo nekropolya VI–II vv. do n.e. // Bosporskii fenomen: Kolonizatsiya regiona. Formirovanie polisov. Obrazovanie gosudarstva. Spb. 2001. Ch.1.S. 133-139.
19.
Shaub I. Yu. O ritual'noi funktsii veretena iz pogrebeniya «tsaritsy» v kurgane Kul'-Oba // Zapiski Instituta istorii material'noi kul'tury. 2018. 19. S. 103-111.
20.
Higgins R.A. Greek Terracottas. London: Methuen and Co LTD, 1967. 169 P.
21.
Mellaart J. Catal Huyuk. A Neolithic Town in Anatolia. London: Thames and Hudson Ltd., 1967. 232 p.
22.
Winter F. Die Antiken Terracotten. I. Berlin: Verlag fon W. Spemann,1903. 410 Z.
23.
Winter F. Die Antiken Terracotten. II. Berlin: Verlag fon W. Spemann,1903. 485 Z.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В эпоху эллинизма влияние древнегреческой культуры проникло далеко за пределы Эллады. Разумеется, и ранее эллины в период Великой греческой колонизации смогли освоить побережья Италии, Франции и и.д. Однако завоевания Александра Македонского резко расширили древнегреческий ареал прежде всего в восточном направлении. Да и сам Александр приложил большие усилия в том, чтобы не просто усилить проникновение эллинов в Азию: фактически он был одним из первых деятелей, выступавших с идеей сближения западной и восточной цивилизацией. В эпоху эллинизма греки активно проникают и в Северное Причерноморье, то есть фактически на территорию современной России.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является образ богини на троне в коропластике раннеэллинистического Боспора. Автор ставит своими задачами выявить общие тенденции в произведениях коропластики в Пантикапее и окрестностях, а также рассмотреть широко тиражируемую в произведениях боспорской коропластики иконографию, характерную для богини Кибелы.
Работа основана на принципах анализа и синтеза, достоверности, объективности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов. Автор использует также семантический анализ терракот с целью реконструкции религиозных представлений, стоящих за образом божества.
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор стремится охарактеризовать особенности иконографии терракот богини на троне европейской части Боспора раннееэллинистического периода на примере памятников из коллекции Восточно-Крымского историко-культурного музея-заповедника.
Рассматривая библиографический список статьи как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя свыше 20 различных источников и исследований. Несомненным достоинством рецензируемой статьи является привлечение зарубежных материалов, в том числе на английском и немецком языках. Из привлекаемых автором исследований отметим труды В.И. Денисовой, Т.А. Ильиной, Н.В. Молевой, в центре внимания которых различные аспекты раннеэллинистической культуры Северного Причерноморья. Заметим, что библиография обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, на наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований способствовало решению стоящих перед автором задач.
Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистам, но и широкой читательской аудитории, всех, кто интересуется как эллинистической культурой, в целом, так и культурой Северного Причерноморья, в частности. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи.
Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что образ богини на троне, «воплощенный в терракотах, пользовался особой популярностью у населения Боспора, тем самым свидетельствуя о востребованности той или иной богини в рамках частных культов». На основе анализа различных фрагментов терракот автор приходит к выводу, что на «Боспоре на основе композиционной схемы, присущей Кибеле, разрабатывается своеобразная иконография могущественного женского божества с уникальными атрибутами, однозначная идентификация и интерпретация которых в настоящее время затруднена в связи с недостатком источников». В работе отмечается, что «сакральные представления, которые стоят за образом богини, получили распространение по всей территории Боспорского государства, по крайней мере, среди боспорян низкого социального статуса».
Главным выводом статьи является то, что на формирование рассматриваемого культа «определенное влияние могли оказать как верования автохтонного населения, так и особенности мировоззрения потомков греческих переселенцев (тенденция к сохранению архаических черт в сакральной сфере)».
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, снабжена 13 рисунками, что усиливает ее наглядность, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в курсах лекций по истории древнего мира, так и в различных спецкурсах.
В целом, на наш взгляд, статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Человек и культура».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"