Статья 'Формирование музыкального контента в связи с сюжетной линией видеоклипов' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Формирование музыкального контента в связи с сюжетной линией видеоклипов

Голованова Елена Александровна

Выпускница аспирантуры ВГИК. Кафедра киноведения

142132, Россия, Московская область, г. Подольск, пос. Дубровицы, 63, кв. 7

Golovanova Elena Aleksandrovna

Postgraduate degree in Cinematography, Gerasimov Institute of Cinematography

142132, Russia, Moskovskaya oblast', g. Podol'sk, pos. Dubrovitsy, 63, kv. 7

sovenoc5@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-8744.2020.6.30990

Дата направления статьи в редакцию:

07-10-2019


Дата публикации:

31-12-2020


Аннотация: В работе исследована изобразительные средства современных музыкальных видеоклипов и их воздействие на восприятие зрителя. Впервые изучены особенности построения визуальных рядов в сочетании с изобразительными средствами музыкальных видеоклипов и воздействия на зрительскую аудиторию. Рассмотрено зарождение, периоды развития и особенности изобразительных рядов музыкальных клипов на телевизионных экранах: от Новогодних «Огоньков» и музыкальных телевизионных фильмов до современных песенных клипов.Каждая из них базируется на сбалансированности музыкального контента произведения, основанного на композиционных отличиях сюжетной основы, и конкретном восприятии зрителем, вызывая у аудитории проникновение в образ, ощущение сопричастности к происходящему на экране, переживания за героев. Новизна исследований заключается в том, что впервые сделана попытка сопоставления текстового содержания песенного клипа с его изобразительным рядом. Изучена возможность раскрытия образа при сопоставлении текста песни с ее изобразительным рядом.Сделан вывод о том, что на восприятие зрителя в определенной мере влияют особенности визуальных рядов видеоклипов, которым свойственна своя контрапунктическая эстетика, сопряженная с общей идеей музыкального клипа и различиями в рамках исполнительского видения композиции. Общими для всех построений клипов являются изображение движения, что еще раз подчеркивает неразрывную связь видеоклипа с кинематографом, а котором основой является создание актером определенного образа.


Ключевые слова: музыкальный клип, видео, изобразительные средства, телевидение, музыка, сознание, визуальный ряд, эстетика, композиция, Монтаж

Abstract: This article examines the visual means of modern music videos and their impact on perception of the audience. The author is first to study the peculiarities of creation of visual imagery along with artistic means of music videos and their impact on the viewership. The conception, development stages, and specifics of the visual imagery of music videos on TV – from the “Little Blue Light” and musical films to modern music videos – are considered. Each of the is based on the balance between musical content of the composition, based on the compositional differences of the plot, and viewership perception, arousing the feeling of immersion into the image, connectedness to the events on TV, and affection with  the heroes. The scientific novelty consists in the attempt to correlate verbal content of the music video with its visual imagery. The conclusion is made that the audience perception in a certain way depends on the peculiarities of visual imagery of music videos, which feature contrapuntal aesthetics combined with the main idea of music video and differences within the framework of performer’s representation of the composition. The common aspect for creation of all music videos is the depiction of motion, which again underlines its inextricable connection of music video and cinematography, which is based on creation of a certain image by the actor.



Keywords:

consciousness, music, television, visual modelities, video, music video clip, visual range, aesthetics, composition, video editing

В эпоху немого кино экранизация народных песен, романсов, способствовала формированию интереса зрителя к кинематографу, так как основывалось на знакомом тексте, в котором присутствовал некий рассказ-новелла, подкрепленные подсознательным увязыванием сюжета с известной мелодией.

В начале звуковой эры вопрос взаимосвязи изображения и звука уже волновал кинематографистов. Так, по мнению режиссера и теоретика кино В.И. Пудовкина, «главное назначение звука – усилить потенциальную выразительность содержания фильма», чему способствует «организация звукового и изобразительного ряда по двум самостоятельным ритмическим линиям. Их связь между собой должная быть результатом не натуралистического подражания, а совместного действия» [1, с. 310].

