Статья 'Социокультурная обусловленность бега в традиционных играх и этноспорте' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Социокультурная обусловленность бега в традиционных играх и этноспорте

Канныкин Станислав Владимирович

кандидат философских наук

доцент, кафедра гуманитарных наук, Старооскольский технологический институт им. А.А. Угарова (филиал) НИТУ "МИСиС"

309516, Россия, Белгородская область, г. Старый Оскол, микр. Макаренко, 42

Kannykin Stanislav Vladimirovich

PhD in Philosophy

associate professor of the Department of Humanities at Stary Oskol Technological Institute named after A. Ugarov, branch of National University of Science and Technology "MISIS"

309516, Russia, Belgorod Region, Stary Oskol, micro district Makarenko, 42

stvk2007@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8744.2021.3.33314

Дата направления статьи в редакцию:

25-06-2020


Дата публикации:

06-07-2021


Аннотация: Предметом исследования является определение социокультурной специфики беговых практик в рамках традиционных игр и этноспорта. Несмотря на значительное количество работ, посвященных исследованию традиционных игр и этноспорта, внимание ученых до сих пор не было обращено на социокультурные особенности бега как наиболее универсальной формы двигательного действия участника традиционной телесной игры или спортсмена, что и обеспечивает актуальность предложенного в данной статье материала. Традиционные игры и этноспорт выполняют важную миссию в современном мире – они возвращают спортивно-соревновательной деятельности гуманистическое измерение, насыщая ее элементами народной культуры. Являясь универсальным компонентом спортивной деятельности вообще, бег в рамках традиционных игр получает новые грани бытия и становится одним из средств утверждения, демонстрации и трансляции этнических ценностей. Проведенная работа позволила выявить следующие особенности бытия бега в социокультурной ситуации традиционных игр и этноспорта: бег как элемент воинских игр и традиционных командных немилитаризованных игр; бег как элемент ритуала и брачных игр; бег как способ развлечения; утилитарно ориентированный бег; заместительный бег. Идейным основанием бега в рамках традиционных игр и этноспорта выступает миф; рассматриваемая форма бытия бега гуманистически ориентирована, так как не предполагает запредельных нагрузок и полного подчинения человека спорту; бег является способом психоэмоциональной разрядки и достижения гармонии с родной природой; это гендерно определенный и часто специализированный бег; он обеспечивает солидарность социальной группы, является одной из форм выражения патриотизма, важным элементом событийного туризма, значимой составляющей этнопедагогики, элементом этнического танца, детской игры или вида хозяйственной деятельности, присущей определенному народу.


Ключевые слова: бег, традиционные игры, этноспорт, социокультурный подход, воинские игры, брачные игры, народные развлечения, этнос, гуманизм, культурная идентичность

Abstract: The subject of this research is the determination of sociocultural specificity of running practices within the framework of traditional games and ethnosport. Despite considerable amount of works dedicated to the traditional games and ethnosport, scholars’ attention has not been previously drawn to sociocultural peculiarities of running as the most universal form of physical activity of the amateur participant or a professional athlete, which substantiates the relevance of the selected topic. Traditional games and ethnosport perform an important mission in modern world – they impart sports and competitive activity with humanism, instilling the elements of folk culture. Running, as a universal component of sports, becomes one of the means of consolidation, demonstration, and translation of ethnic values within the framework of traditional games. The author reveals the following peculiarities of running in the sociocultural situation of traditional games and ethnosport: running as an element of military games and traditional non-militarized team games; running as an element of mating ritual; running as am entertainment; utilitarian oriented running; substitute running. The ideological foundation of running in the context of traditional games and ethnosport is a myth; the considered form of running is humanistically oriented, as it does not suggest over limit body burden and full subordination of a person to sport; running is a method of psycho-emotional relief and helps to achieve harmony with the nature; it is gender-specific and often specialized running; it ensures solidarity of a social group; a form of expressing patriotism; an important element of event tourism; a substantial component of ethnopedagogy; an element of ethnic dance; an element of children's game’ a type of economic activity inherent to a particular nation.



Keywords:

folk entertainment, marriage games, war games, sociocultural approach, ethnosport, traditional games, running, ethnos, humanism, cultural identity

Современный спорт высших достижений (включая олимпийское движение) является ярким проявлением глобализации, что в обязательном порядке предполагает унификацию соревновательной деятельности атлетов. Для Олимпийских игр и чемпионатов, проводимых международными федерациями «классического» спорта, нет «ни эллина, ни иудея» – их регламенты существуют вне связи с особенностями образа жизни участников, предполагая одинаковые требования как к форме, так и содержанию атлетических практик. Транснациональные корпорации как спонсоры Олимпиад и чемпионатов в обмен на рекламу и стандартизированное поведение (отказ от допинга, толерантность, лояльность к бренду, участие в благотворительной деятельности и т.п.) предлагают значительные доходы, славу и социальные лифты лучшим участникам соревнований, что привлекает к спорту все больше интересантов, делая Олимпиаду едва ли не главным социальным событием четырехлетия. Спорт высших достижений становится государственной сферой, обеспечивая победами граждан укрепление имиджа власти и рост влияния страны на международной арене.

Однако любого рода глобализация – это палка о двух концах. Человечество разделено на множество общностей, находящихся на разных ступенях развития, использующих разные системы ценностей, имеющих определенные биологические различия и т.п. – это все то, что составляет внутривидовое и социокультурное многообразие, являющееся важнейшим условием выживания и эволюции homo. Своеобразие этнических групп в основном положительно оценивается их участниками, это предмет их гордости, обуславливающий все победы и достижения народа, поэтому они заботятся о сохранении идентичности и передачи традиционного образа жизни следующим поколениям. Многовековая история этносов накопила и сохранила в виде традиций игры и соревновательные практики народа, которые во многом не совпадают с видами спорта, входящими в олимпийскую программу. И здесь возникает дилемма: жертвовать национальным во имя глобального или сохранять традиции, культивируя этнические соревнования параллельно с мировыми спортивными трендами. Энтузиасты, выбравшие второй вариант, противостоят вовлечению в «стандартизированное» человечество своего народа, развивая традиционные игры и этноспорт. С.А. Абдулкаримов указывает еще на один фактор, делающий актуальным этнические спортивные состязания: «Для народов, расселенных дисперсно в различных уголках мира, проведение общенациональных игр является знаковым событием и служит сохранению их культурной самобытности и единства. Ярким тому свидетельством служат ежегодные кельтские фестивали в Ирландии и Шотландии, на которых проводятся различные национальные игры с участием представителей ирландской и шотландской диаспор, Всемирные еврейские олимпийские игры «Маккабиады», Всемирные армянские олимпийские игры, Всемирные литовские игры, а с недавних пор – спортивные праздники-фестивали в Татарстане с участием татар из различных российских республик и областей и другие подобные им» [1, с. 91].

