Статья '«Стареющий» зритель современного российского телевидения. ' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

«Стареющий» зритель современного российского телевидения

Нашикян Елена Егишеевна

кандидат культурологии

соискатель, кафедра Кафедры кино и современного искусства Факультета истории искусства РГГУ, РГГУ

125993, Россия, г. Москва, ул. Миусская Площадь, 6

Nashikyan Elena Egisheevna

PhD in Cultural Studies

External Doctoral Candidate, the department of Cinematography and Modern Art, the faculty of History of Art, Russian State University for the Humanities

125993, Russia, g. Moscow, ul. Miusskaya Ploshchad', 6

Lenanash@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-8744.2021.3.29475

Дата направления статьи в редакцию:

10-04-2019


Дата публикации:

18-06-2021


Аннотация: Изучение культурных эффектов телевидения неотделимо от исследования культурных привычек, обоснованных возрастом, полом и другими базовыми параметрами аудитории. В современном мире резкие технологические перемены телевещания приводят к перераспределению аудитории и рефлективному отношению телезрителей к собственным привычкам телесмотрения. Но, вопреки ожиданиям, такие перемены не ведут к непременному омолаживанию аудитории или резкому привлечению молодежи к техническим инновациям телевидения. Наоборот, аудитория различных каналов и передач остается верной им и «стареет» вместе с ними. В статье предлагается ряд объяснений почему зритель самых крупных государственных федеральных каналов – это человек предпенсионного и пенсионного возраста; почему количество молодых телезрителей уменьшается с каждым годом и куда они «уходят» и что смотрят. Предмет: специфика культурных привычек, связанных с российским телевидением. Методология исследования: анализ статистических данных, построение модели функционирования медиа в культуре, интерпретация культурных образцов поведения и привычек. Научная новизна: Впервые российское телевидение изучается с точки зрения соотношения технологических инноваций и габитусов (устойчивых привычек) восприятия, что позволяет уточнить социокультурные характеристики телезрителя в их динамике и культурные контексты функционирования российского телевидения как медиа.Выводы. Итак, исследование подтвердило наличие различной структуры телесмотрения у разных социально-демографических страт российской аудитории. В рамках исследования удалось выделить социально-демографические группы, обладающие сходными структурами телесмотрения, а также отразить социально-демографическую дифференциацию российской телевизионной аудитории...


Ключевые слова: российское телевидение, телепросмотр, культура и медиа, человек и культура, искусство массового телевещания, интернет тв, современный телезритель, массовая культура, новые медиа, медиа контент

Abstract: The study of the cultural effects of television is inseparable the study of cultural habits related to age, gender, and other basic parameters of the audience. Rapid technological changes in TV broadcasting lead to reconfiguration of audience and reflective attitude of the viewers to their own TV habits. Contrary to expectations, such changes, however, do not necessarily imply bringing younger audience or attraction of youth with technological innovations of television, but rather the audience remains loyal and “ages” along with the channels and programs. The article aims to explain why the viewers of major federal channels are of pre-retirement and retirement age, as well as why the number of young viewers decreases with each year, where do they go, and what do they watch. The subject of this research is the specificity of cultural habits with regards to Russian television. Research methodology employs statistical data analysis, building a functional model of media in culture, interpretation of cultural patterns of behavior and habits. The scientific novelty lies in the fact that the Russian television is examines from the perspective of correlation between technological innovations and habits of perception for the first time; this allows clarifying the sociocultural characteristics of the viewer in their dynamics, and cultural contexts of functionality of Russian TV as media. The conducted research has proven different structure of TV habits among different socio-demographic strata of the Russian audience. Within the framework this research, the author was able to determine socio-demographic groups with similar TV habits, as well as reflect the socio-demographic differentiation of the Russian TV audience.



Keywords:

internet tv, art of mass television, human and culture, culture and media, tv viewing, Russian television, modern tv viewer, mass culture, new media, media content

Проблему стареющего телезрителя впервые в широком культурологическом контексте поставил крупнейший канадский исследователь медиа М. Маклюэн. Метод Маклюэна, основанный на исследовании трансформаций чувственности и взаимодействия между привычками человека и искусственными объектами и условиями его существования, позволил подробно и ярко описать как привязанность телезрителя к телевизору, так и временные и возрастные параметры такой устойчивой привязанности. По словам Маклюэна, «С появлением телевидения сам зритель становится экраном»[1], иначе говоря, яркость световых образов настолько воздействует на воображение, что вместо индивидуальных переживаний зритель испытывает экранные переживания. Маклюэн видел в этом не просто зрительные эффекты, но трансформацию чувственности человека на всех уровнях. Именно исходя из этого Маклюэн впервые поставил вопрос о стариковском телесмотрении и стареющей аудитории.

Согласно Маклюэну, пожилые люди не могут испытывать достаточно тактильных эффектов, например, они не могут встать на лыжи или отправиться в поход. Поэтому телевизор заменяет им всю ту гамму эмоций, которые более молодые люди получают из повседневного опыта: «Телезритель настолько жаден до богатых тактильных эффектов, что на него можно твёрдо положиться в том, что он вновь встанет на лыжи. По его мнению, колесу недостаёт требуемой шероховатости»[2].

Следующим теоретиком, который назвал фактор возраста главным фактором восприятия медиа, стал известный американский футуролог Э. Тоффлер. В своей книге «Третья волна» он рассматривает информационное общество как третью волну модернизации, после неолитической революции и индустриальной революции. Тоффлер считает оборотной стороной ускорения - нарастающий эффект одиночества: старые институты разрушаются, и одинокими оказываются люди различных возрастов.

