Статья 'Модель существенных признаков визуальной культуры как критериев исследования артефактов и конструирования новых визуальных образов' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Модель существенных признаков визуальной культуры как критериев исследования артефактов и конструирования новых визуальных образов

Калина Наталья Дмитриевна

кандидат педагогических наук

профессор, кафедра Дизайна и технологий, Дальневосточный государственный университет экономики и сервиса

690014, Россия, Приморский край, г. Владивосток, ул. Гоголя, 33, кв. 51

Kalina Natalia Dmitrievna

PhD in Pedagogy

Professor, the department of Design and Technologies, Far Eastern State University of Economics and Service

690014, Russia, Primorskii krai, g. Vladivostok, ul. Gogolya, 33, kv. 51

nata.kalina.53@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8744.2021.2.34486

Дата направления статьи в редакцию:

01-12-2020


Дата публикации:

13-05-2021


Аннотация: Объектом исследования является визуальная культура в контексте изучения артефактов и построения новых визуальных образов. Предметом исследования становится теоретическое осмысление существенных признаков как общих характеристик вида визуальной культуры. В исследовании сравниваются условия изображения артефактов визуальной культуры при постмодернизме и конструктивизме. Постмодернизм не стремится к построению целостных образов и выявлению через наглядную форму содержания. Конструктивизм в противовес постмодернизму выстраивает структуру целостных эстетически выразительных форм артефактов в единстве с содержанием. Информация знания и смыслы конструируются в визуальных артефактах в наглядных пространственных и художественных признаках. Особое внимание уделяется конструктивистскому подходу как теоретико-методологическому обоснованию исследований существенных признаков визуальных артефактов. Подход позволяет субъектам культуры конструировать смысловые модели средствами общекультурного геометрического языка в диалектическом синтезе различного рода форм, содержания и конвенциональных значений. Уникальному построению содержания способствуют художественные интерпретации. Методами конструктивистского подхода становятся: деконструктивизм выполнения детального анализа артефактов; конструктивизм построения новых эстетически выразительных образов. Результатом исследования становится систематизация существенных признаков визуальной культуры для любых форм и содержания. Новизна исследования состоит в соответствии конструктивистского подхода объекту и предмету исследования, также изучению актуальной реальности современной визуальной культуры цифровых технологий и новых конструктивных способов визуализации формы и содержания в изображениях.


Ключевые слова: визуальная культура, артефакты, признаки, исследование, конструктивистский подход, взаимосвязи, синтез, геометрический язык, художественные интерпретации, визуальные образы

Abstract: The object of this research is visual culture in the context of studying artifacts and design of new visual images. The subject of this research is the theoretical reflection on the essential attributed as the general characteristics of visual culture. The author compares the depiction of the artifacts of visual culture artifacts in postmodernism and constructivism. Postmodernism does not aim to build holistic images and reveal the content through visual form. Constructivism, in turn, structures holistic and aesthetically expressive forms of artifacts in unity with the content. The knowledge and meanings in visual artifacts are constructed via graphic spatial and artistic features. Special attention is given to the constructivist approach as a theoretical-methodological substantiation for studying the essential attributes of visual artifacts. Such approach allows the cultural entities to build semantic models by means of the general cultural geometric language in the dialectical synthesis of various forms, content, and conventional meanings. The artistic interpretations contribute to creation of the unique content. The constructivist approach includes the following methods: deconstructivism of conducting detailed analysis of the artifacts; constructivism of building new aesthetically expressive images. The result of this research lies in systematization of the essential attributes of visual culture for all forms and content. The novelty of consists in correspondence of the constructivist approach to the object and subject of the research, as well as in examination of the actual reality of the modern visual culture of digital technologies and new constructive methods of visualizing form and content in the images.



Keywords:

geometric language, synthesis, relationship, constructivist approach, study, signs, artifacts, visual culture, artistic interpretations, visual imagery

1. Введение

Окружающая человека культурная среда представляется в визуальных формах, построенных в единстве с содержанием культуры. Эта реальность культуры требует применения конструктивистского подхода к построению визуальных артефактов. Визуальная культура функционирует по каждому из направлений в системе культуры в соответствующей форме и содержании артефактов. При взаимодействии визуальных образов, имеющих различных аспекты формы и содержания, визуальная культура интегрируется в сложную многоуровневую систему культуры. Визуальная культура представляет для зрительного восприятия культурное содержание, тем самым создает информационный ресурс интеграции человека в культуру. Опосредованная ценностно-смысловой сферой творческой личности, конструирующей артефакты, визуальная культура становится механизмом развития мировосприятия людей. В связи с чем, с одной стороны, субъектами визуальной культуры становятся авторы, осознанно конструирующие в изображениях идейно-смысловые модели визуальных артефактов, с другой, – зрители, визуально воспринимающие и адекватно понимающие содержание визуальных образов культуры.

Сущность понятия «Визуальная культура» выражает единство формы и содержания, умозрение и умовосприятие как взаимосвязь целостного восприятия с пониманием смысла. Кроме этого, визуальная культура имеет свою систему существенных признаков, отличающих ее от других культур. Любое из направлений визуальной культуры в зависимости от цели построения артефакта и ракурса исследования комбинируется и синтезируется в полноте следующих существенных признаков: артефакты проектируются и конструируются в изображениях, построенных как «от руки», так и средствами компьютерной графики; визуальные образы выражают через наглядные качества формы информацию, знания и культурные смыслы; целостное визуальное восприятие формы сопровождается дискретным осмыслением содержания, при этом объединяет пространственно-образное и вербально-логическое познание; артефакты являются средством сохранения информации для культурной памяти; потребление визуальных артефактов устраняет разрыв между элитарной и массовой культурами; визуальные образы обладают публичным идейно-содержательным воздействием на зрителей; визуальные объекты воспринимаются в повседневной среде; артефакты обладают эстетически интегративной формой. Перечисленные общие существенные признаки визуальной культуры взаимосвязаны, в связи с чем они образуют модель, отражающую сущность определенного множества визуальных артефактов.