Совершенно очевидно, что в обществе есть запрос на возобновление и сохранение традиционного уклада жизни. Спектр таких воззрений простирается от концепции «Примордиальной традиции» Рене Генона [9,10] до консервативных и почвеннических доктрин К. Н. Леонтьева, К. П. Победоносцева, Л. А. Тихомирова, В. В. Розанова и Н.Н. Стархова [20] и их современных последователей типа «Изборского клуба». В русле этого социального тренда находится и возрождение традиционных видов игр и этноспорта. Они особенно актуальны в многонациональной России, для постимперского состояния которой значима политика мультикультурализма [46], позволяющая удержать Федерацию от центробежных устремлений некоторых представителей национальных элит и поддерживаемых ими экстремистских движений. Большую роль в развитии этнических видов спорта играет Федерация традиционных игр и этноспорта России, а в мировом масштабе – Всемирное общество этноспорта. Теоретиком этноспорта, его популяризатором, организатором соревнований и настоящим подвижником доктрины сохранения и развития национальных игр является культуролог А.В. Кыласов [28-34] – учредитель Ассоциации мультиспорта России. Вот как характеризует его вклад в развитие этноспорта профессор Института спортивной науки и клинической биомеханики Университета Южной Дании Хеннинг Айхберг: «Антропологический подход Кыласова в теории этноспорта подчеркивает культурное многообразие, идентичность и традиции, особенно в отношении культур Востока, и представляет собой альтернативу преобладающей англосаксонской перспективе. Его исследования стали существенным вкладом в телесно-двигательную демократию – самоопределение в выборе видов физической активности» [Цит. по: 4].

В работе «Методология и терминология этноспорта» А.В. Кыласов предлагает следующие определения традиционных игр и этноспорта: «Традиционные игры – этнокультурные традиции публичных состязаний – исконных забав, имевших место во время массовых сходов, приуроченных к календарным праздникам или религиозным обрядам; как правило, устраиваются в сакральных местах, связанных с историей и культурой коренных народов; они формируют телесное и духовное выражение адаптации человека к природной и историко-культурной среде». «Этноспорт – новая институциональная форма, объединяющая традиционные виды физической активности, в том числе национальные виды спорта, и повсеместно возрождающиеся в качестве исторических реконструкций традиционные игры коренных народов. Расширяет представления о спорте как социокультурном явлении в контексте обретения им новой функции – поощрения и сохранения этнокультурного многообразия» [28, с. 42-43].

Несмотря на значительное количество работ, посвященных исследованию традиционных игр и этноспорта [3, 8, 14, 23, 4 и др.], внимание ученых до сих пор не было обращено на социокультурные особенности бега как наиболее универсальной формы двигательного действия участника традиционной телесной игры или спортсмена, что и обеспечивает актуальность предложенного в данной статье материала. Если бег не используется в соревновательной (игровой) деятельности, то практически всегда находит применение в тренировочном (подготовительном) процессе. Будучи целенаправленным движением, осуществляемым в пространстве культуры, бег бытийствует как социальное явление. Как любой вид спорта, бег включает в себя три диалектически взаимосвязанных компонента: биологический, духовный и социокультурный. В частности, в беговых практиках как базовых для спорта биологический компонент проявляется в особенностях локомоции, присущих как людям, так и животным, а именно в отсутствии фазы двойной опоры, которая заменяется так называемой фазой полета, достигаемой сложной координацией деятельности конечностей и мышц скелета. Духовный компонент связан с понятием «субъективная реальность», это своеобразие сознания человека, сфера его ценностно-смыслового самоопределения. Здесь можно различать «внешнюю» составляющую – назовем ее условно психологической (например, беговые способности) и «внутреннюю» – философскую (например, олимпийский бег как способ достижения калокагатии). Под социокультурным компонентом будем понимать формы общественной жизни, обусловленные человеческой социальностью и регулируемые механизмами культуры (нормы, обычаи, традиции и пр.). Предметом данного исследования и является определение социокультурной специфики беговых практик в рамках традиционных игр и этноспорта.

Проведенная работа позволила выявить следующие особенности бытия бега в социокультурной ситуации традиционных игр и этноспорта:

1. Бег как элемент воинских игр. Подготовка к военной деятельности была актуальна во все времена и для всех народов. Одним из ее элементов в традиционных обществах являлись воинские игры [54]. Бег активно используется в таких воинских играх русских, как кила (ее современный спортизированный вариант – «русмяч») и игра «в войну» (ее разновидности – «казаки-разбойники», «солдаты», «снежки» и пр.). Кила – это игра с мячом (размером примерно со средний арбуз), который шили из кожи и набивали волосом, льном или шерстью. «Толпы сражающихся, становятся на реке против середины деревни, одна толпа старается прогнать мяч за деревню в одну сторону, а противная толпа... за деревню в противоположную сторону. Мяч брошен, все бросаются на него и начинают пихать ногами. Играющие сходятся грудь в грудь. Но вот мяч выскочил в сторону, его подхватывает в руки какой-нибудь удалец и старается с ним убежать к цели, но все бросаются за ним и если нагоняют, то противники тузят его кулаками, однопартийцы его защищают и тузят противников» [Цит. по: 11, с. 201]. Игра «в войну» также предполагала соединение бега с единоборствами, сочетавшими элементы кулачного боя и борьбы. Здесь нужно было обратить в бегство, «убить», «ранить» или «взять в плен» противника. Несмотря на общеизвестные правила этих игр, в азарте боя или бегового преследования от них отступали, поэтому нередко участники получали ощутимые телесные повреждения, вплоть до увечий. То есть эти игры предполагали агрессивные действия, включая бег в контекст выплеска негативной энергии.

В указанных играх бег выступает как компонент военного искусства, позволяющий первым добраться до цели, настигать противника или спасаться от него. При этом бег был частью комплексного игрового воинского действия : нужно было бежать и, к примеру, отбиваться руками от соперника. Также требовалось умение максимально быстрого перехода от бега к кулачному бою, борьбе, а иногда и фехтованию, что предполагало навыки перестройки дыхания и оптимальной координации движений рук и ног. «Милитаризованный» бег требовал как скорости, так и выносливости, а еще и тактической координации в рамках командного действия. Перечисленные особенности бега определяют его военно-прикладной характер и указывают на значимость беговых практик для подготовки к воинской деятельности.

2. Бег как элемент традиционных командных игр. Примерами таких игр являются клюшкование и лапта. Клюшкование – это старинная народная забава, сведения о которой восходят к Х-XI вв., судя по археологическим находкам [44]. Сегодня мы называем эту игру «русским хоккеем» или «хоккеем с мячом». В качестве спортивного снаряда, который перемещали палками-клюшками, мог использоваться кожаный мяч, кусок дерева или замерзший овощ. В этой игре бегали как по траве, так и по льду, причем не всегда на коньках (например, до сих пор культивируется «хоккей на валенках» [55]). Также к Средневековью относятся первые сведения о лапте – русской командной игре, предполагающей использование биты и мяча. Для лапты характерно использование самых разнообразных видов бега, который занимает около 20-25% двигательной активности участника игры. Очки в лапте начисляются за перебежки между противоположными сторонами, когда противник не смог «осалить» бегущего пойманным мячом. Участник игры должен уметь многократно с максимальной для себя скоростью перемещаться по прямой и по дуге; резко менять направление бега без снижения скорости; во время бега выполнять кувырки, прыжки в сторону, уворачиваться, падать и быстро набирать скорость; бегать спиной вперед; бегать приставным и скрестным шагом [36-38].

Как видно, в клюшковании и лапте бег выводится за рамки воинской агрессии. Так, в клюшковании запрещено «ставить подножки, хватать за одежду, толкать или валить соперников» [41], в лапте нельзя задерживать перебегающего игрока [53]. На первый план в этих играх выходит не сила, а скорость и ловкость, поэтому, например в лапте, могут участвовать смешанные команды. Основным видом бега в рассматриваемых играх является бег на скорость, предполагающий гораздо более полное сосредоточение на действии, чем бег на выносливость. Но поскольку бег на скорость является частью игры, он требует готовности от участника к резкой модификации двигательного усилия (изменение траектории, внезапная остановка и снова набор скорости и т.п.) в зависимости от происходящих событий. В этой ситуации бег как элемент традиционных командных игр выступает как медиатор «взрывного» физического и максимального психического усилия соревнующихся.