«От Лос-Анжелеса до Ленинграда подростки, несчастливые супружеские пары, родители-одиночки, простые рабочие и пожилые люди - все жалуются на социальную изоляцию. Родители признаются, что их дети слишком заняты, чтобы навестить их или даже позвонить. Одинокие незнакомые люди в барах или прачечных изливают друг другу душу, рассказывая, по выражению одного социолога, "эти бесконечно печальные истории". В клубах и на дискотеках для разведенных встречаются отчаявшиеся одинокие люди. Фактор одиночества недооценивается в экономике. Сколько жен, принадлежащих к верхушке среднего класса, доведенных до отчаяния звенящей пустотой своих обеспеченных пригородных домов, пошли на рынок труда, чтобы не потерять рассудок? Сколько домашних животных (и машин, нагруженных кормом для них) покупается, чтобы нарушить молчание пустого дома? За счет одиночества существует большая часть туристического бизнеса и индустрии развлечений. Оно вносит свой вклад в употребление наркотиков, депрессию и уменьшает производительность труда. И оно создает доходную индустрию "одиноких сердец", цель которой - помочь одинокому человеку найти и окольцевать мистера или мисс "То, что надо".

Болезненность одиночества, разумеется, не новое явление. Но в наше время одиночество так широко распространилось, что стало, как ни парадоксально, общим явлением»[3].

Заметим, что хотя в этих словах Тоффлер не выделяет пожилых людей как отдельную социальную группу, из всей логики приведенных его рассуждений следует, что с возрастом одиночество не ослабевает, а только усиливается. Заметим, что потребителями продуктов туристического бизнеса и других сентиментальных удовольствий становятся часто пожилые люди. А те из них, кому эти продукты недоступны, компенсируют эмоциональную недостаточность потреблением соответствующих телевизионных шоу. Названные Тоффлером встречи одиноких сердец, жизнь домашних животных, проба себя в новых профессиях и туристические поездки – все это преобладающие темы большинства телепрограмм на ведущих каналах.

В российской науке ещё С. Энштейн, написавший о «живой жизни в чуде телевидения», исследовал феномен телевидения, интерпретации им реальной жизни человека. Вслед за ним «феномен достоверности» телевидения изучали Э. Багиров, В. Вильчек. Об особых отношениях телевидения с реальностью писали А. Вартанов, В. Михалкович и другие.

В современной российской науке возрастная характеристика телевизионной аудитории учитывается в работах А.А. Новиковой [4, С.58-77]. Новикова связывает устойчивость привязанности российского телезрителя к телепередачам с тем радикальным сломом, который пережило само телевидение на переходе от советской к постсоветской ситуации. Согласно Новиковой, советское телевидение не изучалось как медиа, но скорее как вид искусства, с искусствоведческих, социологических и психологических позиций. После распада СССР телевидение уже не могло поддерживаться в советских институциональных рамках нормативного «искусства» информирования, но стало сразу бизнесом и развлечением. Этот бизнес должен был моментально давать прибыль, поэтому были выбраны самые шаблонные форматы телепередач, сразу захватывающие массовую аудиторию и обеспечивающие ее лояльность. Именно эти выводы Новиковой важны для нашей темы старения телевизионной аудитории: получается, что сформировавшаяся в первой половине 1990-х годов модель телесмотрения как обязательного потребления шаблонного и общедоступного продукта, создала своего лояльного телезрителя, который стареет, но смотрит те же программы. Это дело уже привычки. Мы видим, что аудитория телевикторин, программ о здоровье, животных, культуре и путешествиях остается той же, старея с годами, тогда как формат этих передач не меняется уже десятилетиями – достаточно указать на хрестоматийный пример «Поля чудес», телевикторины, которую по преимуществу смотрят телезрители, пристрастившиеся к ней еще в 1990-е годы.

Аудитория российского телевидения как и любая телеаудитория может классифицироваться по базовым параметрам: гендерному, возрастному, социальному.

Хотя все эти характеристики равно важны, возрастная занимает особое место среди них. Ведь серьезные социологические исследования охватывают целые годы, а то и десятилетия. За это время аудитория растет и взрослеет. Юные зрители становятся зрелыми, а зрелые – старыми.

При этом телевизионные предпочтения у них могут не меняться и кроме того, старшее поколение может начать передавать свои предпочтения более молодому, хотя не редки случаи, когда подростки и молодежь приобщают старшее поколение к своим любимым передачам. Но исследовать телевизионные предпочтения не на уровне отдельных передач, а на уровне специфики телевизионного (ТВ) контента, можно только учитывая социально-возрастную динамику и возраст как главный параметр устойчивости телевизионных предпочтений.

Решать поставленную задачу необходимо в 2 этапа. На первом этапе следует определить временную структуру телесмотрения различных социально-демографических страт аудитории. На втором этапе необходимо изучить дифференциацию аудитории по телевизионным каналам. Тем самым мы не будем сводить предпочтения в телесмотрении аудитории ни к простым демографическим характеристикам, ни к влиянию отдельных телепрограмм на массового зрителя, а раскроем параметры устойчивости или неустойчивости в телесмотрении.

Устойчивым телепросмотром мы называем не просто регулярный просмотр какого-либо канала или передачи, а просмотр до конца, лояльность к данной передаче и, желательно, к культурному образцу данной передачи, что проявляется, например, в ажиотаже вокруг ценностей телепередачи. Неустойчивым мы называем такое поведение зрителя, при котором возможна резкая смена зрительских предпочтений, экспериментирование, поиск подходящего контента и неудовлетворенность существующим контентом. Наша гипотеза состоит в том, что по соотношению зрительских предпочтений и их устойчивости и неустойчивости в рамках большого временного периода можно говорить об общем старении или молодении аудитории.

Представим пенсионеров, смотрящих телевизор. Для них телевизор уже скорее бытовой прибор, часть комфорта их мира, наравне с утюгом и холодильником, чем специфическое медиа, которое они сравнивают с другими медиа. Конечно, многие пенсионеры читают газеты или пользуются интернетом, но они не сравнивают информацию, а получают разнородную и несопоставимую информацию: скажем, в газетах разгадывают кроссворды, а в интернете общаются с внуками. Поэтому телевидение для них – необходимая часть их жизненного мира, а не ресурс информационной компетентности.