Артефакт (от лат. arte – искусственный иfactys – сделанный) становится единицей материальной и духовной культуры, обладающей культурной нормой, ценностью и смыслом. Каждый из культурно-исторических периодов и современный период развития культуры выражает в артефактах визуальной культуры свои ценности и смыслы. Е. А. Белов рассматривает артефакты в качестве структурных элементов культуры, образующих микро-динамику эволюции культурных образов, лежащую в основе культурогенеза. На основании выполняемых функций, артефакты образуют классы и семейства [1, с. 3-8]. Материальные формы артефактов являются носителями информации, сконструированной по законам системы и закономерностям изобразительного искусства. Артефакты становятся визуальными, когда воплощают в себе способ целостной организации формы и восприятия образа, зависимого от содержания и специфики артефакта. Назначение артефактов оценивается в связи со структурой формы и культурным контекстом содержания, построенном визуальными языками культуры и обобщенными художественно-эстетическими средствами.

Необходимо отметить, что человек может воспринимать содержание визуального артефакта только в целостной форме и дискретным осмыслении содержания, связанным с конвенциональными значениями действительности. В этом плане понятие «Целостность» раскрывается с двух сторон; со стороны закономерности целостного зрительного восприятия; со стороны категории «Эстетика» целостность образа является здесь значимым критерием любого вида искусства, в том числе и визуального. Воспринимая наглядные качества частей формы и выражая фрагменты содержания в словах, человек связывает их с известными в культуре конвенциональными значениями - определенные единицы речи, участвующие в осмыслении содержания. При конструктивистском подходе строятся целостные формы визуальных артефактов в системе значений, вызывающих у зрителей смысловые модели. Причем каждый из элементов системы формы обладает своим смыслом.

Осмысление существенных признаков артефактов визуальной культуры осуществляется с целью создания модели предпосылок исследования визуальных образов, существующих в культурогенезе и на современном этапе развития культуры. Поиск обоснования системе существенных признаков визуальных артефактов может служить теорией визуальных исследований и конструирования новых визуальных образов культуры.

2. Обоснование модели существенных признаков артефактов визуальной культуры и конструктивная практика построения новых визуальных образов.

Анализ существующих в культуре артефактов позволил выявить восемь существенных признаков визуальной культуры.

Первым существенным признаком визуальной культуры является конструирование артефактов в изображениях. Изображения представляют собой специфический вид познания и практики, основанный на применении изобразительных средств и способов построения зрительно воспринимаемых образов. В интеграции определенного количества слоев, изображение начинает представлять большой объем информации.

Многогранное поле изображений артефактов современной визуальной культуры ХХI века строится на основе цифровых способов компьютерной графики. Компьютерная визуализация – конструирование модели архитектурных объектов, разработки интерьеров квартир, всевозможных машин и предметов быта. Компьютерная графика так же используется в конструировании иллюстраций для печати, сцен для телевидения и театра, создания фильма или мультфильма, анимационных фильмов, мультимедийных презентаций, рекламных роликов, компьютерных игр, а также технических чертежей и схем. Результаты всех этих видов визуализации обладают своими особенности и общими характеристиками, такими как системное обобщение и художественно-условное выражение формы и содержания. Описывая современную электронную среду М. Раш считает, что компьютерам суждено было породить искусственную и по-настоящему социокультурную среду, доступную зрителю. М. Раш характеризует медиа-искусства как новый способ визуализации, исходящий из конструктивных идей, включенных в самые разнообразные практики, формирующие новые способы мышления и выполнения художником любых замыслов [2, с. 10].

Осуществляя визуализацию образов в изображении, субъекты связывают воедино знания теории изобразительного искусства с автоматизированными средствами компьютерной графики, так же личностными ценностями и смыслами. Эти средства выполняются на основе конструкторов команд, инструментов и форм. Каждый из элементов того или иного конструктора имеет свое значение в построении артефакта. Применение конструкторов требует конструктивистского подхода к построению логических и художественно-эстетических взаимосвязей между частями целого.

Создание визуальных артефактов средствами компьютерной графики достаточно ярко проявляет зависимость искусства от науки. В построении визуальных образов знания науки и искусства приобретают общие характеристики: те и другие становятся преобразовательными и конструктивными; та и другая сфера деятельности включает воображение. Синтез конструктивных (научно-обоснованных) и художественных (интерпретационных) процессов способствует построению обобщенных изображений артефактов во всех сферах визуальной культуры. Способом визуального построения системно-организованной информации в науке, становится инфографика – построение модели, следующей идеям оригинального конструирования различных форм компактного представления большого объема информации из множества подсистем данных в простой структурной организации одной страницы.