3. Бег как элемент ритуала. Являясь одним из способов организации общественной жизни, ритуал как совокупность символических действий задает особый настрой социальной группы, направленный на переживание или признание какого-либо явления как общественно значимого. Частью некоторых ритуалов, воспроизводимых в традиционных играх, являются беговые практики.

Бег как элемент инициации . В 1994 году филологом-фольклористом А.М. Шароновым был опубликован созданный на основе эрзянских и мокшанских сказаний, песен и героических мифов эпос «Масторава». «В 18 сказаниях «Масторавы», состоящей из 5 частей, в поэтических образах отражены материальная и духовная культура мордовского народа, его общественно-политическая история, начиная с древних времён до середины XVI века, когда мордовская земля окончательно вошла в состав Московского государства» [19]. Одним из героев этого эпоса является царь Тюштя (Тюштян), которого полагают основоположником государственности народа эрзя, установившим для него культурные основы жизни: обычаи, традиции, законы. В честь Тюштя во вторую субботу июля один раз в три года, начиная с 1999 г., в рамках фестиваля этнической культуры «Раськень озкс» («Народное моление») проводятся состязания «Тюштянь нал(х)ксемат» («Игры Тюштя») [7]. По преданию, Тюштя в рамках обучения мужчин воинскому искусству проводил испытание их выносливости и скорости, предлагая забежать вслед за ним на высокую гору. Те, кто прошел все испытания Тюштя, получали высокое звание «ушман» (воин), а лучшие из воинов становились военачальниками – ушмандеями. Согласно традиции, «Тюштянь нал(х)ксемат» начинается с ритуального бега в гору на скорость. Очевидно, что этот вид бега являлся компонентом древнего обряда инициации молодых мужчин, когда они получали очень значимый для традиционного общества статус воина. Бег на скорость в гору предполагал демонстрацию не только физической зрелости, но и духовных способностей, связанных с проявлением силы воли и принятием ответственности за защиту и сохранение своего рода. Именно после бегового состязания как базового для проверки требуемых атлетических и психических кондиций ушманы переходили к другим состязаниям (борьба, метания, стрельба из лука, перетягивания и пр.), позволявшим выбрать лучших воинов, закрепив за ними лидерский статус.

Бег как элемент траурной церемонии. В 2015 году в Бразилии были проведены первые Всемирные игры коренных народов, состоявшие из двух частей – Игр интеграции и Игр демонстрации. Игры интеграции включали в себя помимо прочих видов три забега: бег на 100 метров, бег на длинные дистанции, бег с бревном. Ф.Ж. Кардиас-Гомес указывает, что бег с бревном (называемый «парпекс» или «парпеж») изначально применялся в общинах Тимбира в качестве элемента траурной церемонии. «Бревна имеют длину около одного метра и могут весить от 70 кг до 90 кг и более, в начале забега их поднимают имеющие отношение к умершему. Интересно, что этот ритуал демонстрирует сильную взаимосвязь, всегда присутствующей между всеми коренными жителями в момент печали: чувство боли разделяется между членами общины» [21, с. 79]. В беге с бревном участвуют как мужчины, так и женщины (в разные дни). После этого вида бега начинается ритуал оплакивания, который мог длиться до трех месяцев. Предположим, что физическая тяжесть бега с бревном, вес которого соотносим с весом человека, позволяет ощутить всему племени причастность к психологически тяжелому состоянию ближайших родственников умершего, обеспечивая тем самым духовное единство социальной группы. Конечно, на Играх интеграции эта ритуальная составляющая затушевывается, поскольку не соответствует праздничному настроению собравшихся, при этом сами туземцы охотно поддерживают невесть откуда взявшиеся романтические представления о беге с бревном как проверке потенциального жениха на силу и выносливость. «Опытный этнолог Курт Нимуендажу однажды удивился, что молодой туземец, объяснил недавно прибывшему лейтенанту полиции, что его соплеменники могут жениться только после тестирования в беге с бревном. Когда исследователь спросил туземца, почему он дал неверную информацию, тот с улыбкой ответил: "Почему бы и нет, ведь он ничего в этом не понимает!"» [21, с. 78]. Таким образом, беговые практики были методом установления сакральной связи и с самим умершим, и с его семьей, это был способ проявления уважения к ушедшему из жизни и актуализации памяти о нем.

4. Бег как элемент брачных игр. Для мифа типичной является ситуация, когда выбор брачного партнера осуществляется среди победителей в беговых состязаниях. Достаточно вспомнить Даная и Антея, отдавших своих дочерей в жены лучшим бегунам. Да и Одиссей, по одной из версий мифа, «выиграл» Пенелопу в соревнованиях по бегу. Победитель в беговых агонах, по мнению древних греков, пользовался расположением богов, а полученная от них благодать могла распространяться и на тех, кто был связан с удачливым бегуном родственными, дружескими или земляческими отношениями.

В измененном, конечно, виде эта традиция дожила и до современности. Так, на якутском празднике Ысыах, посвященном встрече Нового года в день летнего солнцестояния, проводятся традиционные Игры Т(Д)ыгына, одним из состязаний которых является бег на 400 метров парня за девушкой, получившей фору в 100 метров [18]. Во многом именно от отношения девушки к партнеру по забегу зависит, станет ли парень победителем или будет осмеян как проигравший представительнице «слабого пола».

В Нигере кочевники племени водаабе ежегодно в конце сентября собираются на праздник Геревол. «Молодые мужчины разрисовывают свое лицо и тело для того, чтобы принять участие в традиционных играх. Суть этого мероприятия заключается в том, чтобы понравиться женщинам, которые оценивают в будущих женихах телосложение (упражнения типа бодибилдинга), пластику (танцы), скоростные качества (бег), силу (борьба) и прыгучесть» [29, с. 57].

У хантов есть традиция бега женщин в праздничной национальной одежде [25] на дистанции 300 м, который проводится, например, на День оленеводов, рыбаков и охотников. Несмотря на то, что возраст участниц не ограничен, в основном участие в забеге принимают молодые девушки, желающие показать себя и произвести впечатление на зрителей-мужчин.

Международный фестиваль «Ёрдынские игры» проходит недалеко от Байкала [15]. Этот фестиваль иногда называют Олимпийскими играми народов Евразии [16], в 2013 году они вошли в календарь мероприятий ЮНЕСКО, собирая более 5 000 участников. Одним из элементов спортивной части игр является многоборье, включающее в себя забег вокруг священной для бурят горы Ёрд (около 800 м), стрельбу из традиционного национального лука, масс-рестлинг (перетягивание палки), бурятскую национальную борьбу и метание камня на дальность. О проведении Ёрдынских игр в долине р. Анги найдена запись в полевом дневнике бурятского ученого М.Н. Хангалова, сделанная в 1908 г. со слов кудинских бурят, где говорится, что «…во время игры вокруг гор Ёрд (Ёрд наадан) хорошие и меткие парни находили себе красивых и хороших жен. Красивые и хорошие девицы находили хороших, умных и метких мужей» [Цит. по: 16]. Интересно отметить, что в латентном виде эта цель преследуется и на возрожденном в 2000 году празднике, поскольку элементом его культурной программы является конкурс «Красавица Ёрдынских игр», в котором принимают участие незамужние девушки от 16 до 26 лет.

Очевидно, что бегущий человек раскрывает свою физическую красоту, проявляющуюся в грациозности беговых движений, силе и скорости, а победитель беговых состязаний демонстрирует еще и недюжинную волю, самоотверженность, выносливость, ответственность перед своим родом и терпение – весьма востребованные качества в семейной жизни, средством публичного раскрытия которых является бег в его «брачной» функции.