На российском ТВ происходит однозначное старение аудитории. Ядро телезрителей составляют люди старшего поколения или зрелого, создающие норму лояльности телеконтенту и передающего его другим поколениям.

Длительные замеры телеаудитории, подробный учёт телесмотрения были впервые практически обоснованы в работе А. В. Шарикова [5]. В данном исследовании впервые в отечественной науке были обобщены мониторинговые данные из разных источников: данные Russian Research, данные отдела социологических исследований Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании (ВГТРК), а так же материалы, предоставленные медиаметрическими компаниями КОМКОН-2 и Gallup Media.

Следующий импульс исследования в данной области получили благодаря совершенствованию TNS Gallup Media, далее переименованного в MEDIASCOPE с января 1999 года, рейтингующего отдельные телепрограммы не только по их популярности, но и по их реальному времени просмотра.

Данные MEDIASCOPE за последний год (2018) по городам России с населением более 100 тыс. человек и репрезентирующим население в возрасте 4 лет и старше стали основным источником данного исследования. В исследовании используется именно этот источник, так как исторически в более ранних научных работах говорится о тенденции старения аудитории телевидения, но так как телевидение развивается и мы пытались данное исследование сделать максимально актуальным, то воспользовались самым «свежим» источником информации.

В исследовании мы исходим из того, что телевидение продолжает удерживать лидирующие позиции в медиапотреблении россиян, несмотря на широчайшее распространение широкополосного и мобильного интернета. ТВ продолжает определять, что именно считать главной новостью, какие новости важны в общероссийском масштабе, как именно вести дискуссию, полемику или проблемный разговор и поэтому получаемый из интернета многообразный контент структурируется вокруг ТВ-опыта.

При этом статистические данные (табл.1.) говорят в пользу того, что телевидению все труднее удерживать свою лидирующую позицию на медиарынке. Популярность интернет-ресурсов и их капитализация постоянно растет, что заставляет телевидение адаптироваться к новой медийной реальности.

Табл.1 «Медиапотребление в России (города 100 +) в выходной день, мин.[6]

Медиа

2010

2012

2014

2015

2017

ТВ

226

238

244

246

215

Интернет

39

59

68

74

264

Радио

197

165

163

161

85

Пресса

15

15

12

12

35

Были выявлены различия для каждого социально-демографического параметра. Телесмотрение оказалось важнейшим критерием для вычленения социально-демографических групп и понимания их устойчивости.

Пол . Среднесуточные распределения объема мужской и женской телеаудитории несколько отличаются между собой. В будние дни женщины смотрят телевизор активнее мужчин с 9 до 23 часов. Мужчины, напротив, дольше задерживаются у телевизора поздним вечером. По выходным различий значительно меньше. Но мужчины задерживаются поздним вечером у телевизора дольше женщин, и утром до 11 часов так же смотрят телевизор больше женщин.

Разница в телесмотрении мужской и женской телеаудитории в будние дни обусловлена, прежде всего социальными привычками женщины комфортно чувствовать себя в домашнем уюте. Социальная привычка дополняется особенностями структуры занятости: среди женщин неработающих (постоянно или временно) и частично занятых гораздо больше, чем среди мужчин. Особенно заметно это различие в старших возрастных группах, где и статистически численность женского населения значительно выше. Следовательно гендерное различие влияет на возрастное и возрастная характеристика телеаудитории оказывается более существенной и более обобщающей, чем гендерная.

Распределение телесмотрения мужчин и женщин по различным каналам подтверждаем приоритет возрастных характеристик над гендерными. В целом у телевизионных экранов чаще проводит время женская аудитория, чем мужская, что вызвано в первую очередь большей долей женщин в населении в целом (53.4% женщин против 46.6% мужчин)[7]. Отклонения по большинству каналов по данному признаку незначительны. Это позволяет с уверенностью утверждать, что у нас еще нет специализированных женских и мужских телеканалов, за исключением, возможно, спортивного канала МАТЧ ТВ и канала для девочек Ю, а также нового формата канала Домашний. Мужчины традиционно являются основными потребителями спортивных программ, и статистика по МАТЧтв это с очевидностью подтверждает, однако женщины также составляют немаленькую долю аудитории этого канала (более трети всех телезрителей)[8]. Кроме того, несколько выражена "мужская" направленность телеканала РЕН ТВ, что определяется соответствующей программной политикой канала, в частности постоянные социально-политические программы, криминальные новости и расследования, которые женщинам заведомо интересны менее чем мужчинам.

Возраст. В измерениях компании TNS Gallup Media (Mediascope) фиксируется паспортный возраст каждого респондента. Значения этой величины лежат в пределах от 4 до 99 лет. Для наших целей мы взяли возраст от 4 до 70 лет с интервалом в 5 лет. Мы исходили из того, что людей совсем преклонного возраста (70 лет и выше) мало, и там возможны серьезные статистические погрешности. Их телесмотрение часто является единственной формой их досуга, что мешает установить действительную структуру их предпочтений: у них может работать телевизор в фоновом режиме, часто просто скрашивая одиночество, им не так важно, какая именно программа идет. Разумеется, такое телесмотрение совсем пожилых людей может изучаться специальными методами, с учетом достижений современной психологии возраста, но это выходит за рамки данной статьи. Мы можем сказать только, что чем старше люди, тем выше среди них доля тех, кому важнее фоновые работы телевидения, чем выбор подходящего для себя телеконтента.