В создании художественных образов в искусстве используется конструктивный реализм, в каких-либо отношениях взаимосвязанный с реальной действительностью. Субъекты строят концепцию оригинальных идей конструктивного процесса и результата. Любая идея раскрывает цель, композицию и упорядочение формы в единстве с содержанием. Представление идей относится как к использованию геометрического языка, так и применению художественных интерпретаций. Кроме идей концепция включает в преобразование формы реально существующих образов следующие принципы: обобщение конкретных данных, включение меры абстрагирования от реальных образов, дискретность в выявлении системы значений, условность и изобразительность в выражении через наглядную форму содержания.

Исходя из всего этого каждая из частей формы артефакта строится со стороны своих предметных признаков, признаков замысла и построения системы. Упорядочение идей часто осуществляется в построении целостной пространственной структуры изображения имитационными знаково-символическими средствами геометрического языка. Знаки языка включают свод знаний: закономерностей, правил и принципов, а символы представляют образы знаков. Алгоритмы конструктивного процесса строятся здесь из дискретных единиц языка, замещающих фрагменты реальных образов. Геометрический язык не включает математических объяснений, а существует как со стороны реальных отношений всего предметно-пространственного мира, так и со стороны построения артефактов в изображении. В реальном мире геометрические элементы: точки, линии, плоскости и фигуры находятся во взаимосвязях перспективы и светотени – знания, на их основе артефакты конструируются в изображении. По своим характеристикам средства геометрического языка компьютерной графики являются конструктивными. Однако общей тенденцией создания изображений ХХI века культурно-исторического периода после модернизма остается постмодернизм, не учитывающий конструктивную специфику компьютерной графики. Постмодернизм зачастую не ориентируется на логически продуманную концепцию формообразующих идей и средств упорядочения формы артефакта.

Конструктивистский подход и конструктивизм также как и постмодернизм существуют в настоящее время, при этом отрицают копирование реальной действительности. Постмодернизм и конструктивизм в визуальной культуре, основываются на идее культурного многообразия, предлагают альтернативы. Общим между постмодернизмом и конструктивизмом является стремление художников и дизайнеров продуцировать новые идеи. Разница заключается в том, что в конструировании пространственной и художественной структуры изображения с различными стилями построения формы, субъекты стараются определить формальные и содержательные взаимосвязи между деталями целого. Конструктивизм стремится к упорядоченности формы образа, передающего содержание. Кроме этого, конструктивизм наделяет значением все элементы не только целостного образа, но и дифференцированного конструктивного процесса и геометрического языка построения визуальных артефактов культуры. Формальные, содержательные и языковые знаково-символические значения являются конструктивным средством построения смысловых моделей для визуального восприятия артефактов людьми. Признаки постмодернизма в отношении построения визуальных артефактов представляют собой полную противоположность конструктивизму. Постмодернизм в создании артефактов не стремится к организации целостности. Пространственная объективность формы на основе постмодернизма часто искажается до неузнаваемости, что лишает изображение цельности, красоты и понятности в выражении содержания. Представители постмодернизма не анализируют взаимосвязи между стилями и не определяют синтез элементов целостной формы образа. В связи с чем изображения в постмодернизме теряют эстетические качества формы.

По мнению М. Эпштейна в ХХI веке постмодернизм еще обладает влиятельной силой, формирующей новые культурные течения. М. Эпштейн считает, что постмодернизм больше стремится к форме, чем к выражению содержания. Для постмодернизма характерны эклектика и фрагментарность, игра знаков, за которыми нет означаемых. С точки зрения М. Эпштейна постмодернизм встал на ту черту, когда он исчерпал себя в интеллектуальной художественной культуре и должны произойти какие-либо изменения [3, с. 10-11]. Создание артефактов в постмодернизме не опирается на построение структуры значений и взаимосвязей. В связи с чем содержание артефакта в должной мере не раскрывается.

Конструирование артефакта представляет собой эвристический процесс разрешения проблем организации формы и представления через наглядную форму содержания. Наглядный контекст знаний, включенный в конструирование артефактов понятен только специалистам, зрители воспринимают в изображениях гармоничные формы и содержание визуальных образов. В ХХI веке конструктивистский подход и конструктивизм могут привести визуальную культуру построения артефактов в изображениях к существенным изменениям, при которых постмодернизм может стать конструктивным.