5. Бег как способ развлечения. У этого способа бытия бега также давняя история. В европейском Ренессансе бег зачастую был элементом цирковых представлений народных праздников, соединяясь с буффонадой: «…публике хотелось чего-то особенного, а не только забегов на скорость. Некоторые одевались в здоровенные шляпы и красочные костюмы и меняли одежду во время представления. Вильгельм Гебель из Пруссии, пробегавший четыре версты за двенадцать минут <…>, придавал большое значение комизму: бегал в доспехах, с тяжелой ношей или сажал на спину старушек» [12, с. 24]. У «развлекательного» бега очень много разновидностей. Так, Сабантуй предполагает бег в мешках; бег по двое, когда левая нога одного привязана к правой ноге другого; бег с ведрами на коромысле, наполненными водой, бег с ложкой во рту и положенным на нее яйцом [51]). День Канарских островов – состязания в беге на деревянных болванках с веревками в руках. Национальные традиционные игры этнических меньшинств в Китае – бег на ходулях [29]. В шорских национальных играх – бег с завязанными глазами [47]. В Суздале проводится "Праздник Лаптя", гвоздь программы которого – забеги в лаптях, проходящие на стадионе и предполагающие преодоление версты (примерно 1067 м) [50].

Специфику такого рода забав А.В. Кыласов раскрывает следующим образом: «С момента зарождения спорта прошло уже немало времени – более сотни лет, но люди по-прежнему задаются вопросом: почему бег в мешках или бег с наполненными водой ведрами лишены возможности стать спортом? <…> Очевидно, их антиспортивная сущность кроется в непредсказуемости траектории движения. Например, в легкой атлетике спортсмен просто пробегает всю дистанцию, чтобы показать наилучший результат. А в случае с мешками и ведрами, он еще и балансирует и, следовательно, может нелепо упасть. Из этого следует, что именно латентный комизм отторгается в либеральном обществе серьезных людей, занятых накоплением капитала: они полагают, что в демократических выборах, мерседесах или хилтонах не должно быть ничего смешного» [29, с. 30].

Добавим, что в отличие от праздничных забав европейского Возрождения, развлекательный бег современных народных игр не предполагает унижения участников, вынужденных соглашаться на потешные соревнования из-за нищеты в надежде на денежный или какой-либо иной приз (одежда, пища). В прошлом такие забеги были уделом социальных низов, в них нередко были задействованы проститутки, нищие, старики, калеки и т.п. [12]. Сегодня «развлекательный бег» гуманизирован, его цель – радостные эмоции как участников, так и зрителей.

6. Утилитарно ориентированный бег. Являясь одним из факторов антропогенеза, бег на выносливость использовался в первобытном обществе как способ добывания пищи путем долго, изнуряющего жертву (например, антилопу), преследования [5,6, 39]. Эта древняя утилитарная особенность бега нашла свое отражение и современных народных играх, а также этноспорте, где практикуются бег с камнем; горный бег; быстрый бег по прямой с партнером на спине; бег по пересеченной местности с шестом в руках (имитация отталкивания на лыжах) с преодолением препятствий; бег по глубокому снегу; бег с бревном и т.п.

Указанные беговые виды позволяют продемонстрировать беговые способности как компонент обеспечивающей существование людей деятельности, поскольку «истоки развития современного спорта восходят к глубокой древности, к тому периоду, когда занятия физическими упражнениями были необходимы для выживания в условиях суровой окружающей природы. Они были связаны с трудовой деятельностью людей и потребностью обороняться от врагов» [1, с. 87]. Как видно из приведенных примеров, беговое движение было способом перемещения грузов, спасения физически пострадавших людей, предполагало развития навыка скоростной мобильности в тяжелых и опасных природных условиях (горы, глубокий снег, пересеченная и (или) болотистая местность), являлось способом подготовки к движению и использованием специальных средств (лыжи, коньки). Так, горный бег и бег с камнем, практикующийся в Шотландии, был популярен в среде пастухов и всех тех, кто связан со скотоводством. Соревнования по горному бегу были частью торговых мероприятий, включая крупные ярмарки, сегодня они проводятся в рамках спортивной программы на этнографических праздниках [57]. Бег с палкой практиковали жители тундры, которым часто приходилось преодолевать овраги и болота [42]. «Наиболее важным физическим качеством для хантов, по мнению ряда исследователей, являлась выносливость, без которой невозможно было выжить в экстремальных условиях Севера. Она тренировалась в таких традиционных состязаниях, как «Бег по глубокому снегу», «Гонки на лодках» и пр.» [24, с. 58]. Племя Шаванте (Бразилия) знаменито командным бегом с тяжелым бревном. Цель состязания – первыми принеси это бревно в определенное место, что требует отлаженной координации действий всех участников забега. Эта координация необходима и при совместных строительных работах, охоте и т.п. [27].

7. «Заместительный» бег. Описывая древние национальные казахские праздники, А. Левшин [35] и Г.Н. Симаков [43] отмечают, что они включали в себя борьбу, скачки, стрельбу из лука, а также песни и музыку. Конечно, самыми престижными были конные скачки, победитель которых мог получить в качестве приза до 100 лошадей или несколько невольников, верблюдов, халатов, а также сотни овец. Очевидно, что участие в конных скачках с такими наградами было привилегией очень обеспеченных казахов, которые могли себе позволить содержать породистых скакунов. Впрочем, были и забеги для бедных – «жаяу жарыс» [17], в буквальном переводе «пешие состязания», аналог кросса. Вот как их описывает Левшин: «На праздниках и пирах по нескольку десятков человек пускаются бегать, и хотя все киргиз-казаки вообще имеют очень мало проворства в ногах, однако отличающиеся в бегании перед прочими, равно как искуснейшие стрелки из лука и победители в борьбе, получают награды, но награды очень маловажные в сравнении с теми, которые достаются на скачках» [35, с. 120]. И далее на этой же странице Левшин подмечает в сноске, что «киргизы борются и бегают в запуски большей частью полунагие, а иногда и совсем голые». Можно предположить, что «жаяу жарыс» были заместительной формой состязаний для «безлошадного» простонародья, маркируя тем самым низкий социальный статус участников. И тот факт, что бегуны соревновались почти или полностью голыми, не имея «проворства в ногах», т.е. не тренируясь специально, и получая незначительные награды за победу, четко обозначает контраст с празднично одетыми и мастеровитыми наездниками, относящимися к высшим слоям общества.

Переходя к заключительной части исследования, обобщим в качестве выводов социокультурные особенности бега в рамках традиционных игр и этноспорта.

Прежде всего укажем, что традиционные игры производны от идейных положений того этапа развития общества, который Конт именовал теологической стадией [22, 13]. В силу этого бегу свойственна ритуальная функция, недаром участники «жаяу жарыс» бегут обнаженными, словно участники античных олимпийских агонов. «Представляется весьма убедительным мнение Л. Бонфент, предполагающей, что общеэллинские спортивные игры произошли от религиозных обрядов, в том числе и от обряда инициации юношей, которые обнаженными участвовали в этом ритуале» [40]. Бег в лаптях – это тоже яркое проявление архаичной направленности беговых практик. Стихия мифа проявляет себя и в беге как элементе брачного ритуала и траурной церемонии. Как уже отмечалось, бег бывает связан со священными местами язычников, в первую очередь горами, в которые надо вбежать или которые следует оббежать. Гора в мифе – это зачастую место обитания богов, духов [48], поэтому оказаться на ее вершине значит максимально приблизиться к богам, героизировать свою жизнь.