Звуковой контент фильма воспринимаются зрителем более конкретно по отношению к изображению [2, с. 48]. В связи с этим могут возникать определенные противоречия между изобразительным рядом и текстовой основой музыкального произведения [3, с.138],[4, с.67],[5, с.57] Несовпадения возможны как наряду с эстетическими просчетами, так и продуманным использованием, позволяющим обогатить сюжетное восприятие фильма.

Формирование изобразительного эквивалента, тождественного звуковому образу можно наблюдать на примере музыкального произведения небольшого формата - видеоклипа, где существует некий рассказ-новелла со своей сюжетной линией. Восприятие зрителя при его просмотре связано не только с музыкой, но и с действием, происходящим на экране. С учетом того, что музыка следует за повествованием, важным остается вопрос функциональной связи музыкальной партитуры клипа с другими его элементами [6, с.49] [7, с. 184]. В частности, изобразительным рядом, привлекающем внимание зрителя и влияющим на его восприятие произведения в целом [8, с. 370].

С другой стороны, изучение корреляции между семантической конгруэнтностью (адекватностью, равенством) и эмоциональными совпадениями факторов возбуждения между музыкой и видео показало, что семантическая конгруэнтность была очень высокой, когда эмоции музыки и видео совпадали с обоими факторами. В тех случаях, когда эмоциональная особенность музыкального произведения не совпадала с видео по фактору возбуждения, конгруэнтность значительно снижалась [9, с. 85].

В отличие от музыкальных фильмов-спектаклей, в либретто которых, так или иначе, уже изначально заложен некий сценарный план для видео, в песне, чаще всего, такого сценария нет. [10, с. 16].

При этом аудиальные типы воздействия на зрителя, при которых важен звуковой формат поступающей информации, и визуальные - либо совпадают (показ ноты, воспроизводимой вместе с соответствующим инструментом), либо не совпадают (показ ноты, звучащей на пианино вместе со звуком гитарной струны) [11, с. 96]. В этом аспекте важны неоднозначность, разнообразие музыкального произведения, уловить которые - задача зрителя, так как восприятие клипа в своей основе субъективно.

Чаще всего несовпадение компенсируется насыщением визуального ряда клипа яркими деталями, спецэффектами, созданием пластических образов. Смена ракурсов создает определенный темпоритм и расстановку эмоциональных акцентов, которые дают возможность более тонкого восприятия песен зрителем, понимания их характера, настроения и воплощения того образа, который представляет своим исполнением певец. В задачу исполнителя входит осмысление и показ внутреннего мира героев или реализация авторской мысли песни. В этой связи вопрос о взаимодействии изобразительного ряда музыкального клипа с эстетическими приемами передачи содержания песни в нем представляет определенный интерес.

Предметом исследования явились музыкальные видеоклипы, зарубежных исполнителей, снятые в последнее двадцатилетие, имеющие в своей основе, как общий ряд изобразительных средств, так и обладающие отличительными особенностями, связанными с эстетической компонентой замысла сюжетной композиции клипа, инсценировкой, индивидуальными качествами исполнителя, особенностями вариационного изобразительного ряда, совпадающими, или имеющими отличия от текстового содержания музыкального произведения. В зависимости от изученных факторов определено влияние общего контента произведения на эмоциональное восприятие зрителя.

Цель работы. Изучить особенности вариационного изобразительного ряда музыкальных клипов в связи с их инсценировкой и текстовым форматом.

Новизна исследований заключается в том, что впервые сделана попытка сопоставления текстового содержания песенного клипа с его изобразительным рядом.

Методология исследований включает в себя экспериментальные составляющие: моделирование, наблюдение, сравнительный анализ, что дало возможность изучить музыкальный контент, изобразительные средства клипов в связи с текстовым форматом песни.

Песенный клип, как продолжатель эстетики «визуальных симфоний», за исключением трансляционных кадров, основан на абсолютно новом и полном создании изображаемого сюжета. Текст его может только косвенно указывать на драматургическую линию будущего музыкального мини-фильма или же вообще контрастировать с ним. Но связь с вокализацией и инсценировкой фильмов-опер и киномюзиклов, хореографическими движениями фильмов-балетов, а также литературной постановкой в песенных клипах непременно присутствует. Основу видео составляет органичный синтез сценических искусств его основные традиции.