Молодое поколение традиционно более аполитично и привыкло получать информацию из интернета. В 2014 году, когда федеральные телеканалы существенно увеличили объем информационного и общественно-политического вещания (в основном в ущерб вечерним развлекательным программам выходных дней), молодежь стала проводить у телеэкрана меньше времени. В 2015 году телесмотрение в группе 15-24 немного выросло, вернувшись к показателям 2013 года[9].

Основной вклад в рост средних показателей объема телепотребления в 2015 году внесли женщины. Продолжительность телепросмотра среди женщин продолжила расти (плюс 4 мин. к среднему ежедневному просмотру за год), а среди мужчин осталась на уровне 2014 года, последнего года когда мужской телепросмотр вырос сколь - либо значительно. Тогда всплеск интереса мужчин к телевидению носил локальный характер и был вызван повышенным интересом мужчин к информационно-аналитическим программам (в связи с обострением политической и экономической ситуации), а также к трансляциям значимых спортивных событий (Зимняя Олимпиада в Сочи, Чемпионат мира по футболу в Бразилии). В 2015 году мужчины смотрели телевизор не меньше, но и не больше, чем в 2014 году.[10]

Таким образом, объем телепотребления в России в 2015 году в целом вырос, но, как и в 2014 году, за счет так называемых «тяжелых» телезрителей (тех, кто часто и много смотрит телевизор). Ядро этой группы составляют люди старше 55 лет, преимущественно женщины, тем самым возрастная характеристика аудитории вновь является определяющей как для краткосрочного периода, так и для длительного времени устойчивого телепросмотра.

Такой рост телесмотрения только в старших возрастных группах, происходящий всё последнее десятилетие, меняет состав и возрастную структуру аудитории телевидения. Доля старших возрастных групп растет, а доля молодых – сокращается, что свидетельствует о старении телевизионной аудитории. В 2015 году средний возраст зрителя российского телевидения составил 48 лет. С 2008 года российский телезритель «состарился» почти на четыре года (с 44 до 48 лет).

Можно отметить тренд непрерывного возрастания телесмотрения после 25 лет. Кластеризация множества суточных распределений объема аудитории позволяет свести аудиторию к трем ясно интерпретируемым группам, соответствующим трем возрастным группам: дети, подростки и молодые люди (4-24 года); активные, работающие люди (от 25 до 55 лет); люди предпенсионного и пенсионного возраста (55 лет и старше).

Наиболее активные телезрители - пенсионеры и люди предпенсионного возраста. В данной возрастной группе в будние дни среднее телесмотрение составляет порядка 4 часов в день. Представители активных и работающих людей смотрят телевизор в среднем 3,2 часа в день. Дети, подростки и молодые люди смотрят телевизор еще меньше – 2,7 часов в сутки[11].

Кроме различия в общем времени телесмотрения выделенные группы различаются по структуре телесмотрения. Пенсионеры и люди предпенсионного возраста практически в течение всего дня смотрят телевизор больше других, особенно это отличие велико в интервале 18:00 - 22:00 часов. Дети, подростки и молодые люди больше смотрят телевизор в будни в интервале 14:00-18:00, нежели активные, работающие люди. Также можно отметить, что активные, работающие люди и в выходные, и в рабочие дни задерживаются у телевизора дольше остальных групп. Тем самым, структура занятости также поддерживает возрастную структуру телесмотрения.

Рассмотрим распределение телесмотрения людей разного возраста по различным каналам. Аудитория федеральных каналов является намного более "пожилой", чем аудитория большинства телесетей. Так, например, среди аудитории Первого канала, России, ТВЦ и Культуры заметно больше телезрителей в возрасте старше 50 лет, чем в целом у телеэкранов. На телеканале НТВ телесмотрение возрастает начиная с 40 лет. Зато телеканал СТС бьёт все рекорды по доле детской аудитории от 4 до 14 лет. Схожая ситуация, но уже по подростковой и юношеской аудитории - от 10 до 24 лет - наблюдается в отношении аудитории каналов ТНТ, Пятница, Муз-ТВ и MTV. Из этого можно сделать вывод, что по возрастному критерию аудитория российского телевидения уже в значительной мере дифференцирована последние пять лет. Причем молодые телезрители отдают предпочтение в первую очередь не массовому, а более специализированному, ориентированному на развлечения сетевому телевидению, что обещает этим телеканалам определенный потенциал роста и даёт большой рост блоггингу в сети и узкоспециализированным youtube страницам. Кроме того, эта категория населения является крайне привлекательной для рекламодателей.

Уровень образования. Данный параметр в системе TNS Gallup Media был задан следующими градациями: начальное; среднее; высшее [12].

Распределение объема аудитории с начальным образованием имеет более высокие значения днем, и наоборот меньшие - к концу дня. Эта закономерность более ярко выражена в будние дни. В выборке TNS Gallup Media лица с начальным образованием - это, в значительной мере, школьники. Они оказываются дома раньше взрослых, этим обусловлено их большее смотрение днем в будние дни. К вечеру они увеличивают свое телесмотрение, но не так сильно, как взрослые, которые только приходят домой.

Распределения объема аудиторий со средним и высшим образованием очень близки друг к другу. Отсюда можно сделать вывод, что в первом приближении уровень образования, хотя традиционно и используется для описания социальных объектов, все же не играет столь значимой роли как возраст и пол для понимания темпоральных закономерностей телевизионной аудитории. Стоит оговориться, что речь идет не о предпочтениях конкретных передач или каналов, а о вероятности оказаться у телеэкрана. А эта вероятность примерно одинакова и у тех, кто окончил лишь среднюю школу, и у тех, кто защитил диплом, если и те и другие включены в рабочий ритм организаций и предприятий. Следовательно, в рассматриваемом контексте гораздо более важный параметр - занятость. Но заметим, занятость работает только для молодой аудитории – т.е. для одной из возрастных групп.