Далее отметим гуманистическую ориентацию беговых практик традиционных игр – они гораздо больше связаны с миром повседневности обычного человека, нежели классические спортивные состязания. Олимпийская доктрина Кубертена направлена на воспитание элиты человечества – атлетов, обладающих телесным и нравственным совершенством, формируемым в ходе олимпийского воспитания и олимпийских же игр, основанных на честности и благородстве, от которых атлет не откажется даже в случае жесточайшей конкуренции и полной потери сил [26]. Признаем, что атлет – это один из вариантов сверхчеловека, бесконечно прекрасный, но вряд ли массово достижимый. Атлет бежит марафон, участвует в забеге на 10 000 м по стадиону или проходит под палящим солнцем 50 км, используя сложнейшую технику спортивной ходьбы, обновляя мировые рекорды. Лучший атлет – это представитель человечества вообще, расширяющий физические и психологические (воля, мотивация и пр.) горизонты нашего бытия. Участник традиционных игр не ставит перед собой такие амбициозные цели, подчиняя им всю свою жизнь и расплачиваясь за свои победы потерей здоровья. Он бежит или вокруг горы, или в соседнюю деревню, или за понравившейся девушкой, или бежит в мешке, чтобы развеселить земляков и гостей. Он не доводит себя до сверхчеловеческого, предельного напряжения в беге, поскольку спортивная победа не является важным элементом традиционных ценностных ориентаций. Для обычного человека этнические игры – это компонент праздника, развлечение, после которого он опять возвращается к работе и семье. В традиционных играх человек не находится на службе у спорта, он не подчиняет ему свою жизнь.

Олимпийский бег осуществляется для подавляющего большинства участников вне родного ландшафта, почвы, лесов, полей и других элементов природного окружения. После 1924 года даже кросс не входит в олимпийскую программу. Марафонцы бегут по асфальту, остальные бегуны – по синтетическим, искусственным покрытиям стадионов. А вот при беге с палками в северном многоборье предусмотрено правило, согласно которому «дистанция, на которой проводятся соревнования, обязательно должна прокладываться по лесным тропинкам, грунтовым дорогам, с преодолением естественных препятствий в виде канав, ям, ручейков, поваленных деревьев и т.д.» [42, с. 36]. В традиционных играх бегун соревнуется на родной земле, в привычной климатической зоне, поэтому ему не нужна акклиматизация, медицинская поддержка адаптации, он часто знает трассу и даже может бежать босиком, что нередко и происходит. Здесь бег является способом психоэмоциональной разрядки и достижения гармонии с природой.

Участник традиционных игр четко определен по полу: мужские и женские забеги не вызывают вопросов и сомнений относительно половой принадлежности соревнующихся, гендерные различия культивируются и выражаются максимально отчетливо [52]. При этом допуск к соревнованиям мирового уровня в женских видах спорта предполагает генетическое тестирование. Атлеты «третьего пола» – это расплата за гормональные эксперименты, направленные на улучшение результатов.

Беговые состязания традиционных игр являются частью культуры этноса. Если они носят развлекательный характер, то соответствуют этническим представлениям о комическом, если военно-подготовительный – то представлениям этноса о возможных угрозах, если это элемент командных или индивидуальных игр, то они формируют свойства человека, имеющие положительную значимость в этнической системе нравственных координат. Традиционные игры и возникающий на их основе этноспорт с полным основанием можно назвать «спортивным почвенничеством». Этноигры привязаны к календарным и религиозным праздникам народа, органично вписаны в производственный годовой цикл. Они обеспечивают солидарность социальной группы, которая переживает за участников состязаний, также это достигается путем командной соревновательной деятельности. Традиционный спорт стал сегодня одной из форм выражения патриотизма, важным элементом событийного туризма [32], открывающего миру многие аспекты жизни этноса, значимой составляющей этнопедагогики [56]. Культурная нагруженность бега проявляется и в том, что он часто является элементом этнического танца, детской игры или вида хозяйственной деятельности, присущей определенному народу. Все это так или иначе проявляется в беговых состязаниях традиционных игр и этноспорта, поскольку «каждый вид традиционного спорта, включая единоборства и игровые занятия, несет в себе внутренний код истории народа и отражает базовые ценности культуры его исторического прошлого» [2, с. 85]

В порядке дискуссии хотелось бы высказать дополнение к суждению С.А. Абдулкаримова: «как показывает практика, эволюционные изменения в сфере спорта, как правило, происходят по линии от традиционного к современному, от духовного к рациональному» [2, с. 92]. В отношении этноигр мы наблюдаем более сложный процесс: соединение традиционного и современного, так называемую «спортизацию» традиционных игр, когда в ходе их состязаний фиксируются соревновательные рекорды, что, конечно же, диссонирует с их праздничным, развлекательным характером, когда главное – участие, а не обеспечение максимальных достижений. Здесь же наблюдается и попятное движение от рационального к духовному, связанное с привлечением мифологических сюжетов для объяснения смысла этноспортивных практик и участием, например, шаманов для получения благосклонности духов священных мест, где зачастую проводятся соревнования, к присутствующим на мероприятии.

К полемически заостренному выводу о будущем этноспорта приходит А.В. Кыласов: «Вызовы времени подталкивают мировое сообщество к неизбежному изменению спорта. Как когда-то античные игры греков послужили прообразом для современных Олимпийских игр, так и современные игры станут основой для следующего поколения игр» [29, с. 28]. Трудно согласиться с этой мыслью, которая предполагает принципиальную возможность замещения Олимпиад этноспортивными соревнованиями. Понятно, что современное олимпийское движение во многом дегуманизировано и дискредитировано, оно далеко ушло от идей Кубертена [45]. Но этот тип соревнований востребован положительно относящейся к глобализации (как правило, либеральной) части общества. Сегодня это мощная социальная сила. Лучшее форма существования Олимпийских игр и этноигр – комплементарность.

Таким образом, традиционные игры и этноспорт выполняют важную миссию в современном мире – они возвращают спортивно-соревновательной деятельности гуманистическое измерение, насыщая ее элементами народной культуры. Являясь универсальным компонентом спортивной деятельности вообще, бег в рамках традиционных игр получает новые грани бытия и становится одним из средств утверждения, демонстрации и трансляции этнических ценностей.