Способов визуализации музыки на экране достаточно много: концертные, постановочные, рисованные, мультимедийные изображения. Все это создатели клипов используют в полной мере. Характер музыки предполагает определенный метод съемки, распределение цвета и света, что дает возможность путем изобразительных средств реализовать сюжетно-постановочную идею музыкального клипа. Так, например, в клипе «Roar» («Рычание») певицы Кати Перри (2013) для подчеркиваемой визуализации сюжета изобразительный ряд дополняется сочными цветовыми гаммами оттенков зеленого цвета джунглей, сочетающимися с голубыми тонами: неба, водопадов, текущих вод горной реки. Важной составляющей клипа являются обитатели джунглей – серая мартышка, темный слон, желтый попугай, зеленый крокодил и полосатый тигр, образующие его действие.

Текст песни, повествующий о желании девушки обрести свою индивидуальность, вырвавшись из-под воздействия на нее молодого человека, не в полной мере соответствует сюжету, так как ее спутник погибает в самом начале действия клипа, а девушка вынуждена погрузиться в условия джунглей, обретая новых друзей среди зверей и птиц, обитающих здесь. Гармония, которую зритель наблюдает на экране между девушкой и живой природой, не подтверждена звуковым рядом, а входит с ним в противоречие. Суровость ситуации подчеркивается музыкальными фразами, построенными на отдельных лаконичных и законченных элементах. Звук всегда громкий, зовущий, что, по-видимому, и определяет подтекст названия самой композиции. Музыкально эти интонации достигаются путем использования секундных интервалов энергичного музыкального темпа, использованием быстрого клипового монтажа. Данное действие «сглаживается» присутствием сказочных анимационных эффектов: изображением наскальных рисунков, россыпи звезд, соединенных вместе в виде головы льва… – все это создает иллюзию свободы в воображении главной героини.

В лирических композициях, авторы отказываются от быстрого клипового монтажа. Здесь чаще можно увидеть плавное движение камеры и «наплывы» изображений [9, с. 87], как, например, в клипе Мадонны «Frozen» («Скованный холодом», 1998) режиссера Криса Каннингема.

Текст песни повествует о призыве женщины к мужчине «растаять», оглянуться вокруг себя, открыть свое сердце для любви, не замыкаться в себе. Философская направленность смыслового ее содержания в определенной мере перенесена в изобразительный ряд клипа, который, несмотря на ощущение холода, необычайно поэтичен и красноречив. Но в лирическом, с восточным акцентом исполнении певицы нет обращения к конкретному человеку, что отражено в тексте песни, а есть лишь образность его присутствия. Композиция клипа носит изобразительно-постановочный характер, что отражено в использовании насыщенных темно-голубых тонов - «синяя вечность» окутала черные очертания исполнительницы. Красочность же композиции придают руки певицы, скользящие по широким фалдам ее плаща, имитирующего крылья птицы. Стремление к полету ощущается во всем облике певицы, ее пластике, ее глазах, ее руках, поднятых к небу.

Кульминацией песни и является сам полет к звездному небу, пронизанному лунным светом. Черный плащ развевается над пустыней, как парящая птица, окруженная обволакивающими звуками восточного колорита. И лишь одинокий пес наблюдает за этой картиной.

Данная музыкальная композиция не соответствует прямому текстовому содержанию песни. Но ее пластичные изобразительные средства раскрывают тот порыв, ту мольбу, которые звучат и в музыке, и в движении самой героини, и ее окружении.

В композиции «Vogue» («Стиль танца», 1990) фильм-мейкера Дэвида Финчера текстовая часть повествует именно о танце, его стилевом, динамичном развитии, а сюжет клипа основан на исторической притче о «звездах» кинематографа. Видеоклип начинается с «оживления» действующих лиц, стоящих вначале без движения. По-видимому, это указывает на предысторию «движущейся картинки», а последующее оживление – уже на ее продвижение. Переход из одной пространственно-временной плоскости в другую происходит здесь с помощью изобразительно-постановочной композиции.