Рассмотрим распределение телесмотрения людей с разным уровнем образования по различным каналам. Дифференциация аудитории телеканалов по уровню образования во многом является следствием описанных выше различий в ее возрастном составе. Так, например, среди аудитории почти всех сетевых каналов (кроме ТВЦ) значительно выше доля телезрителей с начальным образованием - как мы увидим чуть позже, это школьники. Особенно ярко данная тенденция прослеживается на телеканалах СТС, ТНТ и Пятница. Среди телезрителей ТВ3, ТВЦ людей с дипломами о высшем образовании примерно в полтора раза больше, чем в среднем у телеэкранов. Особенно высока доля образованной публики среди аудитории телеканала Культура, что еще раз подтверждает высокий интеллектуальный статус этого канала[13] и отсутствие серьезных конкурентов в этой нише.

Занятость. Эта величина была представлена в выборке тремя значениями: полностью занятые; частично занятые; незанятые.

Наиболее заметна разница в интервале с 9:00 до 18:00 в будни, где наблюдается ярко выраженный тренд - чем выше степень занятости, тем меньше объем аудитории в каждом временном интервале. Вечером, с 21:00 до 22:00 занятые телезрители смотрят телевизор больше всего.

В выходные дни в связи с неприложимостью критерия занятости очевидные тренды не выделяются.

Рассмотрим распределение телесмотрения людей с разной занятостью по различным каналам. Телезрители, которые работают целый день несколько меньше смотрят канал СТС, и чуть больше канал НТВ. Занятые неполный день предпочитают каналы ТВЦ, Культура и ТВ3. Те же телезрители, которые не работают, больше других каналов смотрят канал СТС и меньше других - каналы ТВ3 и Культура.

Доход. Эта величина была представлена в выборке тремя значениями: низкий (до 30 000 рублей в регионах и 60 000 рублей в Москве), средний (от 30 000 рублей в регионах и 60 000 рублей в Москве) и высокий доход (выше 100 000 рублей в месяц)[14].

Люди с низким доходом смотрят телевизор больше, чем люди со средним и высоким доходом. Причем это распространяется как на будни, так и на выходные. Это может объясняться с одной стороны тем, что люди с более высоким доходом больше работают, вследствие чего у них остается меньше времени на просмотр телевизора. В группу с низким доходом попадают пенсионеры, неработающие люди. С другой стороны - тем, что телевизор, являясь бесплатным, легкодоступным развлечением, пользуется большей популярностью у людей с низким доходом, нежели у более состоятельных людей, пытающихся найти эксклюзивные платные развлечения (компьютерные игры, книги, интернет-подписки и т.д.).

Рассмотрим распределение телесмотрения людей с разным доходом по различным каналам. По данному социально-демографическому критерию серьезных различий практически не наблюдается. В аудитории MTV несколько выше процент зрителей с низким доходом. Самый высокий доход среди зрителей телевидения по данным TNS Gallup Media наблюдается у телезрителей МАТЧтв[15].

Социальный статус. При разбиении на 2 группы, работающие и не работающие, в группу с наибольшим смотрением попадают безработные, домохозяйки, пенсионеры и инвалиды. Эта категория людей больше всех находится дома и поэтому больше всех смотрит телевизор. Остальные попадают в группу с наименьшим телесмотрением.

Иерархическая кластеризация позволила выявить более тонкие связи между статусами. При разбиении на 3 группы по среднему телесмотрению в день, группа с наибольшим телесмотрением остается такой же. В группу со средним телесмотрением попадают специалисты, индивидуальные бизнесмены, рабочие и служащие. И наконец в группу с наименьшим телесмотрением попадают дошкольники, студенты, владельцы предприятий и руководители.

По структуре телесмотрения можно выделить следующие группы. В одной группе оказываются, прежде всего, руководители/бизнесмены. В будние дни эти люди, как правило, рано встают. В течение рабочего времени довольно высока интенсивность их деятельности - им не до телевидения. Возвращаются они с работы позже, чем основная часть работающих. К этому добавим, что социальный статус заставляет их быть более чувствительными к актуальной социально-политической информации - они стараются посмотреть один-два выпуска информационных программ каждый день, обычно утром и вечером.

К другой группе относятся подчиненные: служащие, рабочие, специалисты. Они, как правило, работают меньше, чем руководители по времени и раньше ложатся. Этим вызвано их большее телесмотрение с 17 до 23 часов и наоборот меньшее после 23 часов. Им нужно «расслабиться», поэтому значительную часть в их телесмотрении занимают телесериалы и развлекательные программы.

Так же можно отметить, что с 8 до 11 часов руководители смотрят больше, чем подчиненные. Возможно, это связано с их сдвинутым в более позднюю сторону рабочим днем и возможностью смотреть телевидение как необходимое сопровождение утра – им не надо слишком торопиться, поэтому они могут позавтракать спокойно в сопровождении телевизора. Телевизор опять оказывается не только источником информации или эмоций, а сопровождением бытовых практик данной социально-экономической группы.

И наконец, третья группа – это находящиеся дома: безработные, домохозяйки, пенсионеры и инвалиды. Как уже было отмечено, эта категория людей больше всех находится дома и поэтому больше всех смотрит телевизор, особенно это заметно в дневное время. В выходные дни различие в среднем телесмотрении и структуре телесмотрения, как мы сказали выше, не столь существенны.

Рассмотрим распределение телесмотрения людей разного статуса по различным каналам. Среди телезрителей Первого канала, России, ТВЦ и Культуры заметно больше пенсионеров. Дошкольники, студенты и учащиеся значительно более ярко представлены среди каналов СТС, Муз-ТВ, ТНТ, Пятница и MTV. Напротив, среди аудитории ТВ3 намного чаще встречаются индивидуальные бизнесмены и владельцы собственных предприятий. Рабочие меньше других смотрят канал Культура. Таким образом, аудитория большинства каналов ощутимо дифференцирована по роду своей деятельности, что объясняется как контентом данного канала, так и гораздо больше его устойчивой репутацией[16].