Библиография
1.
Абдулкаримов С. А. Спорт и культурная идентичность в обществе: история и современность // ЭО. – 2004. – № 5. – С. 87-94.
2.
Абдулкаримов С. А. Спортивная культура: от традиции к традиционализму // ЭО. – 2010. – № 2. – С. 83-96.
3.
Абдулкаримов С. А. Спорт в пространстве времени и культур. – М.: Человек, 2017. – 207 с.
4.
Алексей Кыласов. URL: http://kylasov.ru/.
5.
Bramble D., Carrier D. Running and breathing in mammals // Science. – 1983. – Vol. 219. – Р. 251-256.
6.
Bramble D., Lieberman D. Endurance running and the evolution of Homo // Nature. – 2004. – Nov 18;432(7015). – Р. 345-352.
7.
Вечерний Саранск. Игры Тюшти. URL: http://www.vsar.ru/10459_Igry_Tyushti.
8.
Всеволодский-Гернгросс В. Н. Игры народов СССР: сборник материалов. – М.; Л.: Academia, 1933. – 563 с. URL: http://ru.ethnosport.org/files/nmdttp-tge-vsevolod-igry-sssr.pdf.
9.
Генон Р. Символы священной науки. – М.: Беловодье, 2004. – 475 с.
10.
Генон Р. Кризис современного мира. – М.: Эксмо, 2008. – 781 с.
11.
Горбунов Б. В. Воинская состязательно-игровая традиция в народной культуре русских: Ист.-этногр. исслед.: диссертация ... доктора исторических наук: 07.00.07. – М., 1997. – 547 с.
12.
Гутос Т. История бега. – М.: Текст, 2011. – 251 с.
13.
Дергунов О. В. Социально-философский анализ спортивной деятельности // Вестник СГТУ. – 2006. – №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sotsialno-filosofskiy-analiz-sportivnoy-deyatelnosti.
14.
Дмитриев В.А. Национальные виды спорта народов СССР // Советская этнография. – 1981. – №2. – С.157-159.
15.
Дугаров Д.С. Ёрдынские игры // Тальцы. – 1996. – №1. – С. 3-15.
16.
Ёрдынские игры 2019. URL: http://erdy.ru/.
17.
Злобин П. Не байгой единой... URL: https://www.kp.kz/daily/27055.3/4121122/.
18.
Игры Тыгына будут представлены в ЮНЕСКО // Мировой этноспорт. URL: http://ru.ethnosport.org/about/.
19.
Информационный центр финно-угорских народов FINUGOR.RU (The Finno-Ugric media centre FINUGOR.RU). Мордовский народный эпос «Масторава». URL: http://finugor.ru/node/14398.
20.
Канныкин С.В. Концепции патриотизма в общественной мысли России XIX – начала XX вв. // Актуальные проблемы современной науки. Сборник научных трудов по материалам научно-методической конференции 24-25 мая 2019 г. – Владикавказ, 2019. – С. 135-145.
21.
Кардиас-Гомес, Ф.Ж. Психология этноспорта: модель традиционных игр коренных народов Восточной Амазонии // Этноспорт и традиционные игры. – 2019. – №2(2). – С. 68-82. DOI: 10.34685/HI.2020.73.56.005.
22.
Конт О. Дух позитивной философии. (Слово о положительном мышлении). – Ростов н/Д: Феникс, 2003. – 256 с.
23.
Костарев А. Ю. Обучение национальным играм как средство духовного совершенствования: монография. – Уфа: Изд-во БГПУ, 2013. – 12 п.л.
24.
Красильников В. П. Национальное физическое воспитание хантов: традиционные игры, состязания и самобытные физические упражнения // Вестник ТГПУ. – 2009. – Выпуск 6 (84). – С. 55-58.
25.
Красильников В. П. Игры и состязания в воспитательном процессе финно-угорских и самодийских народов. – М.-Берлин: Директ-Медиа, 2015. – 129 с.
26.
Кубертен П. Олимпийские мемуары. – М.: Рид групп, 2011. – 157 с.
27.
Культурный контекст. Бег с бревном – традиционная забава племени Шаванте. URL: https://zen.yandex.ru/media/id/5d14b7601d43fe00af3dc1ed/beg-s-brevnom-tradicionnaia-zabava-plemeni-shavante-5d3c28b8a660d700ade1f03c.
28.
Кыласов А.В. Методология и терминология этноспорта // Вестник спортивной науки. – 2011. – №5. – С. 41-43.
29.
Кыласов А. В. Этноспорт. Конец эпохи вырождения. – М.: Территория будущего, 2013. – 144 с.
30.
Кыласов А.В. Идентичность ярмарок и традиционных игр, или Emporium Ludorum // Вестник Чувашского государственного педагогического университета им. И.Я. Яковлева. – 2013. – № 1 (77)-1. – С. 119-123.
31.
Кыласов А.В. Актуализация русских традиционных игр // Культурное наследие России. – 2016. – №2 (13). – С. 73–77.
32.
Кыласов А.В., Расторгуев В.Н. Этноспорт в событийном туризме // Международный журнал исследований культуры. – 2017. – № 1(26). – С. 170–182.
33.
Кыласов А.В. Традиционные игры и состязания вдоль Шелкового пути // Этноспорт и традиционные игры. – 2019. – №1 (1). С. 1-11. DOI: 10.34685/HI.2019.24.83.001.
34.
Кыласов А.В., Гуреева Е.А. Этноспорт и этнически стилизованный спорт: сравнительный анализ социальной эффективности // Этноспорт и традиционные игры. – №1(1). – 2019. – С. 63–72. DOI: 10.34685/HI.2019.34.88.005.
35.
Левшин А. Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсакских орд и степей. Часть третья: этнографические известия. – СПб, 1832. – 306 с. URL: http://library.kazachiy-hutor.ru/uploads/2016/03/Levshin-Aleksey.-Opisanie-Kirgiz-kazachikh-ili-Kirgiz-kaysakskikh-ord-i-stepey-izvestiya-yetnograficheskie.-3.pdf.
36.
Лепешкин, В.А. Лапта и обучение бегу // Физическая культура в школе. – 1997. – № 3. – С. 12-18.
37.
Лепешкин, В.А. Лапта и обучение бегу: совершенствование техники бега и развитие двигательных качеств // Физическая культура в школе. – 1997. – № 5. – С. 35-38.
38.
Лепешкин, В.А. Лапта и обучение бегу: развитие выносливости // Физическая культура в школе. – 1998. – №3. – С. 9-13.
39.
Макдугл К. Рожденный бежать. – М.: АСТ: Манн, Иванов и Фербер, 2013. – 343 с.
40.
Нефедкин А.К. Нагота греческого воина: героика или реальность? // Проблемы античной истории. Сборник научных статей к 70-летию со дня рождения проф. Э.Д. Фролова. – СПб., 2003. URL: http://centant.spbu.ru/centrum/publik/kafsbor/2003/nef.htm.
41.
Русские традиционные игры на Красную горку. Клюшкование. URL: https://vk.com/topic-68660020_29744426.
42.
Самоловова Н.В., Самоловов Н.А. Национальные виды спорта: северное многоборье: учебно-методическое пособие для студентов факультетов физической культуры и спорта. – Нижневартовск: НГГУ, 2008. – 87 с.
43.
Симаков Г.Н. Киргизские национальные развлечения (конец XIX – начало XX века) // Советская этнография. – 1977. – №4. – С.79-91.
44.
Соснин В., Щеглов М., Юрин В. Хоккей с мячом: энциклопедия. – М.: Новые технологии, 2009. – 808 с.
45.
Столяров В. И. Провал гуманистической миссии олимпизма и гуманистическое спортивное движение как глобальная проблема современного мира // Век глобализации. – 2019. – №2. – С. 97-110. DOI: 10.30884/vglob/2019.02.08.
46.
Терборн Г. Мультикультурные общества // Социологическое обозрение. – 2001. – Том 1. – № 1. – С. 50-67.
47.
Токмашева М. А., Ильин А.А., Капилевич Л.В. Влияние шорских национальных подвижных игр на формирование двигательных навыков у школьников с учетом этнических особенностей // Вестник НГПУ. – 2019. – №3. – С. 253-270. DOI: 10.15293/2658-6762.1903.15.
48.
Топоров В.Н. Гора // Мифологическая энциклопедия. URL: https://gufo.me/dict/mythology_encyclopedia/ГОРА.
49.
Трибушинина С. Д. Традиционный досуг в культурно-коммуникативном пространстве этномедицины мордвы // Вестник КИГИ РАН. – 2017. – №4 (32). – C. 70-77. DOI 10.22162/2075-7794-2017-32-4-70-77.
50.
Туристический портал Владимирской области. Праздник лаптя. URL: https://www.tourism33.ru/guide/holidays/prazdnik-laptya/.
51.
Уразманова Р. К. Народный праздник Сабантуй у татар // Советская этнография. – 1977. – №1. – С. 94-100.
52.
Урусова Л.Х. Модели гендерного воспитания в этнокультурном пространстве адыгов // Вестник Кемеровского государственного университета. – 2014. – № 2(58). – Вып. 2. – Т. 1. – С. 115–117.
53.
Федерация русского боевого искусства – РОСС. Правила игры в лапту. URL: https://frbi-ross.ru/pravila-igry-v-laptu/.
54.
Хейзинга Й. Homo Ludens. В тени завтрашнего дня. – М.: АСТ, 2004. – 539 с.
55.
Хоккей-на-Валеночная лига. URL: https://vk.com/hockeynavalenkah.
56.
Шеметова Л. В. Этнопедагогизация подготовки педагогических кадров // Вопросы науки и образования. – 2016. – №1. – С. 72-77.
57.
World mountain running association. About Mountain Running, A Brief History. URL: http://www.wmra.info/about-us/history.
References (transliterated)
1.
Abdulkarimov S. A. Sport i kul'turnaya identichnost' v obshchestve: istoriya i sovremennost' // EO. – 2004. – № 5. – S. 87-94.