Развитие сюжета клипа происходит на сцене, куда устремлены взоры продюсеров, оценивающих новую «звезду». Певица предстает перед ними в образах известных актрис: Марлен Дитрих, Мэрилин Монро, Жанны Моро, Кетрин Хепберн в декорациях культовых фильмов. В тексте самой песни также перечисляются имена «звезд» экрана 30-50-х годов прошлого столетия. Композиционную основу составляет образ голливудских актрис Марлен Дитрих и Мэрилин Монро.

Художественное воплощение и стилевые особенности подчеркиваются пластикой, гримом, прической, костюмом знаменитостей. Временным подтверждением является цветовая гамма клипа, окрашенная в черно-белые тона, уносящие зрителя в мир иллюзий с одной стороны, а с другой – возвращая в реальность, существовавшую еще недавно. Танцевальные номера характерны для каждого из описываемых периодов.

Танцуя, певица «рассказывает» зрителю о творчестве кумиров прошлых лет, пародируя их, что достигается путем зеркального отображения. Смена крупных и дальних планов позволяет то погрузиться в ушедшую эпоху, то возвратиться в современность.

Сама мелодия динамична: четкое стаккато подчеркивает ритмичность произведения, соответствуя быстрой смене «декораций», и сосредотачивает внимание зрителя на композиционном рисунке сюжета видеоклипа, выраженного как в визуальном, так и в пластическом образе героев. Чередуются крупные и менее крупные планы на фоне жестикулирующих рук актрисы в окружении танцевальной группы, по-видимому, символизирующей признание восходящей «звезды» и ее будущую популярность. Язык песни – это узнаваемая эпоха, ее отличительные особенности, средством выражения которых являются реальные персонажи.

В этом музыкальном клипе особенности сюжетного построения изобразительного ряда косвенно касаются ее содержания, так как само исполнение танца является актерской игрой, воплощением эмоционального состояния, что подчеркивается не танцевальной музыкой, а речитативом-рассказом об ушедшей эпохе.

Создатели современных клипов до сих пор пользуются черно-белыми красками для описания образности и проникновения во внутренний мир героев. Таков клип «One оf Us» («Один из нас») (2019) британского музыканта Лиама Галлахера. В определенной степени клип автобиографичен. Проходя по горной долине, герой возвращается в свое детство, где втроем вместе с друзьями, они создавали первый музыкальный коллектив. На то, что их начинание уже стало историей, указывает и отцветший бурьян, и фотографии на качающихся от ветра стеблях засохших растений, и дата, выбитая на воротах заброшенного склада, где, возможно, и сохранилась атмосфера детства и первого прикосновения к музыке. Конструктивное построение мелодии основано на повторении основной темы с повышением на полутон. Поэтому изобразительный ряд музыкальной композиции равномерен, лаконичен, и лишь в конце усиливается за счет оттенков аранжировки. «Открой дверь в мир детства и воспоминаний…», – поет герой клипа. И черно-белый цвет оживает, когда три белых лошади появляются на фоне безжизненного пространства. Здесь явно текстовая часть в полной мере гармонирует с сюжетом музыкальной композиции, дополняя и подчеркивая ее.

Выводы:

В музыкальных видеоклипах существует определенная закономерность, заключающаяся в том, что главный акцент в передаче драматургии текстового содержания произведения ложится на самого исполнителя. Причем это достигается не только путем исполнительского мастерства певца, но и применением его пластической выразительности. Данная особенность широко использовалась в немом кинематографе, где пластика и монтаж являлись основными приемами для показа внутреннего настроения героев. Музыка клипа по своему ритмическому строению может совпадать с изображением, отражающим его общую драматургию, а текстовая часть, лишь косвенно связана с изображением. Это противоречие не является диссонансом в общем понимании эстетических особенностей музыкальных песенных клипов, контент которых погружает слушателя в музыкальный мир, а своим действием возбуждает воображение зрителя.