Заметим, что различия между распределениями объема частных телеаудиторий сильнее в будние дни. По выходным, видимо, срабатывает механизм взаимозависимости членов семьи, особенно сильно проявляющийся там, где в доме всего один телевизор. Телесмотрение в таком случае приобретает преимущественно групповой характер и потому распределения объема мужской и женской, высоко- и низкообразованной телеаудиторий, не слишком сильно отличаются между собой. Несколько особняком в этом ряду стоят аудитории, состоящие, с одной стороны, из детей и подростков, а с другой - из пожилых людей. Их телесмотрение, вероятно, детерминировано в значительной степени возрастными (психологическими и психофизиологическими) особенностями.

В будние дни структурирование времени происходит по-разному не только у детей, взрослых работоспособного возраста и стариков, но, прежде всего, у тех, кто работает и не работает. Работающие, за редким исключением, не имеют возможности смотреть телевизор на предприятиях и в учреждениях. Поэтому вероятность оказаться в роли телезрителя выше у тех, кто остается дома.

Необходимо подчеркнуть, что многие социально-демографические переменные значимо коррелируют между собой, как, например, "возраст-образование-род занятий".

Итак, исследование подтвердило наличие различной структуры телесмотрения у разных социально-демографических страт российской аудитории. В рамках исследования удалось выделить социально-демографические группы, обладающие сходными структурами телесмотрения, а также отразить социально-демографическую дифференциацию российской телевизионной аудитории.

Как мы увидели, аудитория телевидения крайне неоднородна по своей структуре и, кроме различной временной структуры телесмотрения, отличается по жанровым предпочтениям и потребляемой телевизионной продукции. Это говорит о том, что воздействие телевидения на свою аудиторию так же неоднородно и различные группы населения формируются телевидением в разной степени и в различных направлениях. При этом устойчивость телесмотрения и лояльность телеконтенту на протяжении многих лет остается главным фактором развития российского телевидения.

Библиография
1.
М.Маклюэн «Понимание медиа: Внешние расширения человека». М.: ИД Кучково поле, 2018, 464 с.
2.
Э. Тоффлер Третья волна. М. :ACT, 2004, 261 с.
3.
А.А.Новикова Телевизионная реальность. Экранная интерпретация действительности. М.: Высшая Школа Экономики, 2013. 229 с.
4.
А.В. Шариков. Ритмы городской телеаудитории России. М.: ВГТРК, 1997. 78 с.
5.
Доклад Измерительных компаний TNS и Deloitte в интернете: https://ru.investinrussia.com/data/files/media_consumption_in_russia_2017_ru.pdf
6.
Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г.: В 14 т. Федер. служба гос. статистики; Т.2. Возрастно-половой состав и состояние в браке. М.: ИИЦ Статистика России, 2004, 15 с.
7.
Телевидение в России в 2016 году. Состояние, тенденции и перспективы развития. Отраслевой доклад. Под общей редакцией Е. Л. Вартановой и В. П. Коломийца, М.: Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, 2017, 120 С.
8.
Телевидение в России в 2015 году. Состояние, тенденции и перспективы развития. Отраслевой доклад. Под общей редакцией Е. Л. Вартановой и В. П. Коломийца, М.: Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, 2016, 110 С.
9.
Сайт исследовательской компания MEDIASCOPE https://mediascope.net Посл. просмотр 12.03.2019
10.
Телерадиоэфир. История и современность. Под ред Я.Н. Засурского. М. :Аспект Пресс, 2005, 239 С.
11.
Сайт РБК. Екатерина Копалкина, Юлия Старостина. Статья «От 60 до 120. Сколько зарабатывает средний класс в России» https://www.rbc.ru/economics/18/06/2018/5b27bf829a794710796bbfe5
12.
Д. Сергеев. Они в эфире. Как делается телевидение. М.: АСТ, 2008. 318 с
References (transliterated)
1.
M.Maklyuen «Ponimanie media: Vneshnie rasshireniya cheloveka». M.: ID Kuchkovo pole, 2018, 464 s.
2.
E. Toffler Tret'ya volna. M. :ACT, 2004, 261 s.
3.
A.A.Novikova Televizionnaya real'nost'. Ekrannaya interpretatsiya deistvitel'nosti. M.: Vysshaya Shkola Ekonomiki, 2013. 229 s.
4.
A.V. Sharikov. Ritmy gorodskoi teleauditorii Rossii. M.: VGTRK, 1997. 78 s.
5.
Doklad Izmeritel'nykh kompanii TNS i Deloitte v internete: https://ru.investinrussia.com/data/files/media_consumption_in_russia_2017_ru.pdf
6.
Itogi Vserossiiskoi perepisi naseleniya 2002 g.: V 14 t. Feder. sluzhba gos. statistiki; T.2. Vozrastno-polovoi sostav i sostoyanie v brake. M.: IITs Statistika Rossii, 2004, 15 s.
7.
Televidenie v Rossii v 2016 godu. Sostoyanie, tendentsii i perspektivy razvitiya. Otraslevoi doklad. Pod obshchei redaktsiei E. L. Vartanovoi i V. P. Kolomiitsa, M.: Federal'noe agentstvo po pechati i massovym kommunikatsiyam, 2017, 120 S.
8.
Televidenie v Rossii v 2015 godu. Sostoyanie, tendentsii i perspektivy razvitiya. Otraslevoi doklad. Pod obshchei redaktsiei E. L. Vartanovoi i V. P. Kolomiitsa, M.: Federal'noe agentstvo po pechati i massovym kommunikatsiyam, 2016, 110 S.
9.
Sait issledovatel'skoi kompaniya MEDIASCOPE https://mediascope.net Posl. prosmotr 12.03.2019
10.
Teleradioefir. Istoriya i sovremennost'. Pod red Ya.N. Zasurskogo. M. :Aspekt Press, 2005, 239 S.
11.
Sait RBK. Ekaterina Kopalkina, Yuliya Starostina. Stat'ya «Ot 60 do 120. Skol'ko zarabatyvaet srednii klass v Rossii» https://www.rbc.ru/economics/18/06/2018/5b27bf829a794710796bbfe5
12.
D. Sergeev. Oni v efire. Kak delaetsya televidenie. M.: AST, 2008. 318 s