2.
Abdulkarimov S. A. Sportivnaya kul'tura: ot traditsii k traditsionalizmu // EO. – 2010. – № 2. – S. 83-96.
3.
Abdulkarimov S. A. Sport v prostranstve vremeni i kul'tur. – M.: Chelovek, 2017. – 207 s.
4.
Aleksei Kylasov. URL: http://kylasov.ru/.
5.
Bramble D., Carrier D. Running and breathing in mammals // Science. – 1983. – Vol. 219. – R. 251-256.
6.
Bramble D., Lieberman D. Endurance running and the evolution of Homo // Nature. – 2004. – Nov 18;432(7015). – R. 345-352.
7.
Vechernii Saransk. Igry Tyushti. URL: http://www.vsar.ru/10459_Igry_Tyushti.
8.
Vsevolodskii-Gerngross V. N. Igry narodov SSSR: sbornik materialov. – M.; L.: Academia, 1933. – 563 s. URL: http://ru.ethnosport.org/files/nmdttp-tge-vsevolod-igry-sssr.pdf.
9.
Genon R. Simvoly svyashchennoi nauki. – M.: Belovod'e, 2004. – 475 s.
10.
Genon R. Krizis sovremennogo mira. – M.: Eksmo, 2008. – 781 s.
11.
Gorbunov B. V. Voinskaya sostyazatel'no-igrovaya traditsiya v narodnoi kul'ture russkikh: Ist.-etnogr. issled.: dissertatsiya ... doktora istoricheskikh nauk: 07.00.07. – M., 1997. – 547 s.
12.
Gutos T. Istoriya bega. – M.: Tekst, 2011. – 251 s.
13.
Dergunov O. V. Sotsial'no-filosofskii analiz sportivnoi deyatel'nosti // Vestnik SGTU. – 2006. – №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sotsialno-filosofskiy-analiz-sportivnoy-deyatelnosti.
14.
Dmitriev V.A. Natsional'nye vidy sporta narodov SSSR // Sovetskaya etnografiya. – 1981. – №2. – S.157-159.
15.
Dugarov D.S. Erdynskie igry // Tal'tsy. – 1996. – №1. – S. 3-15.
16.
Erdynskie igry 2019. URL: http://erdy.ru/.
17.
Zlobin P. Ne baigoi edinoi... URL: https://www.kp.kz/daily/27055.3/4121122/.
18.
Igry Tygyna budut predstavleny v YuNESKO // Mirovoi etnosport. URL: http://ru.ethnosport.org/about/.
19.
Informatsionnyi tsentr finno-ugorskikh narodov FINUGOR.RU (The Finno-Ugric media centre FINUGOR.RU). Mordovskii narodnyi epos «Mastorava». URL: http://finugor.ru/node/14398.
20.
Kannykin S.V. Kontseptsii patriotizma v obshchestvennoi mysli Rossii XIX – nachala XX vv. // Aktual'nye problemy sovremennoi nauki. Sbornik nauchnykh trudov po materialam nauchno-metodicheskoi konferentsii 24-25 maya 2019 g. – Vladikavkaz, 2019. – S. 135-145.
21.
Kardias-Gomes, F.Zh. Psikhologiya etnosporta: model' traditsionnykh igr korennykh narodov Vostochnoi Amazonii // Etnosport i traditsionnye igry. – 2019. – №2(2). – S. 68-82. DOI: 10.34685/HI.2020.73.56.005.
22.
Kont O. Dukh pozitivnoi filosofii. (Slovo o polozhitel'nom myshlenii). – Rostov n/D: Feniks, 2003. – 256 s.
23.
Kostarev A. Yu. Obuchenie natsional'nym igram kak sredstvo dukhovnogo sovershenstvovaniya: monografiya. – Ufa: Izd-vo BGPU, 2013. – 12 p.l.
24.
Krasil'nikov V. P. Natsional'noe fizicheskoe vospitanie khantov: traditsionnye igry, sostyazaniya i samobytnye fizicheskie uprazhneniya // Vestnik TGPU. – 2009. – Vypusk 6 (84). – S. 55-58.
25.
Krasil'nikov V. P. Igry i sostyazaniya v vospitatel'nom protsesse finno-ugorskikh i samodiiskikh narodov. – M.-Berlin: Direkt-Media, 2015. – 129 s.
26.
Kuberten P. Olimpiiskie memuary. – M.: Rid grupp, 2011. – 157 s.
27.
Kul'turnyi kontekst. Beg s brevnom – traditsionnaya zabava plemeni Shavante. URL: https://zen.yandex.ru/media/id/5d14b7601d43fe00af3dc1ed/beg-s-brevnom-tradicionnaia-zabava-plemeni-shavante-5d3c28b8a660d700ade1f03c.
28.
Kylasov A.V. Metodologiya i terminologiya etnosporta // Vestnik sportivnoi nauki. – 2011. – №5. – S. 41-43.
29.
Kylasov A. V. Etnosport. Konets epokhi vyrozhdeniya. – M.: Territoriya budushchego, 2013. – 144 s.
30.
Kylasov A.V. Identichnost' yarmarok i traditsionnykh igr, ili Emporium Ludorum // Vestnik Chuvashskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta im. I.Ya. Yakovleva. – 2013. – № 1 (77)-1. – S. 119-123.
31.
Kylasov A.V. Aktualizatsiya russkikh traditsionnykh igr // Kul'turnoe nasledie Rossii. – 2016. – №2 (13). – S. 73–77.
32.
Kylasov A.V., Rastorguev V.N. Etnosport v sobytiinom turizme // Mezhdunarodnyi zhurnal issledovanii kul'tury. – 2017. – № 1(26). – S. 170–182.
33.
Kylasov A.V. Traditsionnye igry i sostyazaniya vdol' Shelkovogo puti // Etnosport i traditsionnye igry. – 2019. – №1 (1). S. 1-11. DOI: 10.34685/HI.2019.24.83.001.
34.
Kylasov A.V., Gureeva E.A. Etnosport i etnicheski stilizovannyi sport: sravnitel'nyi analiz sotsial'noi effektivnosti // Etnosport i traditsionnye igry. – №1(1). – 2019. – S. 63–72. DOI: 10.34685/HI.2019.34.88.005.
35.
Levshin A. Opisanie kirgiz-kazach'ikh, ili kirgiz-kaisakskikh ord i stepei. Chast' tret'ya: etnograficheskie izvestiya. – SPb, 1832. – 306 s. URL: http://library.kazachiy-hutor.ru/uploads/2016/03/Levshin-Aleksey.-Opisanie-Kirgiz-kazachikh-ili-Kirgiz-kaysakskikh-ord-i-stepey-izvestiya-yetnograficheskie.-3.pdf.
36.
Lepeshkin, V.A. Lapta i obuchenie begu // Fizicheskaya kul'tura v shkole. – 1997. – № 3. – S. 12-18.
37.
Lepeshkin, V.A. Lapta i obuchenie begu: sovershenstvovanie tekhniki bega i razvitie dvigatel'nykh kachestv // Fizicheskaya kul'tura v shkole. – 1997. – № 5. – S. 35-38.
38.
Lepeshkin, V.A. Lapta i obuchenie begu: razvitie vynoslivosti // Fizicheskaya kul'tura v shkole. – 1998. – №3. – S. 9-13.
39.
Makdugl K. Rozhdennyi bezhat'. – M.: AST: Mann, Ivanov i Ferber, 2013. – 343 s.
40.
Nefedkin A.K. Nagota grecheskogo voina: geroika ili real'nost'? // Problemy antichnoi istorii. Sbornik nauchnykh statei k 70-letiyu so dnya rozhdeniya prof. E.D. Frolova. – SPb., 2003. URL: http://centant.spbu.ru/centrum/publik/kafsbor/2003/nef.htm.
41.
Russkie traditsionnye igry na Krasnuyu gorku. Klyushkovanie. URL: https://vk.com/topic-68660020_29744426.
42.
Samolovova N.V., Samolovov N.A. Natsional'nye vidy sporta: severnoe mnogobor'e: uchebno-metodicheskoe posobie dlya studentov fakul'tetov fizicheskoi kul'tury i sporta. – Nizhnevartovsk: NGGU, 2008. – 87 s.
43.
Simakov G.N. Kirgizskie natsional'nye razvlecheniya (konets XIX – nachalo XX veka) // Sovetskaya etnografiya. – 1977. – №4. – S.79-91.
44.
Sosnin V., Shcheglov M., Yurin V. Khokkei s myachom: entsiklopediya. – M.: Novye tekhnologii, 2009. – 808 s.
45.
Stolyarov V. I. Proval gumanisticheskoi missii olimpizma i gumanisticheskoe sportivnoe dvizhenie kak global'naya problema sovremennogo mira // Vek globalizatsii. – 2019. – №2. – S. 97-110. DOI: 10.30884/vglob/2019.02.08.
46.
Terborn G. Mul'tikul'turnye obshchestva // Sotsiologicheskoe obozrenie. – 2001. – Tom 1. – № 1. – S. 50-67.
47.
Tokmasheva M. A., Il'in A.A., Kapilevich L.V. Vliyanie shorskikh natsional'nykh podvizhnykh igr na formirovanie dvigatel'nykh navykov u shkol'nikov s uchetom etnicheskikh osobennostei // Vestnik NGPU. – 2019. – №3. – S. 253-270. DOI: 10.15293/2658-6762.1903.15.
48.
Toporov V.N. Gora // Mifologicheskaya entsiklopediya. URL: https://gufo.me/dict/mythology_encyclopedia/GORA.
49.
Tribushinina S. D. Traditsionnyi dosug v kul'turno-kommunikativnom prostranstve etnomeditsiny mordvy // Vestnik KIGI RAN. – 2017. – №4 (32). – C. 70-77. DOI 10.22162/2075-7794-2017-32-4-70-77.
50.
Turisticheskii portal Vladimirskoi oblasti. Prazdnik laptya. URL: https://www.tourism33.ru/guide/holidays/prazdnik-laptya/.
51.
Urazmanova R. K. Narodnyi prazdnik Sabantui u tatar // Sovetskaya etnografiya. – 1977. – №1. – S. 94-100.
52.
Urusova L.Kh. Modeli gendernogo vospitaniya v etnokul'turnom prostranstve adygov // Vestnik Kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta. – 2014. – № 2(58). – Vyp. 2. – T. 1. – S. 115–117.
53.
Federatsiya russkogo boevogo iskusstva – ROSS. Pravila igry v laptu. URL: https://frbi-ross.ru/pravila-igry-v-laptu/.
54.
Kheizinga I. Homo Ludens. V teni zavtrashnego dnya. – M.: AST, 2004. – 539 s.
55.
Khokkei-na-Valenochnaya liga. URL: https://vk.com/hockeynavalenkah.
56.
Shemetova L. V. Etnopedagogizatsiya podgotovki pedagogicheskikh kadrov // Voprosy nauki i obrazovaniya. – 2016. – №1. – S. 72-77.
57.
World mountain running association. About Mountain Running, A Brief History. URL: http://www.wmra.info/about-us/history.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