Библиография
1.
Пудовкин В. И. Асинхронность как принцип звукового кино // Вопросы киноискусства. М.: Академия наук СССР, 1958. С.309-315.
2.
Хлыстунова С. В. В гостях у доброго волшебника кино (К 100-летию со дня рождения Александра Лукича Птушко). / Шестой Российский кинофестиваль «Литература и кино» Каталог. Гатчина, 2000. С. 48-49.
3.
Redner G. Deleuze and Film Music: Building a Methodological Bridge between Film Theory and Music. – Bristol; Chicago: Intellect, 2010. 194 p.
4.
Dickinson K. Off Key: When Film and Music Won’t Work Together – N.Y.: Oxford University Press, Inc., 2008. 247 р.
5.
Советкина Э. Эстетика музыкальных видеоклипов. М.: Правда ЛТД, 2005. 91 с.
6.
Shin K.-H., Lee I.-K. Music synchronization with video using emotion similarity // IEEE International Conference on Big Data and Smart Computing, Big Comp 2017; Jeju Island; South Korea, 13-16 February 2017. P. 47-50.
7.
Новикова А. А. Телевизионная реальность: экранная интерпретация действительности. Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики». М.: Издательский дом Высшей школы экономики, 2013. 240 с.
8.
Marumo N., Tsutsui Y., Yamada M. Semantic congruency between music and video in game contents // International Conferences on Human Factors and Wearable Technologies, and Human Factors in Game Design and Virtual Environments, Orlando; United States; 21 July 2018, 2019. – Vol. 795. P. 366-372.
9.
Чернышов А. В. Медиа-музыка на телевидении. М.: Из-во Московского университета, 2009. 112 с.
10.
Vatakis A., Spence C. Evaluating the influence of the 'unity assumption' on the temporal perception of realistic audiovisual stimuli // Acta Psychologica, 2008. Vol. 127. - Issue 1. P. 12-23.
11.
Овчинников И. Театр рок-н-ролла. Видеоклип как форма театрального мышления. // Ракурсы: Сборник статей. Редактор-составитель Е.Сабашников. М.: Государственный институт искусствознания, 1996. С. 96.
References (transliterated)
1.
Pudovkin V. I. Asinkhronnost' kak printsip zvukovogo kino // Voprosy kinoiskusstva. M.: Akademiya nauk SSSR, 1958. S.309-315.
2.
Khlystunova S. V. V gostyakh u dobrogo volshebnika kino (K 100-letiyu so dnya rozhdeniya Aleksandra Lukicha Ptushko). / Shestoi Rossiiskii kinofestival' «Literatura i kino» Katalog. Gatchina, 2000. S. 48-49.
3.
Redner G. Deleuze and Film Music: Building a Methodological Bridge between Film Theory and Music. – Bristol; Chicago: Intellect, 2010. 194 p.
4.
Dickinson K. Off Key: When Film and Music Won’t Work Together – N.Y.: Oxford University Press, Inc., 2008. 247 r.
5.
Sovetkina E. Estetika muzykal'nykh videoklipov. M.: Pravda LTD, 2005. 91 s.
6.
Shin K.-H., Lee I.-K. Music synchronization with video using emotion similarity // IEEE International Conference on Big Data and Smart Computing, Big Comp 2017; Jeju Island; South Korea, 13-16 February 2017. P. 47-50.
7.
Novikova A. A. Televizionnaya real'nost': ekrannaya interpretatsiya deistvitel'nosti. Natsional'nyi issledovatel'skii universitet «Vysshaya shkola ekonomiki». M.: Izdatel'skii dom Vysshei shkoly ekonomiki, 2013. 240 s.
8.
Marumo N., Tsutsui Y., Yamada M. Semantic congruency between music and video in game contents // International Conferences on Human Factors and Wearable Technologies, and Human Factors in Game Design and Virtual Environments, Orlando; United States; 21 July 2018, 2019. – Vol. 795. P. 366-372.
9.
Chernyshov A. V. Media-muzyka na televidenii. M.: Iz-vo Moskovskogo universiteta, 2009. 112 s.
10.
Vatakis A., Spence C. Evaluating the influence of the 'unity assumption' on the temporal perception of realistic audiovisual stimuli // Acta Psychologica, 2008. Vol. 127. - Issue 1. P. 12-23.
11.
Ovchinnikov I. Teatr rok-n-rolla. Videoklip kak forma teatral'nogo myshleniya. // Rakursy: Sbornik statei. Redaktor-sostavitel' E.Sabashnikov. M.: Gosudarstvennyi institut iskusstvoznaniya, 1996. S. 96.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Первая фраза текста:
«В эпоху немого кино экранизация народных песен, романсов, способствовала формированию интереса зрителя к кинематографу, когда восприятие зрителя основывалось уже на знакомом сюжете, в котором присутствовал некий рассказ-новелла со своей сюжетной линией, подкрепляющийся подсознательным ее увязыванием с известной мелодией, хотя музыкальное сопровождение могло и отличаться (от этой интуитивной связки?). »
Следует заметить, что уловить связь этих — заметим, достаточно спорных — сентенций (не совсем понятны, в частности, эти намеки на некую архетипическую связь «новелл» с «известной мелодией») с заявленной темой не слишком просто.
И, чуть далее:
«Экранные звуки воспринимаются зрителем более конкретно и реальнее, чем изображение (что это означает? Кто это утверждает, как это можно подтвердить?), и подчиняются художественной цели (?), которую преследуют создатели экранного произведения, сводя все многообразие звучащего мира к тем звукам, которые в конкретном аудиовизуальном контексте играют важную сематическую (!) и эстетическую роль [2, с. 48]. »
Отчасти сомнительное, отчасти непонятное утверждение: вторая его половина, во всяком случае, не более, чем трюизм.
И далее не лучше:
«В связи с этим ученых (?) интересовал вопрос функциональной связи музыкальной партитуры фильма с изобразительным рядом произведения [3, с.138],[4, с.67]. Возникшее несовпадение (как подобное несовпадение затрагивает упомянутых «ученых»?) может сулить эстетические просчеты (оно не «сулит» просчеты, оно их представляет), и наоборот, продуманное ее (связи?) использование позволяет обогатить сюжетную эстетику фильма. »
(Мы не начинает рецензию с обычных рубрик (Актуальность и пр.), поскольку им не следует автор).
И далее:
«В этой связи идет поиск экранных образов для усиления выразительных средств (что это значит?). Так, Э. Советкина в своих исследованиях указывает на «продолжение или выражение музыкального образа в пластике экрана (?), где база для организации визуального материала определяется звуком» [5, с.57]. »
Очевидно, эта одинокая отсылка к Э. Советкиной призвана представить рубрику «Изученность вопроса».
И далее:
«Формирование изобразительного эквивалента, созвучного звуковому образу (созвучие звуковому образу — достаточно безвкусно), более всего удается в клипах, где присутствует некий рассказ-новелла со своей сюжетной линией (что с чем и в каком объеме сравнивалось для формулирования подобного вывода?). Зритель следит за действием, которое вызывает у него интерес, и ждет развязки (это — зачем упоминается?). Это ожидание не дает ему переключиться на что-нибудь иное, так как сам интерес является частью общечеловеческой сущности (?) Ученые задавались вопросом функциональной связи музыкальной партитуры фильма с другими его элементами [6, с.49]. »
Дело в данном случае не только в отсутствии элементарной логической последовательности, но и в абсолютном нежелании выдвижения аргументов в пользу высказанных утверждений.
И далее:
«В данном контексте (в каком именно? Совершенно непонятно) может быть полезен метод синхронизации музыки и видео с использованием аранжировки на основе эмоционального воздействия на зрителя (что означает последнее словосочетание?). Это (что — это? «метод синхронизации»?) достигается тем, что музыкальные сегменты сопоставляются с сегментами видео так, что музыка следует за повествованием (чрезвычайно абстрактно)  [7, с. 184]. Перед глазами зрителя проносятся различные изображения, вследствие чего «возникает эффект видения «всего сразу» (???). Осуществляется распад реального пространства (???). Герои совершают действия, каждое из которых не вытекает из предыдущего» [8, с. 370]. »
Это сумбурное повествование достаточно слабо согласуется с обычными требованиями, предъявляемыми к научному тексту.