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В журнал «Человек и культура» автор представил статью, в которой поднимается вопрос об исследовании феномена «стареющего» зрителя современного российского телевидения.
Следует признать, что данный вопрос актуален для междисциплинарного исследования, в то же существуют значительные наработки по этому поводу, а значит, от автора потребуется сказать обоснованное новое слово в указанном направлении исследования, допускаю, что в рамках социального знания могут быть получены любопытные результаты, заслуживающие внимания. Кроме того, по выражению автора, актуальность исследования обусловлена тем фактом, что телевизионные предпочтения могут не меняться и старшее поколение может начать передавать свои предпочтения более молодому, хотя не редки случаи, когда подростки и молодежь приобщают старшее поколение к своим любимым передачам. Но исследовать телевизионные предпочтения не на уровне отдельных передач, а на уровне специфики тв-контента можно только с учетом социально-возрастной динамики и рассматривать возраст как главный параметр устойчивости тв предпочтений.
Формулируя проблему, автор признает, что ядро телезрителей составляют люди старшего поколения или зрелого, создающие норму лояльности телеконтенту и передающего его другим поколениям.
В результате исследования установлено, что телевидение продолжает удерживать лидирующие позиции в медиапотреблении россиян, несмотря на широчайшее распространение широкополосного и мобильного интернета. Тв продолжает определять, что именно считать главной новостью, какие новости важны в общероссийском масштабе, как именно вести дискуссию, полемику или проблемный разговор и поэтому получаемый из интернета мноногоообразный контент структурируется вокруг тв опыта.
Рассматривая специфику обозначенного предмета исследования, автор специально подчеркивает важность анализа проблемы. Отмечается при этом, что для изучения дифференциации телевизионной аудитории по каналам, сначала было рассчитано распределение среднего времени телепросмотра для аудитории по различным социально-демографическим группам по каждому из каналов. Затем на основе этих данных была составлена таблица, в ячейках которой находится индекс соответствия данной социально-демографической группы по данному каналу, т.е. отношение среднего времени телесмотрения рассматриваемой социально-демографической группы рассматриваемого канала к среднему времени телесмотрения всей аудитории на данном канале.
Интерпретируя результаты исследования, автор указывает на то, что были выявлены различия для каждого социально-демографического параметра. Телесмотрение оказалось важнейшим критерием для вычленения социально-демографических групп и понимания их устойчивости.
Таким образом, как полагает автор статьи, распределение объема аудитории с начальным образованием имеет более высокие значения днем, и наоборот меньшие - к концу дня. Эта закономерность более ярко выражена в будние дни. В выборке TNS Gallup Media лица с начальным образованием - это, в значительной мере, школьники. Они оказываются дома раньше взрослых, этим обусловлено их большее смотрение днем в будние дни. К вечеру они увеличивают свое телесмотрение, но не так сильно, как взрослые, которые только приходят домой.
Как можно наблюдать, статья обладает некоторым потенциалом, но в то же время материал в таком виде, каком он представлен на рецензирование, пока вряд ли может претендовать на опубликование в научном издании в связи с рядом замечаний, которые указываются ниже.
ЗАМЕЧАНИЯ:
1) Автор не проанализировал научный дискурс по рассматриваемой проблеме, что затрудняет оценку преимущества авторской позиции по сравнению с уже имеющимися теоретическими и практическими наработками по теме. Это подтверждает и выбор источников, в списке которых нет ни одной теоретической работы по заявленной теме.
2) Большие вопросы вызывает оформление статьи в частности, пренебрежение к языку: статья изобилует грамматическими ошибками, что указывает на посредственный уровень исследовательской культуры. Вот пример такого отношения к культуре слова: «Устоичивым тепросмотрроммы называем не просто регулярный просмотр какого-либо канала или прередачи, а просмотр до крнца, лояльность данной передачи и желательно культурного образа данной передачи, например, ажиотажа вокруг ценностей телепередачи».
Таким образом, полагаю, что статья может представлять интерес для читателей, однако нуждается в доработке, после чего, возможно, найдутся основания для того, чтобы рекомендовать материал к опубликованию в авторитетном научном издании.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования – особенности телесмотрения, жанровых предпочтений различных социально-демографических страт аудитории (пол, занятость, уровень образования и дохода и пр.), а также тенденция «старения» российского телезрителя.

Методология исследования основана на сочетании теоретического и эмпирического подходов с применением методов анализа, опроса, рейтингования, сравнения, обобщения, синтеза.

Актуальность исследования обусловлена широким распространением в современном мире как медиа в целом, так и телевидения в частности и, соответственно, необходимостью изучения особенностей (продолжительности, структуры и т.п.) телесмотрения различных социально-демографических страт аудитории (в том числе по возрасту).

Научная новизна связана с обоснованными автором выводами о различиях в структуре телесмотрения и жанровых предпочтениях у разных социально-демографических страт российской аудитории. Воздействие телевидения на аудиторию также неоднородно. Устойчивость телесмотрения и лояльность телеконтенту на протяжении многих лет являются основным фактором развития российского телевидения.

Стиль изложения научный. Статья написана русским литературным языком.