C стороны представляется, что данная статья посвящена достаточно узкой и специальной теме, но в реальности знакомство с текстом показывает, что данная проблематика может оказаться достаточно интересной определенной доли аудитории журнала, а также исследователям этнической и артропологической проблематики.
Действительно, можно согласиться с автором, что современный спорт высших достижений (включая олимпийское движение) является ярким проявлением глобализации, что в обязательном порядке предполагает унификацию соревновательной деятельности атлетов. Для Олимпийских игр и чемпионатов, проводимых международными федерациями «классического» спорта, нет «ни эллина, ни иудея» – их регламенты существуют вне связи с особенностями образа жизни участников, предполагая одинаковые требования как к форме, так и содержанию атлетических практик.
Эта проблема связана с очень распространенными сегодня тенденциями здорового уровня жизни. Беговые состязания традиционных игр являются частью культуры этноса. Если они носят развлекательный характер, то соответствуют этническим представлениям о комическом, если военно-подготовительный – то представлениям этноса о возможных угрозах, если это элемент командных или индивидуальных игр, то они формируют свойства человека, имеющие положительную значимость в этнической системе нравственных координат.
Автор исользует компаративную, системную и историческую методологию построения работы, при этом отдельно стоит обратить внимание на большое количество библиографии, на которую ссылается автор, а также обилие интрнет-источников, что свидетельствует о современности и актуальности поднятых автором вопросов.
Присутствует достаточно широкий спектр воззрений на этнопроблематику, причем речь идет как о сторонниках, так и оппонентах. Автор высказывает обоснованные суждения, а также приводит контраргументы касательно позиции оппонентов.
В итоге можно согласиться с выводом автора о том, что традиционные игры и этноспорт выполняют важную миссию в современном мире – они возвращают спортивно-соревновательной деятельности гуманистическое измерение, насыщая ее элементами народной культуры. Являясь универсальным компонентом спортивной деятельности вообще, бег в рамках традиционных игр получает новые грани бытия и становится одним из средств утверждения, демонстрации и трансляции этнических ценностей.
Следовательно можно заключить, что проведенное автором исследование характеризуется определенной новизной и, возможно, вызовет достаточный интерес у части аудитории журнала, причем очевидно, что далеко не все согласятся с позицией и выводами автора.
Этническая проблематика не имеет однозначного решения, более того, в отношении этноигр наблюдается сложный процесс: соединение традиционного и современного, так называемую «спортизацию» традиционных игр, когда в ходе их состязаний фиксируются соревновательные рекорды, что, конечно же, диссонирует с их праздничным, развлекательным характером, когда главное – участие, а не обеспечение максимальных достижений. Здесь же наблюдается и попятное движение от рационального к духовному, связанное с привлечением мифологических сюжетов для объяснения смысла этноспортивных практик и участием, например, шаманов для получения благосклонности духов священных мест, где зачастую проводятся соревнования, к присутствующим на мероприятии.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"