Вторым существенным признаком артефакта визуальной культуры становится визуальный образ. Являясь одновременно целостным и дискретным, визуальный образ выражает систему значений содержания. Понять содержание визуального образа можно только в деконструкции наглядно-целостной формы, анализе значений определенных составляющих и их взаимосвязей. Наглядное выражение значений частей формы в целостности образа дает человеку возможность толковать смыслы, включать воображение. Следуя методологии визуальных исследований, Т. А. Арташкина рассматривает понятие «визуальный образ» как категорию и новую отрасль знания, абстрагированного от объектов. Визуальный образ имеет два признака – зрительно воспринимаемая визуальность объекта и представляемая через нее информация об этом объекте. Причем визуальные образы демонстрируют весь набор визуальных объектов без ограничений [4, с. 17]. По словам Т. Арташкиной, в построении объекта понятие «визуальный образ» перестает относиться к категории и становится концептом репрезентации неких наглядных признаков и качеств какого-либо объекта, явления или процесса. Концепт формируется речью, по своей природе он субъективен, отражает акт индивидуального постижения смысла [Там же, с. 18]. В построении артефакта концептами признаков визуального образа становятся наглядные качества формы, демонстрирующие содержание. Согласно высказыванию Ф. Джеймисона: «Визуальность образа становится принципом структурирования содержания продуктов визуальной культуры». Исследователь утверждает, что форма, через которую передается знание о культуре, может претендовать на статус онтологии визуального [5, с. 316]. Конструктивистский подход к конструктивному реализму выражает содержание визуального образа артефакта в связи с делимостью формы на составляющие элементы, находящиеся в системе значений и смыслов. В формально-пространственном отношении смысловая модель образа артефакта выражается общекультурным геометрическим языком, способствующим логическому членению формы, а в содержательном плане – художественными интерпретациями, нацеленными на определение взаимосвязей и синтез частей в целостности наглядной формы, выявляющей основной смысл и дифференцированные смыслы, связанные с системой значений образа. Между тем форма визуального артефакта культуры подлежит двухстороннему членению на составляющие части целого: во-первых, – членение на отдельные функциональные подсистемы, которые задаются системой расположения элементов в артефакте и иерархией отношений, при которых каждый элемент целого имеет в системе свою функцию; во-вторых, – предельное членение подсистем на знаково-символические элементы геометрического языка. Каждая единица языка в построении артефакта имеет свое значение, поэтому отличается от других единиц своей формой. В конструктивном реализме визуальность формы зависит от построения в артефакте культурно-содержательных значений, являющихся носителями смысла. Культурный смысл, по мнению В. П. Козловского, укоренен в культуре и стабильно сохраняет культурно обусловленное значение о мире. Характеризуя нормы коллективной жизнедеятельности, культурный смысл способствует взаимопониманию между людьми [6, с. 29-34]. Визуальные образы артефактов, построенные в системе конвенциональных значений, формируют у людей прагматические, духовные и нравственные смыслы. В построении целостной формы образа каждая из функциональных частей и языковых единиц имеют свое место, взаимосвязи между значениями. Субъект осуществляет поиск наглядных качеств формы соответственно значению части в системе. В качественные отношения между формой и содержанием частей образа включается иерархическая зависимость, при которой главные элементы целого изображаются более выразительными наглядными качествами формы, чем подчиненные. Синтез взаимосвязей между отдельными признаками частей целостности характеризует качественный аспект в построении формы в единстве с содержанием артефакта.

Третьим существенным признаком артефактов визуальной культуры становится объединение в познании и построении визуальных образов пространственно-образного представления формы и вербально-логического осмысления содержания. Люди оценивают визуальные артефакты во взаимосвязи с ценностями культуры, восприятием эстетически привлекательного образа и понятностью содержания, выраженного словом. В этом процессе зрение первично по отношению к речи. Однако по мнению Дж. Бергера, первичное восприятие автоматического реагирования не дает глубокого понимания того, что воспринимается. Ключ в разгадке увиденного находится между словом и образом. Слово объясняет увиденное, дает человеку знание, которое влияет на то, как воспринимаются образы [7, с. 4]. Любая мысль, проявленная через слово, становится носителем смысла. Значимую роль в объединении пространственно-образного и вербально-логического познания играет дискретность, выражающая в образе систему значений. Дискретность в восприятии визуальных образов позволяет человеку не просто разглядывать форму артефакта, а понимать его смыслы. В тоже время, пространственно-образная целостность артефакта, построенного на основе визуального языка характеризуется такими преимуществами, как легкость восприятия и убедительность понимания того, что представляется. Содержание визуального образа с наименьшими потерями достигает сознания по сравнению лишь с вербальным представлением материала. В связи с чем визуальные образы часто демонстрируют в изображениях ту информацию и знания, которые трудно описать словами. Характеризуя понимание смысла в восприятии визуальных артефактов, необходимо отметить, что знаково-символическая природа визуальных языков выявляет через слово конвенциональные значения артефакта, а через образ – эмоции и чувственные переживания. Конструктивная организация системы значений формы визуального образа в изображении представляет зрителю пространственно-образное восприятие артефакта и вербально-логическое осмысление содержания. Заметим, если в артефактах визуальной культуры отсутствует строгая система значений, отсутствует и адекватный «перевод» на язык слов.

Четвертым существенным признаком артефактов визуальной культуры становится сохранение информации в изображениях для культурной памяти и исторических документов. Культурная память, представленная в визуальных артефактах, является коллективной памятью, имеющей временную и вневременную ценность. Формируя определенное миропонимание, культурная память основывается на осмыслении значений, свойственных визуальным образам культуры исторического времени и современной жизни и деятельности людей. Одним из значимых артефактов для культурной памяти является фотография. В настоящее время фотографии развиваются в двух основных направлениях: в документальном и художественном. Документальная фотография находит применение в самых разных сферах – журналистике, медицине, архитектуре и др. Отличием фотографии документа от художественной фотографии является объективное воспроизведение действительности. Заметим, что объективность фотографий теряется, когда фотографы проявляют субъективное отношение к выбору формы и содержания фото и применяют цифровые технологии преобразования фотографий. Необходимо отметить, что в начале ХХI века в построении визуальных артефактов используется принцип совмещения реального и художественного. На современном этапе применения цифровых технологий фотографии часто преобразовываются на компьютере, в связи с чем они теряют объективность. В тоже время средства компьютерной графики расширяют художественные возможности в преобразовании фотографий и кадров кинофильмов, что является ценным для визуальной культуры. Понятие «Художественность» относится к применению искусственных культурно созданных средств гармоничного преобразования образов реальной действительности. В преобразовании фотографий используются художественно-эстетические средства изобразительного искусства. Целью художественной фотографии становится создание эмоционально насыщенного эстетически выразительного образа, зависимого от композиции кадра, выбора ракурса, места и освещения съемки. Световые, цветовые эффекты создаются в творческом использовании цифровых технологий. В практике современного времени разработаны различные способы и средства визуализации культурных данных. Л. Манович описывает две техники цифрового монтажа. Первая техника представляет временной монтаж хроно-фотографий, при котором репрезентации разных реальностей соединяются в цепь последовательных моментов видеоряда. Ко второй технике ученый относит внутрикадровый монтаж, включающий тематическое деление, наложение и объединение различных частей в единой картине кадра. Внутрикадровый способ монтажа создает более содержательные полиэкранные изображения. Благодаря монтажу цифрового наложения, конструируется то, что никогда не существовало в реальности [8, с. 9–11]. Описанные Л. Манович конструктивные способы компьютерного монтажа, расширяют возможности комбинирования и переструктурирования образов, что раздвигает границы возможного построения новых визуальных и художественных образов в фотографиях и кинофильмах для познания и отдыха людей. В связи с использованием способов и культурно-обусловленных средств создание художественных фотографий приобретает концептуальную и конструктивно-художественную форму. Применяя конструктивистский подход к высокому творчеству, художники и дизайнеры формируют гармоничные отношения реального и художественного. Не только фотографии и фильмы, но и другие артефакты визуальной культуры могут служить средствами культурной памяти. Так, например, книги, визуальные образы архитектуры могут рассматриваться с документально-исторической точки зрения.