Структура рукописи включает следующие разделы (в виде отдельных пунктов не выделены, не озаглавлены): Введение (проблема стареющего телезрителя, метод Маклюэна, «сам зритель становится экраном», информационное общество как третья волна модернизации, болезненность одиночества, возрастная характеристика телевизионной аудитории (телевидение как медиа и вид искусства, бизнес и развлечение, модель телесмотрения как обязательного потребления шаблонного и общедоступного продукта), Аудитория российского телевидения (базовые параметры – половой, возрастной, социальный, телевизионные предпочтения на уровне специфики ТВ контента, временная структура телесмотрения различных социально-демографических страт аудитории, дифференциация аудитории по телевизионным каналам, устойчивый и неустойчивый телепросмотр – просмотр до конца, лояльность к передаче и её культурному образцу, резкая смена зрительских предпочтений, экспериментирование, поиск подходящего контента и неудовлетворенность существующим контентом, пенсионеры, смотрящие телевизор, старение аудитории, длительные замеры телеаудитории – данные Russian Research, отдела социологических исследований ВГТРК, медиаметрических компаний КОМКОН-2 и Gallup Media, данные MEDIASCOPE за 2018 г. по городам России с населением более 100 тыс. чел. в возрасте 4 лет и старше, медиапотребление в России в выходной день, популярность Интернет-ресурсов, различия для социально-демографических параметров – пол (мужчины и женщины, юноши и девушки), возраст (старшее и молодое поколения, рост телесмотрения в старших возрастных группах, тренд непрерывного возрастания телесмотрения после 25 лет, различия по структуре телесмотрения), уровень образования (начальное, среднее, высшее), занятость (полностью, частично занятые, незанятые), доход (низкий, средний, высокий), социальный статус (работающие и не работающие, специалисты, индивидуальные бизнесмены, рабочие и служащие, дошкольники, студенты, владельцы предприятий и руководители, безработные, домохозяйки, пенсионеры и инвалиды), Выводы (заключение), Примечания, Библиография. Дублирование примечаний и библиографии следует устранить.

Текст включает одну таблицу. Номер и название таблицы следует разместить над нею.

Содержание в целом соответствует названию. В то же время обращает внимание, что речь идёт в рукописи не только о возрасте и «старении», но о гораздо более обширных и разнообразных характеристиках социально-демографических страт аудитории (пол, занятость, уровень образования и дохода и пр.), что, возможно, следует отразить в формулировке названия. При этом не вполне ясно, за какой период времени установлена тенденция «старения» (анализируются данные лишь одного источника – MEDIASCOPE за последний 2018 г., объём выборки не указан), каким образом и с какой целью различаются занятые и незанятые, а также работающие и неработающие, а пр признаку «Социальный статус» различаются безработные, домохозяйки, пенсионеры и инвалиды, специалисты, индивидуальные бизнесмены, рабочие и служащие, дошкольники, студенты, владельцы предприятий и руководители (из чего следует, что пенсионер не может быть специалистом, служащим, бизнесменом либо руководителем, а студент пенсионером, инвалидом или домохозяйкой и пр.). Вместо «половых» различий лучше говорить о гендерных. Гендерные различия обсуждаются не только в пункте пол, но и в пункте возраст. Представляет интерес сопоставление полученных для российской телеаудитории данных с результатами аналогичных исследований в других странах. Вывод о том, что «различные группы населения формируются телевидением в разной степени и в различных направлениях» по своей формулировке не ясен и требует конкретизации.

Библиография включает 11 источников отечественных и зарубежных авторов – монографии, научные доклады, статистические сборники, Интернет-ресурсы. Библиографические описания некоторых источников нуждаются в корректировке в соответствии с ГОСТ и требованиями редакции, например:
Маклюэн М. Понимание медиа: Внешние расширения человека. М. : Кучково поле, 2018, 464 с.
Тоффлер Э. Третья волна. М. : ACT, 2004. ??? с.
1. Возрастно-половой состав и состояние брака ( В БРАКЕ ???). М. : ИИЦ "Статистика России", 2004. (Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г. : в 14 т./ Федер. служба гос. статистики; Т.2). ??? с.
2. Исследовательская компания MEDIASCOPE. URL: https://mediascope.net.
3. Копалкина Е., Старостина Ю. От 60 до 120. Сколько зарабатывает средний класс в России. Портал РБК. URL: https://www.rbc.ru/economics/18/06/2018/5b27bf829a794710796bbfe5.
6. Телевидение в России в 2015 году. Состояние, тенденции и перспективы развития : отраслевой доклад / под общ. ред. Е. Л. Вартановой, В. П. Коломийца. М. : Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, 2016. 115 с.
Двойной библиографический аппарат (примечания и ссылки) излишен, что нужно исправить. Библиографические описания завершаются точкой. Номера конкретных цитируемых страниц указываются в ссылках в основном тексте (например, [1, с. 15], [9, с. 58–77]), в библиографическом описании – общее число страниц.

Апелляция к оппонентам (М. Маклюэн, Э. Тоффлер, А. А. Новикова, А. В. Шариков, Е. Копалкина, Ю. Старостина, Д. Сергеев и др.) имеет место.

Замечен ряд опечаток: Устойичивым телепросмотром – Устойчивым телепросмотром; с населением более 100.000 человек – с населением более 100 тыс. человек; (табл.1.) – (таблица 1); Молодое поколение традиционно более аполитично и привыкло получать ин- формацию из Интернета – Молодое поколение традиционно более аполитично и привыкло получать информацию из Интернета; (кроме ТВц) – (кроме ТВЦ).

Аббревиатуры ТВ, ВГТРК при первом упоминании нужно привести полностью, если встречаются в тексте однократно – удалить. Слово «Интернет» следует писать единообразно – с прописной либо строчной буквы.

В целом рукопись соответствует основным требованиям, предъявляемым к научным статьям. Материал представляет интерес для читательской аудитории и после доработки может быть опубликован в журнале «Человек и культура» (рубрика «Теория коммуникации и медиалогия»).
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"