Заключение: работа не отвечает требованиям, предъявляемым к научному изложению, как в стилистическом, так и в структурно-логическом отношении, и рекомендована к публикации быть не может.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования статьи «Формирование музыкального контента в связи с сюжетной линией видеоклипов» - содержание музыкальных видеоклипов зарубежных исполнителей, снятых в последнее двадцатилетие.

Методология исследования разнообразна и включает описательный, сравнительно-исторический, аналитический и др. методы.
Актуальность статьи чрезвычайно велика, поскольку в последнее время современному искусству уделяется повышенное внимание.

Научная новизна работы определена самим автором: «впервые сделана попытка сопоставления текстового содержания песенного клипа с его изобразительным рядом». Сразу заметим, что в статьях такого рода лишним является определение целей, методологии, предмета и новизны исследования. Это необходимо исключить из текста работы. В целом же статья хорошо структурирована и обладает всеми необходимыми признаками научного исследования. Ее стиль и содержание также отвечает жанру научной статьи. Во введении автор разбирает вопросы взаимосвязи изображения и звука, характеризует аудиальные и визуальные типы воздействия на зрителя, способы визуализации музыки на экране.
Автор подробно описывает ряд клипов, дает им исчерпывающие характеристики. Его язык образен и поэтичен, отличается профессиональными характеристиками: «Сама мелодия динамична: четкое стаккато подчеркивает ритмичность произведения, соответствуя быстрой смене «декораций», и сосредотачивает внимание зрителя на композиционном рисунке сюжета видеоклипа, выраженного как в визуальном, так и в пластическом образе героев. Чередуются крупные и менее крупные планы на фоне жестикулирующих рук актрисы в окружении танцевальной группы, по-видимому, символизирующей признание восходящей «звезды» и ее будущую популярность. Язык песни – это узнаваемая эпоха, ее отличительные особенности, средством выражения которых являются реальные персонажи». Или другой пример: «Создатели современных клипов до сих пор пользуются черно-белыми красками для описания образности и проникновения во внутренний мир героев. Таков клип «One оf Us» («Один из нас») (2019) британского музыканта Лиама Галлахера. В определенной степени клип автобиографичен. Проходя по горной долине, герой возвращается в свое детство, где втроем вместе с друзьями, они создавали первый музыкальный коллектив. На то, что их начинание уже стало историей, указывает и отцветший бурьян, и фотографии на качающихся от ветра стеблях засохших растений, и дата, выбитая на воротах заброшенного склада, где, возможно, и сохранилась атмосфера детства и первого прикосновения к музыке. Конструктивное построение мелодии основано на повторении основной темы с повышением на полутон. Поэтому изобразительный ряд музыкальной композиции равномерен, лаконичен, и лишь в конце усиливается за счет оттенков аранжировки».
В работе есть незначительные опечатки и пунктуационные недочеты, которые легко исчезнут при внимательном прочтении:"Предметом исследования явились музыкальные видеоклипы, зарубежных исполнителей, снятые в последнее двадцатилетие, имеющие в своей основе, как общий ряд изобразительных средств, так и обладающие отличительными особенностями, связанными с эстетической компонентой замысла сюжетной композиции клипа..."
Библиография исследования достаточна, включает основные источники по теме, в т.ч. иностранные, оформлена на достойном профессиональном уровне.
Апелляция к оппонентам широко представлена, свидетельствует о высоком профессиональном уровне исследования.
Автором сделаны глубокие и развернутые выводы: «В музыкальных видеоклипах существует определенная закономерность, заключающаяся в том, что главный акцент в передаче драматургии текстового содержания произведения ложится на самого исполнителя. Причем это достигается не только путем исполнительского мастерства певца, но и применением его пластической выразительности. Данная особенность широко использовалась в немом кинематографе, где пластика и монтаж являлись основными приемами для показа внутреннего настроения героев и т.д.»
Исследование способно вызвать живейший интерес читательской аудитории на разных уровнях – как профессионалов, занимающихся изучением и практикой киноиндустрии, так и всех, кого интересует искусство.



Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"