Пятым существенным признаком артефактов визуальной культуры ХХI века является сближение элитарной и массовой культур. Принято считать, что элитарная и массовая культуры различаются в потреблении визуальных артефактов. Элитарная культура относится к наиболее интеллектуальной, высокообразованной части людей, нацеленной на авангардные инновации в создании и потреблении артефактов из различных сфер культуры. Массовая культура, для большинства населения ориентируется на репродуктивную деятельность и повторение стереотипных образцов. При этом считается, что массовая культура имеет усредненный уровень духовных потребностей, в основном развлечения и украшения жизни. Однако это не совсем так, массовое потребление упорядоченных смысловых систем в артефактах визуальной культуры значимо сопровождает все уровни и процессы жизнедеятельности людей, начиная от дошкольного возраста и до преклонных лет жизни человека. Визуальная культура сближает элитарную и массовую культуры, когда культурная среда переводит визуальные артефакты из сферы творчества в сферу потребления. Так, например, научная информация в связи с распространением и потреблением артефактов постепенно превращается из элитарной в интерактивную и массовую. Цифровые искусства, выполненные элитарными художниками и дизайнерами, также становятся массовыми. Произведения репродуцируются с высоким качеством цветопередачи и распространяются среди людей массовой культуры. Конструктивистский подход к конструктивному реализму построения пространственной структуры визуальных артефактов следует понятному выражению содержания реальной действительности. Художественные интерпретации обостряют смыслы и оригинальное выражение информации, активизируя познание как элитарного, так и массового зрителя. Следует подчеркнуть, что зрительно воспринимаемые образы артефактов визуальной культуры относятся к самой доступной сфере потребления широкими массами населения. Информация при этом демонстрируется на разных носителях. Электронные носители медийно-информационной среды предоставляют людям социокультурный опыт средствами кинофильмов, Интернета, телевидения, компьютерной графики и др. На современном этапе развития визуальной культуры авторы используют принцип двойного кодирования информации, адресуя свои произведения одновременно элитарному и массовому зрителю. К. Э. Разлогов в этой связи разъясняет: «Кинематограф отображает всю сложность и многообразие жизни, но в массовой культуре это происходит путем стирания противоречий и формирования механизмов так называемого транскультурализма, когда одни и те же произведения специально создаются для того, чтобы охватить самую широкую аудиторию. Характерным примером может быть киноискусство Гонконга. Вместе с тем, кино вписывается и в противоположную тенденцию обособления художественного творчества <…> в искусство для искусства. Массовость сочетается здесь с киноавангардом» [9, с. 9]. Задачи объединения массовой и элитарной культур решаются в артефактах визуальной культуры в нахождении баланса между интеллектуальными и развлекательными потребностями людей. Для визуальной культуры характерно тиражирование различного рода изображений, демонстрирующих знаки, символы и системы взаимосвязей, объемно-пространственные образы и плоскостные изображения: живопись, объекты архитектуры, карты, фотографии из журналов и др.

В современной визуальной культуре есть примеры тенденций пытающихся искусственно устранить разрыв в мировосприятии наследия между элитарной и массовой культурами. Так, например, Р. Ю. Овчинникова раскрывает изменение отношения к понятию «кич». Это понятие рассматривалось как имитация уникальных изделий, включая штампы, образы, приемы и средства. Ученый объясняет: «Сегодня кич-объекты не относятся к «безвкусице массовой продукции» и антиценностям, а признаются в качестве полноправных объектов культуры. Новое понимание кич выполняет культурную функцию на стыке массового производства вещей и визуальной культуры. [10, с. 10-12.]. Автор пишет об изменении отношения к понятию «кич», само понятие не меняется, оно представляет собой преобразования, имеющихся в культуре уникальных артефактов. Это происходит чаще всего без согласия авторов, что является не допустимым. Конструктивистский подход не имеет отношения к кич-объектам, на его основе усовершенствуются функциональные объекты жизнедеятельности людей и конструируются новые артефакты визуальной культуры, связанные с духовным освоением действительности, эстетическим переживанием и обретением новых смыслов.

Шестым существенным признаком артефактов визуальной культуры становится публичный способ представления информации. Публичность связана с открытостью визуальных артефактов для публики и общедоступностью восприятия визуальных образов. Артефакты визуальной культуры одновременно с публичностью обладают свойством визуальной коммуникации, возникающей, когда человек зрительно воспринимает и понимает смысл информации. Артефакты посредством визуальной коммуникации удовлетворяют социальные, культурные, познавательные, деятельные, духовные и художественно-эстетические потребности людей. На современном этапе культурного развития визуальная культура испытывает интенсивное обновление и, тем самым, усиление фактора публичности. Это связано с появлением новых цифровых средств массовой визуальной коммуникации. Визуальная культура постоянно обновляется информацией из различных областей культуры и способствует взаимопроникновению всего многообразия артефактов в различные сферы жизнедеятельности людей. Публичное пространство культуры, в том числе и Интернета выражает построенную визуальными средствами информацию как статическую, образованную целостной структурой, так и динамическую, развивающуюся во времени, – технологии деятельности, конструктивные процессы, кинофильмы, театральные представления и др. Цифровые системы являясь фактором развития публичности визуальной культуры, обеспечили широкий доступ населения к артефактам и повысили уровень образования людей. Отметим, что публичный мир имеет амбивалентную природу. Н. Больц, характеризуя масс-медиа считает, что, с одной стороны, масс-медиа делают возможной мировую коммуникацию путем расширения вещания, связывая отдельные миры в сеть. С другой стороны, масс-медиа выходит на публику не сколько с точной информацией, сколько приемлемой и резонансной, а с третьей, – информация рассматривается как товар и стремится к невероятным сообщениям [11, с. 10-29]. Телевизионщики и менеджеры Интернета конструируют публичные визуальные образы не объективно, а посредством практики воображения. Зрителю ХХI века необходимо научиться осуществлять отбор информации, предоставляемой образами визуальной культуры. Авторам визуальных артефактов предлагается использовать конструктивистский подход к конструктивному реализму с его гуманистической, «человеко-ориентированной» направленностью на возможности зрительного восприятия и понимания человеком смысла.

Седьмым существенным признаком артефактов визуальной культуры, становится повседневное существование артефактов в социокультурной среде жизнедеятельности людей. Человек живет и действует в естественном окружении визуальных образов, повседневно воспринимаемых в культурной среде. В условиях привычной повседневности человек постоянно вступает в визуально-коммуникативные и информационные отношения с визуальными образами культуры. Конструктивистский подход и конструктивизм обеспечивают в окружающей человека среде построение информационных моделей культуры и моделей пространственной ориентации специально созданной композиции узнаваемых акцентов. В связи с чем осуществляется управление вниманием зрителя и передвижением его в визуально организованном пространстве повседневной среды. Являясь продуктом повседневного восприятия, визуальные артефакты приобретают для людей особую ценность. П. Штомпка выделил источники постоянно возрастающего расширения повседневно воспринимаемых визуальных артефактов как условия развития визуальной культуры. По мнению ученого, первым источником расширения визуальных артефактов становится деятельность человека, вторым – искусственно организованная городская среда, третьим – огромное число предметов потребления. Потребителей товаров привлекают оригинальные формы. Для этого строятся торговые центры с красивыми интерьерами, привлекающими своим видом покупателей [12, с. 12-13]. Все артефакты визуальной культуры выражаются в стремлении к привлекательности с помощью дизайна и моды. Многообразные формы артефактов, повседневно воспринимаемых в культурной среде, дополняются масс-медиа.

Характеризуя современную медиареальность, В. В. Савчук утверждает: «Лавинообразно нарастает скорость распространения «медиа-производных» (медиа-культура, <…> медиа-образование и т.д.) – знак времени, суть которого в том, что социальные, культурные и экологические последствия, производимые новыми медиа, а значит и смыслами, превысили критическую массу новаций и подвели человека как к осознанию новой стадии существования, так и к необходимости нового <…> подхода к ее осмыслению» [13, с.2]. Различные виды визуализации служат средством повседневного воздействия на людей. Для того, чтобы окончательно не запутаться в бесконечно усложняющемся мире визуальность должна стать способом гармоничного конструирования и структурирования образов, воспринимаемых в повседневной жизни людей. В связи с чем А. Дроздова утверждает, что в ХХI веке визуальность стала формообразующим принципом всей культуры, теперь ее основой становится не линейное письмо, а поток экранных изображений, которые свободно вмещают в себя устную речь, анимацию, письменные тексты и многое другое. В центре внимания оказывается уже не вещь, а ее визуальный образ. При этом исчезают четкие границы между актуальными и виртуальными, символическими и материальными артефактами [14; с. 30-31]. Авторам артефактов визуальной культуры необходимо осознать, что использование конструктивистского подхода к построению любого рода информации в целостных визуальных образах сделает повседневную жизнь и деятельность людей более гармоничной.

Восьмым существенным признаком артефактов визуальной культуры является восприятие целостных эстетически выразительных образов. Визуальные образы артефактов, содержащие два плана значений общекультурных и эстетических, приводят человека к событиям. Человек получает удовлетворение от восприятия эстетического образа, а его познание сопровождается порождением ценностно-значимых духовно-обогащающих событий. Человек ищет в них смысл. Визуальное восприятие эстетически гармоничных форм видимого мира духовно обогащает людей. В эстетическом переживании интегрируется многообразный духовный опыт – сложный сплав индивидуальных взглядов с усвоенным личностью богатством культуры. «Эстетическая» категория, так же, как и «Визуальная» является универсальной, то есть она относится к построению любых визуальных образов. Конструктивистский подход к построению артефактов, основываясь на синтезе различных по своей природе художественно-эстетических и нехудожественных средств и материалов, приводит к многообразно-упорядоченным формам, наглядно выражающим культурное и духовное содержание. В этом плане конструирование артефактов открыто к поиску новых форм визуальности, обеспечивающих многообразие интересов людей. В поисках оригинальных эстетических образов субъекты продуцируют новые креативные идеи, основанные на эстетических ценностях, связанных с построением художественного идеала. При конструктивистском подходе конструируются целостные выразительные формы артефактов – прекрасные образы визуальной культуры, построенные в противовес всему безобразному. Выразительные образы вызывают у людей эстетические чувства. Эти чувства не являются простыми ощущениями и восприятиями – «умные» чувства, связанные с переживаниями и эмоциями восприятия художественной формы в единстве с содержанием. Человек погружается в восприятие произведения, его композиции, которая восхищает и возвышает. Восприятие человеком художественных образов всегда преломляется в эстетическую и интеллектуальную оценку. Когда построение артефактов осуществляется на основе актуальных эстетических ценностей, визуальные образы становятся для людей ценностно-значимыми. От восприятия выразительных образов люди получают эстетические эмоции. По мнению Е. Я. Басина и В. П. Крутоуса, художественное как бы вписано в эстетическую чувствительность, она носит вторичный, культивированный и одухотворенный характер. В оценках эстетического проявляются культурно ориентированные смыслы, интегрированные с эмоциональным аспектом познания [15, с.24]. Эстетические ценности формируются от восприятия целостного образа, а не отдельных деталей, преобразуя отношения людей к артефактам. Конструктивистский подход и конструктивизм нацелены на максимальную совместимость элементов системы – упорядочение значений образа, что приводит визуальные артефакты к лаконично-целостной эстетически выразительной форме, привлекающей внимание зрителей. Эстетическое впечатление от увиденного обеспечивает целостное воздействие на все познавательные сферы человека, включая восприятие, визуальное мышление, осмысление, связанное с ассоциациями и с проникновением в сущность содержания художественного образа, преломления его в языке и стиле выражения. Применяя конструктивистский подход к построению эстетических форм артефактов, субъекты осуществляют поиск гармоничного взаимодействия между частями целого, новизной формы в соответствии с принятыми в культуре ценностями. В поиске оригинальных форм субъекты продуцируют новые конструктивные идеи, выбирают для построения смысловых моделей соответствующие материалы. Эстетически выразительные артефакты обладают интегративной формой, представляющей через наглядные качества образа два вида синтеза системы пространственных взаимосвязей и художественно-интерпретационных связей. Эстетически выразительные формы артефактов не исключают всех выделенных выше существенных признаков визуальной культуры.

3. Заключение

Модель существенных признаков характеризует качественную определенность визуальной культуры может быть использована в качестве теоретического концепта исследования, имеющихся в культуре артефактов и построения новых визуальных образов. Субъекты, следуя конструктивистскому подходу и конструктивизму в построении системы значений, вызывающих смыслы в восприятии артефактов, обеспечивают взаимодействие и интеграцию человека с культурной средой.

Различные синтезы стилей искусств при конструктивистском подходе к построению артефактов согласовываются в своем выражении и могут создать единый конструктивный стиль, значимый на современном этапе развития визуальной культуры. Конструктивный стиль построения артефактов различной природы может стать идеалом современной эпохи убедительного построения формы в единстве с содержанием и развивать у людей гармоничное визуально-образное мировосприятие. Порождение единых фундаментальных структур для построения идеальной конструкции из разнородных элементов смогут обеспечить знаково-символические средства общекультурного геометрического языка. Разнообразие и уникальность визуальным образам артефактов визуальной культуры смогут придать художественные интерпретации.

Библиография
1.
Белов Е. А. Артефакт как структурная единица культуры: автореф. дис. …канд. философ. наук: 24.00.01 / Белов Евгений Алексеевич; Тюменский гос. университет. – Тюмень, 2014. – 21 с.
2.
Раш М. Новые медиа в искусстве : пер. с англ. / М. Раш. – Москва : Ad Marginem, 2018. – 256 с.
3.
Эпштейн М. Н. Постмодернизм в России / М. Н. Эпштейн – Санкт-Петербург : Азбука : Азбука-Аттикус, 2019. – 608 с.
4.
Арташкина Т. А. Визуализация и визуальные исследования: анализ категориально-понятийного аппарата / Т. А. Арташкина // Визуальная коммуникация в социокультурной динамике: сборник статей ст. II Международной научной конференции (24–25 ноября 2016 г.). – Казань : Изд-во КГУ, 2016. – С. 15-19.
5.
Культура в концепции американского постмодернизма Ф. Джеймисона // Studbooks. – URL:studbooks.net›43873…kultura…dzheymisona(дата обращения: 16.11.2019).
6.
Козловский В. П. Культурный смысл: генезис и функции / В. П. Козловский; АН УССР, Ин-т философии; ред. Е.К. Быстритский. – Киев : Наук. Думка, 1990. – 128 с.
7.
Бергер Дж. Искусство видеть / Дж. Бергер ; пер. с англ. Е. Шрага. – Санкт-Петербург : Клаудберри, 2018. – 184 с.
8.
Манович Л. Язык новых медиа / Л. Манович; пер. с англ. Д. Кульчицкая. – Москва : Ад Маргинем пресс, 2018. – 400 с.
9.
Разлогов К. Э. Диалектика массового и уникального в социодинамике искусства / К. Ю. Разлогов // Актуальные проблемы современной культуры и образования: сборник научных статей по материалам I Международной конференции молодых ученых; Москва, 29-31 марта 2016 г. / под науч. ред. Е.П. Олесиной, И.Б. Пржиленской. – Москва : ФГБНУ : ИХОиК РАО, 2016. – С. 6–12.
10.
Овчинникова Р. Ю. Дизайн в рекламе. Основы графического проектирования / Р. Ю. Овчинникова ; под ред. Л.М. Дмитриевой. – Москва : ЮНИТИ-ДАНА, 2017. – 239 с.
11.
Больц Н. Азбука медиа / Н. Больц ; пер. с нем. Л.Ионин, А.Черных. – Москва : Европа, 2011. – 136 с.
12.
Штомпка П. Визуальная социология. Фотография как метод исследования / П. Штомпка ; пер. с посл. Н.В. Морозовой ; вступ. ст. Н.Е. Покровского. – Москва : Логос, 2010. – 168 с.
13.
Савчук В. В. Медиафилософия. Приступ реальности / В. В. Савчук. – Санкт-Петербург : Изд-во РХГА, 2014. – 350 с.
14.
Дроздова А. В. Визуальность как феномен современного медиообщества / А. В. Дроздова // Дискуссия. – 2014. – № 10 (51). – С. 30–35.
15.
Басин Е. Я. Философская эстетика и психология искусства / Е. Я. Басин, В. П. Крутоус. – Москва : Гардарики, 2007. – 287 с.
References (transliterated)
1.
Belov E. A. Artefakt kak strukturnaya edinitsa kul'tury: avtoref. dis. …kand. filosof. nauk: 24.00.01 / Belov Evgenii Alekseevich; Tyumenskii gos. universitet. – Tyumen', 2014. – 21 s.
2.
Rash M. Novye media v iskusstve : per. s angl. / M. Rash. – Moskva : Ad Marginem, 2018. – 256 s.
3.
Epshtein M. N. Postmodernizm v Rossii / M. N. Epshtein – Sankt-Peterburg : Azbuka : Azbuka-Attikus, 2019. – 608 s.
4.
Artashkina T. A. Vizualizatsiya i vizual'nye issledovaniya: analiz kategorial'no-ponyatiinogo apparata / T. A. Artashkina // Vizual'naya kommunikatsiya v sotsiokul'turnoi dinamike: sbornik statei st. II Mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii (24–25 noyabrya 2016 g.). – Kazan' : Izd-vo KGU, 2016. – S. 15-19.
5.
Kul'tura v kontseptsii amerikanskogo postmodernizma F. Dzheimisona // Studbooks. – URL:studbooks.net›43873…kultura…dzheymisona(data obrashcheniya: 16.11.2019).
6.
Kozlovskii V. P. Kul'turnyi smysl: genezis i funktsii / V. P. Kozlovskii; AN USSR, In-t filosofii; red. E.K. Bystritskii. – Kiev : Nauk. Dumka, 1990. – 128 s.
7.
Berger Dzh. Iskusstvo videt' / Dzh. Berger ; per. s angl. E. Shraga. – Sankt-Peterburg : Klaudberri, 2018. – 184 s.
8.
Manovich L. Yazyk novykh media / L. Manovich; per. s angl. D. Kul'chitskaya. – Moskva : Ad Marginem press, 2018. – 400 s.
9.
Razlogov K. E. Dialektika massovogo i unikal'nogo v sotsiodinamike iskusstva / K. Yu. Razlogov // Aktual'nye problemy sovremennoi kul'tury i obrazovaniya: sbornik nauchnykh statei po materialam I Mezhdunarodnoi konferentsii molodykh uchenykh; Moskva, 29-31 marta 2016 g. / pod nauch. red. E.P. Olesinoi, I.B. Przhilenskoi. – Moskva : FGBNU : IKhOiK RAO, 2016. – S. 6–12.
10.
Ovchinnikova R. Yu. Dizain v reklame. Osnovy graficheskogo proektirovaniya / R. Yu. Ovchinnikova ; pod red. L.M. Dmitrievoi. – Moskva : YuNITI-DANA, 2017. – 239 s.
11.
Bol'ts N. Azbuka media / N. Bol'ts ; per. s nem. L.Ionin, A.Chernykh. – Moskva : Evropa, 2011. – 136 s.
12.
Shtompka P. Vizual'naya sotsiologiya. Fotografiya kak metod issledovaniya / P. Shtompka ; per. s posl. N.V. Morozovoi ; vstup. st. N.E. Pokrovskogo. – Moskva : Logos, 2010. – 168 s.
13.
Savchuk V. V. Mediafilosofiya. Pristup real'nosti / V. V. Savchuk. – Sankt-Peterburg : Izd-vo RKhGA, 2014. – 350 s.
14.
Drozdova A. V. Vizual'nost' kak fenomen sovremennogo medioobshchestva / A. V. Drozdova // Diskussiya. – 2014. – № 10 (51). – S. 30–35.
15.
Basin E. Ya. Filosofskaya estetika i psikhologiya iskusstva / E. Ya. Basin, V. P. Krutous. – Moskva : Gardariki, 2007. – 287 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

Рецензия скрыта по просьбе автора

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"